Мудрость веков в контакте: Книга: «Мудрость веков. 1000 самых важных мыслей в истории человечества» — Андрей Колесник. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-699-67224-0

Содержание

Читать онлайн «Рвись к богатству через мудрость веков и тысячелетий. Деньги», Евгений Слепцов – ЛитРес

Глава 1


Дорогие читатели!

Вашему вниманию представлен авторский труд в виде тщательно промытой на старательском лотке (на читательском столе) россыпи знаний. Это золото получено в результате переработки тонн руды: деловой, экономической, образовательной, развлекательной и художественной литературы; многочисленных советских, российских и иностранных источников СМИ; гор прослушанных аудиодисков мировых и отечественных бизнес-бестселлеров известных авторов и гуру с громкими именами; книг Священных Писаний основных религий мира; научных и медицинских трудов; террабайтов информации из Интернет-ресурсов; пройденных в разное время различных бизнес-семинаров и специализированных курсов, а также своего собственного и мирового практического опыта.

Поиск материала для данной книги автор скрупулёзно вел в течение нескольких десятков лет. Все они систематизированы по темам, изучены, отредактированы, – повторно «отжато и тщательно промыто». Полученную таким образом ценную суть в виде редких и драгоценных очищенных «чудо-кристаллов» человеческой мировой мысли автор бережно нанизал на золотую нить собственной идеи и присоединил к своим советам.

В итоге получились, на взгляд автора, великолепные «чётки мудрости», которые с превеликим уважением преподносятся вам. Перебирайте (перелистывайте) их, пополняйте свой багаж знаний и думайте!

Деньги делаются из денег, а книги – из других книг. Обобщенное изречение

Понятно, что книгу советов и изречений про деньги нужно писать всю жизнь, так как экономические условия меняются и прогресс в нашей стране и в мире не стоит на месте. Они качественно изменяются и всегда появляется что-либо новое: виды, формы, условия и правила денежного обращения (например, электронные цифровые деньги, пластиковые карты, услуги интернет-банкинга и многое другое). Да и почти у каждого «бывшего советского» человека, прошедшего все быстрые этапы перехода к рыночной экономике (от социализма к капитализму в «одночасье»), имеется масса своих фирменных авторских и «действующих» афоризмов про деньги.

Я попытался представить определённый срез высказываний мудрых людей, живших еще в античности, а также современных политиков и писателей и отобрал наиболее свежие цитаты ряда успешных бизнесменов и финансистов. Помимо этого, подобраны по данной теме изречения из священных книг основных мировых религий и собраны пословицы и поговорки со всего света о деньгах. Читайте их и найдите для себя что-то интересное и полезное!

Вы согласитесь с тем, что деньги в наше время – это практически всё? Они необходимы человеку, как кислород, и сопровождают его всю жизнь – от рождения и до гроба, от первого крика и до последнего стона. Без них не прожить ни дня, но есть на свете ценности, которые поважнее денег и вообще не продаются. Это здоровье, когда смертельно болен, и время для умирающего, юность, когда пришла старость, и здоровая наследственность предков, бескорыстная помощь и человеческая доброта, чистосердечное раскаяние и искреннее прощение, глубокая вера и душа, взаимная любовь и чистая совесть, душевное спокойствие и психологическая безопасность, внутренняя гармония и покой, культура человека и его настоящая биография, достоинство и духовное совершенство личности, самоуважение и искреннее уважение окружающих, добрые отношения и хрупкое доверие людей, богатство души и благородство сердца, удача и божественное чудо, геройская храбрость и бесстрашие, смелость и бескорыстный подвиг, настоящие друзья и боевое «братство», талант и правда, духовные идеи и нравственная чистота, преданность и верность, бессмертие и мудрость, народ и Родина, родители и собственные дети.

Этот список можно продолжать.

Другими словами, деньги не должны быть основной целью жизни человека и выступать доминантой его интересов, они просто инструмент для достижения и реализации каких-либо целей, обеспечения семейного благополучия и бытового комфорта, ведения бизнеса и коммерческой деятельности.

Также в деньгах нет ничего плохого. Настоящее зло – это снижение этических и моральных стандартов у человека, желающего получить деньги любой ценой.

Всегда помните, что деньги – это помощник и инструмент для достижения целей. Они являются вознаграждением за ваш физический и умственный труд. Запомните: чудес, волшебства и случайностей в жизни не бывает, деньги и богатство зарабатываются только усердным трудом, а также пытливым и предприимчивым умом. Деньги приходят не к хорошим, духовным, много читающим или везучим людям, а к тем, кто много трудится, думает и знает, как заставить работать свой или заемный капитал.

Сразу после авторского текста в каждой главе есть цитаты и изречения разных авторитетов – это уже проверенная и «действующая» вековая мудрость, которая прошла, помогая людям и улучшая их жизнь, сквозь время и пространство и смогла дойти до нас, а некоторые из этих высказываний и вовсе превратились в безымянные статусы в социальных сетях Рунета и собрали сотни тысяч восторженных «лайков» от пользователей по всей Мировой электронной сети.

Ведь ярче и лучше, чем классик или народная мудрость, совет не сформулируешь.

Пусть этих цитат будет много. Возможно, какая-нибудь из них сработает – поможет кому-то из вас сделать жизнь богаче, ярче, интересней, а то и обезопасит её от каких-либо серьёзных посягательств, финансовых рисков и экономических потрясений. Ведь кто предупрежден, тот вооружен, кто знает, тот мудр, а кто мудр и делает – тот богат.

Электронный адрес автора: SleptsowE@Mail.ru. Присылайте свои изречения и афоризмы. Они будут рассмотрены для публикации с вашими исходными данными в следующих книгах.

Цель этой работы – дать вам толчок к активным действиям, которые изменят наш мир в лучшую сторону!

Глава 2


Код денег и богатства. Определение

Код денег и богатства – это ударный труд и быстрая карьера на местах, параллельный перспективный бизнес и монетизация всех своих увлечений, талантов и творческих способностей, генерирующих идеи свои (и чужие), а также практическое использование всех выпадающих благоприятных шансов. Это регулярное сохранение и аккумуляция поступающих из разных источников денежных средств с последующей их конвертацией в работающие активы для получения в дальнейшем процентов и дивидендов в виде пассивных доходов, необходимых для обеспечения вашей достойной жизни.

«Капиталы возрастают в результате бережливости и уменьшаются вследствие мотовства и неблагоразумия. Всё, что какое-либо лицо сберегает из своего дохода, оно добавляет к своему капиталу» – Адам Смит (1723–1790), английский экономист и философ; «Исследование о природе и причинах богатства народов», 1776 г.

Итак, чтобы увеличить свой входящий денежный поток:

– вырвитесь вперед на трудовом фронте и повышайте свою квалификацию – каждый на своём месте;

– параллельно откройте свой бизнес – учитесь покупать и продавать нужные и необходимые вещи, создавайте из ничего что-то ценное и предоставляйте свои уникальные услуги, которые требуются обществу;

– реализуйте свои способности, таланты, природный потенциал и идеи на практике и превратите их в одну звонкую монету. Монетизируйте все ненужные активы, которые забирают у вас деньги;

– регулярно сохраняйте и аккумулируйте все поступающие из разных источников денежные средства до состояния первичного финансового капитала для последующего инвестирования его в активно работающие инвестиционные инструменты с целью получения из них высоких процентов и дивидендов в виде пассивных доходов, необходимых для вашего благополучного существования до самых преклонных лет;

– активно ищите и не упускайте все благоприятные шансы для приращения своего капитала. Развивайте свой ум, волю, практическую смекалку и предприимчивость. Постоянно учитесь, накапливайте знания, знакомьтесь с чем-то новым из полезного, обновляйте свои сведения, приобретайте необходимые навыки, ежедневно работайте над собой, растите выше, набирайтесь опыта и становитесь мудрее!

Основной механизм для обретения финансовой свободы – это сбережения и разумное инвестирование. Один из постулатов богатства.

Глава 3


Краткая история денег

Два величайших изобретения создали современную цивилизацию. Первое – это письменность, которая выделяет человека из мира животных и создаёт возможность накопления опыта и знаний с передачей их потомкам и другим людям без прямого человеческого контакта. Второе – деньги.

Владимир Юровицкий. Денежное обращение в эпоху перемен

Слово «деньги» произошло от тюркского «теньге», что означает «равный по обмену».

Деньги появились одновременно с возникновением человеческой цивилизации, ещё в каменном веке. Их функцию тогда выполняли жизненно необходимые людям предметы, такие как заостренные камни твердых пород (зубила, скребки, мотыги, топоры, наконечники стрел, ножи, копья), тёплые шкуры животных (кожа, шерсть, мех), излишки пищи, зерна злаков, соль, запасы пресной воды, кремни для получения огня, хворост и сам огонь, то есть, те нужные вещи, которыми можно было примитивно обменяться между собой. Поскольку тогда еще не было единого и общего мерила материальных и духовных благ, приходилось применять сложный, неудобный и многоступенчатый обмен.

Самые древние натуральные «деньги» были найдены в Сибири, в Якутии, на стоянке древнего человека «Диринг-Юрях»: это каменные инструменты «чопперы». Возраст этих древних инструментов и самой стоянки от 200 тысяч до 2,5 миллиона лет. Там имелся выход особой горной породы, которая была пригодна для изготовления крепких каменных орудий и инструментов, необходимых человеку для защиты от хищников – саблезубых тигров, пещерных львов и медведей, волков, для охоты на крупных животных – мамонтов, бизонов, лосей, оленей, а также для обработки звериных шкур, древесины, земли. Эта стоянка была своего рода мастерской по добыче камня и изготовлению из него инструментов, то есть являлась своеобразным первым «монетным двором», откуда «деньги» расходились по обширной территории, включавшей всю Сибирь, Восточную Азию и Северную Америку.

 

Процесс натурального обмена (по-современному – бартер) происходил, скорее всего, примерно так: на заранее установленное место прибывали продавцы, например из племени охотников, и оставляли свой товар, затем туда приходили покупатели, отбирали необходимое им и оставляли взамен накануне оговоренный эквивалент. Кочевые племена, разводившие скот, предлагали в качестве своих товаров мясо, кожу и молочные продукты, земледельцы – зерно, глиняные изделия и ткани, рыбаки и охотники – рыбу, ягоды, мех и дичь.

Одним из самых знаменитых примеров «удачного» натурального бартера в истории человечества может служить сделка Питера Миноты в 1626 году: за яркие бусины и безделушки стоимостью 24 доллара Минота выкупил целый остров в Манхеттене. В 1993 году этот остров был оценен в 50,4 миллиарда долларов США.

По мере развития производства росли и объёмы предлагаемых для обмена товаров. Они становились сложными, качественными и разнообразными. Ценность их получалась разной, она зависела от того, сколько труда и времени было затрачено, чтобы изготовить ту или иную вещь или продукт. И от того, какие трудности, а порой и опасности, нужно было преодолеть, чтобы их произвести. Осуществлять прямой, а не многоступенчатый, обмен товаров становилось все труднее, но с течением времени люди всё же стали выделять некоторые особые товары, которые были наиболее желанны и необходимы всем. На основе этих товаров они судили о стоимости других, и везде такие эквиваленты были разными. Например, в Новой Зеландии в роли денег выступали редкие камни с отверстием посередине, на островах Океании – жемчужины и ракушки. в Меланезии – связки собачьих зубов и раковин, в Северной Европе – кремниевые топоры, янтарь, в Китае, Индии, на территориях Африки, Америки и в других странах – ракушки-каури, свитки папируса, масло, табак, бобы, ткани, соль.

Популярными заменителями денег в Древней Руси и в Сибири стали мёд, пенька, соль, чай, кожа и мех. Последний в Сибири был особым товаром. Например, шкурки белок, куниц, зайца «шли» как мелкие деньги, а мех соболя, горностая, рыжей и черно-бурой лисицы, а также крупных хищных животных котировался уже как твердая валюта. Принцип был простой: чем труднее добыть, тем выше «номинал». Связка из сорока шкурок соболя (ходовой «опцион») – шла как раз на пошив одного мехового кафтана или шубы. Но главным мировым эквивалентом у всех народов долгое время оставался живой скот. Тогда всё оценивалось в быках, коровах, лошадях, овцах, козах и т. д. Это были мычащие и блеющие «деньги», вполне удобные, так как население было преимущественно сельским, так что не составляло труда некоторое время продержать выменянные «деньги» у себя, а чуть погодя пустить этот «капитал» в оборот.

Однако этот товар всеобщего обмена был громоздок и недолговечен. Проблема такого бартера заключалась в том, что тем, у кого имелись необходимые одним людям вещи, могло оказаться не нужным то, что имелось у других. Это как сейчас, например, прийти в супермаркет со своей коровой за какими-либо снеками и сэндвичами. Необходимо было найти что-то иное. К тому же, скот нужно было охранять от воров и хищников, перегонять, заготавливать животным сено, где-то содержать их, поить и кормить, а продукты, необходимые для бартера, при хранении портились, меха «била» моль, кожа и ткани протирались.

Прошло много времени, пока человечество нашло такой эквивалент, который имел бы стоимость, долго не портился, есть и пить не просил, был компактен и удобен при обмене. Таким товаром стал металл. Медь, бронза, серебро и золото как нельзя лучше подходили в качестве подобного эквивалента. Они были прочны, дискретны и удобны для перевозок, не портились, не теряли своих свойств при хранении, легко поддавались делению на более мелкие единицы и, наоборот, соединялись в слитки.

Деление металлов на части было очень важной и нужной функцией, ведь не все люди покупают целого быка или корабль. Обычно человек приобретает кусок мяса, каравай хлеба, башмаки, рубашку… И в конечном итоге кусочки металлов вытеснили все остальные типы меновых денег.

В древнем Египте и Вавилоне за 3–4 тысячи лет до нашей эры имели хождение золото и серебро в виде пластинок, от которых отрубались и взвешивались куски, правда, не было никаких гарантий чистоты и веса этих металлов. В Египте в XII веке до нашей эры деньги имели вид золотых колец, вес которых обозначался наложением на них штемпеля. Возможно, первоначально это были просто украшения из драгоценных металлов – на пальцы, руки, ноги, шею, но они использовались как средства платежа.

В XIV–XV веках в Московской Руси слитки серебра в виде брусков без всякой надписи тоже просто рубились, из-за чего и получили название – «рубли». Благодаря таким металлам, как золото и серебро, были открыты новые места, края, страны и континенты.

Наиболее удобными для обращения оказались монеты круглой формы. Их чеканили любой стоимости: из меди и бронзы – подешевле, из серебра – подороже, а из золота – самые дорогие. Круглая монета стало венцом бартера – общим эквивалентом для обмена между собой плодов собирательства и продуктов земледелия, добычи рыболовства и охоты, военных трофеев и товаров ручного труда.

Первые металлические деньги появились 2800 лет назад в Древнем Китае и одновременно в Лидийском государстве, которое находилось в Малой Азии (современная Турция). Именно лидийцы первыми додумались наносить на монеты какое-либо изображение в качестве гарантии подлинности. Другие народы переняли эту идею, и постепенно использование металлических денег стало повсеместным. Но, как выяснилось со временем, у монет есть важный недостаток – они тяжелы и, когда их много, занимают немало места. Богатым купцам, которые торговали с далекими странами, было опасно и неудобно возить с собой денежный груз: куда и как ни прячь наличность, разбойники и грабители могли найти их. И потому люди придумали выход: они свое золото передавали на хранение, а вместо него брали с собой в дорогу бумажные расписки на эти ценности. Обещание заплатить (если можно доверять тому, кто обещает) способно было играть ту же роль, что и деньги. Поэтому ювелиры, купцы и ростовщики начали изготавливать письменные обязательства, которыми гарантировали оплату по первому требованию. Поскольку эта «валюта» представляла собой бумагу, с ней было проще и безопасней, чем с золотом. Так впервые появились на свете бумажные деньги, на которых написано, какому количеству хранящегося в банке золота они равны.

Считается, что впервые они появились в Китае в 910 году нашей эры в эпоху династии Тан (618–907 гг. н. э.), а затем идея бумажных денег в виде расписок была подхвачена в Европе и распространена по всему миру сразу после посещения знаменитым купцом и путешественником Марко Поло города Пекина (который в то время был столицей и ставкой степных монгольских ханов).

Марко Поло прожил в Китае и Монголии 17 лет и обнаружил, что в обращении используются бумажные деньги, изготовленные по специальному рецепту из внутреннего слоя коры тутового дерева. В 1286 году он писал: «Про великого хана сказать можно – алхимию знает вполне… Вся эта бумага изготовляется и обрабатывается с большой тщательностью государством, как если бы это было литьё серебра или золота, и каждая такая бумажка снабжается не только именами, но и казённой печатью… Изготавливается по его приказу такое множество этих денег, что всё богатство в свете можно ими купить. Все поданные повсюду охотно берут в уплату эти бумажки, потому что, куда они ни пойдут, за всё они платят ими – за товары, за жемчуг, за драгоценные камни, за золото и за серебро: на бумажки всё могут купить и за всё ими уплачивать…» Это были заёмные письма и векселя (фэйцянь), которые купцы брали с собой в дорогу.

Удобство таких денег было очевидным, и они стали применяться и для отправки налогов в императорскую казну. Для государственных чиновников начали выпускаться «дорожные чеки», их можно было обменять на рис, чай или соль. Чтобы защититься от подделок, китайские мастера в те времена научились печатать банкноты в несколько цветов, а также вводить в бумагу тончайшие волокна шёлка и коры тутового дерева.

В Европе бумажные деньги возникли в X веке, до этого там были в обращении расписки купцов. Само слово «банкнота» происходит от английских слов «bank note», что означает «банковская запись». Экономическая суть банкноты – обязательство банка выдать натуральные деньги. Сейчас сами банкноты стали являться деньгами. Вначале их изготовляли частные банки, а затем монополией на купюры завладело государство.

В России бумажные деньги (ассигнации) появились при Екатерине II в 1769 году.

В 1993 году ученые, сами того не желая, совершили революцию в финансовой сфере. Благодаря компьютерным технологиям были созданы так называемые «DigiCash», или «цифровые деньги». Они были основаны на технологии «смарт-карт», то есть пластиковых карточек с компьютерным чипом, на который записывается информация о количестве денег на счёте. Это были пластиковые карты. Значительно более удобные и компактные, чем наличные, и к тому же защищенные персональным кодом, они стали постепенно вытеснять из обращения бумажные деньги.

Преимуществ у пластиковых карточек множество: удешевление обслуживания денежного оборота, практически полное отсутствие возможности подделки, ещё большая, по сравнению с бумажными деньгами, компактность.

Затем «электронизация» денег пошла дальше. В 1998 году программисты США создали первую систему «PayPal», которая позволяла пользователям компьютеров пересылать друг другу деньги по электронной почте. А в Европе примерно в это же время была разработана система «PhonePaid», способная проводить транзакции с помощью мобильных телефонов. Затем было создано множество систем «интернет-денег», у которых имелись свои «интернет-кошельки», и появился ряд способов переводить реальные деньги в «интернет-деньги» и наоборот. Возникло множество платёжных систем, обслуживающих пользователей Интернета. Стало возможно совершать платежи, не выходя из дома.

В будущем следует ожидать полного вытеснения бумажных и металлических денег из обращения и замены их электронными. Стоит учесть, что многие страны прошли разные периоды становления своей валюты, но, по мнению некоторых специалистов, в результате глобализации уже в течение ближайших десятилетий появится единая мировая валюта, что еще больше упростит процессы международной торговли. Это будет общая валюта, основанная на наиболее значимых валютах мира. (Автор обошел в книге тему о криптовалюте, так как ее выпуск, покупка и продажа товаров в России считается незаконной, и, по Конституции РФ, единственным легальным на данный момент является российский рубль). Также существует мнение, что в будущем вовсе отпадет необходимость даже в этих пластиковых карточках, а рассчитываться за товары и услуги можно будет при помощи биометрических параметров: отпечатков пальцев или снимка сетчатки глаз.

В общем, появление денег в любой их форме означало переход всего человечества на новый этап – в эру быстрых товарно-денежных отношений и высокого, качественного уровня социального и экономического развития общества в целом.

Книга «Мудрость веков. 1000 самых важных мыслей в истории человечества. 2-е издание, дополненное и переработанное» Колесник А А

  • Книги
    • Художественная литература
    • Нехудожественная литература
    • Детская литература
    • Литература на иностранных языках
    • Путешествия. Хобби. Досуг
    • Книги по искусству
    • Биографии. Мемуары. Публицистика
    • Комиксы. Манга. Графические романы
    • Журналы
    • Печать по требованию
    • Книги с автографом
    • Книги в подарок
    • «Москва» рекомендует
    • Авторы • Серии • Издательства • Жанр

  • Электронные книги
    • Русская классика
    • Детективы
    • Экономика
    • Журналы
    • Пособия
    • История
    • Политика
    • Биографии и мемуары
    • Публицистика
  • Aудиокниги
    • Электронные аудиокниги
    • CD – диски
  • Коллекционные издания
    • Зарубежная проза и поэзия
    • Русская проза и поэзия
    • Детская литература
    • История
    • Искусство
    • Энциклопедии
    • Кулинария. Виноделие
    • Религия, теология
    • Все тематики
  • Антикварные книги
    • Детская литература
    • Собрания сочинений
    • Искусство
    • История России до 1917 года
    • Художественная литература. Зарубежная
    • Художественная литература. Русская
    • Все тематики
    • Предварительный заказ
    • Прием книг на комиссию
  • Подарки
    • Книги в подарок
    • Авторские работы
    • Бизнес-подарки
    • Литературные подарки
    • Миниатюрные издания
    • Подарки детям
    • Подарочные ручки
    • Открытки
    • Календари
    • Все тематики подарков
    • Подарочные сертификаты
    • Подарочные наборы
    • Идеи подарков
  • Канцтовары
    • Аксессуары делового человека
    • Необычная канцелярия
    • Бумажно-беловые принадлежности
    • Письменные принадлежности
    • Мелкоофисный товар
    • Для художников
  • Услуги
    • Бонусная программа
    • Подарочные сертификаты
    • Доставка по всему миру
    • Корпоративное обслуживание
    • Vip-обслуживание
    • Услуги антикварно-букинистического отдела
    • Подбор и оформление подарков
    • Изготовление эксклюзивных изданий
    • Формирование семейной библиотеки

Расширенный поиск

Колесник А. А.

Издательство:
Эксмо
Год издания:
2013
Место издания:
Москва
Возраст:
16 +
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Твердый переплет (бархат)+золотой обрез
Формат:
84х108 1/16
Размеры в мм (ДхШхВ):
260x205x29
Вес:
1415 гр.
Страниц:
336
Тираж:
4000 экз.
Код товара:
704061
Артикул:
ITD000000000265264
ISBN:
978-5-699-67224-0
В продаже с:
11. 10.2013

Дополнительная информация

Аннотация к книге «Мудрость веков. 1000 самых важных мыслей в истории человечества. 2-е издание, дополненное и переработанное» Колесник А. А.:
С древних времен человеческая мысль, обретая себя в самых разных формах, стремилась к совершенству. Слово всегда имело магическую силу: оно убеждало и побуждало, правило умами. В афоризмах Пифагора, Леонардо да Винчи, Марка Твена, Агаты Кристи и многих других литераторов и ученых, философов и военачальников нетрудно найти нечто общее, ведь в этих высказываниях есть главное — неподвластная времени мудрость. Умные, смешные, поучительные, добрые и скептические, способные быть ободрением и наставлением, эти выражения никогда не утратят своей силы. В этом сборнике читатель найдет наследие великих людей — 1000 кратких, но наполненных предельной четкостью и смыслом афоризмов.
Сборник «Мудрость веков» станет вашим постоянным спутником, а лучшего подарка для близких людей и не придумать. Читать дальше…

Рекомендуем посмотреть

Остап Бендер. Люд тронулся, господа присяжные заседатели!

166 ₽

200 ₽ в магазине

Купить

Скляр П. А.

Русские пословицы и поговорки в иллюстрациях

805 ₽

970 ₽ в магазине

Купить

Скляр П. А.

Русские пословицы и поговорки в стикерах

681 ₽

820 ₽ в магазине

Купить

Большая книга мудрости. Притчи и афоризмы

938 ₽

1 130 ₽ в магазине

Купить

Табаков О. П.

Комплекс полноценности. Рецепты

208 ₽

250 ₽ в магазине

Купить

Душенко Константин Васильевич, Багриновский Г. Ю.

Крылатая латынь. Цитаты. Пословицы. Надписи. Девизы. Эпитафии. 2-е издание

208 ₽

270 ₽ в магазине

Купить

Шпиндель М.

Таки еврэйский анекдот

365 ₽

440 ₽ в магазине

Купить

Никулин Ю. В.

Анекдоты от Никулина

448 ₽

540 ₽ в магазине

Купить

Никулин Ю. В., Раневская Ф. Г.

Потерял сознание, очнулся — гипс

208 ₽

250 ₽ в магазине

Купить

1001 цитата, которая Вас вдохновит

2 349 ₽

2 830 ₽ в магазине

Купить

Большая книга мудрости и остроумия. 13-е издание

1 361 ₽

1 640 ₽ в магазине

Купить

На Дерибасовской хорошая погода… Еврейский юмор одесских эмигрантов

789 ₽

950 ₽ в магазине

Купить

Красный смех. Советские анекдоты 1920-х годов

523 ₽

630 ₽ в магазине

Купить

Прошу слова. Застольные речи и спичи

465 ₽

560 ₽ в магазине

Купить

Загрузить еще

Мудрость веков в 10-ти томах

Книга 1. Мудрость веков. Мудрецы древности и творцы религий

Книга состоит из трех частей: «Что такое культура?», «Мудрецы древности» и «Творцы религий». В ней прослежены духовные пути основателей человеческой культуры и историческая последовательность идей, лежащих в основе духовного становления человечества. Фактически все книги десятитомника, создаваемого автором на протяжении нескольких десятилетий, являются реставрацией или возрождением из пепла пластов человеческой культуры, разрушенных идеологией коммунизма. Их главной особенностью является «включенность» в мировую культуру, привлечение материалов, ранее хранившихся в спецхранах, желание автора дать слово наиболее выдающимся творцам мировой культуры. Культура — функция жизни, развиваясь и эволюционизируя, она остается неотрывной от витальности, свободы, разнообразия, богатства жизненных проявлений и форм. Как и в других книгах И. И. Гарина, авторские максимы перемежаются стихами и «мудростью веков» — яркими и сочными мыслями величайших мыслителей-мудрецов всех времен и народов. Каждый человек — грандиозный мир, который нельзя исчерпать никакими книгами. Но строительство, одухотворение этого мира невозможны без книжности, духовности, причастности к тому, что человека породило, — к мудрости веков и к накопленным сокровищам культуры.

Книга 2. Мудрость веков. Отцы и реформаторы церкви

Книга включает четыре работы И. И. Гарина: «Что такое религия?», «Отцы церкви», «Реформация и Раскол» и «Аввакум». Читатель может познакомиться с литературными портретами и основами мировоззрения Блаженного Августина, Фомы Аквинского, Франциска Ассизского, Савонаролы, Эразма Роттердамского, Уиклифа, Яна Гуса, Лютера, Цвингли, Кальвина, Никона и Аввакума. Автором дан сравнительный анализ западноевропейской Реформации и русского Раскола. Живой дух мировых религий берет свое начало из огня, пылающего в душах великих Посвященных, Пророков, Реформаторов. Именно из высоких переживаний и божественных экстазов-откровений рождаются те полные света, страсти и притягательной силы учения, которые способны заразить умы и души миллионов людей. Многообразие религий не случайно — оно как бы создает рынок духовности, споспешествует отысканию личностного пути к небесам. Уникальная специфичность религиозного опыта — ощущение контакта с высшим, божественным, космичным. Религиозный опыт пробуждает невыразимое, возвышенное и глубинное, библейские примеры которого — Моисей у горящего куста, Исайя в храме после смерти Озии, Христос на Масличной горе или Лютер, мечущий чернильницу в дьявола.

Книга 3. Мудрость веков. Философия

Книга включает фрагменты монографии И. И. Гарина «Что такое философия и что такое истина» и основы философских учений мыслителей эпохи Просвещения («От Бэкона до Руссо»), а также — Паскаля, Юма, Беркли, Канта, Шеллинга, Гегеля, Шопенгауэра, Киркегора, Ницше, Бергсона, Джемса, Гуссерля, Хайдеггера, Ясперса, Витгенштейна, представителей экзистенциальной и аналитической философии. Автор рассматривает философию не как отвлеченную игру чистых понятий или совокупность знаний о мире, а как форму любви к жизни, преобразующей нравственный облик человека, как форму духовного существования — прямой ответ жизни на зов Бытия. Глубочайшие философские мысли и идеи должны стать всеобщим достоянием, ибо прочны они только тогда, когда восприняты. Пребывать в философии, слышать зовы Бытия, приобщаться к сущему отнюдь не означает обрести последнюю или окончательную истину, ибо, по словам Аристотеля, «Сущее-Бытие выходит к свету многими путями». Изначально «любовь к мудрости» совпадала с любовью к жизни, преобразовывала психический облик человека, становилась формой существования — прямым ответом жизни на зов Бытия.

Книга 4. Мудрость веков. Этика и любовь

Книга включает первую часть монографии И. И. Гарина «Что такое этика» и шесть глав книги «Любовь». В жанре афористических фрагментов автор знакомит читателя со взглядами на нравственность и любовь великих мыслителей, писателей и поэтов всех времен и народов. Стремлением к идеалу и красоте этика сродни поэзии. Этика и представляет собой бесконечную попытку человека утвердить град небесный в граде земном. В широком смысле слова этика выполняет разные функции — описывает нравственность как таковую, проясняет ее источники и ход развития, формулирует ее цели, ценности и идеалы. В книге содержится множество литературных, поэтических и музыкальных реминисценций — символов человеческой души и судьбы. Во всеобъемлющей книге о любви охвачены практически все аспекты великого человеческого чувства. Рассмотрены многие разновидности любви, проблемы пола и брака, любовь в контексте культуры, философия и этика любви. «Любовь, — писал В. В. Розанов, — вовсе не огонь, любовь — воздух: уходит любовь — нечем дышать… Любовь — величайшая радость, но и — подвижничество». В книге много стихов и афоризмов о любви.

Книга 5. Мудрость веков. Поэзия. Афористическая мудрость

Книга включает фрагменты нескольких книг И. И. Гарина: «Пророки и поэты», «Что такое модернизм», «Данте», «Шекспир», а также обзора «Поэзия как непосредственная мудрость». Читатель может познакомиться с литературными портретами и творчеством Данте, Вийона, Ронсара, Гвиницелли, Кавальканти, Дю Белле, Шекспира, Джонсона, Лили, Грина, Донна, Драйдена, Марло, Бомонда, Флетчера, Мильтона, Блейка, Гёте и Гёльдерлина. Поэзию часто называют биением сердца, совестью человечества, сокровенным раскрытием сознания и подсознания, священной книгой души. Источник красоты поэтического произведения искусства заключен в творце, но ведь и сам поэт является произведением Творения. Поэтому замысел и план произведения сообщаются художнику высшей творческой силой, исходящей из божественной воли. Вещи являются прекрасными постольку, поскольку они уподоблены абсолютной и совершенной божественной красоте. Художник в известной мере «обречен» на творение: он должен создавать то, что ему предназначено, и совершенно не важно, как он поступает, важно, как он творит. Поэзия — одна из высших форм одухотворения, озаряющего магическим светом внутреннее видение поэта. Отсюда ее теургия и ее божественность. Поэзию часто называют высшей формой познания, мигом прозрения, откровением, уяснением высшей тайны, еще — открытой дверью в Вечность.

Книга 6. Мудрость веков. Модернизм

Книга включает фрагменты эссе И. И. Гарина «Что такое модернизм» и монографии «Век Джойса». Читатель может познакомиться с литературными портретами и творчеством Джойса, Кэрролла, Ибсена, Йитса, Вирджинии Вулф, Гертруды Стайн, Хьюма, Паунда, Элиота, Феллини, Томаса Манна, Пруста, Музиля, Кафки, Гамсуна, Беккета, Ионеско и других модернистов. Всё великое в искусстве в свое время было модернизмом. Модерном были минойская и микенская культуры, за новаторство преследовали поэтов Эллады, декаданс виден в византизме, даже Ренессанс, возрождая архаику античности, оставлял на ней отпечаток «темных» веков. Сегодняшний авангард — это завтрашняя классика. Модернизм — не упадок, а противостояние реальности, способность художников «осмеливаться думать не так, как другие». Модернизм возник в недрах реализма и стал его высшим проявлением — как итог совершенствования стиля, углубления содержания и усложнения формы. Большое внимание автор уделил творчеству Джеймса Джойса, поскольку великий ирландец открыл новую эпоху искусства, дав жизнь сонму гениев постмодернизма: притчевое изображение, ассоциативный монтаж, бессюжетные мифы и великолепные аллегории, чисто лингвистические модели, послания в пустоту — искусство, адекватное хаосу бытия, абсурду существования и разорванности сознания.

Книга 7. Мудрость веков. Эволюция науки: великие ученые

Книга включает фрагменты монографий И. И. Гарина: «Что такое наука», «Ньютон», «Дарвин», «Эйнштейн» и «Фрейд». Читатель может познакомиться с современными представлениями об эволюции знания, об историчности и парадигмальности научных истин, а также проследить творение отцами науки различных систем мировидения. Большое внимание уделено личностям творцов науки и проблеме продуктивности их мышления. Знание экзистенциально: оно окрашено в цвета личности человека науки. Открытость бытию здесь не менее важна, чем человеческие качества Ньютона, Дарвина, Эйнштейна или Фрейда. Эйнштейн видел в науке стремление уйти от будничной жизни с ее мучительной жестокостью и безутешной пустотой. Это — идеализация возможностей науки, которая больше «приобщает» к реальной жизни, чем «отвращает» от нее. Автор показал, что человеческое знание представляет собой не кумулятивное накопление «вечных истин», но драматический процесс борьбы идей, смены парадигм или «исследовательских программ». Знание исторично, а сама наука — «история рождения, жизни и гибели исследовательских программ». Наука человечна не только по причине качеств ее деятелей, она человечна в силу субъективности, конвенциальности, парадигмальности интерпретаций, борьбы идей.

Книга 8. Мудрость веков. Классики

Книга включает эссе «Русская идея» и фрагменты пяти монографий И. И. Гарина: «Загадочный Гоголь», «Тютчев», «Неизвестный Толстой», «Многоликий Достоевский» и «Соловьев». Читатель может познакомиться с литературно-психологическими портретами русских гениев и их влиянием на мировую культуру, в чем-то определившим облик литературы и философии XX века. Значительное место в книге занимает анализ «Русской Идеи», создатели которой были озабочены не свободой и правами человека, не духовной жизнью нации, а могуществом государства, подавлением любых проблесков свободомыслия. Если практика — критерий истины, то практика русской революции — воплощение в жизнь русской идеи, кастрация жизни, а как идея — кастрация мысли. .. Кастрации физической предшествовала воображаемая, идеальная… В книге прослежена негативная роль русской интеллигенции и русских классиков как носителей «русской идеи», обслуживающей интересы правящего класса и русского империализма. Описаны трагические судьбы великих русских художников и мыслителей, внесших огромный вклад в мировую культуру. В мировой истории трудно обнаружить что-либо трагичнее жизни этих гениев. Гениальность — высшее выражение национального менталитета. По гениям, главным образом, мы узнаём культуру той или иной страны. По Толстому, Достоевскому, Тютчеву, Соловьеву узнаём мы Россию. Никто лучше Толстого, Достоевского, Гоголя не знал меру русского зла.

Книга 9. Мудрость веков. Человек: духовность и телесность

Книга включает фрагменты книг И.И.Гарина «Фрейд», «Психоанализ и мистика» и многотомника «Йехуизм» («Тоталитаризм»). В человеке живут два начала: временное и бесконечное. Автор проанализировал человеческие качества, обеспечившие его связь с первобытностью и ориентированные на вечность. Первые эксплуатировали все тоталитарные режимы, прежде всего — большевизм и нацизм, вторые формировали человеческую культуру и прогресс духовности. Выяснено влияние на становление личности генетических и социальных факторов, описана природа человеческого насилия, преступности, войны. Значительное внимание уделено проблемам человеческих масс, свойствам человека в тоталитарных сообществах, торжества абстракции над человеком и массы над личностью. Тоталитарная страна начинается с тоталитарного человека, тоталитарной семьи, тоталитарного общества, с насилия, которое царит в обществе и семье. «Униженный народ» — фундамент тоталитарного государства. Во второй части книги описаны утопические проекты, причины революции, а также психология и свойства масс. Заключительная глава посвящена теме человека как объекта исследований Фрейда, Юнга, Адлера, Карен Хорни, Лакана и русских психоаналитиков.

Книга 10. Мудрость веков. Власть и свобода

В издании феномены власти и свободы рассматриваются И. И. Гариным в контексте политической философии на обширнейшем историко-культурном и литературном материале. Институт власти проанализирован в двух аспектах — как составляющая культуры и как способ тотального порабощения человека. Книга знакомит читателя с проблемами политологии, теориями элиты, концепциями политической свободы, прогресса, сущностью демократии и меритократии, политической культурой как таковой. Большое внимание уделено политологическим концепциям великих мыслителей, а также природе тоталитаризма и бандократии. Выявлены основные признаки тоталитарного общества, разрушительная роль идеологии и пропаганды, глубинная связь тоталитаризма с массовым обществом. Тоталитаризм противостоит «открытому обществу», и его главными «скрепами» являются экспансионизм, репрессии и террор со стороны силовых структур, уничтожение индивидуальных гражданских прав и свобод, а также манипуляции сознанием народных масс. Заключительные главы посвящены животрепещущим проблемам свободы, справедливости, равенства, братства, прогресса, а также зависимости экономики от типа власти. Книга завершается поэмой автора «Страданье всегда достоверно».

Мудрость веков — Эволюция науки великие ученые by Игорь Гарин — Ebook

ЧТО ТАКОЕ НАУКА?

Люблю науку, но не боготворю ее.

М. Монтень

У них наука. Мир же духовный, высшая половина существа человеческого отвергнута вовсе, изгнана с неким торжеством, даже с ненавистью. Провозгласил мир свободу, в последнее время особенно, и что мы видим в свободе ихней: одно лишь рабство и самоубийство!

Ф. М. Достоевский

Культ науки — последняя отрыжка Просвещения, наивной эпохи, жившей иллюзией Земного Града, воздвигнутого змием-искусителем, и кончившей самыми страшными «плодами просвещения» — апокалипсисом революции и некрофилией ее вождей.

Согласно Глюксману, Просвещение было всесторонним идеологическим обоснованием террора, которым увенчалась великая Французская революция. Даже если это передержка, оружие террора своим быстрым совершенствованием обязано именно этой эпохе, из обещаний которой — «всё к лучшему в лучшем из миров» — удалось реализовать лишь одно: быстрый научно-технический прогресс, кульминацией которого стало вооружение и создание оружия «судного дня».

Хотя я принадлежу науке, мои чувства к ней далеки от благоговения, какое вызывают религия, философия или искусство. Даже чудеса науки чаще внушают ужас, чем восхищение. Наука в немалой степени ответственна за то, что мы перестали взирать на человека и на мир как на нечто высокое. Высокие идеальные помыслы, связанные с наукой — небесной богиней давно рассеялись. «Для кого весь мир представляет только кучу химических соединений, а существование живущего в нем человека — только химический процесс, от того далеки возвышенные помыслы». Мир, лишенный человеческой духовности, мир, очищенный от человеческой души, и представляет лишь кучу мусора, пусть и подчиняющегося своим законам.

Велик Ньютон, но еще более велик освещаемый и истолковываемый им звездный мир; велик Линней, но еще более велик исполненный чудес мир растений, и более велик, чем наука психологии, ее объект, человек. Вот почему всякий раз, как признается величие гения, признается и величие природы. Чего мы достигнем, если когда-нибудь естествознанию удастся выполнить его задачу? Перед нами и тогда не раскроется все-таки истинный смысл природы, включая в нее самого человека, от нее останется все-таки и тогда такой же необъяснимый остаток, какой остается от симфонии при объяснении ее законами акустики. Тогда, как и теперь, мир будет для нас полон метафизических вопросительных знаков; вполне объясненный естественнонаучным путем, он будет казаться нам еще более непонятной философской загадкой. Вот почему естествознание, отлившееся в правильную форму, обладает способностью развития, т. е. способностью совершенствования и расширения. Если когда-нибудь оно достигнет своей цели, оно увидит, что им объяснен только феноменальный мир и что оно не в состоянии дать ответа на вопросы: откуда мы пришли? Куда мы идем? Кто мы?

Марксизм — тоже дитя науки: логоцентризма, логомании, тотальной рационализации, знания-силы, покорения природы, законов истории…

Гегель и идущие вслед за ним «господа-мыслители», творя истину в последней инстанции, ковали тоталитарную идеологию и воспитывали нетерпимость в отношении любого инакомыслия.

Тоталитаризм суть союз тоталитарного знания и тоталитарной власти. Хотя тон здесь задает полиция, ученые и философы споспешествуют насилию, умножая насилие над телом насилием над духом.

Эпоха Просвещения — это эпоха предписаний, перерастающая в эпоху тотальной предопределенности, якобы являющую собой венец истории и высшее повеление разума.

Поборник «русской идеи» Федор Михайлович Достоевский как-то сказал, что русская идея есть доведение до конца всех остальных идей. К этому можно добавить — до абсурдного конца. Большевистская «чистка сверху вниз», троцкистско-ленинская идея тотального переустройства человека и общества — «доведение до конца» идей века Просвещения.

А. Эткинд:

Насилие было неизбежно на этом пути; впрочем насилие неизменно, и не только в России, сопровождало Просвещение. Поражение Троцкого поставило точку над целым периодом истории, может быть, лучшим временем для интеллектуалов. Политическая победа Сталина означала победу мрачной самоцельной силы над светлыми абстрактными мечтаниями, победу воли над разумом, почвы над культурой, харизмы над утопией, Ницше над Гегелем. Она означала поражение Просвещения, экспериментальное доказательство нежизненности или, по крайней мере, недостаточности его великого проекта.

Ленин сказал, а Сталин множество раз повторял: «учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Обычно эта фраза воспринимается как пустая тавтология. Но это глубочайшая, воистину философская формулировка. Достаточно найти истину — и мир станет иным. Он преобразится волшебно, революционно, в одночасье. Революция и мыслилась как разовый акт всеобщего понимания и просветления.

Коммунистический культ науки не случаен, как не случайна «научность» коммунистической идеи: подменяя «наукой» жизнь, коммунисты, пытались не только придать респектабельность убогой химере, но саму жизнь выстроить по науке — шаг вправо, шаг влево…

Наукомания, одержимость наукой, обожествление науки — болезнь, мало чем отличающаяся от других «комплексов» человечества. По самому большому счету наука не играет большой роли в жизни человека, за исключением сферы «обладания-покорения». К эвримену наука приходит не для того, чтобы «быть» — исключительно для того, чтобы «иметь». Духовные, познавательные аспекты науки всегда оказывались вторичными по сравнению с прикладными. В жизни абсолютного большинства людей научные ценности находятся на одном из последних мест, но и там представляют интерес, будучи приправлены «сенсацией». Эйнштейн стал знаменит не по причине великих открытий — Эйнштейн оказался редкой «поп-звездой» по причине сенсационности одного из его предсказаний. Не случись его, не получи подтверждения отклонение луча света вблизи Солнца, Эйнштейн — подобно Кавендишу, Гуку или Уоллесу — так и остался бы «достоянием» нарциссической касты «высоколобых», изображающих свою однообразную, рутинную работу «высшим творчеством».

Представления о цельности или единстве научной картины мира далеки от реальности. Наука не только не отвечает на кардинальные вопросы о причинах или истоках мироздания, эволюции, вещества, жизни, человека, но, по словам Р. Фейнмана, представляет собой «множество разрозненных частей и обрывков, плохо сочетающихся друг с другом». Сама эволюция науки далеко не столь рациональна, как пытаются представить сциентисты. В основе эволюции науки лежит не логика развития и не строгость, но, во-первых, вера, и, во-вторых, догматизм, запрещающий творцам новых идей быть нерешительными или непоследовательными. Почти все новые «исследовательские программы» (на языке И. Лакатоса) развились из прото-идей, не подтвержденных убедительными фактами или аргументами, то есть зиждились на непоколебимой вере, мало чем отличающейся от религиозной.

Как выяснил тот же И. Лакатос, даже развитие математического знания представляло собой не кумулятивное накопление «вечных истин», но драматический процесс борьбы идей, открытий и опровержений, и в этом отношении ничем не отличалось от развития «нормальной» науки с ее сменой парадигм или «исследовательских программ». Математика так же грешна, как и другие науки, и именно критика заставляла ее развиваться, менять стратегии, искать неистоптанные пути.

Знание исторично, наука — «история рождения, жизни и гибели исследовательских программ», знание смертно, как бы ученым ни хотелось изобразить его в божественном виде. Современная философия науки, гносеология, эпистемология в лице Дьюи, Пирса,, Бергсона,, Пуанкаре, Башляра, Флека,, Койре, Поппера, Лакатоса, Куна, Полани, Фейерабенда и многих, многих других (при всей несовместимости их взглядов) — тому яркое подтверждение.

Одно из самых амбивалентных изобретений человека — идеалы. С одной стороны они делают осмысленной жизнь, с другой разрушают ее — непоколебимой верой, беззаветным патриотизмом, светлым будущим, «реальным гуманизмом»… Опаснейшая фикция науки — объективность, это посягательство на божественную прерогативу. Наука человечна не только по причине качеств ее деятелей, она человечна в силу субъективности, конвенциальности, парадиг-мальности интерпретаций, борьбы идей. Р. Музиль не случайно иронизировал: «Комиссия состояла примерно из двадцати ученых, которые, как легко сосчитать, могли занять несколько тысяч позиций в отношении друг друга». Проблема отнюдь не в предвзятости — проблема в органической связи знания с внутренней структурой сознания его творцов. В самой «объективной» истине присутствует «правда» ее творца — интенсивность его внутреннего мира, убежденность, страстность, ответственность, экзистенциальность, не говоря уже о том, что существует различие логик и языков. Витгенштейн считал, что человек вообще имеет дело не с истиной, а с языком: различие взглядов на мир — различие языков.

Человечность науки выражается не только в личностном знании, но и в научной обстановке.

Н. Винер:

У ученого может возникнуть «комплекс неполноценности» — в результате несоответствия между честолюбивыми замыслами и достигнутыми результатами. Отсюда зависть и недоброжелательность, нарушения этики, диктаторство в научном коллективе, навязывание соавторства и прочие пакости вплоть до отстаивания не проверенных идей и публикации недоброкачественных работ. Нетерпимость — человек не говорит, а вещает. Спорить с ним нельзя.

При благополучном стечении обстоятельств в больших лабораториях можно сделать много замечательных открытий, при неблагоприятном — это болото, в котором тонут способности и руководителей, и сотрудников.

Гёте считал, что основной недостаток молодых поэтов — незначительность их субъективности. Не в меньшей мере это относится и к ученым: наука личностна еще и по причине величины личностного начала — того «внутреннего света», в котором каждому дается его истина. Надо иметь не только свою точку зрения, свою ортегианскую перспективу, но и обладать харизматическим свойством иррадиации — уметь заразить ими научное сообщество. Величайшее научное открытие будет навечно «закрыто», если, сделав его, вы не заразите им других. Это относится и ко всем иным «плодам человеческим» — искусству, книге, просто умению жить…

Наш исходный пункт — это субъективность отдельного человека… До того, как вы начали жить, жизнь не представляет собой ничего. Именно вы придаете ей определенный смысл.

Экзистенция, говорит Киркегор, отделяет мышление от бытия. Экзистенция ближе к бытию, чем разум. Человек являет собой такое сущее, которое понимающе относится к своему бытию. Не мышление, а экзистенция — составляет главное в «я». — Открытость экзистенции в мир.

Знание тоже экзистенциально: оно окрашено в цвета личности человека науки. Открытость бытию здесь не менее важна, чем человеческие качества Швейцера или Эйнштейна. Хотя теория последнего причастна к созданию атомной бомбы, хотя он сам переоценил гуманизм науки, эйнштейновский мир все же несопоставимо чище курчатовского или брауновского.

Служит ли знание добру, приносит ли счастье?

Забота о благе человечества всегда вдохновляла деятелей науки, считавших, будто «сон разума порождает чудовищ». Но трудности однозначных ответов связаны с неоднозначностью понятий. Ответ зависит от того, как определить «знание» или какие приоритеты поставить перед наукой.

Шпенглер говорил, что целью своей деятельности видит образ мира, в котором можно жить, а не систему, которую можно анализировать.

Деятельный человек живет в вещах и с вещами. Ему не нужно доказательств, он их часто даже не понимает.

А так как это не научно, то тут необходима необычайная сила восприятия.

Есть такая простенькая песенка на слова Вуди Гатри «Что не может сделать атом» — это ответ тем, кто верит в абсолютное могущество науки. Жизнь, горе и счастье, вожделение и разочарование, тоска и радость, надежда, боль, любовь — разве всё это предметы науки, даже способной открыть в нас самих области, недоступные рациональному объяснению? С помощью науки, писал Рассел, нельзя доказать, что наслаждаться, причиняя другим страдание, плохо.

Эйнштейн видел в науке стремление уйти от будничной жизни с ее мучительной жестокостью и безутешной пустотой. Это — идеализация возможностей науки, которая больше «приобщает» к реальной жизни, чем «отвращает» от нее. Возможно, грядущая наука обернется лицом к человеку, даст ему необходимые жизненные ориентиры, включит субъекта в объект изучения, превратит самое жизнь в драгоценное произведение науки, но время такой науки, если она возможна, в далеком и туманном будущем. Нынешняя же наука бесстрастна и универсальна. Ее интересуют общности, а не частности, подобия, а не различия, законы, а не исключительные случаи. Хотя знание по природе своей личностно, персонально, оно все еще ценит закономерность выше исключительности.

В хаосе природы, конечно, можно найти порядок, необходимый нам для управления ею. Она сама упорядочена настолько, насколько удовлетворяет наше мышление, порядок — это известное соответствие между субъектом и объектом. Никто не ставит под сомнение существование законов, но вот абсолютизировать их так же абсурдно, как и обожествлять хаос.

Не обманчивы ли неизбежные законы природы, не противоестественны ли они? — вопрошал Новалис. — Всё подчиняется законам, и ничто законам не подчиняется. Закон — это простое, легко уловимое соответствие. Мы ищем законы по причине стремления к удобству.

Но удобство не высший приоритет, наука — не абсолютный арбитр и даже не совершенное знание.

Б. Кроче:

Как только в естествознании появляется желание обрести совершенное знание, оно должно совершить прыжок из своего круга и перейти к философии; оно это и делает всякий раз, как только полагает понятия совершенно иного характера, нежели натуралистические.

Нам еще только предстоит усвоить мудрость юного Рембо: «Чтобы случайности научной феерии и движения социального братства были так же любимы, как возврат к откровенности первой».

Основа основ науки — гипотеза о простоте мира, которая столь укоренена, что даже философы-экзистенциалисты задаются вопросом, не является ли наслаждение его сложностью и неясностью болезненным. На самом деле чем глубже мы проникаем в природу вещей, тем изощреннее становятся ее тайны. Лишь с первого взгляда законы элементарны.

Развитие наших представлений о мире связано с отказом от простоты или очевидности. История физики суть прогресс усложнения. Галилей путем грубых экспериментов определил, что расстояние, проходимое падающим телом, пропорционально квадрату времени падения, то есть ускорение падающего тела постоянно (незначительные отклонения от постоянства были объяснены сопротивлением воздуха). В дальнейшем обнаружили, что это ускорение меняется с широтой. Последующая теория установила, что оно меняется с высотой. Закон всемирного тяготения, пришедший на смену представлениям Галилея, оказался более сложным законом. Теория Эйнштейна еще больше усложнила представления о гравитации Ньютона.

Простота истины обманчива: чем глубже мы проникаем в природу вещей, тем сложнее она оказывается. Относительно просты законы механики, ускорение, инерция, момент движения, взаимодействие сил — да и то, если не касаться их глубинной природы. Гораздо сложнее физика взаимодействий, энергия, энтропия, гравитация, поле. Еще сложнее проблемы происхождения мира, жизни, человека, структуры вещества, происхождения и структуры психики, человеческой интуиции, подсознания, способностей, гениальности…

Не выдерживают критики и другие представления о истине, восходящие к парадигме эпохи Просвещения, такие как ее единственность, однозначность, строгость, логичность, объективность. Даже формула «практика — критерий истины» носит односторонний характер, потому что законы природы не наблюдают, но творят, изобретают, придумывают. Опыт — лишь ориентир для фантазии, точка опоры для изобретательства. Теория — не из опыта, а из воображения, идеального бытия, абстрактных структур математики, интеллектуальной красоты, изящества, безумных идей. Каждая теория имеет свою практику, и новая практика возможна лишь после создания новой теории. Подтверждаемость опытом не является и признаком научности: учение астрологов о влиянии звезд на судьбы людей можно подтвердить огромным количеством примеров, я уж не говорю о том, что все ныне отвергнутые теории были в свое время общепризнанными по причине подтверждаемости опытом.

Как мы увидим, почти все критерии истины эпохи Лапласа не выдержали проверки временем. Истина субъективна, личностна, парадигмальна, конвенци-альна, конкурентна, плюральна, знание содержит элементы веры, убеждения, заражения, индивидуального восприятия, харизмы. Поскольку знание создается человеком, оно увязано с личностью творца. Оно личностно не только потому, что законы всегда носят чье-то имя, но потому что допускает множественные трактовки, может быть признано или отвергнуто; само приобщение к науке есть акт личного обращения и также имеет аналогию с обращением в веру.

Сегодня из математической логики мы знаем, что универсалъныгй критерий истиныы невозможен (теорема Тарского) и что наука погрешима, ибо — дело рук человеческих (принцип Поппера).

Любое наше решение — прыжок в неизвестность.

Наука как таковая — не оседлость, а величайшее приключение, порой авантюра человеческого духа.

Наступило время раз и навсегда покончить с платоновским или аристотелевским взглядом на окончательность добытого знания. Человеку не только не дано знать, что он уже достиг истины, но вряд ли есть основание полагать, что вообще возможны истины, действующие всегда и во всех мыслимых местах.

К. Поппер резко критиковал философию оракулов, стремящихся сказать последнее слово. Мне кажется, не менее опасны наука оракулов и вечная твердь, каковой стремятся изобразить знание творцы науки.

К. Поппер:

Развитие мысли после Аристотеля можно, как мне кажется, резюмировать следующим образом: каждая дисциплина, как только она начинала использовать аристотелевский метод определений, останавливалась в своем развитии, впадая в состояние пустых словопрений и голой схоластики, и, наоборот, степень, в которой различные науки оказывались способны к прогрессу, зависела от того, насколько они могли избавиться от аристотелевского эссенциалистского подхода.

Только нечуткость ученых к культурным ошибкам объясняет многовековое строительство науки как неприступной крепости или всемирного абсолютистского государства, отказывающего в правах всему, что не есть наука в понимании ее отцов-оракулов.

…хотя в науке прилагаются все возможные усилия, чтобы обнаружить истину, мы сознаем тот факт, что никогда не можем быть уверены, что обнаружили ее. Прошлые неудачи научили нас не считать, что мы получаем окончательные решения.

…в поиске истины мы заменили научную достоверность научным прогрессом. И этот взгляд на научный метод подкрепляется развитием самой науки. Дело в том, что наука развивается не путем постепенного накопления энциклопедической информации, как думал Аристотель, а движется значительно более революционным путем. Она прогрессирует благодаря смелым идеям, выдвижению новых все более странных теорий (таких, как теория, по которой земля не плоская, и «метрическое пространство» не является плоским) и ниспровержению прежних теорий.

Однако такой подход к научному методу означает, что в науке нет «знания» в том смысле, в котором понимали это слово Платон и Аристотель, т. е. в том смысле, в каком оно влечет за собой окончательность.

ЦЕННОСТЬ НАУКИ

В наше время только с помощью науки и техники можно создать условия для жизни пяти миллиардов человек; все рассуждения о прелестях жизни триста лет назад — чистейшая демагогия. Но главное даже не в этом. Ценность науки, конечно, не в том, что она представляет в наше пользование «предметы и вещи, интерьеры и экстерьеры жилищных декораций».

Духовная и нравственная ценность фундаментальной науки скрыта от поверхностного взгляда. Она состоит в том, что философы называют «необратимостью познания». Стремление человека к познанию так же неистребимо, как его стремление к красоте. Фундаментальная наука необходима человечеству, как поэзия и музыка.

Действительно, главная ценность науки не в приложениях, но в расширении духовной сферы, определении места человека во Вселенной, в постижении внутренней красоты Божественного замысла.

Люди практичные требуют от нас только средств для наживы денег. Эти люди не заслуживают ответа. Скорее следовало бы их спросить, для чего накопляют они богатства, и нужно ли тратить время на их приобретение и пренебрегать Искусством и Наукой, которые только и делают наш дух способным наслаждаться материальными благами.

Наука, созданная исключительно в прикладных целях, невозможна; истины плодотворны только тогда, когда между ними есть внутренняя связь. Если ищешь только тех истин, от которых можно ждать непосредственных практических выводов, то связующее звено исчезает и цепь разрушается.

Ценность науки — в ее плюрализме, постоянной эволюции, смене парадигм, личностности знания. Наука человечна не только в худшем смысле слова — она человечна, потому что несет на себе отпечаток творящих ее Личностей, их озарений и их страданий.

И. Канту принадлежит кажущаяся сегодня тривиальной, но весьма крамольная для века Просвещения мысль, будто наука, ее результаты, зависимы от множества допущений. Мы не можем начать познавательный процесс с пустого места, с «ясных» идей. Приступая к исследованию, ученый должен вооружиться системой допущений, «категориальным аппаратом». Впрочем, Кант ошибался, веря в возможность открытия единого и истинного, неизменного категориального аппарата. Как выяснилось, любому знанию предшествуют убеждения и предубеждения. Ученый не свободен от предубеждений, отличаясь лишь тем, что, будучи открытым критике, может устранять ошибки, выдвигать более плодотворные концепции и вообще совершенствовать понимание.

К. Поппер:

Ученый может предлагать свою теорию с полной убежденностью, что она неопровержима. Однако его вера в свою теорию не является аргументом для его ученых товарищей и противников. Скорее эта убежденность ученого бросает им вызов. Они знают, что научное отношение предполагает критику всего и не особенно сдерживается даже перед авторитетами. Вторая особенность метода естественных наук состоит в том, что ученые, предлагая свои теории, стараются избежать разговоров о возможных противоположных научных концепциях. (Я напоминаю читателям, что говорю о естественных науках, впрочем, это можно отнести и к части современных экономических учений). Ученые пытаются говорить на одном языке, даже если родные языки у них разные. В естественных науках это достигается признанием опыта в качестве беспристрастного арбитра в их спорах. Говоря об «опыте», я имею в виду опыт «общественного» характера, подобный наблюдениям и экспериментам, в противоположность опыту в смысле более «приватном», т. е. опыту эстетическому или религиозному. Опыт является общественным, если каждый сомневающийся может его воспроизвести. Чтобы избежать разговоров о возможных противоположных замыслах научного исследования, ученые стараются придавать своим теориям такую форму, в которой те могут быть проверены, то есть отвергнуты (или подтверждены) в общественном, или публичном, опыте.

Наука, знание — наиболее быстро эволюционизирующая часть культуры. Нерушимость в науке опасна как и в любой сфере жизни. Г. Жювэ призывал постоянно будоражить устоявшиеся формулировки законов природы, как будоражили математические основы Абель, Якоби, Галуа, Больяи.

Любопытно, что основополагающая для современной науки идея многовариантного, альтернативного, индетерминистского описания мира принадлежит отцу прагматизма Ч. Пирсу, сделавшему пионерский шаг к пониманию плюрализма, таящегося в физических законах.

О гениальной проницательности Пирса свидетельствует тот факт, что в то время, когда большинство физиков, будучи приверженцами детерминизма и рационализма, видели в мировой «машине» совершенные часы, Пирс, не оспаривая небесной механики, пришел к выводу, что во всех часах присутствует определенное несовершенство, открывающее реальную возможность появления элемента случайности в их работе. По словам К. Поппера, Пирс предполагал, что наш мир управляется не только строгими законами Ньютона, но в нем присутствует элемент случайности, беспорядочности, неопределенности. Пирс стал первым философом и физиком, жившим после Ньютона, осмелившимся — вопреки традиции и мнениям крупнейших авторитетов — встать на точку зрения индетерминизма.

В подкрепление своих взглядов Пирс, без сомнения, правильно обращал внимание на то, что все физические тела и даже камни в часах испытывают тепловое движение молекул, движение, подобное движению молекул газа или отдельных мошек в рое мошкары.

Эти взгляды Пирса не вызвали у его современников особого интереса. Кажется, на них обратил внимание лишь один философ и раскритиковал их. Что же касается физиков, то они, по-видимому, и вовсе игнорировали эти взгляды, и даже сегодня большинство физиков считают, что если нам пришлось признать классическую механику Ньютона истинной, то мы вынуждены были бы признать и физический детерминизм… И только с крушением классической физики и возникновением новой квантовой теории физики почувствовали готовность отказаться от физического детерминизма.

Пирс не просто усомнился в «предустановленной гармонии» и одновари-антности мира, но, упреждая неклассическую физику и современную философию, Пригожина, Поппера, Куна, Полани, Хюбнера и т. д., сделал пионерский шаг к пониманию плюрализма, таящегося в физических законах. Обсуждая проблему «тепловой смерти» Вселенной, Пирс писал:

Вы все слышали о диссипации энергии. Обнаружено, что при любых трансформациях энергии часть ее превращается в тепло, а тепло всегда стремится выровнять температуру. Под воздействием собственных необходимых законов энергия мира иссякает, мир движется к своей смерти, когда повсюду перестанут действовать силы, а тепло и температура распределятся равномерно.

Но хотя ни одна сила не может противостоять этой тенденции, случайность может и будет препятствовать ей. Сила в конечном счете диссипативна, случайность в конечном счете концентративна. Диссипация энергии по непреложным законам природы в силу тех же законов, сопровождается обстоятельствами, все более и более благоприятными для случайной концентрации энергии. Неизбежно наступит такой момент, когда две тенденции уравновесят друг друга. Именно в таком состоянии, несомненно, находится ныне весь мир.

Именно творцы прагматизма впервые объявили, что теория не содержит ни истинной, ни ложной информации, а является инструментом, способом описания, представлением. Нет и не может быть логических или априорных оснований принимать лишь одну из нескольких теорий: теория, которая объясняет все, ничего не объясняет.

Неверно представлять теорию как описание всего массива научных фактов. Теория избирательна, она способна описать не всю наличную совокупность фактов, а лишь наиболее представительные из них, чаще же — наиболее интересные для самого теоретика, выбранные им самим. По словам А. Эддингтона, ученые часто обнаруживают себя гоняющимися за своими собственными хвостами, поскольку способны извлекать из своих теорий лишь то, что вложили в них. Конечно, это верно лишь частично: наиболее привлекательны теории, не объясняющие, а предсказывающие ранее не известные явления. Кроме того, отличительная особенность теории — конкурентность, возможность проверки и опровержения, замены более плодотворными теориями менее плодотворных.

То обстоятельство, что все проверки теорий являются попытками фальсификации прогнозов, полученных с помощью этих теорий, дает ключ к пониманию научного метода. Такой взгляд на научный метод подтверждается историей науки, которая показывает, что научные теории часто опровергаются экспериментами и что опровержение теорий есть движущая сила научного прогресса. Поэтому нельзя согласиться с концепцией, согласно которой наука движется по кругу.

Главное свойство науки — открытость изменениям, вечная изменчивость, непрерывная перестройка стиля мышления и его содержания.

Рейхенбах верно говорит о конфликте поколений, обсуждая проблему смысла науки. А. Комптон, как бы иллюстрируя это, рассказывая о своем визите к Дж. Дж. Томсону в Кембридж, где он встретил его сына Д. П. Томсона, приехавшего на уик-энд, замечает: они забавлялись тем, что рассматривали фотоснимки, полученные с помощью электронных волн*. И далее: «Видеть великого старого ученого, потратившего лучшие годы своей жизни на доказательство корпускулярной природы электрона, полным восхищения трудами своего сына, открывшего, что электрон в процессе движения образует волны, было поистине драматично.

Упреждая Фейерабенда, Ницше говорил, что все самое главное рождается вопреки: новая истина возникает вопреки очевидности, новый опыт — вопреки старому. Любой научный метод, любая научная идея приедаются и теряют свою первоначальную плодотворность. Рано или поздно появляются ученые, отказывающиеся искать новшества на старых путях, будоражащие устоявшиеся формулировки законов природы, понуждающие научные понятия терять свою универсальность. По словам Жана Перрена, любое понятие перестает быть полезным и даже теряет свое значение по мере удаления от экспериментальных условий, в которых оно было сформировано, «иначе говоря, эта подвижность наиболее общепризнанных методов должна находиться, видимо, в самих основах психологии научного духа», — заключает Г. Башляр.

Сегодня мы понимаем, что научная мысль никогда не следует предписаниям Бэкона и Декарта. Согласно картезианской эпистемологии, в объективном мире существуют абсолютные элементы, и человеческий разум способен «схватывать» их непосредственно и во всей полноте. Собственно, метод Декарта и есть процедура постепенного уяснения абсолютных элементов. На самом деле глубоко ошибочна сама доктрина ясных и отчетливых (абсолютных) начал, ибо в мире не существует ни простых субстанций или явлений, ни простых идей. К тому же сам процесс познания происходит вопреки картезианскому методу выявления надежных и самоочевидных принципов.

Луи де Бройль:

На заре развития современной науки Декарт говорил, что следует пытаться объяснять естественные явления посредством форм и движений. Соотношение неопределенностей показывает, однако, что, строго говоря, подобная процедура невозможна, ибо одновременно нельзя познать и форму, и движение.

Г. Башляр:

В действительности ни одно из уточнений, которыми отмечены великие революции в современной физике, не следовали из исправления ошибок, относящихся к картезианским правилам мышления.

По существу, нет простых явлений; явление — это узел отношений. Нет и простого начала, простой субстанции; субстанция — это взаимопереплетение атрибутов. Нет и простой идеи, так как простая идея, как показал Дюпреель, должна быть включена (чтобы быть понятой) в сложную систему мысли и опыта. Использование научной мысли всегда сопровождается усложнением.

* Речь идет о явлении дифракции электронов.

Сказанное относится не только к физике или химии, но и к «царице наук» математике. Когда в 1853 году Лагерр опубликовал свою первую работу, произошла революция в аналитической геометрии, которая, по словам Пуанкаре, носила характер, прямо противоположный картезианскому методу:

До Декарта только случай или гений могли решить геометрическую проблему. После Декарта мы обладаем непогрешимыми правилами для того, чтобы достигать результата; чтобы быть геометром, достаточно быть терпеливым. Но чисто механический метод, который не требует от новаторского ума никаких усилий, не может быть подлинно плодотворным. Нужна была, следовательно, новая реформа и инициаторами ее стали Понселе и Шасль. Благодаря им мы ждем решения проблемы не от счастливого случая или долготерпения, а от глубокого знания математических фактов и их внутренних отношений.

Путь открытой науки — не бэконовское или картезианское очищение от ошибок, расширение системы, дополнение мысли, но — эволюционный скачок, прорыв, новый проект, изобретение нашего ума. «Метод Понселе, Шаслей и Лагерров — скорее метод изобретения, нежели решения. Он синтетичен по своей сути, и Пуанкаре прав, когда говорит, что он ведет нас в направлении, обратном картезианской реформе».

Научный мир есть наша верификация… Сформировав в итоге первоначальных усилий научного духа основу для изображения мира, духовная активность современной науки начинает конструировать мир по образцу разума.

Гениальные идеи волновой механики де Бройля и матричной механики Гейзенберга появились неожиданно, так сказать, без всякой исторической подготовки. Они отбросили в прошлое классическую и релятивистскую механику, ибо и та и другая представляют теперь всего лишь более или менее грубое приближение более тонких и полных теорий.

Открытая наука больше не довольствуется доктринами «ясности», «простоты» и «непосредственной данности» — она устремляется к реальностям второго, третьего и более глубоких порядков, ко все большей сложности, многозначности, парадоксальности.

Современная наука вовсе не признает свою неспособность описать свойства «как они есть» сами по себе — например, координату и импульс микрообъекта, — она отрицает наличие таких свойств и считает, что вообще ее цель не описывать данности, а представлять классы возможностей.

Наука — вечное обновление, подчиняющееся тезису Башляра: СЛЕДУЕТ ОБНОВЛЯТЬ ДУХ.

Как история, наука — музей. Наши потомки будут относиться к нашей науке не более как к паноптикуму идей, собранию пассивов. Их будут питать

новые, собственные, свои идеи. Активность разума — вот движущая сила, обилие плодов — вот результат!

В науке часто гораздо важнее сформулировать проблему, чем ее разрешить. Впрочем, и формулировка, и разрешение — удел избранных, одиночек. «Умственные приобретения» сконцентрированы в ничтожно малом количестве людей, доля людей, генерирующих стоящие идеи, ужасающе мала.

Идея такова: раз уж мы вбухали в научные исследования столько-то миллионов, то извольте нам выдать результаты, стоящие этих миллионов. Но такого не бывает. Это то же самое, как если бы вы явились к директору музыкальной школы и сказали: вот вам 25 миллионов долларов, столько же вы будете получать ежегодно в течение 15 лет, а мне подайте второго Бетховена. Не получится этого…

Увы, проблемы гениальности и озаренности находятся вне сферы науки — она как бы не желает знать собственные движущие силы. Ныне наука в основном суть рутинное поприще середняка, для которого всё, что не укладывается в рамки нормы, является помехой. Объективно ставка делается на эвримена — ведь не наберешься же необходимого количества работников, способных оценить результаты наблюдений и сделать на их основе нетривиальные выводы.

Прорывы познания — всегда разрушение плотин, сооружаемых долгим и систематическим трудом научной массы.

Можно ли говорить о прогрессе знания, если незнание бесконечно, если любые теории рано или поздно устаревают, если грядущие поколения будут жить по своим, а не твоим законам? Если прогресс существует, то будет ли он бесконечным? Возможно ли прекращение роста знания? Не существует ли опасность, что развитие науки закончится вследствие того, что она выполнит свою задачу? Отвечает К. Поппер:

Едва ли можно поверить в это, так как наше незнание бесконечно. Реальной опасностью для прогресса науки является не возможность его прекращения, а такие вещи, как отсутствие воображения, неоправданная вера в формализацию и точность или авторитаризм в той или иной из его многочисленных форм.

История науки, подобно истории всех человеческих идей, есть история безотчетных грез, упрямства и ошибок. Однако наука представляет собой один из немногих видов человеческой деятельности — возможно, единственный, — в котором ошибки подвергаются систематической критике и со временем довольно часто исправляются. Это дает нам основание говорить, что в науке мы часто учимся на своих ошибках и что прогресс в данной области возможен. В большинстве других областей человеческой деятельности существует изменение, но редко встречается прогресс (если только не принимать узкого взгляда на наши возможные жизненные цели), так как почти каждое приобретение уравновешивается, или более чем уравновешивается некоторой потерей. В большинстве областей мы даже не знаем, как оценить происшедшее изменение.

Можно полагать, что наука прогрессирует от теории к теории и что она представляет собой последовательность улучшающихся дедуктивных систем. Я хочу предложить рассматривать науку как прогрессирующую от одной проблеме к другой — от менее глубокой к более глубокой проблеме.

Э. Гуссерль ввел в философский оборот максиму «назад к самим вещам». Наука — форма такого прорыва к сущности вещей, «пенетрации» в бытие вещей, но форма специфическая и далеко не всеобъемлющая.

Наука не самоценна. Ценность науки опосредована идеальным царством целей и ценностей, с одной стороны, и свободой творцов науки, с другой. Из первого наука черпает идеи, благодаря второй эволюционизирует в прорыве к сущности вещей. Представители баденской школы философии Р. Виндельбанд и Г. Риккерт настойчиво пропагандировали необходимость дополнения науки ценностной точкой зрения — тем, что позже Фромм выразил антитезой «быть, а не иметь».

Ценна не наука сама по себе — ценны Личности в науке, идеи-эйдосы этих Творцов, не физика, а Планк, Эйнштейн, Бор, не биология, а Вейсман и Мендель…

Па первом Сольвеевском конгрессе Лоренц констатировал:

Прогресс науки является скорее результатом индивидуальных усилий, чем размышлений во время конгресса или совещания; и даже вполне возможно, что, пока мы обсуждаем какую-нибудь проблему, какой-нибудь ученый, работающий в уединении на другом конце света, отыскивает ее решение.

Действительно, именно в это время 25-летний Нильс Бор сделал решительный шаг, введя представления теории квантов в модель атома.

Наиболее глубокие прорывы спорадичны и случайны, ибо в их основе лежит не столько логика, рациональный, осознанный и расчлененный опыт, сколько мощь индивидуальных мозговых атак-озарений. Такова «ульмская ночь» Декарта — ночь «опровержения всех других систем» и «отказа от всех прежних взглядов». Кантор в 1882 году писал Дедекинду:

Как раз после наших недавних встреч в Гарцбурге и Эйзенахе, по воле всемогущего Бога, меня озарили самые удивительные, самые неожиданные идеи о теории ансамблей и теории чисел. Скажу больше, я нашел то, что бродило во мне в течение долгих лет.

И. Кант считал, что всякая наука начинается с интуиций и лишь затем переходит к понятиям, кончаясь идеями.

Античность стала эпохой множества гениальных прозрений в силу свободного полета духа, не скованного рациональными запретами и узким профессионализмом. Знание рождалось из мифологического сознания и жреческого поклонения. Вспомним учение о правильных многогранниках и их значение для эзотерического учения платоников, вспомним «темную» мудрость Эмпедокла или Гераклита. В известной мере справедливо, что и сама наука произошла из той мудрости софистов, будто самый плохой порядок лучше хаоса действительности. Во времена Пифагора наука зарождалась как пророческое знание, синтез геометрии и мистики. Научная аксиоматика, интуитивность, предпочтение мысли чувствам, идеализация модели — что это как ни пифагорейство?

Есть нечто символическое в том, что открывателем счета стал основатель эзотерической религии, а исчисления бесконечно малых — знаменитый епископ Брикский, пришедший к своим идеям из рассмотрения роли Бога в природе. Декарт, Паскаль, Кеплер, Ньютон были убеждены, что числа — суть средство интуитивного постижения божественного порядка.

Наука есть только то, где человек забывает себя. К. Ясперс говорил: «Я пытаюсь, исследуя и познавая, освободить себя от своего мира, чтобы найти мир вообще». Теоретическая наука имеет орфическое содержание, суть которого в страстном созерцании. Творчество — дитя острого переживания, внутреннего конфликта, страдания, муки, тех человеческих чувств, которые сродни богоосе-ненности, озарению, чуду, «арзамасскому ужасу» или «семеновскому плацу».

Вынужденное бродяжничество было уделом ученых во многие эпохи, писал Б. Рассел. Наша — не исключение: свободомыслие преследовалось всегда и всегда середняк недолюбливал «слишком умных». Наряду с бегством от свободы существует бегство от себя. Глубинной причиной бегства гениев (феномен, достойный специального исследования) является изгойство, стремление как-то «впрыгнуть» в свое время. Бегали даже Гёте и Толстой, признанием не обойденные. Но от себя убежать невозможно, как невозможно увлечь современников несвоевременными идеями. Ницше не случайно называл себя «несвоевременным мыслителем», а Киркегор определил собственный феномен еще точнее и глубже: «несчастнейший».

Мужество мыслить самостоятельно и оригинально — удел и привилегия одиночек, большей частью гонимых и отверженных.

Ученый «не должен» упреждать время, открытия должны быть своевременны — пионеров не прославляют, а подвергают остракизму. Вот почему существуют Роджеры и Фрэнсисы Бэконы, вот почему одного превозносят за то, что сделал другой.

Как правило, человек, который первым выдвигает новую идею, настолько опережает свое время, что его считают чудаком, так что он остается неизвестным и скоро его забывают. Затем постепенно мир вырастает до понимания такой идеи, и человек, который провозглашает ее, в надлежащий момент получает все почести. Так было, например, с Дарвином, а несчастный лорд Монбоддо в свое время стал посмешищем.

Примеры можно множить бесконечно. Вся история открытий — непрекращающаяся тяжба о приоритете.

Без знания истории наука опасна для культуры. Как и историю, науку должно делать осмотрительно и осторожно. История науки, генеалогия открытий — это история их подготовки.

Задолго до появления премудрого Утнапиштима (Ноя) человек изобрел жилище, колесо, лук и стрелы, научился пользоваться огнем, ковать метеорное железо, выращивать хлеб, разводить домашних животных и культивировать виноград. За семь тысячелетий письменной истории мы не сумели одомашнить ни одного нового дикого животного — всё это, как и колесо, было закончено за пределами памяти человечества. И если задуматься, без каких изобретений легче обойтись — современных или сделанных в донаучные времена, то не стоит спешить с ответом…

Роджеру Бэкону (XIII век) принадлежат открытия пороха, подводной лодки, скафандра, Раймонду Луллию — счетной машины. Галилеевы представления — всего лишь комментарий к оброненному Леонардо да Винчи замечанию о том, что Земля по отношению к Солнцу то же самое, что Луна по отношению к Земле. Гаусс получил многие результаты, достигнутые затем Бесселем, Гамильтоном, Абелем, Якоби и Коши; Генри Кавендиш открыл закон Кулона на 12 лет раньше Кулона, измерил величину диэлектрической постоянной за 65 лет до Фарадея, определил среднюю плотность Земли и сделал множество других открытий; Фарадей предсказал, что скорость распространения электрической индукции конечна; почти все уравнения Эйнштейна, даже известные под его именем, содержались у Лоренца, Гильберта и Пуанкаре.

Эйнштейн не первым связал пространство и время, Дарвин не первым выдвинул теорию эволюции, Гарвей не первым открыл кровообращение, а Пастер — микробов, Дженнер не первым привил коровью оспу — но именно они были первооткрывателями, окончательно осознав и строго сформулировав то, что было упреждающим время темным наитием других. «Узреть» еще не значит открыть. Открыть преждевременно — удел осененных. Чаще преждевременно удается «узреть», как Фракасторо «узрел» инфекцию, а Пастер — микробов.

Рождение идей трагично, но и общность идей может привести к трагедии. Выдающийся венгерский математик Иоган Больяи, открывший неэвклидову геометрию в том возрасте, в котором начинают изучать математику современные молодые люди, всю жизнь провел в одиночестве, разочаровавшись в жизни и людях. Причиной трагедии стал другой великий математик — Гаусс, которому отец Больяи послал рукопись выдающейся работы сына. Гаусс за несколько лет до Больяи пришел к выводу о возможности неэвклидовой геометрии, но, следуя девизу «pauca sed matura» — «немного, но зрело», нигде это не публиковал. В Гауссе сочетались два редких человеческих качества — прозорливость и осторожность. Он не только был насквозь пропитан математическими идеями, но обладал огромной проницательностью и интуицией. Он бесспорно мог создать новую геометрию с пят{м постукатом, отличающимся от эвклидового, но не сделал этпго, ибо не был уверен в безупаечности всей системы в целом. Поднявшисю выше очевидности, он убоялся того, что после ста бесспорных теорем сто первая приведет к абсурду. Доказать непротиворечивость неэвклижовой геометрии Гаусс не смог.

Больяи был молод, талантлив и самоуверен. Поэтому ответное письмо Гаусса, в котором тот излагал свою точку зрения на проблемы геометрии и которое кончалось словами «хвалить его (т. е. Больяи-сына) значило бы хвалить себя», глубоко ранило молодого человека. Он не мог поверить, что Гаусс умолчал величайшее открытие, и был настолько убежден в коварстве Гаусса, что считал фамилию Лобачевского псевдонимом Гаусса, который обхитрил его, Больяи, и напечатал свои труды под вымышленным именем. Между тем, великий русский математик, самостоятельно пришедший к идее неэвклидовой геометрии, развил ее в последовательную и непротиворечивую систему. Геометрия Лобачевского в итоге оказалась полнее и строже абсолютной геометрии Больяи, который существенно обеднил свою идею, отказавшись от пятого постулата.

Обиженный, обозленный на весь мир, ушедший в себя, медленно сходя с ума, Больяи умер, больше не создав ничего значительного.

Только что промелькнуло имя Дарвина. Видимо, не случайно. Я не очень доверяю дарвиновской модели эволюции и предпочитаю говорить о «древе жизни». Так вот: наука — тоже своего рода эволюционное «древо знания», во многом напоминающее другие виды эволюции материального мира — эволюцию элементов, Вселенной, жизни. Наука — древо, выбрасывающее все новые и новые побеги, отряхивающие засохшие листья и сучья, наращивающее «годовые кольца». Более того, оно может и умереть, оставив новые семена…

Эволюционная модель науки, помимо прочего, предполагает восхождение от классического отношения к миру к модернистскому, центробежному, нарративному, отчужденному. Галилей низверг Землю из центра планетарной системы, Дарвин низверг человека с пьедестала «избранника Бога», Фрейд низверг человеческий разум с сооруженного им самим трона абсолютного властителя. Пригожин и Моно продемонстрировали, что история созданной человеком науки есть не что иное, как история прогрессирующего отчуждения.

Но «эволюционная» модель науки неожиданным образом оборачивается эволюционной же опасностью «борьбы за существование», на которую в свое время обратил внимание сподвижник Ч. Дарвина Гексли: наряду с естественной конкуренцией, связанной с обладанием истины, существует иная, красочно описанная Гексли в ливерпульской речи 1869 года:

По мере того как все выше поднимается в своем развитии производство, совершенствуются и усложняются его процессы, обостряется и конкуренция, — в общую схватку одна за другою вовлекаются науки, чтобы внести свою лепту, и кто сможет наилучшим образом ими воспользоваться, тот выйдет победителем в этой борьбе за существование, бушующей под внешней безмятежностью современного общества так же яростно, как меж дикими обитателями лесов.

Говоря о новом отношении к миру, И. Пригожин призвал отказаться от детерминизма и одновариантности, от безальтернативности и завершенности. Наука — это риск и ответственность, возможность выбора и обновление:

В детерминистическом мире риск отсутствует, ибо риск есть лишь там, где универсум открывается как нечто многовариантное, подобное сфере человеческого бытия.

Именно такое, многовариантное видение мира, положенное в основание науки, с необходимостью раскрывает перед человечеством возможность выбора — выбора, означающего, между прочим, и определенную этическую ответственность. Когда-то Валери совершенно правильно отметил, что «время — это конструкция». Действительно, время не является чем-то готовым, предстающим в завершенных формах перед гипотетическим сверхчеловеческим разумом. Нет! Время — это нечто такое, что конструируется в каждый данный момент. И человечество может принять участие в процессе этого конструирования.

Когда читаешь множество книг, нередко испытываешь странное, амбивалентное чувство радости-разочарования, натыкаясь на тексты, абсолютно соответствующие твоему строю мыслей, но написанные не тобой. Завершу этот раздел таким текстом, принадлежащим величайшему ученому и мыслителю нашего времени:

Не нами выбран мир, который нам приходится изучать; мы родились в этом мире и нам следует воспринимать его таким, каким он существует, приспосабливая к нему, насколько возможно, наши априорные представления. Да, мир нестабилен. Но это не означает, что он не поддается научному изучению. Признание нестабильности — не капитуляция, напротив — приглашение к новым экспериментальным и теоретическим исследованиям, принимающим в расчет специфический характер этого мира. Следует лишь распроститься с представлением, будто этот мир — наш безропотный слуга. Мы должны с уважением относиться к нему. Мы должны признать, что не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов, как не можем полностью контролировать социальные процессы (хотя экстраполяция классической физики на общество долгое время заставляла нас поверить в это).

Наше знание — всего лишь небольшое оконце в универсум и из-за нестабильности мира нам следует отказаться даже от мечты об исчерпывающем знании. Заглядывая в оконце, мы можем, конечно, экстраполировать имеющиеся знания за границы нашего видения и строить догадки по поводу того, каким мог бы быть механизм, управляющий динамикой универсума. Однако нам не следует забывать, что, хотя мы в принципе и можем знать начальные условия в бесконечном числе точек, будущее, тем не менее, остается принципиально непредсказуемым.

И еще, заметим, новое отношение к миру предполагает сближение деятельности ученого и литератора. Литературное произведение, как правило, начинается с описания исходной ситуации с помощью конечного числа слов, причем в этой своей части повествование еще открыто для многочисленных различных линий развития сюжета. Эта особенность литературного произведения как раз и придает чтению занимательность — всегда интересно, какой из возможных вариантов развития исходной ситуации будет реализован. Также и в музыке — в фугах Баха, например, заданная тема всегда допускает великое множество продолжений, из которых гениальный композитор выбирал на его взгляд необходимое. Такой универсум художественного творчества весьма отличен от классического образа мира, но он легко соотносим с современной физикой и космологией. Вырисовываются контуры новой рациональности, к которой ведет идея нестабильности. Эта идея кладет конец претензиям на абсолютный контроль над какой-либо сферой реальности, кладет конец любым возможным мечтаниям об абсолютно контролируемом обществе. Реальность вообще не контролируема, в смысле, который был провозглашен прежней наукой.

ДУМАТЬ — ЭТО НЕ САМОЕ ХУДШЕЕ

Можно сбросить с себя фиговый листок рационализма, но недопустимо погружаться в хаос.

Г. Г. Маркес

Вера в разум, пришедшая на смену вере в Бога, кончилась приблизительно тем же: Вольтер призвал раздавить гадину, Достоевский устрашился окале-читься мыслью. После катаклизмов XX века интеллектуалы, предвещавшие «торжество разума», в один голос потребовали сбросить оковы «мертвящего анализа разума», заговорили о бесконтрольности рассудка и страшном душевном опустошении.

Наша эпоха характеризуется глубоким расколом, который принимает все более угрожающие формы. С одной стороны, человечеству удается все глубже проникнуть в тайны творения. С другой, этому противостоит ужасающее падение нравов человеческого существа. Душа и сердце не играют уже большой роли. Рационализация всех областей жизни влечет за собой страшное душевное опустошение.

Симптомы кризиса эпохи харизматические мудрецы почувствовали задолго до наступления тоталитаризма. В 1846 году, когда Маркс только приступал к самому человеконенавистническому учению, Киркегор рассказал, во что оно превратится на практике: «Общественность есть чудовищное нечто, абстрактная пустыня и пустота, которая есть все и ничто»; «Установившееся злопамятство есть нивелирование, и в то же время как страстная эпоха стремится вперед, возвышает и свергает, созидает и подчиняет, рефлектированная, бесстрастная эпоха делает противоположное, она удушает и препятствует, она нивелирует».

В толпе нет правды, потому-то Христос и был распят, что он, хотя и обращался ко всем, не хотел иметь дело с толпой, потому что он не разрешил толпе ничем помочь себе, потому что в этом отношении он отверг людей абсолютно: он не стал бы основывать партию, не разрешил бы голосование; он хотел быть тем, кем он и был, то есть истиной для отдельной личности. И отсюда каждый, кто будет честно служить истине, есть eo ipso, так или иначе — мученик. Ни один поборник истины не отважится связаться с толпой.

Еще до Киркегора другой «бродячий судия мира», странствующий по захолустным дорогам Слобожанщины, мой земляк, Григорий Сковорода, первопроходец русской экзистенциальной философии, написал удивительные слова:

Ныне измерили море, землю, воздух, небеса и обеспокоили брюхо земное ради металлов; размежевали планеты, доискались на луне гор; строим непонятные машины; засыпаем бездны; воспрещаем и привлекаем стремления водные. Боже мой! чего мы не умеем, чего не можем? Но то горе, что при всем том, кажется, чегосъ великого недостает.

Став поветрием времени, антиинтеллектуализм имеет глубокие корни: Соломон, античные схолархи, отцы церкви, средневековые мистики, Шекспир, Донн, Монтень…

Скопленье атомов мне гибель предвещает…

Когда в посланиях к колоссянам и коринфянам апостол Павел пишет, что наша мудрость — лишь безумие перед лицом Бога, что самое суетное существо на свете, человек, кичащийся своим знанием, даже не знает что это такое, и что человек, который ничего не значит, но мнит себя значащим, занимается самообольщением и самообманом, то как тут не вспомнить уже не апостола религии, а первого апостола Просвещения, говорящего, что человеческий разум настолько недостаточен, что нет ни одной вещи, которая была бы ему достаточно ясна.

Самомнение — наша прирожденная и естественная болезнь.

Чем острее и проницательнее ум, тем отчетливее он понимает свое бессилие и тем меньше доверяет себе.

Разум — это такая скользкая вещь, что ее ни за что не ухватишь и никак не удержишь, он столь многолик и изменчив, что невозможно ни поймать его, ни связать.

Мы видим, что во все эпохи борьба против разума велась самим разумом; преодоление господства разума всегда было задачей интеллектуальной. Разум тем и отличается от инстинкта, что незыблемости предпочитает альтернативу, уверенности — поиск новых путей и возможностей.

Все творческое в человеке не инстинктивно, инстинкт консервативен, безличен, неизменен; если в человеческой жизни есть подлинная инициатива, то это дело интеллекта.

В конце концов, все философские и иные попытки выйти на рубеж «по ту сторону» разума, найти то, что Хабермас называл «Другим по отношению к Разуму», потерпели фиаско: за пределами принимающего разные формы знания лежит только тьма.

Когда в поношении разума заходят слишком далеко, это неизбежно кончается культом воли и силы, торжеством подсознательного и инстинктивного. Стоит нарушить равновесие мысли и жизни, как тотчас возникают опасности коричневой чумы или красного вырождения, иррациональной некрофилии или рационализированного бездушия, равно далеких от духовной культуры.

Чем же объяснить ту антикультурную линию сокрушения разума, его распятия великими философами и поэтами? —

Он лучше б жил чуть-чуть, не озари

Его ты божьей искрой изнутри.

Он эту искру разумом зовет

И с этой искрой скот скотом живет.

Или:

Гоните душу, память прочь,

И на сознанье киньте ночь.

Или:

Длань к яблоку познанья

Не простирай,

Не то мы в наказанье

Утратим рай.

Или:

О, что в душе моей поет,

Когда с рассудком я в разлуке?

Какие сладостные звуки!

То кровь поет и вдаль зовет.

Магия мысли утрачена; мысль есть ржавчина жизни, оплот разума — толпа безумных; разумность — человеческая выдумка, которую на каждом шагу отвергают факты мироздания; мы не можем ожидать многого от человеческого разума, так как его главные усилия большей частью служат самообману; руководствуясь одним только разумом, нельзя ни быть нравственным, ни заниматься политикой. Разума недостаточно, решающие дела творятся помимо него; мышление мешает существованию, не только не давая ему опоры, но делая его все более неуверенным и несчастным. Нешина познания вовсе не являешея для еущеешвования безуеловно хорошей; чем глупее, тем и яснее. Глупость коротка и нехитра, а ум виляет и прячется. Ум подлец, а глупость пряма и честна; ум, обладающий механической силой, автоматизирует жизнь человека, подчиняет всё механическим принципам, объявляя последние идеалами или идеями; разум ничего не доказывает, мысли не достают до души! Разум бесстыдно нашептывает нам миллион глупостей за одну красивую идею, которую нам оставляет; неспособность понять становится тем, что всё объясняет…

Кто сказал? Пожалуйста: Поульсен, Байрон, Цицерон, Фрай, Ардри, Музилъ, Ясперс, Достоевский, Лоуренс, Валери…

Д. Мережковский:

Думай, не думай, — всё будет по-прежнему… Выше головы не прыгнешь, плетью обуха не перешибешь: обух неперешибаемый — …жизнь, плеть — …литература.

Ф. Достоевский:

Рассудок, господа, есть вещь хорошая, это бесспорно, но рассудок есть только рассудок и удовлетворяет только рассудочной способности человека, а хотенье есть проявление всей жизни, то есть человеческой жизни и с рассудком и со всеми почесываниями. И хоть жизнь наша в этом проявлении выходит зачастую дрянцо, но все-таки жизнь, а не одно извлечение квадратного корня.

М. Салтыков-Щедрин:

Но так как он все-таки был сыном XVIII века, то в болтовне его нередко прорывался дух исследования, который мог бы дать очень горькие плоды, если б он не был в значительной степени смягчен духом легкомыслия. Так, например, однажды он начал объяснять глуповцам права человека; но, к счастью, кончил тем, что объяснил права Бурбонов. В другой раз он начал с того, что убеждал обывателей уверовать в богиню Разума, и кончил тем, что просил признать непогрешимость папы.

А. Жид:

Множественность вещей ускользает от рассудка, а тот, кто, желая понять жизнь, пользуется только рассудком, похож на человека, полагающего, будто он может схватить пламя каминными щипцами. Он схватывает только кусок обуглившегося дерева, который тотчас перестает пылать.

Д. Г. Лоуренс:

Ум, обладающий механической силой, автоматизирует жизнь человека, подчиняет всё механическим принципам, объявляя последние идеалами или идеями.

Взять хотя бы своеобразное пристрастие научной мысли к механическим, статистическим, вещественным объяснениям, у которых словно бы вырезали сердце. Видеть в доброте лишь особую форму эгоизма; связывать эмоции с железами внутренней секреции; объяснять знаменитую нравственную свободу характера как автоматически возникший умственный придаток к торговле; сводить зачатие и самоубийства к ежегодным кривым, показывающим вынужденность того, что представляется самым свободным волевым актом; приравнивать друг к другу задний проход и рот как ректальный и оральный концы одного и того же — такого рода идеи всегда находят какую-то благоприятную предрасположенность, чтобы считаться особо научными. Любовь к истине тут, спору нет, налицо; но вокруг этой светлой любви есть еще пристрастие к необходимости, к неумолимости, к охлаждению и отрезвлению. Другими словами, голос истины сопровождается подозрительными побочными шумами…

Г. Гессе:

То, что мы делаем, наверное, безумно, и все же, наверно, это хорошо и необходимо. Нехорошо, когда человечество перенапрягает рассудок и пытается с помощью разума привести в порядок вещи, которые ему еще совсем недоступны. Тогда возникают разные идеалы… они чрезвычайно разумны, и все же они страшно насилуют и обирают жизнь, ибо очень уж наивно упрощают ее.

Достоевский: «Жизнь полюбить прежде логики. С одной логикой нельзя натуру перескочить».

Ницше: «Рационализм является опасной силой, подкапывающейся под жизнь».

Мандельштам: «Свободный ум человека отделился от науки. Он очутился всюду, только не в ней: в поэзии, в мистике, в богословии».

Джемс: «Рационализм презирает частное, личное, интимное. Его влечет очевидность».

Голдинг: «Рационализм для меня проклятье».

Мориак: «Человеческая логика не имеет почти ничего общего с темными законами подлинной жизни».

Фриш: «Только человеку, который в полном разладе с миром, нужен порядок».

Камю: «Если бы кто-нибудь захотел написать единственно действительную историю человеческой мысли, это была бы история ее отказа от себя и ее бессилия».

Швейцер: «Наше отношение к миру — плод не познания, а непосредственного восприятия его, переживания».

Можно продолжать и продолжать… Вся мировая культура, все великие русские, вся литература и философия XX века… И вот уже вселенная — ошибка в чистоте небытия. И вот уже — неспособность понять становится тем, что всё объясняет.

Так почему же мысль устрашилась самой себя? Чем объяснить восстание культуры против рационализации? Откуда эта уверенность, что логика непричастна к реальности, большей ее части?

Со времен Дж. Буля логики и философы проделали гигантскую работу по изучению законов мышления. И тем не менее, как это ни парадоксально, практическое значение формальной логики, законов мышления и научной методологии очень ограничено как в повседневной жизни, так и в науке.

Открытий, обязанных своим появлением логике, крайне мало.

Дело даже не в этом: логическая форма прекрасно прикрывает хаотическую сущность и античеловечность. За аргументом дело не станет, всё логически обоснуемо: и расизм (Гобино), и антисемитизм (Достоевский), и фашизм (Гитлер), и диктатура пролетариата (Маркс).

Подобно тому, как существуют несоизмеримые структуры мышления, существуют разные логики и формы рационализма. При этом логика и рационализм в целом представляют собой лишь одну из многих форм восприятия мира. Скажем, здравый смысл гомеровской эпохи и разные формы рационализма, возникшие в период с VI по IV в. до н. э., как выяснил П. Фейерабенд, имеют разные внутренние структуры.

Сам рационализм представляет собой секуляризованную форму веры в силу логики и объективность, не зависящие от традиций и воли человека. Рационализм науки явно преувеличен: во-первых, история знания никогда не была рациональной и не осуществлялась рациональным образом, во-вторых, существующие стандарты рациональности очень узки для знания и их ригористическое использование лишь тормозит развитие науки.

П. Фейерабенд:

Обращаясь к логике, мы видим, что даже наиболее простые ее требования не выполняются в научной практике и не могут бытъ выполнены вследствие сложности материала. Идеи, которые ученые используют для представления известного и проникновения в неизвестное, очень редко согласуются со строгими предписаниями логики или чистой математики, и попытка подчинить им науку лишила бы ее той гибкости, без которой прогресс невозможен. Таким образом, мы видим, что одних фактов недостаточно для того, чтобы заставить нас принять или отвергнуть научную теорию, они оставляют мышлению слишком широкий простор; логика и методология слишком много устраняют, поэтому являются слишком узкими.

Если бы научные теории строились с применением исключительно рациональных процедур, наука существенно обеднила бы собственное содержание.

Рациональность вообще не тождественна содержательности, точно так же, как иррациональность вполне может оказаться результативной.

Теория — поэзия науки.

Природа. Окруженные и охваченные ею, мы не можем ни выйти из нее, ни глубже в нее проникнуть. Непрошеная, нежданная, захватывает она нас в вихрь своей пляски и несется с нами, пока, утомленные, мы не выпадаем из рук ее.

Наука — это бесконечные ряды вопросов, от которых нельзя уклониться, и бесконечные вереницы ответов, которыми нельзя довольствоваться.

Почему законы природы, этого непостижимо сложного и разнообразного мира, непостижимо просты? Почему здесь правят прямая и обратная пропорциональность, парабола и экспонента? Почему четвертая степень настораживает нас, а пятая заставляет усомниться в правильности закона? Почему а 2,ш(з) бросает нас в дрожь, хотя, в принципе, ничем не отличается от или а²? Не потому ли, что теория — фантастическая песнь науки? Не потому ли, что математика ее живая вода?

Наука, эта дочь удивления и любопытства, берет свое начало с осознания числа как сущности всех вещей. Пифагорейцы, первыми узревшие это, превратили хаос в порядок. Закладывая начала науки, они узрели и другое: помимо числа в мире наличествует и другое, гораздо более важное — το μη ον, ничто, и άπειρον, безмерность.

Машина по производству силлогизмов, как звали Декарта, видел в арифметике и геометрии науки, полностью свободные от недостоверности. Но в конце жизни тот же Декарт писал, что нет более пустого занятия, чем заниматься бесплодными числами и воображаемыми фигурами.

Августин противостоял Пелагию, Лютер — Эразму Роттердамскому, Киркегор — Гегелю не столько разным отношением к свободе воле и искуплению, сколько вйдением человека и его способности «исчислить мир». Августин, Лютер, Киркегор подсознательно чувствовали, что в мире есть нечто, лежащее по ту сторону разума, рациональности и добра, и что это нечто существенно превышает умопостигаемость, разумение и человеческую способность «объять необъятное». Не случайно именно в годы жизни Эразма Босх писал свои символические кошмары, а Дюрер обнародовал цикл замечательных гравюр на дереве, наполненных ощущением надвигающихся потрясений — я имею в виду его Апокалипсис.

Некогда Джинс сказал: «Великий Архитектор был математиком». Это — узкий взгляд на Бога: хотя законам природы можно придать алгебраический вид, рассудочность или рациональность не является ни исчерпывающей, ни окончательной в познании вещей.

Подпольный человек Достоевского отнюдь не случайно жаловался: «Законы природы постоянно и более всего всю жизнь меня обижали».

Идея простоты, на которой зиждется наука, знание, истина, рационализирует Творца, обращает Его в Логоса, придает законам природы вид простейших функций.

Мы знаем только один закон — закон постоянства и однородности. К этой простой идее мы пытаемся свести все другие, и, как мы думаем, только в этом сведении и заключается наука,— пишет Пуансо в Элементах статики.

Бурбаки:

В своей аксиоматической форме математика представляется скоплением абстрактных форм — математических структур, и оказывается (хотя по существу и неизвестно почему), что некоторые аспекты экспериментальной действительности как будто в результате предопределения укладываются в некоторые из этих форм.

Наука не может быть иррациональной. Галилею принадлежит идея, что «природа написана математическим языком». Приходится только удивляться этому гениальному предвидению, основанному на ничтожном количестве фактов.

Кардинальная, но мало затрагиваемая проблема математики — соотношение абстракции и бытия, математики и реального мира. Прав ли М. Вебер, считавший, что математически ориентированное мышление изгоняет смысл? Пустая симметрия, всеобщая схема или абсолютно связующая математическая формула мира?

Нет сомнений в том, что умозрительные, не имеющие отношения к реальности построения, схемы схем, иногда удивительным образом прекрасно ее описывают, как нет сомнения и в том, что «нам совершенно не известны причины этого и, быть может, мы их никогда не узнаем» (Бурбаки). В конце концов математик много, а мир один. Или в разных математиках (например, геометриях) он выявляет свои разные срезы? Но если абстракции, польза которых не вызывает сомнений, отвечают видимой реальности, то не означает ли это, что платоновские идеи — просто математические формулы, с помощью которых Бог упорядочивает хаотический мир?

Или сам человек — немного бог, заставляющий мир материализоваться по законам умозрительных абстракций? А, может быть, материализация эта кажущаяся и входит в ритуал посвящения — приобщения к эзотерическому миру, существующему в математических фантазиях его создателей?

А может быть, математика — безумное чаепитие или улыбка Чеширского Кота?

— Д-да! — подумала Алиса. — Видала я котов без улыбок, но улыбка без кота! Такого я в жизни еще не встречала.

Сказки нравятся детям по той же причине, что и теории ученым мужам — за нереальную реальность, которой нет, но которая страстно желаема. Совпадение мироздания с умозрением очаровывает нас, внушая почти мистическую веру в реальность кварков и квантов, придуманных нами.

Среди чудес света самое невероятное — наука: отыскание соответствий между тем, что мы видим, и тем, что выдумываем. Наука — величественная фантазия, теория — фабрика по производству грез, чудо — совпадение реалий и фантазий.

Не обязано ли обилие такого рода чудес феерическому богатству человеческих фантазий?

Порядок, который наука утверждает в природе, конкурирует с неконтролируемым беспорядком мышления — наиболее плодотворной силы, рождающей идеи. Дух науки нуждается в хаосе идей куда больше, чем в их упорядочении. Даже математика, эта высшая форма упорядочения, развивается путем полета фантазии ее творцов.

Мистификация науки состоит не в извращении ее результатов, но в мистической вере в правдоподобие вымысла. «Я полагаю, признавался Б. Рассел, что математика является главным источником веры в вечную и точную истину».

Вера — важнейшая опора знания. Я специально остановлюсь на этой животрепещущей проблеме, а пока ограничусь примерами: всесилие знания, торжество разума, доказательства бытия Бога, вечные и незыблемые законы природы, ordo ordinum* — разве это не формулы веры?

Разве что «наука исследует причины, религия — цели».

Одному из основателей армянской патристики Давиду Анахту принадлежит мысль, что восхождение мыслителя по ступеням мудрости суть последовательные этапы от физики к математике и затем к теологии. Сама по себе логика не только безжалостна и холодна, но и малоинформативна. К тому же не из какой логики нельзя вывести нравственность, понятие добра, милосердие, не говоря уж о том, что логика ведет скорее от Бога, чем к Нему. Физики и математики недостаточно для мудрости — я присягаю, что говорю правду, ибо изнутри знаю этот мир…

* Великий порядок (латин. ).

Э. Ж. Ренан:

Наука имеет дело с предметами, ближайшими к нам, явными и познаваемыми, вера же — со всеми предметами далекими, незримыми и не постигаемыми с достоверностью. Ее сопровождает сомнение, тогда как наука чужда сомнению. Всякое сомнение рождает разногласие, а отсутствие сомнения — согласие. Итак, наука сильнее веры и ее следует предпочесть вере. Но Бог еще выше науки, ибо сами верующие, исследуя свою веру, защищают ее посредством науки, говоря, что в настоящее время мы верим тому, что будем однажды знать.

Р. Вайян:

Вся история науки — это история борьбы разума против сакрального. И не случайно, что у начала каждой научной области… высится фигура великого гонимого.

Мы видим, как рождается сциентизм — религия науки, возникающая тогда, когда наука начинает окостеневать. Рождается новая разновидность «священного». Научное исследование обретает жизнь, лишь преодолевая и устаревшую методологию, и сопротивление официальной науки. Ему нужно утвердить себя в борьбе и со «священным», и с теми привилегиями, которые извлекают из него выгоду.

Различие между наукой и теологией — в их отношении к телеологии, к целеполагающему началу. Наука выделилась из натурфилософии, когда занялась конкретными частностями. Это принято связывать с именем Галилея, хотя задолго до него Левкипп и Демокрит обратились от всеобщности к конкретике. С тех пор вместо целей и причин всеобщего, которым занята теология, науку интересуют цели и причины частного. Атомисты изначально отказались от вопроса, какова цель или причина мира, — их интересовали конкретные вопросы и на них они давали конкретные ответы. Одно бесконечное «почему?» было разбито на бесконечное число малых, и хотя это сделало невозможным получить ответ, стала возможной наука.

Ни наука, ни теология не могут объяснить бытие как целое. Наука, исключившая Бога, вообще элиминирует такую проблему. Теология дает телеологическое объяснение мира: своим существованием бытие обязано Творцу, реализующему свои цели. Правда, при этом возникает вопрос: какой цели служит сам Создатель? Иными словами, наука не интересуется целями и причинами всеобщего, довольствуясь конкретным. Теология же, не отказываясь от всеобщности, сводит бытие к лишенному цели и причины надмировому началу. В этом отношении наука и теология взаимодополнительны. Так что не удивительно, что все крупные ученые не скрывают своей религиозности.

Сама наука в своем развитии проходит три стадии: теологическую, метафизическую и научную.

Ч. Дарвин:

Идея г. Конта о теологическом состоянии науки — замечательная идея: прежде чем научиться руководствоваться аналогией, человек заключает, что любой единичный факт связан с законом.

Вопреки своей истории и своей философии наука постоянно стремится к той же цели, что и гегелевский абсолютный дух, — стать окончательной математикой, единой системой отношений, захватившей целокупность реального в расставленную заранее сеть. Отсюда все безнадежные попытки создать единую теорию поля, общую систему частиц, окончательную физику мира. Такого рода попытки

Мудрость веков: ритуалы, которые сделают вас счастливее

27 мая 2019

26426 просмотров

Лера Петросян
Исследую себя в действии и пространстве. В поиске ответов взялась за рубрику «Жить интересно 20+».
  • medium.com/@lerapetrosyan
  • Люди глубоко уважают мудрецов античности. Но почему-то не читают их труды. Интересный факт: если вы выбираете книги в секции «классика», а не на полках по саморазвитию, ваши шансы прожить счастливую жизнь значительно вырастают.

    Эрик Баркер, чью статью я перевела для вас сегодня, считает, что для счастья нам вполне достаточно идей, известных тысячи лет. 

    Как получить выжимку из всего, что писали великие умы школы стоицизма? В поиске ответа на этот вопрос я обратился к моему другу Райану Холидею (его сайт: http://ryanholiday.net), автору таких бестселлеров, как «Верьте мне – я лгу!», «Как решают проблемы сильные люди», «Хакер маркетинга. Креатив и технологии» и еще нескольких книг, пока не переведенных на русский язык.

    Eric Barker
    Журналист, пишет для Нью-Йорк Таймс, Wall Street Journal, Wired Magazine и Time Magazine. Изучает последние достижения науки о поведении человека, чтобы помочь нам быть эффективнее на работе и дома

    Нас расстраивают не события, а убеждения

    Представьте, от вас ушел любимый человек. Вам грустно? Мир никогда не будет прежним?

    Теперь представьте тот же сценарий, но в конце вы узнаете, что этот человек — психопат, убивший троих своих прошлых партнеров. Вы огорчены, что вас оставили? Да нет же, вы перепуганы!

    Становится ясно, что сам факт разлуки не так важен, как ваш взгляд на ситуацию.

    Если вы теряете работу и уверены, что это была скверная должность, а поиски нового места не займут много времени, то вы не тревожитесь. Если же вы убеждены, что это была лучшая работа и другой такой вам никогда не найти, то вы опустошены.

    Процитировать в Твиттере

    Наши эмоции не случайны, они исходят из наших мыслей.

    Райан:

    «Учения стоиков показывают, что нет плохих или хороших событий, есть лишь наше восприятие происходящего. Шекспир заключил это так: «Нет ничего ни хорошего, ни плохого — это размышление делает всё таковым». И Шекспир, и античные философы уверяют нас в том, что мир безразличен и объективен. Как говорят стоики: «Это случилось со мной» и «Это случилось со мной, и это ужасно» не одно и тоже. Если же вы остановитесь лишь на первой части, то будете более жизнерадостны и сможете вынести что-то хорошее из всего, что бы с вами ни происходило».

    Учение школы стоицизма было адаптировано известным психологом Альбертом Эллисом и повлияло на формирование рационально-эмоциональной поведенческой терапии — основного метода, помогающего преодолеть целый спектр серьезных проблем, от депрессии до неконтролируемой ярости.

    Процитировать в Твиттере

    Большинство переживаний вызвано нашими иррациональными убеждениями.

    В следующий раз, когда столкнётесь с негативными эмоциями, не фокусируйтесь на событии, послужившем причиной. Задайте себе вопрос, насколько ваши мысли рациональны:

    — Если мой партнер ушел от меня, я никогда не оправлюсь от этого.

    — Если я потеряю работу, моя жизнь окончена.

    — Если я не дочитаю до конца этот пост, автор возненавидит меня.

    Эти суждения иррациональны, и именно они провоцирует беспокойство, злобу или депрессию.

    Измените ход ваших мыслей, и вы сможете совладать с эмоциями: «Даже если он/она бросит меня, я встречу кого-нибудь другого. Это уже случалось раньше, и я справился».

    Но что же делать, если вы переживаете по поводу будущего?

    Контролируйте то, что можете, и игнорируйте остальное

    Вам знакома Молитва Безмятежности? (Ее автор — Рейнхольд Нибур, американский теолог, живший на рубеже XIX-XX веков):

    «Господи, даруй мне умение принять то, что я не могу изменить,

    Мужество, изменить то, что мне подвластно,

    И мудрость, чтобы отличить одно от другого».

    Рейнхольд Нибур пришёл к этой мысли в тридцатые годы прошлого столетия. Стоики проповедовали эту простую идею еще 2000 лет назад. Философы античности много внимания уделяли контролю, но всё же не были помешаны на нём. Ключевая мысль стоицизма: «Могу ли я как-то повлиять на это?»

    Если да, делайте это. Если же не можете… значит, что вы не можете. Переживания не приводят ни к чему, кроме стресса.

    Райан:

    «Согласно учениям стоицизма, зачастую то, что нас беспокоит — это то, над чем мы не властны. Например, у меня запланировано на завтра важное дело, и я переживаю по поводу дождя. Не имеет никакого значения, сколько я буду нервничать. Дождь от этого не прекратится. Стоики утверждают: «Вы не только будете счастливее, если научитесь различать ситуации, в которых можете и не можете повлиять на происходящее, но и станете более продуктивны и эффективны, если направите свою энергию всецело на то, над чем имеете контроль».

    В следующий раз, когда будете переживать по поводу происходящего, остановитесь на секунду и спросите себя: «Могу ли я повлиять на события?» Если да, то перестаньте волноваться и возьмитесь за работу. Если же вы не в силах контролировать ситуацию, переживания не улучшат положение дел.

    Грусть, злость, переживания — это иррациональная реакция и не лучший способ реагировать на происходящее.

    Как же тогда относиться к событиям, которые идут не по плану?

    Принимайте всё, но не будьте пассивны

    С этим пунктом связано больше всего проблем. Никто не любит слово «принимайте». Для многих оно означает смириться и сдаться. Но это не так.

    Давайте посмотрим на это по-другому. Какой антоним у слова «принимать»? Отрицать. Никто никогда не рекомендует отрицать происходящее.

    Альберт Эллис советовал людям исключить из своей речи слово «должен». «Должен» — и есть отрицание. Как бы вы ни хотели, ваши ожидания не будут преобладать над реальностью.

    — Мои дети должны вести себя хорошо. (Но они так не делают.)

    — Дорога должна быть не так загружена. (Но мы уже битый час стоим в пробке.)

    — Дождь не должен был идти. (Но на улице ливень.)

    Отрицание — иррационально, а иррациональные убеждения — корень негативных эмоций. Поэтому первый шаг — это принять реалии настоящего. Но это совсем не значит, что вы должны быть пассивны.

    Вы принимаете тот факт, что идёт дождь. Отрицание и «должен» ничего не поменяют… Но это не значит, что вы не можете взять с собой зонт.

    Райан:

    «В нашем понимание принятие — синоним смирению, но для стоиков это значит принимать факты, как они есть, а потом уже решать, что с ними делать. Проблема в том, что из-за наших ожиданий, мы воспринимаем принятие как подчинение обстоятельствам, тогда как в действительности мы и не представляем, что может произойти. Как говорят стоики: «Давайте не будем тратить энергию на поиски того, что вне нашего контроля, лучше примем эти факты, будем двигаться дальше и посмотрим, что с этим можно сделать».

    В следующий раз, когда всё пойдёт не так, как было задумано, не отрицайте, примите это. Спросите, можете ли вы повлиять на происходящее? Если да, сделайте что-нибудь. Если же нет, спросите себя, рациональны ли ваши убеждения.

    Именно так вы уйдёте от «Не должно было быть дождя! Теперь мы не можем пойти в парк! Весь день испорчен!» к «Идёт дождь, значит никакого похода в парк. Давайте тогда посмотрим хороший фильм!»

    Итак, мы разобрали учения стоицизма о том, как совладать с негативными эмоциями. Это наша защита. Теперь давайте поговорим о нападении — о том, как улучшить положение.

    Решите, чьим ребенком вы будете

    Знаю, знаю, звучит бессмысленно. Дайте минутку,  я сейчас всё объясню.

    Всё то, о чем мы говорили ранее, происходит в голове. И как мы уже выяснили, именно из головы исходят почти все наши проблемы. Но если мы хотим улучшить ситуацию, необходимо учиться у других людей.

    Вы не одни в этом мире. Так много всего можно узнать от других людей: примеры для подражания, менторы. Сенека, один из столпов стоицизма, выразил эту мысль в красивом высказывании, которое я очень люблю:

    «Мы любим повторять, что не можем выбирать родителей, что они определяются нам волей случая, тем не менее мы по-настоящему властны выбрать, чьим сыном хотим быть».

    Когда я общался с профессором Андерсом Эриксоном, автором теории о 10 000 часов практики, которые способны сделать любого экспертом, он сказал: если хочешь стать лучше в любой сфере, то первый шаг — это найти наставника.

    Андерс:

    «Необходимо поговорить с человеком, которым восхищаются, который выполняет нечто на таком уровне, которого вы хотели бы достичь. Наличие такого ментора поможет понять, что возможно требуется изменить, чтобы достичь желаемого уровня мастерства. Спросите этого человека, как он достиг своего, попросите помочь вам определить то, что мешает вам на данный момент достичь желаемого, и каковы последующие шаги в направлении цели».

    В следующий раз, когда вы сталкиваетесь с препятствием, подумайте о человеке, которым восхищаетесь. Исследования показывают, что вопрос «Что бы ________ сделал на моём месте?» может оказать сильное позитивное влияние на ваше поведение.

    Примеры для подражания и менторы отлично помогают достичь лучшей версии себя. Однако, как убедиться, что вы действительно совершенствуетесь? Как узнать, что вы прогрессируете на выбранном пути?

    Утренние и вечерние ритуалы имеют существенное влияние

    Огромное количество исследований подтверждают, что ритуалы могут значительно улучшить нашу жизнь. Какой вид ритуалов рекомендовали стоики?

    Утренний и вечерний ритуалы. Один — чтобы помочь вам подготовиться к настоящему дню, и другой — чтобы оценить, как прошел этот день, и что можно исправить в дальнейшем.

    Райан:

    «Стоицизм учит нас начинать день с ритуала, который напоминал бы то, с чем нам предстоит столкнуться. Марк Аврелий  говорил: «Сегодня люди, которых ты повстречаешь, будут…» и затем он перечислял все негативные черты, которые могли бы повстречаться в течение дня. Это не пессимистическое отношение, он говорил: «Теперь, когда ты уже знаешь всё это, то уже не воспринимаешь всё на свой счёт и не пытаешься понять, почему человек ведёт себя именно так, прощаешь и любишь их несмотря на это». Стоики верили, что необходимо начинать день с медитации, подготавливая себя к грядущему, и заканчивать, размышляя о том, что произошло, и что можно исправить».

    Стоики не верили в совершенство. Они воспринимали, что все мы в постоянном процессе работы над собой. Вы всегда можете стать лучше. Как говорил Сенека: «Пока вы живы, продолжайте учиться жить».

    Подведём итоги

    Оригинал статьи в блоге Эрика Баркера

    Пять пунктов, как мудрость античных философов может помочь вам быть счастливее:

    • Нас расстраивают не события, а убеждения: лишь конец света действительно означает конец света.
    • Контролируйте то, что можете, и игнорируйте остальное: беспокойства еще никогда не исправляли ситуацию.
    • Принимайте всё, но не будьте пассивны: никто не советует отрицание. Принимайте. И затем действуйте.
    • Решите, чьим ребенком вы будете: Что Бэтмен сделал бы в этой ситуации?
    • Утренние и вечерние ритуалы имеют существенное влияние: планируйте день, а потом подводите итоги.

    Книга Марка Аврелия «Размышления» начинается достаточно необычно: он перечисляет всех, перед кем находится в долгу, за их помощь. Это своего рода лист благодарностей.

    Философы-стоики уделяли много внимания благодарности. В «Размышлениях» Марк Аврелий написал: «Не заостряйте внимание на вещах, что вам не принадлежат, как если бы они были вашими. Но считайте благословения, что действительно вам принадлежат, и подумайте, как сильно бы вы их желали, не будь они вашими».

    Тысячи лет спустя учёные поддержат его в этом убеждении. Исследования показывают, что, представляя свою жизнь без заветных моментов, люди начинают больше ценить то, что с ними произошло. Это делает нас более благодарными и счастливыми.

    «Что если я бы никогда не встретил своего спутника/цу жизни? Если бы у меня не родились дети? Я так счастлив, что они есть в моей жизни».

    Вам не нужны все эти блестящие безделушки, чтобы быть счастливым. Остановитесь на секунду, чтобы осознать ценность великолепных вещей, которыми вы уже обладаете.

    Мы, как правило, переоцениваем новизну. Порой идеи, которым уже тысячи лет — это всё, что требуется для счастья.

    Открыта запись в Стодневку, которая стартует 22 СЕНТЯБРЯ.

    Подробности тут

    Стодневка – это среда для развития. Погрузившись в нее, за 100 дней вы сможете не только достичь цели, но и разобраться в себе, прояснить свои ценности, научиться радоваться жизни здесь и сейчас, а не когда-нибудь, когда исполнится желаемое. 

    Вам не придется прикладывать сверхусилия. Правило маленьких шагов помогает двигаться к целям спокойно и непрерывно.   

    • Автор и ведущий курса — Армен Петросян.
    • Работа проходит в команде единомышленников на закрытом сайте, куда имеют доступ только участники группы.
    • На данный момент в проекте уже свыше 3700 участников, большинство прошли Стодневку не по одному разу.
    • Инструменты Стодневки — фрирайтинг, работа с планом дня, трекинг привычек, списки, ведение дневника и многое другое.
    • Узнать подробности 
    • Записаться на курс 
    • Посмотреть пример задания
    • Послушать бесплатно вводный вебинар для одной из групп
    • Прочитать истории участников 

    Саморазвитие #перевод #Счастье #Философия 

    мудрость веков в работах немецкого математика и философа

    Высказывания Готфрида Вильгельма Лейбница 300-летней давности актуальны и для нынешнего поколения. Предлагаю ознакомиться с некоторыми из них.

    Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646–1716 гг.) — немецкий математик, философ, физик и юрист. Родился в Лейпциге. Философское образование получил в Йенском и Парижском университетах. Сочинения: «Новая система природы», «Рассуждения о метафизике» и другие.

    Будучи молодым человеком, который изучал математику и физику в приличном техническом институте, я никогда не догадывался, что Лейбниц был не только классным представителем точных наук, но и философом. Основатель и первый президент Берлинской Академии наук. Создатель матана (независимо от Ньютона), комбинаторики (как науки), математической логики, двоичной системы исчисления и много другого он, родившись в семье профессора философии, не мог быть в стороне от этой науки.

    Вот несколько высказываний, автором которых является Готфрид Вильгельм Лейбниц:

    О доказательствах

    «Доказанное примерами никогда нельзя считать полностью доказанным».

    Хороший тезис. Сколько должно быть примеров, которые позволили бы считать, что все доказано однозначно? А как быть с исключениями? Как эти исключения распознать и понять, что их противоречие не отвергает правило, а только подтверждает его, как исключение?

    Если мы, в силу своей малограмотности и небольшой компетенции начнем полагаться только на примеры и выстраивать свою стратегию основываясь на них, то мы должны учесть возможность неожиданных поворотов событий. Если нет «железных» доказательств какого-нибудь процесса, то стоит ждать неожиданностей (читай неприятностей). Наличие примеров может только помочь искать оптимальный путь, но не отменяет эти поиски.

    Об истинности и ложности

    «Всякое учение истинно в том, что оно утверждает, и ложно в том, что оно отрицает или исключает».

    Неожиданный поворот. Лейбниц предлагает избегать конфронтации между теми, кто занимает разные позиции по сходным проблемам. Лучше вести разговор о знании (том, что утверждается и способно быть признанным многими), чем о том, что отрицается и способно вызывать конфликт, который может перерасти во что угодно. В агрессивном споре ничего хорошего не рождается, кроме обиды и ненависти.

    О научных исследованиях

    «Я не различаю ни наций, ни Отечества, я предпочитаю добиваться большего развития наук в России, чем видеть их среднеразвитыми в Германии. Страна, в которой развитие наук достигнет самых широких размеров, будет мне самой дорогой, так как такая страна поднимет и обогатит все человечество. Действительные богатства человечества — это искусства и науки. Это то, что отличает больше всего людей от животных и цивилизованные народы от варваров».

    Великий подвижник наук, человек, который пытался изменить мир к лучшему на базе развития наук и искусств. Его встреча с Петром I способствовала повышению внимания к наукам в России и становлению Российской академии наук. Это были времена, когда любое достижение в науке сразу приносило свои плоды в экономике и развитии любого общества (любой страны).

    Вопрос был в другом — каким образом плодами науки могли воспользоваться в те времена. Цели военные или гуманитарные — вот в чем был вопрос. К сожалению, что даже самое безобидное изобретение можно использовать не во благо людей. На стыке XVII и XVIII веко ещё можно было мечтать о «чистой» науке.

    О познании

    «Когда какая-либо вещь среди творений бога кажется нам достойной порицания, мы должны заключить, что она недостаточно нами понята и что мудрец, который постиг бы ее, решил бы, что невозможно даже желать чего-либо лучшего».

    Мы порицаем то, чего не понимаем или то, что противоречит нашим убеждениям. Здесь речь не идет о необходимости понимать или оставлять без реакции поступки, которые нарушают принятые законы или рамки приличия. Здесь Лейбниц, скорее всего, опять ведет речь о необходимости позитивного отношения к общению между людьми. Направлять свои силы на сотворения лучшей жизни для людей — вот о чем речь.

    В теории (в «тепличных» условиях) это возможно. А вот в реальной жизни — не очень. Когда те, кому такие подходы мешают добиться своих целей, начинают вредить — в этом случае все меняется на глазах. Уже не соблюдаются общие правила, используются запрещенные приемы и методы, начинается «неправильная» игра (игра по другим правилам). И кто в этом победит — ответить сложно.

    О врагах

    «Я прошел бы 20 миль, чтобы выслушать моего злейшего врага, если бы мог что-либо полезного узнать у него».

    Извечная тема — отношения с врагами. Можно ли узнать «что-либо полезное» у злейшего врага. Если перенести это все на отношения в научном мире — тогда, могу предположить, что можно узнать полезное. Если речь идёт о знаниях или новых технологиях — согласен.

    Но мы сразу начинаем все подобные высказывания переносить на повседневные отношения в нашем окружении. Будет ли для вас ваш «злейший враг» говорить искренне полезные вещи, если он знает, что вы его слушаете? Сомневаюсь. Тонкость фразы скрыта в простом слове — «полезное». Если точно «полезное», то затраты не важны. А вот что такое «полезное»?

    Обогащать свои знания приемами и методами ваших врагов — дело хорошее, сие может помочь их одолеть. Но, только не стоит верить врагам на слово — это золотое правило для выживания. За одно надо бы разобраться кто такой ваш враг — это тоже многое упростит…

    Об эффективности действий

    «Мудрому не свойственно тратить силы сверх надобности».

    Всегда поддерживаю рекомендации, которые направлены на эффективность действий. Мудрец — тот, кто принимает оптимальные решения. Оптимальные — значит такие, которые требуют минимальных усилий (затрат) и минимального времени на их реализацию. Деятельность любого человека должна быть эффективной. Глупо расходовать свои ресурсы сверх необходимого. Научиться этому не просто, но стремится к этому необходимо. Меньше затратите на одно, больше останется ещё для других дел.

    О единстве и свободе

    «Кто не составляет сам собой единства, то не свободен».

    Самая популярная и самая сложная тема — свобода. Большинство, по слабому разумению, подменяют свободу — вседозволенностью. Кто не живёт в согласии с самим собой — тот не свободен. Человек своими поступками (их правильностью и последствиями) сам для себя создает свой внутренний мир. Все проблемы, которые могут ему создать извне ни в какое сравнение не идут с тем, что он может «накрутить» внутри себя. Если нет согласия внутри, то о свободе говорить просто глупо. Можно обманывать окружающих, но никому не удалось еще обманывать самого себя. Внутренний сторож всегда на чеку, и он всегда знает: где, как, и почему вы «накосячили».

    Найдите время, почитайте произведения, которые написал Готфрид Вильгельм Лейбниц. Такие люди — это золотой фонд Германии.

    Читать также:

    • Мудрость веков в произведениях Себастьяна Бранта
    • Ошибки родителей при получении детьми среднего образования
    • Что бы я исправил в своем детстве, если бы была такая возможность

    Подпишитесь на наш Telegram

    Получайте 1 сообщение с главными новостями за день, каждый вечер по будням.

    экспертов по сверхспособностям — Мудрость веков

    Перейти к содержимому

    Мудрость вековЭксперты по сверхспособностям2022-05-31T17:54:07-07:00

    Мудрость веков

    Мудрость веков — это шоу, в котором используется множество выражений универсальной, родовой и личной мудрости, чтобы зажечь эволюционное сознание .

    Айн Кейтс Салливан, MA, MFA, Ph.D. — отмеченный наградами и пользующийся спросом автор, специализирующийся на мифологии и фольклоре современности. Доктор Салливан получила степень бакалавра с отличием в Университете Холлинса, а также степень магистра и доктора литературы в Колумбийском университете и Королевском колледже Лондона.

    Доктор Салливан был совладельцем и управляющим Центром исцеления в Санта-Монике в середине 1990-х годов. Она продолжает предлагать частные консультации и проводить семинары для людей, интересующихся путешествием героини. Среди ее книг «Подумай об этом», «По следам оленя», «Конь-ветер», и «Три дня в свете », а также отмеченная наградами детская серия, включающая «Сверкание и дар», «Сверкание и свет», «Волшебство Эллы», и Искорка и Радужный Дракон . Ее бестселлер «: История становления » разошелся тиражом более 250 000 экземпляров и получил 18 литературных премий.

    Ее книги по кельтской мифологии включают Легенды о Граале : Истории кельтских богинь и Героини Авалона и другие сказки . Обладательница более тридцати литературных премий. Ее страсть — заново открывать традиции Священной Женственности, особенно на Западе.

    Посетите веб-сайт Айн Кейтс Саливан по адресу Infinite Light Publishing & Media . Издатель «Духовных книг для пробуждающихся поколений».

    Эпизоды

    Что такое евангельский стакан вдохновения? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан приветствует гостью Лауру Энн Кон, чтобы обсудить ее творческий путь. Ее искусство вращается вокруг абстрактной живописи, в центре которой птицы как предмет. Их разговор также затрагивает важность признания того, что мы все сломлены; однако мы можем снова стать целыми через Бога. Настройтесь, чтобы узнать больше о вдохновении от евангельского стекла и о том, как произведение искусства, созданное специально для вас, может помочь вам в исцелении.

    Что такое скалярная энергия и как ее использовать для улучшения здоровья? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гость Том Паладино рассказывают о скалярной энергии, нефизической энергии, которая влияет на здоровье и благополучие. Этот тип энергии также может помочь восполнить дефицит питательных веществ и потребности, которые могут увеличить метаболизм и сбалансировать гормоны. Настройтесь, чтобы узнать больше о скалярной энергии как чистой энергии, способной изменить сердце и мир в целом.

    Если бы лекарство красоты существовало, согласились бы вы его принять? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гостья Марселла Бенсон рассказывают о вдохновляющей истории преодоления болезни с помощью веганского образа жизни, основанного на живой пище. Марсела — автор книги «Любовь, мир и овощи: рецепты сознательной жизни». Она учила людей становиться здоровыми поварами — и здоровыми людьми. Некоторые рецепты просты. Другие творческие и более подробные. Чтобы стать мастером целительства, требуется сосредоточенность. Вы также услышите стихотворение Айн «Универсальная молитва» Айн Кейтс Салливан, в котором объясняется, как поэзия, искусство и кристаллы проливают свет и красоту на нашу жизнь. Настройтесь, чтобы узнать, что здоровое питание — это форма любви к себе, настоящее лекарство от красоты.

    Есть ли в конопле больше, чем просто растение каннабиса? В этом выпуске Wisdom of the Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гость Ноа Хаммонд Тиррелл расскажут о растении, которое до сих пор неправильно понимают, — конопле. Ной является генеральным директором Feel Good Hemp и считает, что конопля может влиять на вас и планету разными способами. Например, его можно использовать для создания дерева и бумаги. Конопля также может выделять углекислый газ как культура, которая улавливает углерод из воздуха в растения и может использоваться в качестве биотоплива. Его семена содержат столько же белка, сколько соевые бобы. Настройтесь, чтобы узнать больше о целебной силе и преимуществах конопляного масла CBD, а также о том, как найти лучшие продукты для ваших нужд.

    Что значит иметь плейдуанскую духовность? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан сидит с гостями Пией Орлин и Калленом Бэрдом Смитом, чтобы поговорить о плеядеанцах, группе душ, которая поддерживает продолжающееся пробуждение человечества. Пиа и Каллен — межзвездные коммуникаторы, поддерживающие связь с Дэвиками и Звездными существами. Вместе они передают послания любви от пелеадской звезды по имени Лааркмаа. В этом слиянии энергий они приносят послания любви, надежды и мира. Они написали много книг, и сегодня мы обсуждаем их новые карты-оракулы. Настройтесь, чтобы узнать, есть ли в вас ДНК плеядеанцев!

    Что такое шепот благодати? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан беседует с Аланом Мешером. Аллан — целитель, и он дает советы о том, как эти могущественные слова могут действовать как защита в самые трудные времена. По его словам, Божественная Милость многолика; одни доброжелательны, а другие нет. Он также делится некоторыми сильными историями об исцелениях, свидетелем которых он был. Основная идея заключается в том, что Любящий Свет — это то, что помогает нам на протяжении всей жизни. Давайте оставаться духовно настроенными вместе. Настройтесь сейчас, чтобы узнать все о шепотах и ​​толчках благодати!

    Что значит быть экстрасенсом? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан сидит с гостьей Анной О’Брайен. Анна профессиональный целитель и интуитивист. Она также является автором книги «Все экстрасенсы». Их разговор вращается вокруг интуитивного исцеления как дара миру. Говорят, что быть экстрасенсом — значит читать разворачивающиеся паттерны, находясь в своем теле и полностью присутствуя в данный момент. Настройтесь, чтобы заявить о своих дарах и установить свое внутреннее психическое руководство!

    Как вы можете слышать голос Афины, говорящей с вами? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гость Робин Елинек рассказывают об Афине, греческой богине, которая родилась из головы Зевса и выскочила вооруженной и готовой к битве. Афина и Посейдон боролись за то, чтобы стать покровителем Афин. Робин рассказывает, что мощное присутствие говорит через него. Ее послание состоит в том, чтобы побудить человечество создавать и изменять системы убеждений, которые соответствуют текущей эволюции Земли и цивилизации. Настройтесь на то, чтобы услышать, как Афина рассказывает о практических способах подключиться к высшему сознанию и настроиться на жизнь.

    Когда мы сможем работать вместе и начать заботиться о Матери-Земле? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гостья Сара Дрю рассказывают о сохранении и возделывании Матери-Земли. Мы должны исследовать себя, спрашивая себя: что мы можем делать ежедневно, чтобы приносить пользу другим и всей жизни? Они разделяют важность восстановления нашей связи с Матерью-Землей. Вы узнаете, как посеять семена культуры стабильности и мира и пробудить священные линии и традиции женской мудрости. Настройтесь, чтобы узнать, почему и как мы можем начать заботиться о Матери-Земле!

    Каково это победить травму? Как мы можем изменить нашу жизнь от болезни к здоровью? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан приветствует гостью Дженнифер Кауфман, чтобы рассказать о вдохновляющем фильме «В жизни должно быть больше». Дженнифер рассказывает о своей психической и физической травме после теракта в Бостоне. Но вместо того, чтобы стать жертвой, Дженнифер Кауфман решила стать не только выжившей, но и историей успеха. Жизнь может предложить нам проблемы, которых мы никогда не ожидали, но мы можем найти чудеса в любой ситуации. Прощение может помочь нам преодолеть травму — это нелегко, но действенно. Настройтесь на то, как победить травму через прощение, чтобы мы могли обрести внутренний покой.

    Вы понимаете, как нам открывается пробуждающаяся Земля? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущий Айн Кейтс Салливан и гость Энтони Терези обсуждают Землю как разумное существо, переживающее пробуждение. Как и у человека, у Земли есть точки чакр. Йоги понимают процесс пробуждения так, как он открывается им. Настройтесь, чтобы узнать, как пробуждающаяся Земля приглашает нас к образу жизни и существованию, согласующемуся с Жизнью.

    Что значит быть уполномоченным? В этом выпуске Wisdom of the Ages к ведущей Айн Кейтс Салливан присоединяется Лилиан Со, чтобы поговорить о том, как быть сильнее. Они представляют пять слоев человеческого тела: физическое тело, энергетическое тело, ментальное/эмоциональное тело, тело мудрости/духовное и тело блаженства. Они также известны как Коши в традициях йогического санскрита. В этом эпизоде ​​они говорят о том, что мы больше, чем наши физические тела, и как создать тело блаженства. У Лилиан есть книга So Empowered, в которой эта тема рассматривается более подробно. Настройтесь на этот выпуск, чтобы узнать, что значит быть наделенным полномочиями!

    Что такое астронумерология? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан приветствует гостя Джесси Калси. Джесси — автор книги «Все о числах», в которой объясняется, как Вселенная говорит с нами через числа. Разговор Айн и Джесси вращается вокруг того, как числа приносят удачу, проблемы и исцеление. Они также делятся лучшими числами для любви, дома и бизнеса. Настройтесь, чтобы узнать, что на самом деле означает астронумерология.

    Как мы можем разгадать наш божественный гений? Что мы можем сделать, чтобы прожить свою жизнь с целью? В этом эпизоде ​​Wisdom of Ages гостья Айн Кейтс Салливан и гость Адам Холл сидят вместе, чтобы поговорить об истории храбрости и трансформации. Адам является основателем Альянса Хранителей Земли. Его жизнь меняется после путешествия в джунгли Перу. Эта инволюция приводит его к возрождению, вернувшемуся шаманом с полным пониманием истины и прощения. Настройтесь, чтобы узнать, почему Адам считает смерть иллюзией и как он написал свою книгу «Божественный гений».

    В чем искусство Симеона Шимина? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан приветствует гостью Тоню Шимин, чтобы рассказать о своем покойном отце-художнике Симеоне Шимине. Симеон родился в России и переехал в Бруклин, штат Нью-Йорк. Когда ему исполнилось 12 лет, он начал рисовать и никогда не прекращал. Одним из его самых известных достижений была фреска «Современное правосудие и ребенок». После его смерти его дочь Тоня собрала все его произведения. Благодаря отцу Тоня придумала танец с картиной. Настройтесь, чтобы услышать осмысленный взгляд на искусство Симеона Шимина.

    Каково это иметь целостное сердце? Как мы можем изменить свою жизнь, чтобы полностью раскрыть свой потенциал? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и приглашенный доктор Марк Халперн сидят вместе, чтобы поговорить о процессе создания согласованности внутри себя. Доктор Марк является основателем и генеральным директором Coherence Revolution. Как мануальный терапевт, он учится находить путь к своему путешествию в настоящее. Он обнаружил, как процветать и создавать осмысленную, обоснованную и наполненную жизнь после более чем 30-летнего страдания от стресса и беспокойства. Настройтесь, чтобы узнать о когерентном сердце!

    Как открыть в себе силу творчества? В этом выпуске Wisdom of the Ages гостья Полетт Рис-Дени присоединяется к шоу, чтобы поговорить о творчестве не через призму искусства, а через призму повседневной жизни. Полетт является зачинщиком страсти и мотиватором движения. Она — лайфстайл и бизнес-тренер для креативщиков, спикер, танцовщица, автор и лидер женского праздника. Полетт также является хозяйкой племени, которая собирает творческих людей в различных манерах. Найдя свое культурное племя, вы почувствуете себя культурно творческим. Она считает, что творчество можно найти в нашей повседневной жизни, каждый день уникален, и мы никогда не сможем сделать это дважды. Другими словами, изменение приравнивается к творчеству. Настройтесь, чтобы овладеть своей силой творчества!

    Что такое частота когерентности? Как это может быть полезно с точки зрения нашего здоровья и хорошего самочувствия? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан сидит с гостем Лесли Слоан, основательницей Healing Cards Auracle, чтобы поговорить о положительном ИИ, который может помочь нам оставаться в равновесии и хорошо себя чувствовать, об устройстве Healy. Это легкое носимое устройство, которое поддерживает клеточный, эмоциональный и энергетический уровни тела, чтобы активировать самовосстановление и оптимальный баланс. FDA одобрило это революционное микротоковое медицинское устройство для использования при острой, хронической и артритной боли, а также при мышечной болезненности и воспалении. Настройтесь, чтобы узнать больше об этом удивительном устройстве и частоте когерентности!

    Как вы относитесь к использованию криптовалюты в качестве оплаты за покупку товаров и услуг в Интернете? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гостья Джоанна Гарзилл рассказывают о криптовалюте и ее различных типах. Джоанна — автор книги «Раскройте в себе экстрасенсорные способности» и основатель сети Crypto Angel Network. По мере того, как мир постепенно становится все более цифровым, также появляются различные типы криптовалюты, такие как биткойн и эфириум. Айн и Джоанна считают, что этот тип цифровых денег — один из способов развития и выживания в трудные времена. Страх, неуверенность и сомнения ведут нас к гибели. Таким образом, мы, люди, должны помогать друг другу в создании процветающего мира, в котором мы все процветаем. Настройтесь, чтобы узнать, какую криптовалюту считают валютой будущего.

    Верите ли вы, что вечность медленно разворачивается вместе с нами? Правда ли, что мы являемся самой развивающейся реальностью? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гость Марк Уитвелл рассказывают о реальном кризисе со здоровьем прямо сейчас и о том, как важно, чтобы мы заботились о себе, своих семьях, нашей культуре и Земле. Они также поделились тем, как человечество переживает неизбежную эволюцию. Настройтесь и слушайте, чтобы помнить правду о том, кто мы есть.

    Можете ли вы представить себе новый мир вместе с любимыми людьми? Вы когда-нибудь мечтали о мире, полном сияния и веселья? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гость Артур Франклин рассказывают о важности пребывания в теле, облегчения сердец друг друга и хорошего смеха. Иногда весело собраться с друзьями и помечтать. Вы никогда не знаете, что может случиться, когда вы соберетесь вместе и поиграете. Вы можете превратиться в бабочку или расцвести, как цветок лотоса. Настройтесь и послушайте, как они расскажут больше о технологии Crystal-Phi и Crystal Blankets.

    Верите ли вы, что происходит экономическая и социальная революция? Как мы можем перейти от выживания к процветанию? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гостья Маргарет Донахью рассказывают о переходе от страха к любви. Они подчеркивают, что нам нужно перестать жить в страхе перед неопределенным завтрашним днем. Жизненно важно начать работать в гармонии с энергией Вселенной. Кроме того, мы должны отдавать предпочтение сотрудничеству, а не конкуренции, чтобы изобилие на этой планете было для всех. Настройтесь на то, как мы изменим сознание и переосмыслим как этику, так и власть.

    Хотите узнать свой внутренний архетип? Как живопись может создать внутреннюю связь с музой внутри? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гостья Эмбер Сибли рассказывают о том, как каждый человек может открыть свой архетип с помощью цвета, краски и дизайна. Эмбер — оскароносный визажист. Она использует свои дары, чтобы помочь другим воплотить их архетип. Настройтесь, чтобы узнать, что происходит, когда вы устанавливаете сознательную связь со своим архетипом.

    Что такое душа поэзии? Есть ли у него сила, чтобы вывести вас из тьмы? В этом выпуске Wisdom of Ages ведущая Айн Кейтс Салливан и гостья Сара Арвио рассказывают о потрясающих стихах об одержимости, утрате и желании обновить себя. Сара — отмеченный наградами поэт книги Cry Back My Sea. В своем стихе «Маленькая война» она говорит: «Я думала, что оставила позади тьму сердца». Следы Сары на этих страницах — это действительно битва, в которой рушатся самые продуманные планы. Редко когда поэт брался за интимную любовь с таким изобретательством и смелостью. Настройтесь и послушайте, как автор читает стихи и объясняет, как появились стихи. Она также дает советы и подсказки для писателей!

    Ссылка для загрузки страницы

    Перейти к началу

    Мудрость веков в печенье с предсказанием

    Дом / Блог о хорошем мышлении / Мудрость веков в печенье с предсказанием

    Курт Уолбринк 05 января 2018 г.

    Я всегда обращаю внимание на предсказания, которые я получаю в печеньях с предсказаниями, особенно когда они совпадают с тем, что я уже думаю!

    Собрав около 17 000 цитат за значительное количество лет (которые никогда добровольно не будут раскрыты), я никогда не переставал думать, что Мудрость веков был моим — то есть, пока я не открыл печенье с предсказанием и мне так сказали. Мой интерес к сбору котировок был просто в том, чтобы иметь под рукой хорошую цитату, когда бы она мне ни понадобилась.

    Придя к идее вырезать мои любимые цитаты на деревянных панелях, я тщательно отобрал первую дюжину или около того для вырезания, но в процессе дальнейшего изучения обнаружил, что шесть из первых двенадцати были неверными. Их либо неправильно приписали, либо неправильно процитировали, либо просто неправильно. Неправильно, как в полностью выдуманном!

    Да, небольшая неудача для дюжины котировок, но настоящее открытие, когда у вас есть 17 000!

    Многие из моих цитат были собраны в то время, когда мысли об Интернете даже не приходили в голову Элу Гору. Они взяты из сборников цитат, цитат из журналов и цитат, найденных на зданиях и в зданиях, а также из многих других мест с течением времени. Проблема была в том, что многие просто ошибались.

    Так появился интернет, чтобы разобраться – нет. Эти неправильные цитаты вчерашнего дня были размещены в Интернете и породили детей, много-много детей. Через какое-то время некоторые сайты цитирования в Интернете начали пытаться добавлять некоторую исходную информацию, но это тоже не всегда правильно. Иногда источники даже обозначаются как сборники цитат, которые были ошибочны до первого издания.

    Так где же найти этот Мудрость веков ? Что касается меня, то я вернулся к более научным работам в книгах, и даже тогда я снова подтверждаю их, предпочитая видеть первоисточник, а не перевод и даже работая с музеями и учеными, чтобы докопаться до первоисточника. Видеть контекст цитаты также интересно и поучительно. И да, эта работа может быть выполнена в Интернете. Google Книги , Проект Гутенберг , Wikiquote и другие сайты могут быть хорошими источниками для поиска и подтверждения цитат, но все же будьте осторожны, чтобы вернуться как можно ближе к первоисточнику.

     

    Недавно один крупный автопроизводитель полностью основывал телевизионный рекламный ролик на цитате. Как только я это услышал, я понял, что это неправильно — хорошо известное и часто повторяемое, но тем не менее неправильное. К счастью, автопроизводитель быстро снял рекламу. Интересно, что простой поиск цитаты в Интернете привел к отличному научному сайту: Исследователь котировок . Цитата была развенчана и вполне основательно уложена в постель. Этот простой шаг со стороны рекламного агентства автопроизводителя мог бы спасти им и деньги, и репутацию (и, возможно, работу или две).

    Итак, некоторые вещи, найденные в Интернете, могут быть правдой и правильными.

    Проблема в том, что нужно приложить усилия, чтобы разобраться, что правильно, а что нет. К сожалению, точность вещей, обнаруженных «там», может варьироваться от верной до «чистой выдумки со злым умыслом», причем каждый оттенок серого можно найти по пути — и все они умножаются в бесконечности киберпространства и всего будущего. время.

    К сожалению, это верно не только для котировок. Это правда обо всем в Интернете. И это верно не только для Интернета, но и для газет, новостных каналов и всевозможных материалов для чтения.

    Мы действительно живем в Информационном веке, но это все еще начало этого века, когда качество информации весьма сомнительно, а объем ее огромен. Возможно, правильнее было бы назвать его «Эпохой информационной перегрузки». Будем ли мы когда-нибудь развиваться и переходить в «Эпоху точности информации»? Извините, но я бы не планировал. Информация, дезинформация и дезинформация могут служить различным (и не всегда хорошим) целям. Взгляните на недавние президентские выборы, которые высветили для многих любопытные, сомнительные и пугающие способы обнаружения, кражи, сокрытия, создания, подготовки, обработки, представления, переваривания и использования нашей информации.

    Недавняя критика дезинформации, якобы распространяемой через Facebook, похоже, побудила руководство Facebook принять меры. Однако любой попытке крупной корпорации (или правительства, или средств массовой информации) установить «правду» всегда должно предшествовать серьезное беспокойство.

    В наши дни и времена человек, который действительно хочет быть информированным (а кто хочет быть дезинформированным?), должен учиться и работать, чтобы быть благоразумным потребителем огромного количества информации, доступной нам сейчас.

    Да, Мудрость веков , возможно, теперь у нас под рукой, но чтобы добраться до нее, все еще придется потрудиться, и нам придется испачкать ногти.

    Для начала не слушайте все, что вы читаете в своем печенье с предсказанием…


    Делиться:


    Курт Вольбринк

    Автор



    Также в блоге Good Thinking

    Надежда в ваших руках — отличные цитаты и мысли о надежде и настойчивости

    Курт Уолбринк 09 января 2018 г.

    Генри Дэвид Торо — Успех, неожиданный в обычные часы

    Курт Уолбринк 03 января 2018 г.

    НА ОТКРЫТОМ ВОЗДУХЕ ХОРОШО ДЛЯ ВАС!

    Курт Уолбринк 03 января 2018 г.

    Мудрость веков — Церковь Глэйд

    секретарем

    Посмотреть в браузере

    21 июня 2022 г.

    Марта Спонг

    Все же возношу мольбу мою к тебе, МУДРОСТЬ ВЕКОВ, в благоприятное время, Боже, в богатстве твоей верной любви, ответь мне, твоим верным спасением. – Псалом 69:13 (Женский лекционарий для всей церкви: год W, стр. 228)

    Когда я молюсь, слова, которые я использую для Бога, меняются: иногда в течение времени, а иногда в молитве; иногда с намерением открыть мой разум, а иногда и без осознания потребности в знакомом образе; иногда в публичной молитве предлагать как можно больше путей собранию или читателям, а иногда в частной молитве по-иному приближаться к Богу.

    И иногда, когда я молюсь, я пропускаю формальности и поднимаю душевные боли, несправедливости и трагедии, тяготящие мой разум, мое имя для Бога что-то короче бормотания, тише хрюканья, невнятный полуслог приветствия, как почти незаметная стенограмма интимного общения с кем-то, кому мы доверяем. Многие мои молитвы звучат именно так. Мнн, Украина. Хм, пушки. Гм, все остальное.

    МУДРОСТЬ ВЕКОВ, однако, останавливает меня. Молитва к МУДРОСТИ ВЕКОВ не была бы, не могла бы быть односторонней связью, простой выгрузкой забот или списком надежд или требований. Молитва к МУДРОСТИ ВЕКОВ требует большего от молящегося. Он обещает, что молящийся услышит ответ.

    Признаюсь, должен признаться, мысль об ожидании ответа беспокоит меня. А если ответ неблагоприятный? Что, если ответ потребует от меня большего, чем я готов дать?

    И все же я молюсь.

    Молитва

    МУДРОСТЬ ВЕКОВ, пожалуйста, дай мне мужество выслушать твою волю и веру, чтобы ответить действиями, которые служат тебе. Аминь.

    ОБ АВТОРЕ

    Марта Спонг — пастор UCC, тренер духовенства и редактор книги «Слова ее уст: псалмы для борьбы», новой публикации The Pilgrim Press.

    Отписаться от ежедневной молитвы

    United Church of Christ · 700 Prospect Ave, Cleveland, OH 44115, United States

    Отказаться от всех электронных писем UCC.

    UCC 700 Prospect Ave E Cleveland, Ohio 44115-1100 США (216) 736-2100

    Категории Ежедневная молитва

    Саммит мудрости штата Мэн | Совет штата Мэн по проблемам старения

    Саммит мудрости штата Мэн

    Совет штата Мэн по проблемам старения рад объявить о проведении 9-го Ежегодного саммита мудрости штата Мэн

    Среда, 21 сентября 2022 г. Виртуальный
    4 : 10:30 Событие – Зум

    Нажмите здесь, чтобы получить доступ к программе Wisdom Summit 2022

    Присоединяйтесь к нам на предсаммитном мероприятии
    Язык имеет значение
    14 сентября 2022 г.

     

    21 сентября 2022 , присоединяйтесь к нам виртуально на ежегодном саммите мудрости 9 , Преодолевая границы, взращивая видение справедливости в старении, организованном Советом по старению на Maine.

    Пожилые майнеры — разносторонне развитые, сильные и продуктивные люди! А теперь скажи это вместе с нами. Пожилые майнеры — разноплановые мощные продуктивные люди! Это новая мантра, которую мы принимаем, разрушая культурные ограничения возрастных негативных стереотипов.

    Люди, живущие с позитивными стереотипами о возрасте, живут на 7,5 лет дольше и с меньшим беспокойством и болезнями, чем те, кто живет с негативными установками. Те, кто стареет «целеустремленно», живут дольше и с меньшими когнитивными проблемами. В старости мы будем счастливее, чем в любой другой период нашей жизни. Тем не менее, мы плаваем в культуре, которая усиливает возможность болезней, изоляции и упадка в более позднем возрасте и которая увеличивает различия с другими системами дискриминации по мере нашего старения.

    Пришло время сломать эти ограничения и создать в штате Мэн благоприятную для пожилых людей культуру, полностью учитывающую разнообразие штата Мэн. Присоединяйтесь к нам, чтобы вместе узнать, как взаимосвязаны эйджизм, эйблизм, расизм, сексизм, гомофобия и трансфобия, и почему нам необходимо учитывать все эти вопросы, поскольку мы развиваем видение справедливости в отношении старения в штате Мэн.

    В течение дня мы стремимся учиться и вести содержательные беседы о том, как сломать культурные ограничения возрастных негативных стереотипов. Мы очень рады, что у нас есть два основных докладчика: доктор Трейси Гендрон, заведующая кафедрой геронтологии, исполнительный директор Вирджинского центра изучения старения, и доктор Лесли Хилл, почетный профессор политологии Колледжа Бейтса. Особая благодарность нашему эксклюзивному премьер-спонсору, Androscoggin Home Healthcare + Hospice. Нажмите здесь, чтобы просмотреть полный список выступающих.

    Доктор Трэйси Гендрон
    2022 КОЛОНСКИЙ СПОСКОЛЬНЫЙ ДОЛЖНЫ

    Доктор Лесли Хилл
    2022 WISDOM Summit Summit Hare Homeper
    2024020240202402024020240202.shere
    20101010102. Alse Helping
    20240202402024og.s. Helly Home Helping 9024.
    Bangor Savings Bank
    Права инвалидов, Мэн
    GT Independence
    Здоровый образ жизни для меня
    Юридическая служба для пожилых людей
    Maine Women’s Lobby
    Maine Department of Labor
    MaineHealth
    MaineTransNet
    Martin’s Point Health Care
    McKesson
    Maine Health Access Foundation
    National Digital Equity Center (NDEC)
    NorthernLight
    Perkins Thompson
    Point32 Foundation
    SeniorsPlus
    Southern Maine Area Agency on Aging

    Volunteers of America Northern New England

    Основные моменты Саммита мудрости штата Мэн 2021

    Принятие новой нормы


    Стремление к созданию позитивной к возрасту культуры в штате Мэн

    Вторник, 21 сентября 2021 г. | с 8:00 до 16:00

     

    Виртуально – платформа Zoom

    На ежегодном саммите Wisdom Summit 8 th , который состоялся 21 сентября, изучались вопросы, необходимые для создания позитивной к возрасту культуры в штате Мэн с помощью устойчивых сообщества, готовые удовлетворить потребности своих пожилых жителей.

    Эта пандемия показала нам, что наше «нормальное» представление о старении и пожилых людях требует изменения. То, как мы думаем, действуем и говорим о нашем собственном старении и пожилых людях, имеет значение. Это влияет не только на наше физическое и эмоциональное здоровье, но и на все системы вокруг нас в культурном плане. Пришло время принять новый, более сбалансированный взгляд на старение, который поможет нам создать в штате Мэн культуру, учитывающую возрастные факторы, и приведет к поддержке изменений, необходимых для поддержки здорового старения.

    Мы были очень рады, что к нам присоединилась наш основной докладчик Луиза Аронсон, доктор медицинских наук, MFA, , ведущий гериатр, писатель, педагог и профессор медицины в Калифорнийском университете в Сан-Франциско. Автор бестселлера New York Times и финалист Пулитцеровской премии Старость , она является постоянным автором New York Times и New England Journal of Medicine среди других публикаций. Ее книга изменила то, как люди думают и относятся к старению, а ее основной доклад на Саммите мудрости вдохновил всех нас на действия! Основным спонсором Саммита в этом году выступила компания UnitedHealthcare.

    На утреннем заседании группа лидеров из различных сегментов нашей экономики обсудила, как предубеждения по возрасту проявляются в их сферах деятельности, и какие инструменты можно преодолеть, чтобы создать культуру, учитывающую возрастные факторы.

    Во второй половине дня основное внимание было уделено устойчивости сообщества с особым акцентом на жилье и застроенную среду. Мы были очень рады, что к нам присоединился наш дневной основной докладчик, геронтолог-эколог Эми Киёта, доктор философии, основатель Ibasho. Она вдохновляет сообщества применять принципиальный подход к планированию и проектированию для создания более инклюзивных и устойчивых сообществ, и ее основной доклад был невероятно вдохновляющим для всех, кто присутствовал!

    Кроме того, Дэн Бреннан, директор MaineHousing , обсудил текущие усилия по развитию жилья и вспомогательных услуг для пожилых жителей штата Мэн, а также возможности расширения того, как мы в настоящее время строим жилье в штате Мэн. За этим последовала группа экспертов, которые поделились своими идеями о том, как мы можем улучшить жилищные условия, которые нужны пожилым людям, прямо в их собственных сообществах.

    Мы были рады закончить день, отметив хорошую работу лауреатов ежегодной премии MCOA. Церемония награждения была организована Androscoggin Home Health Care + Hospice. Чтобы узнать больше о лауреатах этого года, нажмите здесь.

    Спасибо всем, кто присоединился к нам на Саммите Мудрости в этом году!

    С программой мероприятия можно ознакомиться в программе, щелкнув значок программы саммита ниже. Биографии основных докладчиков и участников дискуссии можно найти в программе мероприятия.

    Основные моменты из 2020 Maine Саммит мудрости

    Старение сквозного в течение
    .0012

    16 и 23 сентября 2020 г. — виртуальное мероприятие

    7-й -й Ежегодный и первый в истории виртуальный Саммит мудрости штата Мэн познакомил участников с инновациями и сотрудничеством, появившимися в ответ на пандемию COVID-19. и вдохновил участников на то, чтобы представить, как использовать этот кризис в качестве отправной точки для смелых решений и больших идей, стремясь к нашей цели сделать Мэн местом, где мы все можем жить здоровой, заинтересованной и безопасной жизнью.

    Участники саммита выслушали лидеров государственной политики, обсудили, что работает для поддержки здорового старения и нашего персонала по уходу, и узнали, как быть эффективными защитниками. Сессии включали эйджизм и равенство, будущее рабочей силы, которая заботится о пожилых людях штата Мэн, и стратегии борьбы с изоляцией и одиночеством.

    Мы были очень рады, что бывший помощник министра по вопросам старения Кэти Гринли присоединилась к нам в качестве главного основного докладчика этого года. Кроме того, мы были очень рады, что к нам присоединились основные докладчики; Гаррет Мартин, исполнительный директор Центра экономической политики штата Мэн; Патриция Д’Антонио, вице-президент по профессиональным вопросам Американского геронтологического общества, директор программы Reframing Aging Initiative; и Сьюзен Вери, доктор медицинских наук, заведующая отделением гериатрии Университета Новой Англии, PI/директор, AgingME: Программа повышения квалификации гериатрических кадров (GWEP). Чтобы прослушать их презентации, нажмите на значок «Записи сеанса» ниже.

    С программой мероприятия можно ознакомиться в программе, щелкнув значок программы саммита ниже. Биографии основных докладчиков и участников дискуссии можно найти на значке «Биографии докладчиков» ниже.

    Основные моменты с Саммита мудрости 2019 года

    24 сентября 2019 г. — Civic Center Augusta

    . В течение 6 TH

    Summber Wis . именно это — вдохновляет участников сделать следующий осознанный шаг к тому, чтобы сделать Мэн местом, где мы все можем жить здоровой, вовлеченной и безопасной жизнью по мере старения в наших домах и сообществах.

    Прошлогодний Саммит опирался на импульс Саммита 2018 года, используя План действий по здоровому старению в качестве отправной точки для дальнейших действий. Участники получили новую информацию о политике и реформах от лидеров государственной политики, узнали, что работает в нашем штате, регионе и стране, и получили доступ к инструментам, которые они могут использовать, чтобы быть наиболее эффективными проводниками перемен. От создания «систем здравоохранения, благоприятных для пожилых людей» и «сообществ на протяжении всей жизни» до участия во всестороннем планировании и долгосрочной поддержке и реформировании услуг, мы все должны сыграть свою роль.

    Мы были очень рады, что в этом году в качестве основного докладчика на саммите Wisdom Summit выступила комиссар DHHS штата Мэн Жанна Ламбрю. Чтобы прослушать ее ключевую презентацию, нажмите на значок видео саммита ниже.

    Основные моменты с Саммита мудрости 2018 года

    сентября 2018 г. — Civic Center Augusta

    31 октября 2018 г., Maine Council on Aging (MCOA). Здоровое старение. Рекомендации в Плане отражают знания и мудрость более 350 профессионалов, государственных служащих, общественных деятелей и исследователей, которые собрались на Саммите мудрости штата Мэн в 2018 году, чтобы разработать план здорового старения. На саммите участники изучили, как наши формальные и неформальные системы ухода могут быть лучше согласованы и интегрированы для удовлетворения наших социальных, медицинских, поведенческих и физических потребностей в уходе, и работали вместе, чтобы определить стратегии, позволяющие нам оптимально использовать наши государственные ресурсы. использовать, чтобы помочь нам стареть на месте, независимо от того, какая поддержка нам может понадобиться. Обсуждения были активными, и было выработано много идей, которые привели к плану, который был передан всем кандидатам на должность в штате Мэн и будет использоваться для побуждения следующей администрации к действиям. Прочитайте план.

    Выдержка из пресс-релиза Blueprint:

    Майнеры встречали вызовы каждой новой эпохи с упорством и новаторским духом. Мы перемещали камни с полей на фермы, рубили древесину, чтобы доминировать в судостроении, строили заводы для производства продукции мирового класса и использовали технологии для развития новых возможностей для бизнеса и исследований во многих областях. По мере того, как мы полным ходом вступаем в эру долголетия, майнеры снова призваны создавать новые системы, способные решать проблемы и использовать новые возможности.

    «Хотя мы, возможно, не во многом согласны в этот сезон выборов, все жители Майнкрафта могут согласиться с этим — мы все хотим вести здоровую, активную и безопасную жизнь по мере того, как мы стареем в наших домах и сообществах», — сказала Джесс Маурер, исполнительный директор. Совет штата Мэн по проблемам старения. «Для этого нам необходимо создать экономически эффективную инфраструктуру поддержки, которая полностью согласуется с нашими системами оказания медицинской помощи и использует силу усилий сообщества. Это сложная работа, которая затрагивает почти все сегменты правительства и нашей экономики, поэтому это вопрос, который должен быть в центре внимания следующего губернатора штата Мэн».

    Ожидается, что к 2025 году более четверти населения штата Мэн будет в возрасте 65 лет и старше. По прогнозам, 25% людей, которым сейчас исполняется 65 лет, нуждаются в оплачиваемой поддержке более одного года в течение оставшейся части их жизни. Стоимость услуг долгосрочной поддержки превышает бюджеты большинства домохозяйств штата Мэн. Medicare не оплачивает эти расходы. Нехватка рабочей силы в штате Мэн будет означать, что некоторые из них не найдут нужного ухода, даже если они могут позволить себе платить. Для тех, кто не нуждается в уходе, но не может водить машину или использовать 2 -й этаж ванная комната, они также не могут оставаться дома.

    В совокупности эти факты означают, что всем нам может быть сложно оставаться дома и получать необходимый нам уход и услуги. Мы должны действовать сейчас, чтобы создать надежную систему официальной и неформальной поддержки и ухода, в которой приоритет отдается малозатратным/высокоэффективным вмешательствам и которая распространяется на все системы — усилия добровольцев, муниципальные службы, социальные службы и здравоохранение. Эти усилия также должны поддерживаться четкой, скоординированной государственной политикой в ​​различных секторах.

    План предлагает смелые рекомендации, такие как законодательно созданный Кабинет по проблемам старения для содействия межведомственному сотрудничеству в области политики в области старения и реализации программ, укомплектованный недавно созданным Управлением по проблемам старения. Он призывает к созданию рабочих групп, сосредоточенных на комплексном уходе, реформе долгосрочного ухода и согласованной муниципальной поддержке. В нем также освещаются необходимые исследования и ключевые области для разработки политики. MCOA надеется, что проект вдохновит успешного кандидата на пост губернатора на совместную работу с новым законодательным органом для принятия подобных смелых действий. Члены MCOA, наши партнеры и спонсоры готовы помочь следующему губернатору и новому законодательному органу реализовать все рекомендации, содержащиеся в этом отчете.

    Основа Плана действий по здоровому старению взята из отчета Charting the Pathway Forward: Redesigning and Realigning Supports and Services for Seniors Mainers , подготовленного по заказу Фонда доступа к здравоохранению штата Мэн.

    Основные моменты Саммита по проблемам старения в штате Мэн 2017 г.

    20 сентября 2017 г. – Общественный центр Огасты

    Мудрость веков

    Сунил Кунте

    Сунил Кунте

    Исполнительный коуч I Член правления Christel House India I Бывший президент FMR India

    Опубликовано 13 декабря 2021 г.

    + Подписаться

    » Самое замечательное в том, что ты становишься старше, это то, что ты не теряешь все предыдущие возрасты, в которых ты был.» – Мадлен Л’Энгль

    После короткого перерыва в связи с моим запланированным переездом в Пуну, мой родной город в штате Махараштра в Индии, приятно вернуться в социальные сети, чтобы поделиться своими мыслями и услышать мнение моих читателей. Пуна, или Пуна, как ее называли в дни моего детства, всегда занимала особое место в моем сердце. Каникулы с бабушкой и дедушкой и многие извлеченные жизненные уроки запечатлелись в моей памяти. Проходя недавно по дорогам, я увидел, что вдоль них все еще растут большие баньяны с их характерными длинными корнями, свисающими с ветвей, пипалы, нима и прочая зелень, сквозь густую листву которой проглядывает солнце, и мои разум наполнила ностальгия.

    Недавно, ленивым днем, группа старейших членов моей семьи — в основном восьмидесятилетние дяди и тети — собрались вместе с некоторыми из моих двоюродных братьев, чтобы поговорить о старых временах. Под непрекращающийся шелест деревьев на улице мы потягивали кадак масала чай (крепкий чай с традиционными индийскими вкусами) в сопровождении местных пикантных закусок – бхакарвади, чакли и печенья. Прошли часы, и все мы делились историями, некоторые из которых были до истерики смешными. Моя мать рассказала в своем неподражаемом стиле одну историю о том, как я однажды проехал на своем игрушечном самокате по дому посреди ночи. Кажется, я давно так не смеялся.

    Что меня поразило, когда я слушал рассказы старейшин о временах, которые теперь кажутся такими давними, так это их богатство мудрости. Подробное описание их жизненного опыта было таким реальным и достоверным. Было очень приятно просто сидеть и слушать их часами, поскольку они перенесли нас на несколько лет назад во времена, которые были намного проще и полны совсем других задач, возможностей и все же… надежды!

    Часто мы упускаем из виду ходячие книги по истории, которыми являются наши старшие родственники. На самом деле, даже когда они делятся воспоминаниями о нашем собственном детстве, это может быть гораздо приятнее, чем листать фотоальбом или смотреть старые видео. Их размышления, рассматриваемые через призму их чистой, настоящей любви и привязанности, имеют индивидуальный подход, который не может передать ни один фильм. Каждое повествование может стать жизненным уроком, из которого можно извлечь уроки и которыми можно дорожить. И, несомненно, истории из жизни, семьи, общего опыта и мудрости приносят с собой атмосферу позитива, мотивации и приглашения радоваться жизни такой, какая она есть!

    Поскольку мы приближаемся к Новому году, я бы посоветовал моим читателям уделить время семье и старейшинам, просто поразмышлять и извлечь уроки из их жизненного опыта и положительных эмоций. Они могут оставить вас обновленными и омоложенными, как ничто другое.

    Что вы думаете о жизненных уроках, которые мы можем извлечь из семьи и старших? Делитесь ими в комментариях.

    • Уроки жизни от моего субедар-майора

      7 июля 2022 г.

    • Доброта – она начинается с нас

      28 июня 2021 г.

    • Что действительно важно

      7 марта 2021 г.

    • В погоне за счастьем

      29 окт. 2020 г.

    • Превосходство — это отношение

      16 июля 2020 г.

    • В позитивной компании

      7 апр. 2020 г.

    • Оглядываясь назад… Глядя вперед

      15 декабря 2019 г.

    • Радости жизни

      17 сент. 2019 г.

    • Учитель во всех нас

      15 июня 2019 г.

    • Работает на целеустремленной страсти

      22 марта 2019 г.

    Другие также смотрели

    Исследуйте темы

    Действительно ли мудрость исходит из опыта?

    В марте 1995 года Митч Албом, спортивный обозреватель Detroit Free Press , допоздна переключал каналы, когда увидел на экране знакомое лицо. Моррис (Морри) Шварц, его профессор социологии в Брандейсе, страдал от БАС и мудро говорил в «Ночной линии» о своей неминуемой смерти. Альбом, который пообещал Шварцу, что будет поддерживать связь, но не писал ему шестнадцать лет, увидел в этом космический знак — или журналистскую возможность — и посетил Шварца более дюжины раз в течение следующих нескольких месяцев. Он записал их разговоры о жизни и любви, надеясь продать стенограмму и оплатить медицинские счета Шварца, но ему не удалось найти покупателя, и Шварц умер через несколько недель после того, как Даблдей согласился взяться за проект. Остальное — легенда книжного бизнеса: «Вторник с Морри», вышедшая в 1997, стал одним из самых продаваемых мемуаров всех времен, разойдясь тиражом более пятнадцати миллионов экземпляров на более чем сорока одном языке.

    Что сделало мысли этого семидесятивосьмилетнего парня такими популярными? Аксиомы Шварца, такие как «Любите друг друга или погибнете» и «Деньги не заменят нежность», не были особенно откровением. Именно его близость к смерти и его почти восьмидесятилетний опыт превратили его банальности в поп-культурный феномен. Стремясь не тратить свою жизнь впустую, мы склонны поглощать уроки людей, приближающихся к концу своей жизни. Есть что-то жуткое в этом аппетите, в том, как он превращает стареющий разум в расходный материал. Это может показаться особенно хищным, учитывая беззаботное увольнение пожилых людей в США, где миллионы людей стареют без сбережений, социальных сетей или доступных вариантов ухода. Когда дело доходит до пожилых людей, большинство людей рады иметь дело с опытным умом; это тело, ломающееся и начинающее увядать, становится неудобным.

    Тогда я подумал, как жанр мудрости стариков можно перевести в подкастинг, форму, которая специализируется на бестелесном голосе. На протяжении многих лет в нескольких шоу пытались запечатлеть магию «Морри», но ни одно из них не сделало этого более тщательно и успешно, чем «70 Over 70», сериал Pineapple Street Studios, ведущий Макс Лински и продюсер Джесс Хакель. . Шоу началось в мае с целью, как следует из названия, представить семьдесят человек, которым исполнилось семьдесят лет. Большинство эпизодов делятся на две части: монолог пожилого человека, который не знаменит, и разговор Лински с тем, кто знаменит. Последний выпуск с участием восьмидесятиоднолетнего отца Лински вышел в эфир в начале этого месяца.

    Лински — теплый и талантливый интервьюер. В течение последнего десятилетия он был одним из ведущих подкаста «Longform», в котором представлены насыщенные, насыщенные процессом беседы с авторами и журналистами об их ремесле. (Я был гостем подкаста в 2015 году, хотя разговаривал с соведущим Лински Аароном Ламмером. ) Но «70 на 70», которую Лински разработал после посещения своего отца в больнице после операции на сердце, — это совсем другое. шоу, которое требует уникального диалогического воодушевления. Лински сияет в «Longform», потому что он такой же шаткий, как и его персонажи, одержимый журналистской этикой, закулисными СМИ и журнальными сплетнями. В «70 Over 70» он должен быть скорее универсалом, чьи оживляющие вопросы обязательно широки: как вы живете хорошо? или Насколько хорошо вы готовы умереть? Такие вопросы могут дать поучительные ответы, но их расплывчатость рискует попасть в ловушку «стариков надо просветить». Это тонкая грань, и Лински качается на ней, как канатоходец.

    Как и в любом интервью, сила каждого эпизода зависит от гостя. Недостаточно того, что кто-то просто на зубок; он или она должны также осознавать, что значит быть «старым», быть настроенным на тонкое взаимодействие между старением и сожалением, смертностью и радостью, неуместностью и свободой. Пловчиха на длинные дистанции Дайана Ньяд, которой 72 года, удивительно откровенна в отношении физического упадка. «Ты еще не знаешь этого, потому что ты так молод, — говорит она, — но время на самом деле ускоряется, когда ты становишься старше. Он ускоряется в геометрической прогрессии каждый месяц, каждый день, каждый час». Долорес Уэрта, девяностооднолетняя активистка, работавшая с Сезаром Чавесом, рассказывает об организации фруктового бойкота в защиту прав сельскохозяйственных рабочих в шестидесятых: «Американское общество перестало есть виноград, и именно это привлекло производителей к столу. . Одна простая маленькая вещь: не ешьте виноград». А ведущий новостей Дэн Разер, которому сейчас девяносто лет, рассказывает о том, как его жена Джин подтолкнула его к смирению. «Несколько раз, — говорит он, — она просто отводила меня в сторону и говорила: „Дэн, ты становишься версией вечного двигателя, всеамериканской дерьмовой машины“» 9.0003

    Возможно, самый сильный эпизод посвящен Андре Де Шилдсу, ветерану Бродвея, получившему свою первую премию «Тони» в 2019 году в возрасте семидесяти трех лет за роль бога-посланника Гермеса в «Хейдстауне». Де Шилдс обсуждает свою вирусную речь о вручении награды, в которой он предложил три совета, по которым следует жить, назвав их, немного саркастически, своей «бомбой мудрости». («Окружайте себя людьми, чьи глаза загораются, когда они видят, что вы идете»; «Медленно — это самый быстрый способ добраться туда, где вы хотите быть»; «Вершина одной горы — это подножие следующей, так что продолжайте восхождение. ») Сначала Лински как бы хочет, чтобы Де Шилдс был купелем таких афоризмов, и спрашивает актера, когда тот в последний раз слушал речь. «Я говорил это», — говорит Де Шилдс хриплым тоном. «Я знаю, что это было . Думаешь, я сижу дома, ем шоколад и слушаю себя? Когда Лински спрашивает Де Шилдса, как он обрел «ясность в отношении жизни с целью», вы можете услышать вздох в ответе Де Шилдса. «Я всегда был чернокожим, — говорит он. «Давай, скажи правду. Я подхожу к тому, что называется жизнью, с другой точки зрения». Де Шилдс настаивает на том, чтобы его поняли без прозрачной пленки почтения или славы, и он продолжает утверждать, что он сосуд, а не оракул. «Эго — это вирус, и против него нет прививки», — говорит он. «Однако у него есть противник, который может его одолеть. И это тихий голос, который живет в сердцевине нашего существа. Там живет тихий голос. И под малым я не подразумеваю неэффективного.

    Примерно через десять минут после каждого интервью Лински и его подопытные расслабляются, освобождаясь от бремени представления своих поколений. Лински начинает меньше относиться к своей компании как к музейным диковинкам, а гости начинают верить, что им есть что предложить, кроме утешительных мантр с края существования. Когда разговоры достигают предельной скорости, это происходит не потому, что гости начинают изрекать мудрость; это потому, что они, за неимением более красноречивого термина, полные чудаки или очаровательно неловкие. Певец и автор песен Дэвид Кросби называет себя «одним из самых удачливых ублюдков из ныне живущих» после того, как осторожно спросил, может ли он ругаться матом в подкасте. Ньяд решительно заявляет: «Я атеист, и у меня даже нет надежды попасть в рай!» Детский артист Раффи категорически отказывается цинично относиться к тому, сколько раз ему приходилось петь «Baby Beluga», свой большой хит. «Вам не знакомо чувство на сцене, когда к вам присоединяются две тысячи человек», — говорит он в лунной задумчивости. «Запускаешься в него, и возникает такое сильное чувство любви, радости, восторга, и вот ты в нем погружаешься. Как красивая ».

    Такие моменты вызывают в воображении замечательный портрет, где пожилые люди кажутся такими же мелочными, безрассудными, похотливыми, ревностными, трудными, уязвимыми и, возможно, больше всего боящимися взрослеть, как и все остальные. (На самом деле, у них есть еще еще этих чувств, более глубокие пропасти обиды, странности и дикого энтузиазма.) И все же возраст остается культурным порогом. Это меняет то, как видят людей, и то, что они должны делать, чтобы оставаться видимыми. В эпизоде ​​с участием семидесятидвухлетнего иллюстратора Майры Кальман, нарисовавшей логотип шоу и часто сотрудничающей с этим журналом, Лински предполагает, что старение похоже на перемещение с танцпола жизни на балкон. Кальман соглашается: «Вы можете быть настолько не в себе. Вы можете чувствовать себя таким исключенным. . . . Ты не просто на балконе, ты на крыше. Вы находитесь в совершенно другом здании». Если в сериале есть запах «Морри», то это потому, что эти разговоры, несмотря на их намерения, никогда не могут быть полностью равноправными. Один человек молод, а другой стар, и каждому что-то нужно от другого. Сосредоточив внимание на стареющих голосах — и, неявно, на идее о том, что, если вы услышите их достаточно, вы можете измениться — «70 Over 70» тонко подчеркивает разрыв между молодыми и пожилыми людьми, даже если пытается игнорировать или инвертировать их. .

    Слушая шоу, я поймал себя на мысли о другом подкасте, уже втором сезоне, под названием «Последние богемы», в котором британская журналистка Кейт Хатчинсон обращается к женщинам, которые жили хаотичной жизнью: поклонницам групп, артистам-аутсайдерам. , клубные знатоки, психоделические активисты, эротические романисты. Существует небольшой риск того, что эти субъекты будут доить максимы; женщины отказываются оглядываться назад или подводить итоги, или даже иметь смысл.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *