Терпеливый философ: философ Александр Пятигорский о том, почему быть ненормальным — это нормально — T&P

Содержание

философ Александр Пятигорский о том, почему быть ненормальным — это нормально — T&P

Почему, если вы придете к психоаналитику, он обязательно скажет, что вы либо невротик, либо истерик, но при этом ни один из врачей, к которым обращался Гитлер, не обнаружил у него патологии? В рамках проекта «Открытое чтение» T&P публикуют статью «Не безумны ли мы?» из четвертого тома философской прозы Александра Пятигорского о критериях безумия и о том, почему оно распространяется так быстро.

Александр Пятигорский. Философская проза. Т. IV: Сны и рассказы; кино­сценарий «Человек не как другие»

Сначала — две оговорки. Первая. Те, к кому этот вопрос обращен, — мы — включают в себя и вас, милые читатели, и меня самого. Но тот, кто этот вопрос задает, то есть я, один я, без вас, без них и кого угодно еще, я — категорически не безумен, что, разумеется, никак не означает, что я — такой же нормальный, как вы и все остальные. Ведь «не безумный» и «нормальный» — две совершенно разные (а иногда прямо противоположные друг другу) вещи. Вторая оговорка. Неисправимой методологической ошибкой было бы требовать от задающего этот вопрос, чтобы он сначала определил, что такое безумие. И вот почему. Такое определение могло бы исходить либо от нормальных людей, употребляющих слово «безумие» в широчайшем спектре смыслов и значений и знающих, к кому и как оно применяется, либо от тех, к кому оно применяется, то есть от самих безумных. Однако последние-то получили слово и понятие от первых, а потому и те и другие составляют, по существу, одну категорию людей, называющих других и называемых другими «безумными». Да ведь и я сам, утверждая, что я — не безумный, уже тем самым зачислил себя в категорию «безумных нормальных» или «нормальных безумных», словом, в категорию нас, с точки зрения которой мне нечего ждать от себя (а вам — от меня) ответа на вопрос, не безумны ли мы.

*«Бывают люди, — говорил он, — которых природа или немилосердный рок лишили покрова, под прикрытием коего мы, остальные смертные, неприметно для чужого глаза исходим в своих безумствах.
Такие люди похожи на тонкокожих насекомых, чьи органы, переливаясь и трепеща у всех на виду, представляют их уродливыми, хотя в следующую минуту все может снова вылиться в пристойную форму. Все, что у нас остается мыслью, у Креспеля тотчас же преобразуется в действие. Горькую насмешку, каковую, надо полагать, постоянно таит на своих устах томящийся в нас дух, зажатый в тиски ничтожной земной суеты, Креспель являет нам воочию в сумасбродных своих кривляньях и ужимках. Но это его громоотвод. Все вздымающееся в нас из земли он возвращает земле — но божественную искру хранит свято; так что его внутреннее сознание, я полагаю, вполне здраво, несмотря на все кажущиеся — даже бьющие в глаза — сумасбродства». Цит. по: Гофман Э.Т.А. Советник Креспель. Новеллы / Перевод А. Карельского. М.: Художественная литература, 1983. — Прим. ред.)

Но все ж таки, почему бы не попытаться? Тогда первым шагом в такой попытке должен быть уход из этой категории, исключение себя из нее, отказ от тривиальной точки зрения, с которой «безумие» рассматривается, с одной стороны, в его противопоставлении «нормальности», а с другой — как отсутствие чего-то такого в психике человека, что и делает его «нормальным». Иначе говоря, отказ от рассмотрения феномена безумия в его оппозитарности и негативности. Нигде, может быть, феномен безумия в его тривиальном рассмотрении не был описан столь ясно и четко, как в очаровательной новелле Э.Т.А. Гофмана «Советник Креспель». Один из персонажей новеллы, профессор М., сформулировал этот феномен примерно так: есть особые люди, с кого судьба или их собственная природа сорвала покровы, под которыми у всех нас скрыто наше безумие. То, что в нас остается внутренним, психическим, ментальным, у таких людей немедленно превращается во внешнее действие. Именно отсутствие дистанции между наблюдаемым внешним эффектом и нормально скрытой внутренней причиной мы и называем безумием*… Так лет за семьдесят до Фрейда великий фантаст Гофман сформулировал фрейдовскую концепцию подсознательного (и много лучше, чем это сделал сам Фрейд, по-моему).

Итак, на первый взгляд все вроде бы совершенно ясно. Есть «низовой» уровень спонтанных психических процессов, есть уровень внешнего поведения, изолированный от первого уровня «покровами», то есть сознательными механизмами, контролирующими и регулирующими эффекты спонтанных психических процессов. Тогда безумие есть не что иное, как прекращение работы этих механизмов. Нет, это слишком просто, чтобы быть правдой. Сам профессор М. вынужден был пояснить в начале своего рассуждения о безумных, что они не такие, как мы, в силу их особой природы или особой судьбы. Этим как бы вводится третий уровень, который я бы назвал уровнем «мифологической объективности». Мифологической, потому что логически он никак не выводится ни из фактов или феноменов не осознанной индивидом энергетики его психической жизни, ни из содержания сознания индивида. Объективности, потому что на этом уровне задается содержание сознания, зачастую еще не сформулированное, то есть еще не ставшее сознанием; иногда (в случаях безумия) оно так и останется неосознанным и несформулированным. Тогда природа или судьба — это и само «задаваемое» содержание сознания, и характер его манифестации в поступках и действиях человека.

Необычайная сила безумия — в том, что оно включается в сознание «нормального», легко становится как бы «нормальным» безумием

Хорошо, пока что, если следовать определению профессора М. гофмановской новеллы, безумие — это прежде всего характер манифестации, ну, скажем так, необычных психических содержаний. Или, если следовать Фрейду двадцатых годов прошлого века, — особая энергетика репрезентаций подсознательного. Но что будут, в обоих случаях, значить слова «особый» и «необычный»? Здесь, казалось бы, напрашивается тривиальный ответ: да то, что видится, слышится, читается, наконец, «нормальными» как для них необычное, — не так ли? Ничего подобного. Необычайная сила безумия — в том, что оно, именно в своем содержании, включается в сознание «нормального», накладываясь на уже сложившиеся (либо исторически, либо в процессе жизни индивида) формы его мышления и, таким образом, легко становится как бы «нормальным» безумием. Так случается прежде всего потому, что «нормальное» сознание — всегда и везде пассивно. Соответствующее ему мышление не может, а часто просто не успевает отрефлексировать самое себя в отношении безумия. Поэтому вместо рефлексии сознание опять же пассивно, склонно рационализировать факт безумия, тем усиливая интенсивность последнего.

Иначе говоря, нормальное сознание обычно готово к принятию безумия, более того, к принятию языка безумия, который всегда быстро становится частью (а нередко и основой) «нормального» языка. Последнее еще более усложняет задачу различения содержаний безумия и нахождения, пусть неточных и расплывчатых, критериев безумия.

Возьмем все тот же гофмановский пример. «Безумие» советника Креспеля состояло среди прочего в том, что он построил большой прекрасный дом, в котором не было двух окон равного размера и одинаковой формы. В начале XVI века испанские конквистадоры в Мексике были поражены безумием ацтекских ритуальных жертвоприношений (у сотен, а иногда и тысяч юношей жрецы вырывали сердца и приносили их в жертву Богу Солнца). При этом они не считали безумием пытки инквизиции и сожжение живьем (аутодафе) еретиков и ведьм (не надо забывать, что все действия и слова инквизиторов были строго ритуализированы). Из сказанного очевидно, что безумие по своему содержанию не есть отрицание ума, разума, здравого смысла, ибо его содержание как бы имеет свой собственный позитивный смысл, сколь бы ни были негативны эффекты и последствия экспликации этого содержания.

Ибо последнее строится, структурируется и реализуется в формах, в которых строится и структурируется любое мыслимое содержание. Добавлю при этом, что наиболее важной из этих форм для безумия является сюжет. Именно сюжет облегчает восприятие безумного содержания «нормальными» людьми, быстро делая безумие коллективным и массовым, особенно если в сюжете используются привычные клише «нормального» языка.

Посмотрите, парижане еще не успели забыть последние публичные казни ведьм и отравителей-магов, когда гений Великой Французской революции манифестировался в таких новых клише безумия, как «враг народа» и «английский шпион». По своей мифологической основе сюжет оказался крайне четко структурированным. Первое. Народ — это те, кого мучают, обманывают и предают враги народа. Второе. Родина (или Республика) — это основной объект подрывной деятельности внутренних и внешних врагов, причем первые все время меняются местами со вторыми. Так в контексте революционной мифологии конца XVIII века вновь появляется сюжет заговора, более ранние европейские примеры которого мы легко находим в (пока еще не «всемирном») заговоре тамплиеров в конце XIII века.

Сюжет контрреволюционного заговора в содержании якобинской диктатуры быстро сменился сюжетом революционного заговора, который стал набирать силу в двадцатых—тридцатых годах XIX века. Сюжеты последующих заговоров — жидомасонского, сионистского в начале XX века и так далее — очень мало в чем отличаются от предыдущих. Вообще конкретные содержания безумия — не очень разнообразны и изобилуют повторениями.

© Christopher David White

Крупнейший психоаналитик XX века Жак Лакан считал, что «подсознательное» и «язык» — оба обладают определенной структурной сложностью и в известном смысле являются аналогами друг друга. К этому можно добавить, что, следуя определению гофмановского профессора М., мы могли бы заключить, что безумие непосредственно эксплицирует подсознательное не только в действиях людей, но и в их языковой деятельности. Более того, безумие всегда тяготеет к созданию «своего» языка — либо дополняющего, либо замещающего «нормальный». Кроме того, небезосновательным было бы предположение, что во всяком «нормальном» языке можно обнаружить элементы, или восходящие к прежним безумным содержаниям, или индуцируемые в данный момент экспликации этих содержаний, синхронные такой экспликации. Не будет преувеличением сказать, что «безумный» или деформированный безумием язык — более эффективен, он несет в себе больший энергетический заряд, чем язык «нормальный». В этой связи интересно отметить обратное влияние языка безумия на «нормальную» психику и на крайнюю податливость последней как формам, в которых манифестируется безумие, так и прямому воздействию «безумных» содержаний. Это особенно ярко проявляется в исторически зарегистрированных коллективных психозах.

И тут мы подошли к неизбежному в любом рассуждении о безумии вопросу: каким образом безумие — само не являющееся научным (клиническим, психиатрическим, медицинским) понятием — соотносится с психозом? Жак Лакан утверждает, что основным качеством психоза, отличающим его от других патологий и аномалий, является то, что в его содержании не-сознательное и сознательное объективно неразличимы. Другой, очень оригинальный психоаналитический мыслитель нашего времени Вильфред Бион полагает, что в мышлении психотика психическая реальность преобладает над внешней, то есть объективно наблюдаемой реальностью. Тогда — еще раз оговорив, что «безумие» в моем рассуждении никак не является ни научным, ни клиническим понятием, — я бы рискнул предположить, что в отличие от психоза безумие принципиально не может характеризоваться в терминах противопоставления «сознательного» «бессознательному». Вместе с тем, рассуждая о безумии с точки зрения некоторой отвлеченной, не клинической и не психологической позиции — именно той позиции, о которой я уже говорил выше и которая по определению исключает также и «нормальную» точку зрения, — можно было бы предположить, что в безумии невозможно вычислить «реальное» и «нереальное». Впрочем, я бы скорее допустил в «безумном» мышлении одновременное существование нескольких разных реальностей.

Когда в ходе подготовки к Нюрнбергскому процессу одного из врачей спросили напрямик, производил ли на него Гитлер впечатление человека безумного, тот ответил, что определенно не производил

Я думаю, что из сказанного вполне ясно, что объективные критерии безумия так же невозможны, как и объективные критерии «нормальности». Если вы спросите о себе врача-психоаналитика, то узнаете, что вы — невротик (полагаю, что об этом говорит сам факт вашего прихода к психоаналитику, так что могли бы и не тратиться) или истерик. Не замечательно ли, что ни один из врачей, к услугам которых обращался Гитлер, не обнаружил в его состоянии ни малейших симптомов патологии. Какие-то несущественные отклонения, какие-то нездоровые наклонности, некоторую, вполне в пределах нормы, маниакальность — да. Но что касается психозов — категорически нет. Когда в ходе подготовки к Нюрнбергскому процессу одного из этих врачей спросили напрямик, производил ли на него Гитлер впечатление человека безумного, тот ответил, что определенно не производил, хотя сам был полностью уверен в том, что все поступки Гитлера, по крайней мере с 1936 года, были чистым безумием. Здесь, однако, было бы уместным заметить: хотя то, что условно называется безумием и не пересекается с психозом как чисто психиатрической категорией, одно никак не исключает другого. В этой связи необходимо уточнить, что, хотя мы и употребляем такие выражения, как «массовая истерия» и «массовый психоз», они остаются метафорой экстраполяции индивидуальных психиатрических патологий на явления коллективного и социального порядка. В то же время выражение «массовое безумие» не претендует на клиническую корректность, но может иметь определенное понятийное содержание, лингвистически и поведенчески вполне четко репрезентируемое.

Так мы переходим к последнему моменту темы «безумие», точнее, к одному из ее важнейших аспектов. Мы только что упоминали об особой энергетичности и эффективности безумия, которые обеспечивают, с одной стороны, быстрое распространение содержаний «безумного» мышления, а с другой — относительную устойчивость и значительную продолжительность этих содержаний и форм (клише) их репрезентаций во времени. Здесь, конечно, не следует пренебрегать и мнением психоаналитиков, считающих, что чем безумнее воспринимаемая идея и способы ее репрезентации в языке и ее реализации в поведении, тем легче она «ложится» на подсознательную основу психики индивида и тем быстрее становится «интерсубъективной», или массовой. Я думаю, однако, что секрет массовости безумия — не только в его соответствии «подсознательному» (или «коллективному бессознательному» по К. Г. Юнгу). Полагаю, что относительная легкость восприятия «безумных» содержаний средним «нормальным» человеком объясняется прежде всего негативностью этих содержаний. Или, более конкретно — преобладающими в этих содержаниях деструктивными и автодеструктивными тенденциями, которые как бы «облегчают» индивиду разрешение постепенно нарастающего в его психике напряжения между «массой» природных негативных установок, энергия которых в каждый данный момент жизни индивида (как и в каждый данный момент истории социума) оказывается неистраченной или недотраченной, и постоянно действующими ограничительно-сдерживающими установками, энергия которых почти всегда оказывается по большей части истраченной и недостаточной для поддержания инерции существования стереотипов индивидуального и коллективного поведения и мышления. Итак, всякий раз проклиная безумие (обычно — это безумие другого, гораздо реже — наше собственное), мы проверяем себя на соблазн облегчения, которое может нам принести очередное событие индивидуального, массового или глобального безумия.

Русский Бог: терпеливый, грозный, но веселый!

Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

https://ukraina.ru/20190720/1024309986.html

Русский Бог: терпеливый, грозный, но веселый!

Русский Бог: терпеливый, грозный, но веселый! — 14.07.2022 Украина.ру

Русский Бог: терпеливый, грозный, но веселый!

Когда это все началось? Когда мы, русские, стали настолько интересны и непереносимы для Запада, что он начал слагать о России мифы, штампы и сказки, а затем, пресытившись, стал прельщать этой задачей пытливые умы в нашем Отечестве

2019-07-20T13:00

2019-07-20T13:00

2022-07-14T11:22

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.ukraina.ru/images/sharing/article/1024309986.jpg?10243114451657786971

Украина.ру

1

5

4.7

96

editors@ukraina.ru

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

2019

Олег Измайлов

Олег Измайлов

Новости

ru-RU

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/

Украина.ру

1

5

4.7

96

editors@ukraina.ru

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

Украина.ру

1

5

4.7

96

editors@ukraina.ru

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

Олег Измайлов

эксклюзив, история

Эксклюзив, Россия, Олег Измайлов, русские, История

Скажем честно, не все стереотипические воззрения на русский характер, русскую историю и русскую действительность являются злопыхательством. Скорбной правды тоже хватает. Но ведь давно известно, что контрпропаганда работает с 96-процентным спиртом правды, подмешивая к нему 4 процента отравы. Попробуем же произвести сепарацию, отделив, как говорится, плевела от зерен, постаравшись сделать так, чтобы в бокале остался только удобоваримый напиток.

Мнение первое: Русские — самый отсталый народ в Европе

Как ни странно, это давно в общем-то позабытое клише в наши дни пытаются реанимировать отдельные наши «партнеры». На самом деле очевидна несостоятельность этого утверждения. Мы не станем углубляться слишком уж в историю государства Российского. Заметим только, что русский человек во все времена был невероятно переимчив. И если уж говорить начистоту, то лесковский левша возник не на пустом месте. Это типичная для русского черта — взять что-то хорошее (интересное, полезное, забавное, красивое) и дополнить его с точки зрения интересов русского мастера (писателя, ученого, спортсмена, монарха, инженера). Обычное дело в нашей истории. Взять хотя бы первопечатника Ивана Федорова, чья хмурая фигура маячит напротив ЦУМа в Театральном проезде Москвы. Многие ли страны могут похвастать в своей истории столь быстрым перехватом новаторской идеи Йогана Гуттенберга? Перехватом и реализацией. Круче только Берия с Курчатовым атомный проект воплощали в жизнь в сороковых.

9 июня 2019, 01:00

«Чтоб Москва и Крым была одна земля». Упущенный шанс Петра ПервогоВ этот день в 1672 г. родился Пётр I, ставший после долгого перерыва первым русским правителем, побывавшим в Причерноморье и принявший решение о включении региона в состав России.

Маньяк технического (и не только) прогресса Петр Первый зарядил этот процесс на всю катушку. Пинка под зад ретроградам первый российский император дал столь мощного и животворящего, что, несмотря на разброд и шатания у трона, устроенные в его империи племянницей Анной и дщерью Елизаветой, уже при Екатерине Великой промышленность российская, переваренная луженым желудком восточнославянских народов, рванула не хуже Гагарина в космос. Сегодня мало кто знает и редко кто задумывается, что при Екатерине II, Павле I и Александре I Россия существенно опережала ведущие страны Европы по выплавке чугуна, добычи руды и золота, производству многих технических новинок того времени.

О советских темпах и качестве ускорений в промышленности, образовании, науке и технике за неимением места и говорить не будем — слишком все это известные вещи. Заметим однако же, что отсталые русские первыми в послевоенной Европе и мире испытали водородную бомбу, построили атомную электростанцию, отправили человека в космос, создали передовую генетику, опережающие свое время ЭВМ (в том числе и портативные, для подводных лодок). Перечислять можно до бесконечности. Подчеркнем — Россия и все русские народы в силу исторических обстоятельств позднее некоторых европейских вступили на путь научного познания мира. Но пробежали его в рекордные сроки, став лидерами в самых разнообразных областях знаний и практического их применения.

Мнение второе: русские ленивы и нелюбопытны

23 декабря 2018, 17:30

Евгений Южин: «Пушкин на украинском – это просто кощунство»Оперный певец России Евгений Южин, известный по всему миру, родился в маленьком черноморском городе под Одессой, которого теперь нет даже на карте. Отсюда он и начинал свою музыкальную карьеру, вот только на родину — в маленький украинский городок, где осталась мама и друзья, приехать больше не может. Ему запрещено это СБУ

Этот мем, введенный в литературный оборот в свое время «нашим всё» Александром Сергеичем в «Путешествии в Арзрум», был многократно повторен и обласкан вниманием. Хотя на самом деле сетование Пушкина относится лишь к тому, что Грибоедов, погибший во цвете лет, не вел дневников и не оставил по себе воспоминаний.

Ленивые и нелюбопытные русские веками отодвигали на юг засечные черты и, неся бестрепетно огромные потери, теснили на юг, к морям, бесчисленных кочевников, которые еще и до XVIII века набегами опустошали Русь. Ленивые и нелюбопытные русские, за век пройдя в XVI столетии Урал, рванули на Восток и дошли до Камчатки, Чукотки и Сахалина, высадились на берегах Америки, основали форт Росс в Калифорнии и претендовали на Гавайи. Только огромность расстояний пройденных земель остановили русскую колонизацию на этих рубежах. Гигантская империя была основана не при помощи флота, а пешим ходом, который с давних времен у ленивых и нелюбопытных русских стал национальным развлечением и образом жизни.

В истории мировых открытий был генуэзец Колумб, венецианец Марко Поло, португалец Магеллан, англичанин Кук. В одном ряду с ними стоят русские первопроходцы Афанасий Никитин, Ермак, Владимир Атласов, Витус Беринг. Тоже, видимо, страдавшие от лени и отсутствия любопытства. Ленивые и нелюбопытные русские построили величайшее в истории человечества государство на одной шестой части земного шара, в условиях рискованного земледелия не только выжили как народ, но и преуспели как политическая нация, став главным раздражителем социальных мечтаний человечества. 

Мнение третье: все русские пьяницы

Как вам сказать. Да что уж там — да, русский человек (в это понятие в данном случае мы включаем людей разного этнического происхождения, обитающих во вселенной русской культуры) любит выпить. Это безусловная правда. Мы находим в этом удовольствие. И как же прав был князь Владимир, заявивший на весь мир еще в IX веке: «Руси веселие пити». По легенде, рассказанной «Повестью временных лет», это обстоятельство между прочих решило колебания в выборе вере между христианством и исламом. В последнем, как известно, с выпивкой строго, а оно нам надо?

Надо сказать, уровень потребления алкоголя не главный показатель у русских народов. Что в Киеве, что в Москве, что в Гомеле в разные времена по-разному мерили «правильный» объем выпитого. Было бы что пить. Но вот что мало кто понимает, отчего пьет так много и часто русский обыватель. С одной стороны, в былые времена объяснялось все по Горькому «свинцовыми мерзостями русской жизни», но тогда непонятно, с чего это дворяне с купцами да попами так много, по свидетельству русской литературы и западных завистников, кушали белого и красного вина.

21 сентября 2018, 07:31

Водка и смерть. Пока власти воюют за спирт, украинцы умирают от палёнкиПроизводство фальшивой водки на Украине превысило производство легальной. По оценкам Всемирной организации здравоохранения и представителей Международного валютного фонда, доля нелегального алкоголя в Украине составляет свыше 50% рынка

Скорее всего, отгадка лежит в «ндравном» русском характере, в понимании личной свободы. По мнению философа Никола Бердяева, для русского в отличие от европейца свобода — это прежде всего воля. Его воля. Никем и ничем не ограниченная. Помните у Высоцкого: «Если я чего решил, то выпью обязательно». Хорошо об этом написал с четверть века назад один московский журналист: «В феврале загадочной русской душе хочется шампанского. Это потом, в марте, на полянке, освободившейся от снега, можно будет жарить шашлык и пить водку. А в феврале — хочу шампанского, извольте подать его сюда немедленно!»

Если серьезно, русские к этой своей черте характера относятся с юмором. Ну а как еще относиться к тому, что мило сердцу? Мы и к власти так относимся, и к родной жене, как в старом советском анекдоте: немножко любим, немножко боимся, немножко хотим другую.

При этом ни над выпивкой, ни над своей властью чужим мы шутить не разрешаем. Святое!

Мнение четвертое: русские — это советские, а советские — это русские

Этот стереотип родился сравнительно недавно. Вместе с Советской властью. Но вместе с ней, как ни удивительно, не умер. Запад и весь остальной мир всегда, с самого большевистского переворота говорил: «Советская Россия». Враги и союзники во Второй мировой говорили: «эти русские», не разбирая ни евреев, ни татар, ни армян с грузинами, ни казахов с латышами. В песне из фильма «Офицеры» (1970) есть слова: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». И все 250 миллионов граждан советских республик, входивших в СССР, немедленно принимали это на свой счет.

31 декабря 2018, 08:46

Шампанское «Советское» и «Антисоветское»: Крутой замес новогодних традиций в бывших республиках СССРНовый год можно отпраздновать дважды с разницей в час, подарок получить от Мош Крэчуна или Корбобо, торжественно съесть гороха с салом или 12 гранатовых семечек. Все зависит от того, в какой из бывших республик СССР человек проживает. Впрочем, оливье и шампанское еще часто и густо встречаются на столах обитателей некогда единой страны

Россией считалось все Русское поле, на которое падал отсвет русской культуры и русской истории. Попытка этот отсвет отменить, погасить привела к появлению множества междоусобных войн и несчастных национальных государств. В двадцать первом веке, когда «national states» не только не модны, но и бессмысленны, спасти от упадка все бывшие советские (русские) республики может только возврат к советской (она же имперская) идее братства на русском фундаменте. Очень показательно, что Российская Федерация после долгих колебаний в итоге взяла на вооружение старый советский гимн. Слова там теперь изменены, но в гимне ведь главное музыка, тревожащая сердца и память, а она — советская. И в этом есть прямая логика исторического развития России и ее окраин. Великий русский и советский режиссер Владимир Меньшов сказал: «С годами мне стало совершенно ясно: вступая на путь антисоветизма, ты непременно придёшь к откровенной русофобии».

В советские времена, к сожалению, не удалось подвести прочную идеологическую базу к понятию «новая историческая общность — советский человек». На практике она малость криво, но вышла на уровень реалий нашего времени. Кстати говоря, и сегодня, в условиях Российской Федерации, где эту практику укрепляют на основании мирного и общего патриотического настроя семьи российских народов, старая советская идеология неявно, но живет. Хотя бы потому, что соборность, общинность — древнее русское свойство и правило жизни. А порознь как выжить?

Мнение пятое: русские долготерпеливы

Тут у нас снова — максима. Освященная именем человека ее придумавшего. Верней сказать, введшего в культурологический европейский оборот. Граф Отто Бисмарк-Шёнхаузен, посол Пруссии в России, прожил в ней достаточно долго, чтобы весьма метко подметить: русские очень долго запрягают, но очень быстро везут. Вообще надо сказать, западным дипломатам той эпохи было опасно ездить в Россию, они в нее влюблялись, как влюбляются в того, кто дает невообразимо много. Это знаменитый британский посланник лорд Керзон подметил: «Каждый англичанин въезжает в Россию русофобом, а уезжает из нее русофилом». Знал, что говорил, значит, и Бисмарк.

6 октября 2018, 07:05

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавкиКак только не пытаются обосновать свое право на земли Донбасса украинские националисты, но все их потуги оказываются напрасными, сталкиваясь с укоренившимся в краю русским интернационализмом

Терпение, особенно в ту, весьма еще христианскую по бытийному наполнению, эпоху на Руси почиталось за первейшую добродетель. Увы, русским блюсти ее всегда было трудно. Но старались! Терпели. Это ведь очень русская пословица: «Бог терпел и нам велел». Долгое такое терпение русское, тягучее, парит, как перед грозой. А после — гроза, та самая, быстрая, и несется она по просторам Евразии безоглядно. Так скинули ордынский гнет после двухсот пятидесяти лет терпеливого сноса, так вставали к мятежу ватаги Разина и Пугачева, так неслись навстречу смерти и новой жизни Первая конная Буденного и танки Катукова.

Она и сегодня затаилась Россия, терпит поношение от мелких сошек, страдает о братьях меньших, введенных во искус «партнерами», копит силы, но отнюдь не злобу. И в этом сила русского терпения — оно количество переводит в качество. А это лучшее, что может представить себе в людях Господь Бог.

 

Терпеливый Китай | 28.01.2022, ИноСМИ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Полезные ископаемые — это единственная причина, по которой Россия остается для Китая привлекательной. Китайцы воспринимают ее как сырьевой придаток, который нужно выжать до последней капли: забрать нефть, газ, дерево, воду. А взамен достаточно «поглаживаний», чтобы Москва вновь почувствовала себя великой.

Збигнев Рокита (Zbigniew Rokita)

Nowa Europa Wschodnia: Каждое государство стремится изменить геополитический уклад. Американцы представляют себе однополярный мир, россияне — мир с множеством центров принятия решений. Какой хотели бы видеть нашу планету через 20 лет китайцы?

Михал Любина (Michał Lubina): Они определенно видят это не в перспективе одного поколения, а, скорее, нескольких столетий. Нынешний расклад сил с китайской точки зрения, представляется странной природной аномалией. Мир должен вернуться к своему нормальному состоянию, то есть к ситуации, в которой Пекин станет гегемоном. В китаецентричном мировоззрении именно он находится в центре, а вокруг свирепствуют варвары. Впрочем, чувство превосходства появилось не на пустом месте: просто в течение тысячелетий, вплоть до XIX века, китайцы не соприкасались с равными себе народами. Обретение мировой гегемонии после «столетия унижения заморскими варварами» для Китая — это возврат к естественному состоянию. Но китайцы никуда не спешат.

— Сунь-цзы говорил, что лучше всего быть обезьяной, наблюдающей с дерева за битвой тигров.

— Именно так. Китайцы, впрочем, никогда не были воинственным народом, они в совершенстве овладели искусством побеждать без войны. Тот же Сунь-цзы писал, что лучший вид победы — одержать верх над противником, не сражаясь. На этом базируется вся китайская политическая культура: само то, что кто-то вступает в борьбу, означает поражение. В конфуцианстве военный, находился на более низкой ступеньке общественной лестнице, чем проститутка. Китайская цивилизация всегда опиралась на культуру, а не на оружие. Часто бывало, что разные народы побеждали китайцев на ратном поле, но позже они проигрывали в столкновении с их культурой и растворялись в китайской стихии. Так было, например, с монголами и маньчжурами.


Читайте также: Арктическая стратегия Китая

— Значит, китайцы будут стараться покорить мир так, как сейчас его «макдональдизируют» американцы?

— Им это ненужно: они считают «китайское» самым лучшим по своей сути, по определению. Они не собираются никого насильно «цивилизовать» и заставлять есть рис вместо бигоса. Они считают, что рис — это просто самое лучшее, и если кто-то этого не понимает — его проблемы. Китайцы, будучи уверенными в своем превосходстве, не представляют для мира никакой угрозы, они не будут переделывать его на свой лад. Они считают, что другие должны приспособиться к их образу жизни для собственного блага — чтобы не остаться на периферии цивилизации. Китайцы используют мир только в экономическом плане, и поэтому Pax Sinica будет гораздо менее агрессивным, чем Pax Americana. Американец знает, что тебе нужно и будет учить тебя, как организовать общественную жизнь, как функционировать. Китаец этого делать не станет. […]

— На Западе существенным фактором развития был индивидуализм. Человек получил возможность творить.

— Но одновременно мы почувствовали себя потерянными, а китаец чувствует принадлежность к некой общности, ему есть к кому обратиться, он точно знает, как поступать в той или иной ситуации. И это дает ему ощущение безопасности. Мы на Западе считаем, что каждый человек может самостоятельно справиться с любой проблемой, и поэтому делаем такой сильный акцент на правах. В Китае же основной акцент делается на обязанностях. В этом контексте легче понять, почему в Поднебесной не прижилась концепция прав человека. В китайском языке «власть» и «право» — это одно слово: кто обладает властью, у того в руках закон. В Европе государство отделено от индивидуума, а там представляет собой продолжение семьи. Как можно требовать гарантий каких-то прав от отца или дяди?


Также по теме: Путин, бизнесменам — амнистию, нефть — в Китай

— Считает ли Пекин Россию, которая управляется сильной рукой, лучшим партнером, чем Германию или Соединенные Штаты?

— Россия для Китая — это в первую очередь рухнувшая империя, которая позволила Западу себя победить.

— Как Китай в XIX веке.

— Да, но несколько иначе. В XIX веке в Китай приплыли корабли и начали стрелять, отсюда взялось определение «дипломатия пушек». А СССР, с китайской точки зрения, распался сам по себе — он потерпел поражение на идеологическом поле, приняв западные изобретения, например, свободу слова. И это привело к десятилетию хаоса. С такой перспективы приход к власти Владимира Путина — это возвращение к нормальному состоянию. Китайцы понимают, что Россия — большое государство, которое хочет быть сверхдержавой. Одновременно они знают, что она таковой не является. Впрочем, они уже давно «раскусили» россиян. Однажды рядом с музеем Варшавского восстания я подслушал разговор двух китайских ученых. Один сказал: «Поляки не смогли понять Россию». Китайцы же отлично ее изучили. Русских в Пекине принимают с большим почтением: когда туда приезжает кремлевская делегация, ее встречают парадом, салютами и цветистыми речами о возрождающейся империи. Они говорят именно то, что хотят услышать россияне.

— Пекин считает Москву стратегическим партнером?

— Россия для него — это, скорее, удобная карта, которую можно разыграть на международной арене. Но как только эта карта будет использована, о ней без всякого сожалению забудут. Это постепенно происходит: Запад и Россия оказались в оборонительной позиции, а Китай набирает вес.

Читайте также: Дробление мира и грядущие беды Китая

— А что с полезными ископаемыми?


— Если не считать отдельных маргинальных вопросов, полезные ископаемые — это единственная причина, по которой Россия остается для Китая привлекательной. Китайцы воспринимают ее как сырьевой придаток, который нужно выжать до последней капли: забрать нефть, газ, дерево, воду. А взамен достаточно «поглаживаний», чтобы Москва вновь почувствовала себя великой.

— Россияне также нужны китайцам для создания противовеса Западу.

— Я бы не переоценивал данный фактор: это лишь тактические маневры. Китай мог без особых последствий в одиночку наложить вето на резолюции по Сирии или Ливии. Конечно, удобнее, когда за то, что у Запада на Ближнем Востоке связаны руки, достается Москве, но на Пекин, банкира мира, никто и так не решился бы давить. Кто станет давить на банкира, у которого хранятся твои деньги, даже если этот человек издевается над своими домочадцами.

— Таким образом Россия играет на международной арене роль мальчика для битья?

— Она сама заняла такую позицию. Китай не стремится к конфронтации, не стремится к тому, чтобы постоянно играть мускулами, а Россия делает именно это. Когда Путин кричит, обижается и не приезжает на встречи, он автоматически становится более удобной мишенью для критики, чем спокойный китаец, который может рассказать на великолепном английском, что дела могут обернуться по-разному, и чего-то сделать нельзя. Он скажет это так вежливо, что мы даже не сообразим, что он нам отказал. Разница в том, что Китай не играет против кого-то, он заинтересован в сотрудничестве, чтобы как можно больше заработать. Россияне, в свою очередь, занимают конфронтационную позицию, потому что не могут вынести своего поражения в холодной войне. Если бы в один прекрасный день Москва по каким-то причинам отказалась бы от своей антизападной риторики, этот орешек пришелся бы Пекину не по зубам. Сейчас Россия для Китая ничуть не важнее, чем, например, Бразилия или Аргентина. Пекин интересует Запад, а потом — Африка, из которой тоже нужно выжать все соки. […]

Также по теме: Ось Россия — Китай

— Перед нами предстает образ закомплексованных, взрывных русских и спокойных, полных чувства собственного достоинства китайцев.


— В некоторой степени так и есть. Китайцы не лишены собственных комплексов, однако их основные черты — это осторожность и терпеливость. Есть такая китайская пословица: если кто-то причинил тебе зло, садись на берегу и жди — рано или поздно вода принесет труп твоего врага. Китайцы сидят у реки, терпеливости их учат с детства. Живя в стране с населением в 1,3 миллиарда человек, следует научиться спокойствию и пониманию. Это отражается в том числе на политической культуре. Пекин не играет мускулами не только из-за того, что у него меньше комплексов, чем у Москвы: он, опираясь на опыт пяти тысяч лет дипломатии, умеет эти комплексы скрывать.

— В отличие от российской экс-империи.

— Превосходство китайцев заключается еще и в том, что они знают, кем являются, у них нет проблем с самоидентификацией. А россияне думают только об очередных завоеваниях, но чувствуют себя потерянными, не зная, куда они движутся. Китай, конечно, тоже подвергается вестернизации, но лишь поверхностной.

Journal of the RAS

Artificial Societies

artsoc.jes.su

Электронный научно-образовательный журнал «Искусственные общества», выступая аналогом англоязычного журнала Journal of Artificial Societies and Social Simulation (JASSS), является наиболее удобной платформой для публикации работ не только на тему искусственных обществ, но и научных статей более широкого профиля.

Show more

Asia and Africa Today

asaf-today.ru

Публикует научные статьи о политических, экономических и социальных процессах, происходящих в азиатских и африканских государствах, об их культуре, искусстве и литературе.

Show more

Avtomatika i Telemekhanika

Show more

Chelovek

chelovek-journal. ru

Журнал «Человек» – научное издание, публикующее результаты изучения человека в социально-гуманитарных и естественных науках в тесной связи с осмыслением человека в философии, изначально стремящейся ответить на вопрос «Что есть человек?». Журнал открыт различным интеллектуальным традициям и теоретическим платформам. Особенно приветствуются работы, развивающие комплексные исследования человека на стыке наук. Статьи журнала адресованы междисциплинарному читательскому сообществу. Наряду с исследовательскими статьями журнал публикует аналитические обзоры дискуссий и научных конференций, полемические эссе, рецензии на книги.

Show more

Digital Orientalia

do.jes.su

«Digital Orientalia» (Цифровое востоковедение) – международное научное периодическое издание, отражающее широкий спектр проблем развития современного востоковедения и гуманитарных наук. 

Show more

Doklady Akademii nauk

Show more

Eastern Analitycs

analitika. jes.su

Журнал «Восточная аналитика» выпускается с 2010 года. Журнал нацелен на анализ экономических, социальных и политических процессов на современном Востоке.

Show more

Ekonomika i matematicheskie metody

emm.jes.su

Журнал «Экономика и математические методы» позиционирует себя как открытая площадка межнационального общения и обмена научной информацией, результатами фундаментальных и прикладных исследований специалистов академического и экспертно-аналитического профиля. Журнал стремится поддерживать высокий научный уровень дискуссии о проблемах, методах изучения и развития экономики, вовлекая в этот процесс наиболее квалифицированных экспертов – исследователей и практиков.

Show more

Energiia: ekonomika, tekhnika, ekologiia

Show more

Energy law forum

mlcjournal.ru

Цель журнала — повышение качества освещения основных результатов диссертационных работ и создание базовых условий выполнения требований Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки России, предъявляемых к научным публикациям соискателей ученых степеней кандидатов и докторов юридических наук (5. 1.2, 5.1.3, 5.1.5)

Show more

Epistema

epistema.jes.su/

Журнал «Эпистема» (Epistema)» — это уникальная коммуникативная площадка для научных дискуссий, на которой встречаются молодые ученые и уже известные исследователи в области философии, общественных наук и наук о человеке. В центре этих дискуссий лежит понимание знания как феномена культуры в различных его аспектах и контекстах исследований.

Show more

Etnograficheskoe obozrenie

«Этнографическое обозрение» — один из старейших российских академических журналов, посвященных исследованиям в области наук о народах. Основан в 1889 г. Журнал специализируется в первую очередь на публикации статей по вопросам этнографии, этнологии и социальной/культурной антропологии, а также обзоров и рецензий научной литературы в данных областях. 

Show more

Eurasia. Expert

journal.eurasia.expert

Электронный научный журнал «Евразия. Эксперт» — сетевое периодическое издание, посвященное научному анализу политических, экономических и гуманитарных процессов в Евразийском регионе.

Show more

Gosudarstvo i pravo

gospravo-journal.ru

В журнале освещаются:  теоретические вопросы государства и права;  проблемы становления правового государства;  права и свободы человека и гражданина;  анализ нового законодательства; хроника научной жизни.

Show more

Indo-European linguistics and classical philology

iling.jes.su

Ежегодник «Индоевропейское языкознание и классическая филология» является периодическим изданием, издаваемым Институтом лингвистических исследований РАН с 1998 г. Издание является зарегистрированным СМИ. Номер свидетельства: ПИ № ФС 77–60970.

Show more

Issledovanie Zemli iz kosmosa

Издается с 1980 г. В журнале публикуются оригинальные статьи и краткие сообщения по актуальным проблемам изучения Земли из космоса: исследование из космоса атмосферы, океана и климата решение космическими средствами задач геологии, географии и исследования биосферы методы и средства дистанционного зондирования и автоматизированной обработки информации использование и развитие космической системы исследования природных ресурсов Земли.

Show more

ISTORIYA

history.jes.su

Электронный научно-образовательный журнал «История» (ЭНОЖ «История») — уникальное сетевое периодическое издание, в котором собраны научные и учебно-методические статьи ведущих отечественных и зарубежных историков, отражающие результаты современных исследований.

Show more

Izvestiia Rossiiskoi akademii nauk. Energetika

Show more

Izvestiia Rossiiskoi akademii nauk. Mekhanika tverdogo tela

Журнал «Известия Российской академии наук. Механика твердого тела» (Изв. РАН. МТТ) публикует статьи по основным областям изучения динамики систем материальных точек и абсолютно твердого тела; теории устойчивости движения и процессов управления движущимися объектами; теории гироскопов и навигационных устройств; механики деформируемых тел, теории упругости, пластичности и ползучести; механики полимеров, грунтов и гетерогенных твердых сред; прочности материалов и конструкций и др.

Show more

Izvestiia Rossiiskoi akademii nauk. Mekhanika zhidkosti i gaza

Show more

Izvestiia Rossiiskoi akademii nauk. Seriia literatury i iazyka

izv-oifn.ru

Журнал охватывает проблемы лингвистики и литературоведения, фольклористику, искусствознание, теорию литературы и историю русской и зарубежной литературы.

Show more

Izvestiia Rossiiskoi akademii nauk. Teoriia i sistemy upravleniia

Известия РАН. Теория и системы управления является ведущим научным журналом Российской Академии Наук в области теории и систем управления. Журнал отводит важнейшее место статьям по теории и методам управления, а также статьям, посвященным изучению, проектированию, моделированию, разработке и применению новых систем управления. Журнал публикует статьи, отражающие современные исследования и разработку в области управления. Особое внимание уделяется компьютерным методам и технологиям. Журнал также публикует Труды международных научных конференций и обзоры высококвалифицированных российских и зарубежных экспертов по актуальным проблемам современных исследований в области управления.

Show more

Journal of Foreign Legislation and Comparative Law

jzsp.jes.su

Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения ориентирован на ученых и практиков, занимающихся проблемами правового регулирования.

Show more

Journal of Russian Law

jrp.jes.su

Общая концепция Журнала отражает характер, уровень и разнообразие отечественных доктринальных изысканий, основные тенденции развития отдельных отраслей законодательства, российский опыт, послуживший отправной точкой для синтезирования новых идей и открытий в области юридической науки.

Show more

Journal of the Institute of Oriental Studies RAS

vestnik-ivran.jes.su

Журнал публикует оригинальные научные статьи по всем областям востоковедения: истории, археологии, культуре, экономике, политике, лингвистике и языкознанию стран Востока от древности и до наших дней. Главной целью издания журнала является информирование научной общественности о новых результатах и достижениях, сделанных сотрудниками Института востоковедения РАН.

Show more

Kosmicheskie issledovaniia

Show more

Latin America

latamerica-journal.ru

Журнал «Латинская Америка» — уникальное для России и СНГ полноценное мультидисциплинарное профессиональное издание на русском языке, анализирующее актуальные теоретические и научно-практические проблемы Иберо-Америки; — дает читателям широкую панораму иберо-американского мира, печатает эксклюзивные интервью глав государств, министров, политиков, дипломатов, парламентариев и общественных деятелей, видных представителей науки, бизнеса, культуры и искусства, произведения всемирно известных писателей Латинской Америки, Испании и Португалии.

Show more

Law & Digital Technologies

ldt-journal.com

Law & Digital Technologies (LDT) is a peer-reviewed and interdisciplinary journal dedicated to advancing the dialogue between legal scholars and computer scientists. This journal publishes innovative theoretical and methodological research devoted to digital technologies such as Blockchain, Artificial Intelligence, BigData, etc. LDT is looking for papers within the subject area that display good quality legal analysis or new lines of legal thought that go beyond mere description of Law, however accurate that may be. It also welcomes research in the field of theoretical computer science, applied mathematics and informatics, aimed at the development of scientific and methodological foundations of convergent cognitive-information technologies. The journal especially fosters interdisciplinary approaches.

Show more

Linguistica Fundamentalis

linguistica-fundamentalis.jes.su

Журнал «Фундаментальная лингвистика» / «Linguistica Fundamentalis»призван привлечь особое внимание исследователей в области языкознания и связанных с ними сфер знаний к теоретическому осмыслению выявляемых и описываемых особенностей языков мира.

Show more

Man and Education

человекиобразование.рф

Периодическое печатное издание «Человек и образование» издается с 2005 г.

Учредитель: ФГБНУ «Институт управления образованием Российской академии образования»

Редакция: СПБ филиал ФГБНУ «Институт управления образованием Российской академии образования»

Show more

Matematicheskoe modelirovanie

Show more

Metamorphoses of History

history-metamorph.ru

Электронный научный журнал «Метаморфозы истории» – сетевое периодическое издание, в котором публикуются научные статьи ведущих отечественных и зарубежных историков. Материалы журнала предназначены не только специалистам, но и всем интересующимся вопросами всемирной и отечественной истории.

Show more

Mikroelektronika

Основан в 1972 г. Журнал «Микроэлектроника» публикует статьи, посвященные технологическим, физическим и схемотехническим аспектам микро- и наноэлектроники. Особое внимание издание уделяет новым тенденциям в литографии, травлению, легированию, осаждению и планаризации на субмикронном и нанометровом уровнях, плазменным технологиям, молекулярно-пучковой эпитаксии и сухому травлению, а также методам исследования и контроля поверхностей и многослойных структур. Обсуждаются вопросы приборно-технологического моделирования и диагностики технологических процессов в реальном времени. Публикуются статьи о полупроводниковых приборах на базе новых физических явлений, таких как квантовые размерные эффекты и сверхпроводимость.

Show more

Mirovaia ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniia

Ежемесячный журнал “Мировая экономика и международные отношения” создан в 1956 г. и выходит в свет с января 1957 г. Является ведущим мультидисциплинарным изданием в России и СНГ по актуальным теоретическим и научно-практическим проблемам международной политики, мирохозяйственных связей, развития отдельных стран и регионов.

Show more

Nauchnoe priborostroenie

Широкопрофильный журнал освещает фундаментальные и прикладные проблемы современного научного приборостроения практически во всех естественнонаучных областях — физика, химия, биология, медицина и др.

Show more

Nauka. me

nauka.me

Электронный научно-образовательный журнал «Nauka.me» — сетевое периодическое издание, объединяющее начинающих исследователей в области социально-гуманитарных наук. Главная цель журнала — создание доступной платформы для публикации научных трудов молодых ученых, бакалавров и магистрантов как российских, так и зарубежных научных и образовательных организаций. 

Show more

Novaia i noveishaia istoriia

nni.jes.su

В журнале  публикуются статьи ведущих российских и зарубежных историков о политических, экономических и социальных процессах, происходящих в странах Западной и Восточной Европы, в США, Канаде и в Латиноамериканских странах. Большое внимание уделяется истории, внешней политике ведущих стран Азии и Африки.

Show more

Obshchestvennye nauki i sovremennost

ons-journal.ru

На страницах журнала обсуждаются следующие проблемы: экономика, социум, политика, культура России; построение общенаучной картины мира; особенности и перспективы трансформационных процессов; синергетика и методология обществознания; перспективы человека и мировой цивилизации; регионалистика и модернизационные процессы; межнациональные отношения.

Show more

Obshchestvo i ekonomika

oie.jes.su

«Общество и экономика» международный научный и общественно-политический журнал, посвященный экономическим, политическим и социальным процессам, происходящим в постсоциалистических странах.

Show more

Oiental Epigraphy

epigraphy.jes.su

Журнал «Эпиграфика Востока» публикует оригинальные научные статьи по восточному источниковедению, эпиграфике, нумизматике, оригинальные исторические филологические и лингвистические исследования уже опубликованных эпиграфических материалов, обзоры и рецензии новых изданий, содержащих материалы археографических и эпиграфических экспедиций, а также посвященных описанию и изучению материальных и эпиграфических памятников Востока.

Show more

Oriental courier

oriental-courier.ru

«Восточный курьер» задуман как площадка для обсуждения проблем широкого спектра политики, экономики, практического востоковедения, полевых исследований, «научных путешествий», вопросов культурологии, искусствоведения, филологии, истории Востока и истории востоковедения.

Show more

Orientalistica

orientalistica.com

Orientalistica(«Ориенталистика») – научное рецензируемое издание, охватывающее широкий спектр направлений востоковедческой тематики.

Show more

Polylogos

polylogos-journal.ru

Журнал «Полилог/Polylogos» является научно-теоретическим изданием, выходящим четыре раза в год и ориентированным на профессиональную аудиторию. Задача журнала – публикация результатов исследований в области политической науки, философии политики и философии истории.

Show more

Prikladnaia matematika i mekhanika

Show more

Priroda

Show more

Problemy Dalnego Vostoka

pdv.jes.su

Журнал предоставляет возможность своим читателям знакомиться с историей, культурой, политикой и экономикой стран АТР, следить за развитием международного сотрудничества в этом динамичном и стратегически важном районе мира, к которому, помимо лидеров современной мировой экономики — Китая и Японии – а также быстро растущих Индии, Вьетнама и других стран АСЕАН, относятся Сибирь и Дальний Восток России с их колоссальным потенциалом.

Show more

Problemy mashinostroeniia i nadezhnosti mashin

Show more

Problemy peredachi informatsii

Show more

Programmirovanie

Show more

Psikhologicheskii zhurnal

psy.jes.su

В журнале публикуются статьи по фундаментальным проблемам психологии, ее методологическим, теоретическим и экспериментальным основаниям, а также результаты исследований, связанных с прикладными вопросами общественной и научной жизни. Дискуссии на страницах журнала способствуют выявлению общих тенденций в развитии психологии и ее сближению с практикой.

Show more

Pskov Journal of Regional Studies

prj.pskgu.ru

В журнале представлены результаты научных исследований, нацеленных на анализ политических, экономических, социальных, демографических, этнокультурных и экологических проблем развития различных регионов России и зарубежных стран. Кроме того, в задачи журнала входит рассмотрение вопросов теории и методологии комплексных и «отраслевых» регионологических исследований, а также выявление региональной специфики посредством изучения особенностей историко-географического развития территорий.

Show more

Publishing House of the Institute of Oriental Studies of the RAS

izd.ivran.ru

Издательский центр Института востоковедения РАН публикует оригинальные научные статьи по всем областям востоковедения: истории, археологии, культуре, экономике, политике, лингвистике и языкознанию стран Востока от древности и до наших дней.

Show more

Rossiiskaia arkheologiia

Журнал насчитывает более 50 лет существования.Журнал ориентирован на профессиональных ученых – археологов, историков материальной культуры, искусства и архитектуры.Как фундаментальное научное издание, журнал принимает к печати только оригинальные авторские произведения (статьи, небольшие заметки, рецензии на книги, хронику проходящих научных форумов.

Show more

Rossiiskaia istoriia

russian-history.ru

Научный журнал, публикующий материалы по истории, историографии и методам исторических исследований. Журнал охватывает все области изучения российского исторического процесса с древности до современности, поощряет междисциплинарный и компаративный подходы. Приоритетом журнала является публикация оригинальных материалов, основанных на вводе в научный оборот новых источников и написанных с учётом новейшей отечественной и зарубежной историографии. Также журнал уделяет большое внимание профессиональному обсуждению новых научных изданий (монографий, сборников статей и академических публикаций источников), которое осуществляется как в формате рецензий (отдел критики и библиографии — самый большой из всех аналогичных отделов отечественной исторической периодики), так и в рубрике «Диалог о книге».

Show more

Rossiiskaia selskokhoziaistvennaia nauka

Show more

Rossiiskii immunologicheskii zhurnal

Официальное издание Российского научного общества иммунологов. Публикуются работы, посвященные основным проблемам фундаментальной и прикладной иммунологии. Имеются рубрики: экспериментальные статьи, обзоры, краткие сообщения, иммунологические ресурсы в Интернет (ImmunoWeb), анонсы и отчеты о конгрессах и конференциях, новости.

Show more

Russia and America in XXI century

rusus.jes.su

Журнал «Россия и Америка в XXI веке» — сетевое периодическое издание, в котором собраны научные и учебно-методические статьи ведущих отечественных и зарубежных историков, отражающие результаты современных исследований.

Show more

Russian Journal of Bilingualism Studies

bilingualism.ru

«Российский журнал исследований билингвизма» («Russian Journal of Bilingualism Studies») является международным междисциплинарным журналом по изучению билингвизма в различных направлениях и научных школах лингвистики, психо- и социолингвистики, лингводидактики, литературоведения, культурологии, педагогики, психологии и социологии.  

Show more

Russkaia literatura

На страницах журнала читатель знакомится с работами, посвященными народному творчеству, литературам древнерусской и XVIII века, классическому наследию, литературе Новейшего периода (XX век). Теоретические и историко-литературные исследования соседствуют в нем с разысканиями биографическими и текстологическими, тематическими рубриками, связанными с юбилейными датами писателей-классиков, критическими обзорами, полемикой, атрибуциями, обширной информацией о текущей научной жизни по материалам многочисленных международных конференций.

Show more

Russkaya Rech’

Научно-популярный академический журнал о русском языке (о его истории и современном состоянии), о русской культуре и литературе

Show more

Scientific and Analytical Herald of IE RAS

Журнал публикует результаты исследований в сфере экономической, социальной, политической и духовной жизни европейского общества; библиографические обзоры и рецензии, а также информацию о научных конференциях.

Show more

Slavianovedenie

slav.jes.su

Публикуются проблемно-тематические статьи, материалы дискуссий, круглых столов, документы, критические обзоры, библиография, хроника научной жизни, информация о книгах, выпущенных Институтом славяноведения, и др.

Show more

Social Sciences

Show more

Sotsiologicheskie issledovaniya

Журнал публикует статьи по всему спектру социологической науки: теория, методология и история социологии, методы и результаты социологических исследований в сфере экономической, социальной, политической и духовной жизни общества как в России, так и за рубежом. Среди ведущих рубрик — этносоциология, социология культуры, семьи, образования, науки, религии, управления, права, молодежи, демография и миграция. Новые рубрики — «Историческая социология», “Социология здоровья и медицины”, “Социология международных отношений”, “Социология профессий”.

Show more

Sovremennaya Evropa

«Современная Европа» – академическое научное издание, издается Институтом Европы РАН (http://www. instituteofeurope.ru) с 2000 года и является признанным в России и в мире журналом общественно-политических исследований. Периодичность: шесть раз в год. Журнал «Современная Европа» публикует материалы по экономике, социологии, политологии, международным отношениям, истории. входит в Перечень российских рецензируемых научных журналов ВАК РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Show more

Studies in Transcendental Philosophy

transcendental.ru

Тематическая направленность журнала связана, прежде всего, с трансцендентальной философией (в узком смысле), к которой можно отнести трансцендентальную философию И. Канта, неокантианство, [трансцендентальную] феноменологию, современные кантоведческие исследования. 

Show more

Teplofizika vysokikh temperatur

Журнал «Теплофизика высоких температур» основан в 1963 году. В нём публикуются оригинальные статьи и обзоры по термодинамическим и транспортным свойствам веществ (чистых веществ, смесей и сплавов), в том числе веществ в окрестности критической точки и в состоянии низкотемпературной плазмы, и плазменным технологиям. Значительное место отводится работам, посвященным построению уравнений состояния веществ, исследованию фазового равновесия, тепло- и массообмена, кипения, конденсации, лучистого переноса. В журнале публикуются работы, знакомящие читателя с экспериментальными методами и установками для проведения теплофизических исследований, а также с высокотемпературными установками, применяемыми в энергетике.

Show more

Ural-Altaic Studies

ural-altai.ru

Журнал «Урало-алтайские исследования» ориентирован, прежде всего, на интересы лингвистов – специалистов по языкам уральской и алтайской общностей. Мы рассчитываем, что нам удастся привлечь в качестве авторов и тех историков, этнографов, литературоведов (а также представителей других наук), которые заинтересованы в обмене информацией с лингвистами.

Show more

USA & Canada: ekonomika, politika, kultura

usacanada.jes.su

Журнал «США & Канада: экономика, политика, культура» был основан в 1970 году как “США: экономика, политика, идеология” (с 1998 года была добавлена Канада). Его главная цель была и остается — информировать читателей о всех аспектах внутренней и внешней политики США и Канады, а также актуальным теоретическим и практическим проблемам международной политики, мирохозяйственных связей, развития в разных странах мира. Журнал публикует материалы, представляющие результаты исследований российских специалистов и иностранных аналитиков на российско – американские и российско – канадские отношения.

Show more

Vestnik of The Russian agricultural science

Show more

Vestnik CEMI

cemi.jes.su

Научный электронный ежеквартальный журнал «Вестник ЦЭМИ» — уникальное сетевое периодическое издание, осуществляющее издание работ высокого научного уровня по рецензированию и подготовке материалов, которое обеспечивается коллективом Центрального экономико-математического института РАН. 

Show more

Vestnik drevnei istorii

Журнал публикует оригинальные научные статьи по всем областям древней истории, классической и древневосточной филологии и археологии античной и древневосточных цивилизаций, на русском, английском, французском и немецком языках.

Show more

Vestnik RAS

Основан в 1931 г. В журнале широко освещается деятельность Российской академии наук, Президиума РАН, публикуются самые значительные работы и доклады наиболее выдающихся российских и иностранных ученых, дискуссионные материалы, информация о награждениях, премиях и назначениях. На его страницах обсуждаются важные вопросы бытия, влияющие на все основные сферы науки, образования и окружающего нас мира.

Show more

Voprosy filosofii

Ежемесячное академическое научное издание, центральный философский журнал России.

Show more

Voprosy istorii estestvoznaniia i tekhniki

vietmag.org

Основной блок материалов журнала образуют оригинальные статьи, в которых квалифицированные специалисты по истории и философии науки и техники публикуют результаты своих исследований. Журнал издается под руководством Президиума РАН.

Show more

Voprosy Jazykoznanija

Тематика журнала: теория языка, ареальное, типологическое и сравнительно-историческое изучение языков мира, а также социолингвистика, корпусная и компьютерная лингвистика, психолингвистика и смежные дисциплины.

Show more

Vostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost

vostokoriens.jes.su

Журнал издается под руководством Отделения историко-филологических наук РАН. В журнале публикуются статьи по актуальным вопросам истории, экономики, политики, культуры, экономики, социологии, литературы и языка стран зарубежного и российского Востока.

Show more

Zemlia i Vselennaia

Show more

Zhurnal vychislitelnoi matematiki i matematicheskoi fiziki

Show more

Философия стоиков — Александр Пятигорский

АЛЕКСАНДР ПЯТИГОРСКИЙ

том 1

 

ФИЛОСОФИЯ СТОИКОВ

 

Часть первая

Зенон

 

Предварительный комментарий Кирилла Кобрина
Слово «стоик» вошло в современный обиходный язык и породило прилагательное «стоический», которое исполь­зуется в самых разных контекстах: стоически переносить боль, стоически не реагировать на нападки врагов, и так далее. «Стоик» в нашем понимании — человек, обладаю­щий недюжинным терпением, отличающийся высоким болевым порогом и хладнокровием. Все это действитель­но имеет отношение к мировосприятию философов-стоиков, но лишь отчасти.
Когда сегодня говорят о «стоическом поведении», обычно имеют в виду, что терпеливость, проявленная человеком, окупится достижением некой цели, причем цель эта находится на том же уровне реальности, что и преследующие человека неприятности. Похоже на спорт: не помучаешься на тренировках — не победишь в забе­ге. Стоики же исключали саму идею «забега». Они бро­сали все силы на то, чтобы пребывать в ощущении внут­реннего, душевного, равновесия, полагая свою цель на более высоком уровне реальности, и этой целью было беспрепятственное, как говорит Пятигорский, внеопыт­ное знание, достигаемое свободой от воздействия внеш­них факторов на внутренний мир человека.
И здесь — главное различие между ними и нами. Основа, и даже идеал, нашего мировосприятия и поведения — быстрая реакция на внешние факторы-раздра­жители по схеме «вызов/ответ» (challenge/response). Эта схема не предполагает вообще никакой внутренней жизни человека, подменяя ее бесконечной совокупно­стью хаотичных реакций сознания на действительность, которая все в большей степени состоит из разнообразной чуши, настойчиво требующей к себе внимания.
Стремясь как можно быстрее отозваться на «события в меняющемся мире», мы все больше удаляемся не то что от внеопытного знания, но даже от самой его идеи. А зна­чит — и от беспрепятственного, незамутненного сторон­ними воздействиями восприятия действительности. Зре­лище современных людей, механически реагирующих на все, что происходит вокруг (причем по большей части происходит именно оттого, что они на него реагируют), напоминает мультфильм про Тома и Джерри, герои кото­рого сосредоточены исключительно на взаимных реак­циях. Только в нашей ситуации уже нет разницы между котом и мышью, между человеком и морем внешних фак­торов — он сливается с ними, подменяется ими. Хаос не­различения — вот ад, которого стоики хотели избежать. Ад — это игра в кошки-мышки, где все мышки суть кош­ки и наоборот.
Первая беседа А. М. Пятигорского о философии стоиков прозвучала в эфире Радио Свобода 26 марта 1975 года.

 

Думая об этом странном направлении в древнеев­ропейской философии, невольно задаешься мыс­лью: как могло случиться, что эта философия просуществовала лет этак шестьсот, да еще при почти что непрерывной учительской традиции? В самом деле, пережить расцвет и упадок Афин, расцвет и упадок Рима, почти полную смену культурных тра­диций Средиземноморья, связанную с возникнове­нием и распространением христианства, — для этого надо было обладать каким-то особым каче­ством, давшим этой философии возможность не только сохраняться (это, как мы знаем, немногого стоит), но и впитывать в себя все новые веяния духа, не изменяя при этом собственных исходных духовных принципов ни на йоту. Таким качеством для стоиков, как мне кажется, являлась их изна­чальная осторожность в постановке основных про­блем; и постоянная, так сказать, пограничность в их решении.

Чтобы это было яснее и понятнее, я позволю себе привести пример из области марксистской философии, которая, по идее, должна быть всем более или менее известна. Мы знаем, что основная идея диалектического материализма — идея о том, что материя первична, а сознание вторично, производно. Интересно то, что эта идея не вызвала бы со стороны стоиков решительно никаких возраже­ний по существу, но вызвала, я бы сказал, некоторые уточнения. Стоики, мне кажется, прокомментиро­вали бы это положение диалектического материа­лизма следующим образом.

Ну, то, что материя первична, а сознание вто­рично — это каждому дураку ясно. Но вот что не может быть ясно каждому дураку (а философией, по мнению стоиков, может заниматься и далеко не каждый умный человек, не говоря уже о дураках), — так это то, что материя первична, а сознание вто­рично только в эмпирическом, опытном смысле. То есть этот факт, эта истина могут быть извлече­ны только из опыта и только в результате опыта. А вот такая истина, что по завершении цикла времени материя возвращается к своему первоисточ­нику, к огненной энергии божественного духа — вот такая истина уже не может быть постигнута опытным путем, но лишь посредством философско­го знания.

Первым стоиком был Зенон Китийский. Само учение получило свое имя по названию места1, где он основал свою школу. Он родился около 335 года до новой эры на Кипре и большую часть своей жиз­ни провел в Афинах. Сначала в юности, когда еще очень сильны были дух и образ Сократа, он был сократиком. Но вскоре, видя, как исказился сократизм в идеализме Платона и частичном материа­лизме Аристотеля, он стал учить философии само­стоятельно.

Ученики его учеников лет через двести оказа­лись в Риме в качестве афинских посланников и, решив совместить философию с дипломатически­ми функциями, прочитали в Риме цикл лекций, которые пользовались в этом «варварском», как его называли греки, городе огромным успехом. Таким успехом, что Катон, полагавший, что увлечение фи­лософией должно дурно сказаться на патриотизме и воинском духе молодых римлян (Катон знал, о чем говорил), потребовал у Сената, чтобы это фило­софское посольство было как можно скорее отправ­лено к себе домой.

Главной идеей всех стоиков, начиная с Зенона, была идея о том, что реальны только частные вещи, только индивидуальные объекты, и что наше зна­ние есть опытное знание, получаемое посредством восприятия предметов и фактов мира нашими ор­ганами чувств. Наш дух от рождения ничего в себе не несет; но всякий акт восприятия оставляет в нем отпечаток, который и продолжает жить как па­мять, формируя содержание нашего мыслительно­го опыта. Разум возникает в результате постепен­ного обогащения нашего опыта новыми данными, полученными из восприятия (по мнению стоиков, человек становится разумным примерно к четыр­надцати годам). Одновременно с этим (выше мы говорили о пограничности этой философии) стои­ки считали, что существует еще особый вид знания, могущий, как чистая возможность, потенция, пред­шествовать чувственному опыту. Это знание суще­го, высшее знание.

Весьма интересным свойством этого знания было то, что оно полагалось стоиками беспрепят­ственным, а точнее — устраняющим препятствия субъективного характера. Это свойство поясняет­ся на следующем примере из древнегреческой ми­фологии. Когда царю Адмету явилась из загробно­го мира его покойная супруга Алкеста, то хотя он ясно воспринимал ее своими органами чувств, но его субъективное убеждение, что мертвые не могут являться живым, не давало ему признать объектив­ную истинность этого явления. Высшее внеопытное знание в этом случае служит устранению этой субъ­ективной помехи — и обеспечению чистоты вос­приятия.

Чистота и ясность полагаются основными критериями истинности восприятия. Само восприя­тие становится возможным только благодаря тому, что образы вещей и фактов входят в наши органы чувств. Идеалом этики стоиков являлась, как и у пифагорейцев, полная свобода от действия внеш­них факторов, то есть всех условий и обстоятельств жизни, на внутренний мир человека. Основные человеческие чувства — такие как наслажде­ние, подавленность, желания, страх, нетерпение — суть лишь привычные реакции несовершенного внутреннего мира на изменения внешних факто­ров. Они вредны и неестественны, эти реакции, ибо естественное состояние предполагает душев­ное равновесие, которому они постоянно угро­жают.

 

Часть вторая

Сенека, Эпиктет

 

Предварительный комментарий Кирилла Кобрина
Чем лежать да потеть не от жары, лучше встать, выпить чаю, походить и размяться. К такому выводу я прихожу в последнее время часто ночью. Сегодня еще работает радио, когда я встаю. Для очень одиноких людей эти переда­чи до часу ночи, для тех, кто работает не из-за денег, а из-за невозможности так прожить.
Леон Богданов
Помимо интереса к самой фигуре Пятигорского и к содер­жанию его бесед, меня чрезвычайно занимает одна вещь. О чем думали те, кто слушал его рассуждения об индуиз­ме, буддизме, гностиках и стоиках, прорывавшиеся сквозь советские глушилки? Какова была аудитория этих пере­дач? Конечно, можно предположить: в основном совет­ские интеллигенты — «младшие научные сотрудники», а также маргиналы — выпускники вузов, не вписавшиеся в позднебрежневский дуальный цинично-сентименталь­ный мир. В общем, «поколение дворников и сторожей». Что их могло заинтересовать? Во-первых, материал. Ко­нечно, почти все, о чем рассказывает Пятигорский, мож­но было прочесть в учебнике философии, даже в совет­ском — главное, загодя, что назвается, посыпать дустом тамошнюю болтовню о «реакционном», «прогрессивном», «идеалистическом» и «материалистическом». В обеззара­женном виде эти книги давали вполне приличное общее представление о разных системах мысли и философских течениях — ведь по большей части советские учебники по истории философии писали ученики тех, кто еще мог относительно свободно заниматься Зеноном и Эпиктетом.
Тем не менее одним материалом беседы Пятигорского не исчерпывались. Перед нами не только превосходный лек­тор и даже — сколько бы потом Пятигорский ни отказы­вался от самой идеи «просвещения интеллигенции» — просветитель. Главное в другом: перед нами философ. Философ, выбирающий в богатейшем историко-культур­ном материале то, что лично его интересует, — и то, что, по его мнению, актуально. Только это не журналистская «злободневная» актуальность. Пятигорский выбирает актуальное для своего мышления в соотнесении со сво­ими представлением о современности. И делает он это для того, чтобы вдумчивый советский слушатель, приль­нувший на кухне или на даче к ВЭФу, соотнес свое пред­ставление о современности с разными, древними и но­выми, системами мышления.
Но это в идеале. Предположим, просвещенный «млад­ший научный сотрудник» эпохи «Союза-Аполлона» когда- то читал и об Эпиктете, и о Зеноне, и о других стоиках, и о самоубийстве Сенеки, и об изгнании афинских дипло- матов-философов из республиканского Рима. Но все это лежит в его памяти мертвым грузом. Беседы Пятигорско­го могли способствовать актуализации этого знания, его возвращению в поле мышления. Прежде всего это под­талкивало к историческим аналогиям (наихудшему, надо сказать, способу думания об истории) — скажем, к срав­нению лысого Хрущева с императором Гальбой, брова­стого экс-красавца Брежнева — с императором Вител- лием, ну а себя — то с придворным философом Сенекой, то с вольноотпущенником Эпиктетом, то с Зеноном, кото­рый, согласно Диогену Лаэртскому, был худым и высоким, нескладным и слабосильным человеком с кривой шеей и толстыми ногами, большим охотником полакомиться зелеными фигами и пожариться на солнцепеке. Впрочем, можно было и воспарить — на уровень метафорический, аллегорический и даже символический. Пятигорский говорит: стоики видели в мире два начала — активное и пассивное. Первое — божественный дух, второе — материя. Активное начало, отождествляемое с огнем, присутствует во всех пассивных вещах порожденного им мира как бы в застывшем виде, но когда-нибудь огонь снова вернется, чтобы поглотить эти вещи, этот мир — и создать другой.
Слушая это, «младший научный сотрудник» мог ду­мать примерно так: революция — огонь, породивший советский мир, наш мир, который сейчас, в 1975 году, есть царство пассивного начала, косной, унылой материи, за­консервировавшей в себе активный огонь. Но когда- нибудь он вернется и пожрет наш мир. Через десять лет так и произошло.
Скептик скажет, мол, красивые метафоры, не больше. Верно. Но, перефразируя Борхеса, разве вся история философии не есть история нескольких метафор: «вода» Гераклита, «огонь» стоиков, «звездное небо» Канта, «че­ловеческое лицо, начертанное на прибрежном песке» Фуко?..
Вторая беседа А. М. Пятигорского о философии стои­ков прозвучала в эфире Радио Свобода 2 апреля 1975 года.

 

Согласно учению стоиков, в основе всего мирозда­ния лежат два начала — активное и пассивное. Пас­сивное начало — это чистая материя, лишенная каких-либо качеств и определений, материя как таковая. Активное начало — это дух или бог. Бог выступает здесь как сознание вселенной. Но и бог как сознание отождествляется стоиками с особой, тонкой и всепроникающей всеодушевляющей ма­терией — огнем. А поскольку эта активная жизнен­ная огненность бога пронизывает собою все суще­ства мира, то этим достигается единство всего сущего. В то же время стоики полагали, что все эле­менты и неживой природы космогонически проис­ходят от этого огня, являются его конечными результатами. Их можно рассматривать как своего рода застывший, остановившийся, как бы <утра­тивший> свою динамику огонь.

Но бог стоиков — это не только эссенция ог­ненной природы космоса, не только материальная сущность его динамизма. Он еще, как было сказано выше, и сознание мира, его логос. Напомним, что логос, слово явилось именем божественной сущ­ности Христа: Бог-слово. Это слово, семена актив­ности которого действуют во всех сотворенных (в конечном счете из огня) существах. И когда цикл развития мира и всех существ в нем заканчивается, то весь мир вспыхивает, сгорает в космическом пламени, возвращаясь к своей первоприроде вечного божественного огня. Затем же космогонический процесс возобновляется в новом цикле времени, и при этом космос вновь повторяет до мельчайших различимых частностей все, что было в вещах, су­ществах и событиях прежнего мира. Ибо все они в отдельности, как и весь мир в целом, сохраняют особую память о прежнем цикле. Бог как бы берет весь мир себе назад в конце каждого цикла; и в со­ответствии с этим каждый человек ведет себя, го­ворит и думает точно таким же образом, каким он это делал в предыдущие космические циклы и ка­ким он это будет делать во все последующие.

Следующей очень важной идеей в учении сто­иков, во многом сближающей это учение с христи­анством, была идея судьбы и провидения. Прови­дение есть миропорядок, предустановленный богом и включающий в себя как прохождение всем кос­мосом циклов возникновения, развития и уничто­жения, так и начало, ход и конец всякой отдельной человеческой жизни. Судьба же есть то же самое, но в несколько ином аспекте. Она включает в себя осознание человеком своего места во вселенной и по отношению к богу.

Если человек думает, что его судьба — это дело только его рук (вспомним известное выражение «каждый человек — кузнец своего счастья»), то бо­жественное провидение действует по отношению к нему автоматически, как механизм по отношению к животному. Если же человек осознает то, что с ним происходит, как проявление воли божьей, то он духовно освобождается, понимая, что воздейст­вие на него всех внешних материальных обстоя­тельств есть лишь как бы испытание судьбой его духа, его свободной и пребывающей в воле божьей индивидуальной сущности. Это ведь от стоиков по­шло известное высказывание: «Желающего судьба ведет, упирающегося — тащит».

Позднейшее развитие стоицизма было связано с именами Сенеки, Эпиктета и Марка Аврелия и направлено в основном на решение проблем эти­ческого порядка.

Сенека, живший при дворе римских императо­ров Калигулы, Клавдия и Нерона (I век нашей эры), полагал, что всякий человек как существо мысля­щее может не только понять, что есть добродетель, что есть путь праведный, но и поступать в соответ­ствии с этим пониманием. Если же он не может так поступать, то это происходит не от непонимания, а от недостаточно сильного желания, от недостат­ка силы воли. К таким людям этот римлянин отно­сил и себя самого. Началом самоотречения Сенека полагал постоянное самонаблюдение, непрерыв­ный контроль над своими мыслями и поступками. Если самонаблюдение и самоконтроль не вырабо­таны, то и в уходе от мира, и в отшельничестве не будет никакого прока. По его мнению, божествен­ные силы только тогда и начинают помогать чело­веку, когда тот начинает и продолжает стремиться к избавлению от своих пороков: к борьбе с самим собой в своем собственном сердце. В 65 году Сене­ка по приказу императора Нерона вскрыл себе вены и так окончил свою жизнь.

Живший на поколение позже Сенеки Эпиктет родился рабом одного из телохранителей Нерона, за­тем был отпущен на волю и жил в Риме, занимаясь философией, до 90 года, когда по приказу императо­ра Домициана все философы были изгнаны из Веч­ного города. Теперь это было гораздо серьезнее, чем при Катоне, изгнавшем афинских стоиков. В позд­нем Риме было принято убивать философов: раз- два — и без разговоров.

Эпиктет считал, что предательство, разбой и насилие не лежат в природе человека, не являются инстинктами. Человек по природе добр и участлив. Более того, он обладает врожденной нравственной интуицией. Но на этом и кончается благое в челове­ке. Далее он должен философски осознать это благое в себе как идущее от божественной воли и реали­зовать его в своей жизни; иначе его природа будет извращена и осквернена пороками и преступле­ниями. И главным практическим средством остает­ся обуздание желаний и контроль над собственной психикой, который, по мнению Эпиктета, должен осу­ществляться даже в пьяном состоянии, даже во сне.

— к следующей беседе —


 

  1. «Пестрая Стоя» — название галереи (торгового комплек­са) с росписями в Афинах, где и проходили занятия Зено­на с учениками. Ред.

Станислав БЕНЕДИКТОВ. Художник-философ, художник-романтик

В театр обычно ходят на актера, на режиссера. Но бывает, что снова и снова на встречу со сценой зовет художник. 30 лет работает в РАМТе Станислав Бенедиктов и каждый его спектакль неповторим, каждый — полет фантазии и особая, тонкая духовность. Накануне юбилея Станислав Бенедиктович дал интервью порталу «Весь театр».

— Станислав Бенедиктович, для непосвященных сценограф — фигура загадочная. Он художник? Инженер? Как все рождается?

— Работа сценографа — это и эскизы (в том числе костюмов), и макеты, чертежи, машинерия, создание бутафории, реквизита, подбор тканей, монтаж декораций, работа со светом и многое другое. Ведь единство спектакля предполагает целостность. Но главное — найти взаимопонимание с режиссером, не тянуть одеяло на себя и быть терпеливым. Тогда родится гармония.

— Как появляются ваши образы? Их нашептывает вдохновение?

— Я всю жизнь старался идти от смысла. Сценограф — не только рациональный сочинитель пространства, он — создатель духовного мира, который воздействует на зрителя. Еще в годы учебы в училище и в институте я очень увлекался философией и смыслы для меня чрезвычайно важны. Вот, к примеру, наш громадный спектакль «Берег Утопии» по пьесе Тома Стоппарда — здесь Герцен, Огарев, Белинский, западные философы, весь этот материал надо было впитать в себя. Да еще и понять, как об этих людях говорить современному зрителю, причем не иллюстративно, образы не должны быть заданы изначально — зрителю лучше наводить мостики самому. А как создать единый мощный образ, внутри которого идет развитие и держать внимание зрителя на протяжении восьми с половиной часов? И здесь не вдохновение, здесь поперву страх от объема и даже чувство отторжения! Затем начинаются размышления: о чем наше повествование? Что такое наша страна и что за люди наши герои? Рождаются ассоциации — деревянный и огромный как сама Россия корабль, который увозит лучших из лучших, но выплюнутых историей сынов… Здесь много дум о свободе и о пути, который выбирает Герцен — эволюцию внутреннюю, внутреннее освобождение… И задача художника — определить характер игры через пространство. Искал фактуру, в мебель вклеивал автографы великих на пожелтевшей крафт-бумаге. Играл стульями — они создают то баррикады, то кладбище — целая волнительная череда ассоциаций.

— Россия — это родное, а что Вас привлекло в «Участи Электры» О`Нила?

— Поиск образа пространства. Оно здесь пластическое, подвижное, оно засасывает, засасывает… Это тема рока, тема судьбы и человека, который не в силах ей сопротивляться, но все-таки играет с ней, потому что так должно быть. И в данном случае выбор делает движущееся пространство. Как в кино зритель путешествует по лабиринтам этого дома и к чему же приходит? К трем вертикалям, к трем античным колоннам.

Трудность была в том, что у Юджина О`Нила чрезвычайно натуралистичные ремарки: куст сирени, под ним лавочка, герой выходит отсюда, идет туда… Но многие, многие часы, проведенные в размышлениях с автором, отсылают в античность, встречаешься с какой-то вечной темой и раскрепощаешься, возвращаешься к себе и начинаешь думать своими плоскостями и своим пространством. Мы договорились с режиссером Алексеем БОРОДИНЫМ, что здесь оно будет черно-белым — такое кино 20-30-х прошлого века.

— Однако вы потрясающе работаете и с цветом, цвета — особые герои ваших спектаклей.

— Уверенность в выборе цвета дают образы. В «Электре» нужен был цвет трагедии. А он может быть и белым в том числе. Но здесь глубина и образ дома, в который нет доступа другим, конечно, рождали темные тона.

Другой спектакль диктует иное. Я, к примеру, люблю все охристые, коричневатые оттенки. Так я сделал «Алые паруса». Мы с Алексеем Бородиным знали, что в нашем спектакле мир Ассоль приближен к современному — он жесткий и в нем царит безверие. Отсюда и тона постановки. Единственный маячок — сама Ассоль, а затем над зрительным залом взлетает алый цвет — нам было очень важно, чтобы победила надежда, чувство радости.

— Очень эффектен ваш «Портрет» по Гоголю…

— Честно говоря, я не люблю повторяться и стараюсь постоянно искать оригинальные решения. А с возрастом мне все больше нравится делать как можно проще, отобрано, но точнее. И это не дань модному минимализму, а желание минимальными средствами найти более сильное решение. В «Портрете» я должен был помогать актеру — Евгений РЕДЬКО один на этой огромной сцене держит зал. Тема портретной рамы меня интересовала давно, у меня есть целая серия графики «Рамы». Здесь человек в раме и она его меняет — человек перестает быть самим собой, он уже должен себя представлять. И герой Редько Чартков тоже начинает в спектакле рисовать рамы — протест против тисков… и разрыв багета, какая-то дисгармония.

В театре живопись передать можно очень выразительно — через живую музыку. А, значит, оркестр. Пюпитры — тоже мольбертики, а на них огоньки. И оркестр перемещается. Снова развитие пространства.

Очень люблю Гоголя, Женя Редько — актер замечательный, все может поймать, все вместить. И минимализм получился очень выразительным.

— А над чем работаете сейчас?

— Алексей Бородин слагает «Нюрнберг». И все мы увлечены темой конформизма в современном мире, когда даже самые страшные вещи превращаются в обыденные, мыслями о том, к чему это в результате приводит. Алексей Владимирович очень чутко прислушивается к времени не первый раз угадывает его акценты, но цель его — не спектакль на злобу дня, а разговор о вечном.

А мне после «Электры», где много движения, захотелось какой-то статики пространства — нюрнбергский зал суда сделать инфернальным, жестким — пространством камеры, но камеры-эстрады и камеры-наказания, газовой что ли камеры. Но при этом идет активная игра мебели. Все получается достаточно величественно.

— С Алексеем Бородиным Вы дружны со студенческих лет и самые лучшие Ваши работы созданы в сотворчестве с ним…

— Это везение, знак судьбы, и я этим очень дорожу. Человеческие отношения важны чрезвычайно — без дружбы я не мыслю работы в театре. Без взаимной любви актеров, режиссеров, художников, всех людей театра. Не мыслю театр как преодоление, сопротивление. А когда есть единомышленники, когда люди доверительно относятся друг к другу — себя можно проявлять свободно. Выигрываем и мы, и зрители.

— Ваше существование — театр-дом, хотя теперь разговоров о том, что репертуарный театр изжил себя, все больше и больше. Но устранение театра-дома не разрушение ли театра как такового?

— Я разделяю Вашу тревогу. Театр-дом — это жизненный человеческий марафон людей близких по эстетическим устремлениям, объединенных какой-то идеей, хотя и разных по темпераменту. Развивается жизнь и развивается идея, этот организм чутко прислушивается к жизни, откликается и развивается тоже. Я думаю, что в театре это должно быть основой. Делать разовые спектакли — это, по-моему, момент отчуждения. Формы, конечно, должны быть разные — и антреприза в том числе, если это талантливо, но здесь не будет глубокой любви и глубокого проникновения — только временные вспышки, не дающие ощущения дальнейшего роста.

— Вы давно преподаете в Школе-студии МХАТ. Как относитесь к разговорам обывателей о том, что творческая молодежь, мол, ныне обмельчала?

— У нас достаточно серьезный конкурс, и мы всегда стараемся отобрать людей страстно относящихся к делу, трудолюбивых — наша профессия ленивых и инертных не любит. Надо не только картинки уметь рисовать, но и уметь мыслить: сценография — это философское отношение к жизни, отсюда развитие, развитие, фантазия во взгляде на мир, в его осмыслении.

Сейчас, правда, есть одна особенность — в эту профессию молодые люди теперь почти не идут, в основном девушки. Парней большая театральная идея сейчас не увлекает, не интересует поиск своего театра, нет всепоглощающей увлеченности. Они считают, что профессия безденежная, что шансов быть на виду мало, а трудиться придется непрестанно. Но таланты, конечно же, есть и никуда не денутся.

— Получается, что без романтики в театре никак?

— Да, невозможно. Руководитель, конечно, должен быть на половину прагматиком, а остальные — по преимуществу романтиками. Верю, что мы несем какую-то веру, что через все преодоления, через все трудности найдется путь к свету, к победе добра — это очень доверительный разговор с умным зрителем на равных.

Пациенты и агенты – или Зачем нужен другой нарратив: философский анализ | Философия, этика и гуманитарные науки в медицине

  • Исследования
  • Открытый доступ
  • Опубликовано:
  • Харальд Валах 1,2,3 и
  • Майкл Лафлин ORCID: orcid.org/0000-0002-0436-2821 4,5,6  

Философия, этика и гуманитарные науки в медицине том 13 , Номер статьи: 13 (2018) Процитировать эту статью

  • 4550 доступов

  • 10 цитирований

  • 3 Альтметрический

  • Сведения о показателях

Abstract

Background

Успех медицины в лечении пациентов ставит новые задачи. Все больше людей страдают от функциональных, хронических или многофакторных заболеваний, и это привело к необходимости более сложного анализа причинно-следственных детерминант здоровья и болезней.

Методы

Философский анализ предпосылок текущей парадигматической модели.

Результаты

Хотя эти факторы не требуют радикального изменения парадигмы, они дают нам повод разработать новый нарратив, чтобы добавить к существующим нарративам, формирующим наше представление о медицинском обслуживании. В этой статье мы утверждаем, что повышенное внимание к образу жизни и совместному принятию решений требует нового нарратива агентства, дополняющего нарратив «пациента». Это повествование концептуально связано с развивающейся философией ухода, ориентированного на человека.

Выводы

Если пациенты будут рассматриваться также как «агенты», это приведет к существенному изменению практических решений: акцент с лечения на профилактику и предотвращение ненужного и вредного лечения, которое может возникнуть из-за нашей озабоченности повествованием о пациенте. Это также поможет сместить исследовательские усилия, концептуальные и эмпирические, с «лечения» и «борьбы» с болезнями и их предполагаемыми «механизмами» на понимание сложных способствующих факторов и их взаимодействия.

Предыстория

История «пациента»

Истории, которые мы рассказываем себе и другим, и слова, которые мы используем для этого повествования, обладают огромной силой [1, 2]. Мы очень хорошо знаем историю «пациента». Грубо говоря, это так: какая-то неприятная вещь извне, инвазивный агент, такой как микроб, несчастный случай или травма, или какая-то неизвестная внутренняя причина, такая как гормональная дисфункция, вызвала болезнь и превратила здорового человека в больного. Как пациент, этот человек в настоящее время является получателем медицинской помощи. Он или она является страдальцем в различных аспектах: Он или она страдает от болезни – следовательно, является «пациентом», от латинского пассивного времени «pati – страдать» и «patiens – страдание». Болезнь случается с ним или с ней. И есть настоящее страдание от симптомов, например, при травме, такой как ожог. Но он или она также страдает или допускает лечение, которое ему или ей делают медицинские работники, и, будучи хорошим пациентом, он или она достаточно терпеливы, чтобы лечение подействовало – принимайте таблетки, делайте предписанные упражнения, подождите или разрешите операцию и т. д. Эта история пациента долгое время была легитимизирующей историей медицины и, безусловно, легитимизирующей историей всех острых и экстренных случаев, для избавления пациента от страдание в прямом смысле этого слова. Это рассказ о лечении неотложных состояний и острых заболеваний, и поэтому он проделал хорошую работу.

Однако этот рассказ устарел, по крайней мере, для всех ситуаций, не являющихся чрезвычайными. Дело не в том, что оно стало неправильным или бесполезным. Скорее, его успех породил новый сценарий, который нуждается в новой истории, новом нарративе, дополняющем терпеливый нарратив. Теперь пришло время для агентов, точнее для превращения пациентов в агентов. Мы используем здесь «агент» в философском смысле того, кто способен к действию и деятельности [3]. Это включает в себя выбор и осознание этой способности со стороны агента, а также возможность использовать эту способность со стороны медицинской профессии, например, когда врач общей практики предлагает пациенту бросить курить или пить. меньше алкоголя и, возможно, присоединиться к соответствующей терапии или группе самопомощи. Она не смогла бы этого сделать, если бы она и ее «пациент» уже имплицитно не рассматривали «пациента» как «агента». Мы подчеркиваем это неявное понимание и приводим доводы в пользу лучшего использования «агентства» как в теоретико-научном смысле, так и в практической области. Эта новая история применима именно потому, что старая история была настолько успешной. Там, где в прежние времена многие пациенты умерли, теперь они живут благодаря этому старому рассказу о пациентах и ​​благодаря усилиям медицины. Там, где 30 лет назад у недоношенных младенцев был очень маленький шанс выжить, теперь у них есть шансы стать пациентами позже [4]. Где умерло около 50 миллионов больных эпидемией гриппа 1918–1920 [5, 6], у нас гораздо меньше жертв инфекционных заболеваний на Западе из-за успеха нашего нарратива, который рекомендует гигиену и иммунизацию, и, вероятно, потому, что этот нарратив встроен в более широкий нарратив социальных, политический и экономический прогресс [7].

Это означает, что больше людей будут страдать от болезней, часто многофакторных. Этот термин используется, чтобы замаскировать нашу неспособность выделить одного единственного виновника в качестве причины, с которой можно бороться, как того требует повествование. Так что мы обычно выберите одного виновника из множества, обычно того, который, как предполагается, легче всего поддается лечению, используя нарратив неотложной и неотложной медицины. Возьмем в качестве примера боль в спине. Многие люди, пациенты и врачи, предполагают, что в какой-то момент у людей, ведущих малоподвижный образ жизни, появятся боли в спине или другие формы болевого синдрома. Пациенты ожидают, что это можно лечить с помощью лекарств, называемых «обезболивающими», по той самой причине, что они должны снимать боль. Действует стандартное повествование о неотложной медицине, и пациенты получают лечение или относятся к себе как к пациентам, как к пассивным получателям болезни и лечения.

Новый рассказ агентов – зачем он нам нужен

Новый рассказ агента рассказывает другую историю. В нем рассказывается история активного агента, который проводит слишком много времени в помещении, слишком мало двигаясь, поэтому ему не хватает необходимых стимулов и упражнений, в то же время увеличивая напряжение и провоспалительную иммунологическую ситуацию из-за психологического стресса, недостатка сна. , недостаток природных антиоксидантов в пище и усиление окислительного стресса. В то время как стандартное повествование о неотложной и неотложной медицине, вероятно, выберет одного «главного» виновника, такого как воспаление, выписываемое или покупающее болеутоляющие, или плохая осанка и предполагающая некоторую тренировку спины и т. д., новое повествование агента предполагает другой подход. Поскольку боль в спине — это не «заболевание» с одной причиной, а скорее многофакторное событие, где только конечный результат выглядит как острая причинная болезнь, это вопрос выбора и зависит от повествования, какая из этих многих «причин» мы выбираем. Если болезнь острая и угрожающая, стандартный нарратив действительно может быть применим. Но если цель состоит в том, чтобы изменить склонность к страданию от боли, очевидно, что необходим другой подход. Это новый рассказ агента. Это рассматривает «пациента» как «агента», который делает выбор, ведет себя определенным образом и тем самым способствует, но также может изменить условия, которые приводят к восприимчивости.

Обратите внимание, что конечный продукт, острый эпизод, по-прежнему оставляет «агента» в состоянии «пациента», но все, что к нему ведет, может предстать в другом свете, если мы посмотрим на человека с точки зрения «агент»: выбор образа жизни, который он или она делает, идти ли по лестнице или подниматься на лифте, есть ли свежую и спокойную пищу или фаст-фуд и нездоровую пищу в шумной обстановке, проводит ли весь день перед экраном компьютера в помещении. , или использовать перерывы, чтобы посидеть на улице на солнце, сделать зарядку или взять велосипед за покупками, или устранить трения в отношениях, которые могут добавить к психологическому стрессу и т. д. «Агент» — это тот, кто активен и принимать активное участие в его или ее «лечении». Одним из аспектов является совместное принятие решений, что является частью доказательной медицины и хорошим примером появления нового нарратива [4]. Но это еще не все. «Агент» — это также тот, кто в конечном счете несет ответственность за свою жизнь в том смысле, что результаты лечения и развитие заболеваний зависят, по крайней мере частично, от выбора образа жизни, принятого ранее в жизни.

Важно отметить, что агент делает этот выбор в социальном контексте, который может либо способствовать, либо препятствовать способности агента делать выбор, который может способствовать улучшению его ситуации в будущем, так что полная оценка «проблемы» и того, как лучший способ решения этой проблемы будет заключаться в переходе от поиска медицинских причин к рассмотрению потенциально уникальных обстоятельств страдающего человека. [8] Это может также включать обсуждение с агентом того, что считается лучшей ситуацией для нее , поскольку разные агенты могут иметь разные ценности и приоритеты, и никакие медицинские знания не могут сделать нас экспертами в том, какие компромиссы (например, риски и выгоды в контексте конкретного жизненного выбора) являются правильными. для этого человека, чтобы сделать в контексте ее конкретных жизненных целей. (Таким образом, балерина, страдающая астмой, может сопротивляться агрессивной терапии стероидами для контроля хрипов, если она считает, что стероиды могут вызвать мышечную слабость и накопление жидкости, что приведет к ухудшению ее танца. Мы можем посоветовать ей доступные варианты и связанные с этим риски, но мы не можем сказать ей, что она просто ошибается, отдавая приоритет сохранению стандарта своего танца, а не «поставлению болезни под полный контроль».) [9].].

Таким образом, нарратив «агентства», как мы используем этот термин, является неотъемлемым компонентом формирующейся философии «ориентированной на человека» помощи — подхода к здравоохранению, находящегося под влиянием философской работы о персонализме, подчеркивающей «агентство». » и «интерсубъективность» всех участников клинического контакта [8,9,10,11,12]. Все чаще используется язык «человекоцентрированного здравоохранения и социальной помощи», чтобы подчеркнуть необходимость сосредоточения внимания на личности в целом, биологические и социальные аспекты которой не могут быть поняты изолированно друг от друга, а должны восприниматься как неотъемлемые черты личности. деятельность по проживанию всей жизни [8] – философия, подчеркиваемая не только в академической работе по философии здоровья, но все чаще признаваемая как столь необходимый сдвиг в мышлении и практике в документах по политике здравоохранения [13,14,15].

Три главных убийцы — болезни сердца, рак и побочные эффекты лекарств [16] — по крайней мере в некоторой степени зависят от выбора образа жизни. Например, сочетание четырех факторов здорового образа жизни может снизить преждевременную смертность от некоторых из этих заболеваний на 66%, а по некоторым даже на 90% [17, 18].

Этот новый рассказ об «агенте» не предназначен для замены старого рассказа о пациенте. Он призван дополнить его. Как личности мы имеем много аспектов. В некоторых отношениях мы агенты, в других — пациенты. Как понимал Аристотель, эти аспекты не являются дихотомическими, и ни наша деятельность, ни наша терпеливость не могут быть поняты изолированно друг от друга или от нашего социального окружения, поскольку и то, и другое связано с отношениями — мы действуем и подвергаемся воздействию в социальном контексте [19]., 20]. Мало того, что человек является «социальным животным», но деятельность (и субъективность в более широком смысле, включая восприятие) являются относительными аспектами или свойствами человеческого животного [19,20,21].

Таким образом, «агент» в нарративе агента — это любой из нас, поскольку мы стремимся усилить контроль над своей жизнью и окружающей средой для нашей собственной долгосрочной выгоды. Повествование о действии особенно применимо в тех ситуациях, когда проблема является функциональной, хронической или напрямую зависит от образа жизни, что составляет около 70% случаев в общей практике [22, 23].

Препятствующие привычки и сила коллективной практики

Что дает нам этот новый подход? Новый нарратив указывает на то, как пациенты могут стать агентами и сделать что-то для себя, будь то какая-то форма заботы о себе, выбор другого образа жизни или принятие на себя ответственности за хорошее выздоровление, что иногда также означает соблюдение предписанного лечения. Он признает свободу воли пациентов. Этим агентством мы пренебрегаем на свой страх и риск. Больные остаются агентами до последнего вздоха. Они могут сопротивляться или саботировать необходимое лечение, но очень часто также знают, когда лечение приносит им больше вреда, чем пользы. И агентство может быть использовано. Больной сахарным диабетом 1 типа, который понимает, что такое диабет, его последствия и опасность, и к которому относятся как к агенту и который видит себя в качестве агента, будет более активным в регулировании уровня сахара в крови. Человека, подверженного риску заболеть диабетом 2 типа, можно «вылечить» профессионально, только если обратиться к его или ее агентству, помочь ему или ей найти лучший режим питания, найти время, чтобы узнать о пищевых привычках, найти приемлемые альтернативы и использовать их. сила воли [24].

Основной движущей силой всепроникающей силы повествования о пациенте является доступность быстрых решений. В основном это хирургия и экстренные меры при несчастных случаях и чрезвычайных ситуациях, а часто и медикаментозное лечение при других медицинских проблемах. Плюс в том, что он хорошо работает в острых случаях и в экстренных случаях. Недостатком является то, что он менее эффективен при хронических и функциональных проблемах и увековечивает мифологию пациента, нуждающегося в лечении. Этот драйвер является мощным, поскольку он связан и зависит от фармацевтической промышленности и сектора здравоохранения в целом, которые составляют значительную часть ВВП в любой развитой экономике. В Германии, например, сектор здравоохранения, включая фармацевтическую промышленность, является крупнейшей отраслью [25, 26]. Поэтому изменить повествование будет очень сложно. Однако изменить его важно даже для нашей экономики. Поддерживать нынешнее мнение пациентов о хронических, функциональных проблемах и проблемах, зависящих от образа жизни, глупо. В долгосрочной перспективе это создает больше проблем, чем решает. Он удерживает пациентов в незрелом состоянии, превращая их в получателей лечения, а не в агентов, которые заботятся о себе. Побочные эффекты лекарств, принимаемых в течение длительного периода времени, накапливаются и создают новые «заболевания» в виде побочных эффектов [27], не говоря уже о том, что в большинстве случаев у нас недостаточно данных для обоснования таких назначений [28]. И это предотвращает переход к другому нарративу, который может переломить ситуацию с хроническими и функциональными проблемами, а именно к акценту на образе жизни, питании и простых действиях.

Вернемся к нашему примеру с болью в спине: Конечно, можно использовать рассказ пациента и продолжать принимать НПВП или посещать акупунктуриста или физиотерапевта, как это делают многие люди. Это, вероятно, немного снизит нагрузку на симптомы, а затраты огромны: НПВП являются классом препаратов с наибольшим количеством смертей, связанных с побочными эффектами [16, 29], а экономическое бремя болей в спине огромно [22]. В качестве альтернативы можно переключиться на нарратив агента: затем можно пересмотреть образ жизни, возможно, включить в свою жизнь регулярные физические упражнения или проводить больше времени на свежем воздухе, гуляя, катаясь на велосипеде или просто играя, питаясь более здоровой пищей и решая социальные проблемы на работе или дома. активно. И это только часть того, что можно было бы рассмотреть. Обратите внимание, что не существует единой передовой практики, потому что свобода действий также подразумевает индивидуальность. Каждый должен провести свою собственную оценку или врач вместе с ними при совместном принятии решений.

Преимущество нового нарратива

Мощное изменение нарратива агента происходит на разных уровнях:

  • Он вводит новые и, вероятно, более важные аспекты ухода за пациентами и смещает акцент с лечения на профилактику. Выбор образа жизни рассчитан на долгосрочную перспективу и не требует быстрых решений.

  • Он использует мотивацию пациентов, и превращение пациентов в агентов будет опираться на их свободу действий и ответственность.

  • Это предотвращает множество, вероятно, ненужных и очень часто вредных методов лечения, которые чаще всего возникают из-за нашего предубеждения, что рассказ пациента не имеет альтернатив, а не из положительных доказательств того, что они работают хорошо и без побочных эффектов.

Он смещает исследовательские усилия, концептуальные и эмпирические, с «лечения» и «борьбы» с болезнями и их предполагаемыми «механизмами» на понимание сложных способствующих факторов и их взаимодействия, с фундаментальных на прикладно-клинические, с изолированных клинических на секторы общественного здравоохранения.

В таблице 1 представлены некоторые дополнительные примеры, которые можно было бы легко развить, но они служат здесь для иллюстрации. (Можно использовать и другие заболевания, но мы включили эти примеры, чтобы проиллюстрировать значение нового нарратива для практики. )

Таблица 1 Примеры того, как изменение нарратива может повлиять на практику: терапевтические возможности, полученные из различных нарративов; Примечание. Доказательная база методов, основанных на рассказах агентов, невелика из-за отсутствия интереса

Полная таблица

Давайте закончим одним подходящим примером, болезнью Альцгеймера и деменцией.

Рассказ пациента о деменции выглядит примерно так (мы используем болезнь Альцгеймера в качестве примера; его можно адаптировать ко многим другим заболеваниям или другим типам деменции; см. Таблицу 1) [30]: истинными причинами болезни Альцгеймера являются неизвестны, но, вероятно, возникают в более раннем возрасте и, вероятно, связаны с различными генетическими факторами риска, с которыми невозможно справиться. Но с чем можно и нужно бороться, так это с вероятными патологическими причинами, такими как распад холинергической системы, преобладание бета-амилоидных бляшек, нейрофибриллярных клубков и фосфорилированного тау. Итак, давайте лучше поймем эту патологию, чтобы иметь возможность исправить ее, например, с помощью прививки или путем блокировки некоторых рецепторов или ферментных путей. Это было бы хорошо для всех: пациентов можно было бы лечить, была бы волшебная пуля, которую все ждут в конце туннеля, и это было бы хорошо для отрасли, потому что появится новый препарат-блокбастер стоимостью в несколько миллиардов долларов. долларов.

Проблема с этим повествованием в том, что, скорее всего, это неправильный подход.

Это хороший пример того, как неверный нарратив отвлекает наши ресурсы на неэффективные дороги [30, 31]. Около 81 или около того вещества находятся в стадии разработки в отрасли, и только четыре из них, в зависимости от стран, вышли на рынок [32]. Ни один из этих препаратов не изменяет течение болезни в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Все они только облегчают симптомы, если вообще что-то делают, за очень высокую цену и со значительными побочными эффектами [33]. Прививочные подходы были остановлены [32]. Они хорошо работали у животных на механистическом уровне, но не изменяли клинический результат [34]. В развитие было вложено много сотен миллиардов долларов, но прогресс был очень незначительным [30]. Все общества по борьбе с болезнью Альцгеймера до сих пор раздают призы за открытие волшебного лекарства, за новый прорыв, который вряд ли произойдет. Это потому, что предпосылки, вероятно, неверны.

Предпосылки повествования агента о болезни Альцгеймера различны. Здесь мы предполагаем, что причины многофакторны и, вероятно, также являются частью человеческого состояния старения, т. е. болезнь Альцгеймера — это в первую очередь не медицинское заболевание, а сложное человеческое состояние. Возможно, если бы мы все дожили до 200 лет, мы бы все сошли с ума? Мы не знаем. Но в любом случае старение мозга — это естественный процесс, который, вероятно, будет происходить у одних людей быстрее, чем у других, а некоторые его части могут быть фактически замедлены или отвлечены превентивными мерами образа жизни [35]. Мы знаем? Не напрямую, потому что было очень мало ресурсов для изучения этого подхода именно из-за преобладания нарратива пациента. Но есть некоторые косвенные доказательства. Некоторые различия можно объяснить увеличением количества ртути из промышленных и стоматологических источников, воздействию которых подвергается наше общество [36]. Это приводит к очистке селена, потому что селен используется организмом для связывания ртути в неактивный селенит ртути и, таким образом, лишает организм ресурсов селена. Большинство антиоксидантных ферментов в организме и мозге основаны на селене. Таким образом, этот процесс вызывает долгосрочный дефицит селена, который в какой-то момент может привести к воспалительному каскаду. Затем существует потенциальная инсулинорезистентность нейронов, которые долгое время подвергались воздействию высоких уровней сахара, что может привести к их плохому функционированию [37, 38]. Существует проблема общественного здравоохранения, связанная с долгосрочным изменением соотношения омега-3 к - 6 в масштабах всего населения из-за изменения профиля жиров в нашей пище. Этот сдвиг снижает доступность омега-3, которая необходима для роста аксонов, нейронеогенеза и подавления воспалительных процессов [39].,40,41,42,43]. Существуют и другие факторы, такие как недостаток витамина D [44, 45], недостаток социальных связей [46] и ресурсов, недостаток когнитивной активности [47] и физических упражнений [33], и весьма вероятно, что все они сочетаются. И все эти факторы встраиваются в превентивную модель деменции, которая делает будущего пациента настоящим агентом, который может что-то сделать, чтобы увеличить свои шансы на более здоровую жизнь в течение более длительного времени [35].

Предостережение

Нет ни обещания совершенного здоровья, ни обещания запрета на страдание, что, по-видимому, является движущей силой повествования о пациенте, но акцент на свободе воли, расширении возможностей, самоэффективности и самодостаточности. — исполнение многообещающее. Призывы к новому повествованию признают это обещание, и их становится все больше. [2].

В чем опасность рассказа о свободе действий? Когда многие слышат «свободу воли» и «ответственность», они думают о «вине». Определенно, термин «ответственность» используется таким образом, что в некоторых политических дискуссиях о здоровье явно намекает на вину или виновность, причем комментаторы, в том числе представители правительства, подразумевают, что пациенты, чей «образ жизни» причинно ответственен за свое текущее состояние здоровья, должны быть «деприоритет», когда принимаются решения о предоставлении лекарств и других форм финансируемого государством лечения [48,49].,50].

Несмотря на то, что могут быть экономические или политические планы, которые делают привлекательной для некоторых связь поощрения «личной ответственности» за свое здоровье с отказом от лечения для тех, кто, как считается, сделал «рискованный» или иным образом «нездоровый» выбор, нет никакой логической связи между призывом к новому повествованию о свободе действий и такими карательными мерами. Относиться к кому-то как к агенту — значит пытаться понять причины его действий в контексте всей его жизни [51] с целью поддержать его в принятии решений, которые принесут ему пользу в будущем. Попытки выделить целые группы пациентов (будь то «курильщики», «наркоманы» или «люди с избыточным весом») для «деприоритизации» на основании их якобы безответственного выбора чрезмерно упрощают сложность, разнообразие и индивидуальность человеческих жизней и, как таковые, нечувствительны к контекстно-зависимому характеру рационального, ответственного выбора, который мы подчеркивали в этой статье. Вопросы, касающиеся взаимосвязи между социальными факторами, рациональностью и индивидуальным выбором в контексте, сложны. Рискованный в некотором отношении выбор вполне может быть рациональным и правильным в других ситуациях [50]. Нет никаких логических или научных оснований для отказа в лечении спортивных травм в видах спорта с высоким риском на том основании, что травмированный спортсмен «знал риски», связанные с деятельностью, которая также приносила ощутимую пользу для здоровья. Нет и простого, логичного перехода от приписывания причинной ответственности к моральной ответственности за медицинское состояние [42, 43]. (Если бы это было так, то спортсмен, который действительно «знал бы о рисках» спортивной деятельности, автоматически привлекался бы к моральной ответственности за травмы, возникающие в ходе занятий, которые положительно рекомендовали бы наиболее заслуживающие доверия специалисты в области здравоохранения. Такая точка зрения явно несостоятельна.) Повествование о свободе воли — это способ помочь людям избежать превращения в пациентов, а не специальное обоснование для наказания тех, кто является пациентами, какими мы все будем в какой-то момент.

Наш аргумент был основан на доказательствах того, что новый нарратив свободы воли необходим и полезен. Мы утверждаем, что изменение части повествования от пациента к агенту пойдет на пользу пациентам, или, скорее, агентам и врачам, а также обществу. Итак, давайте аккуратно превратим пациентов в агентов.

Ссылки

  1. de Shazer S. Изначально слова были волшебными. Нью-Йорк и Лодон: WW Нортон; 1994.

    Google ученый

  2. Салливан, Мэриленд. Пациент как агент здоровья и здравоохранения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2016.

    Google ученый

  3. Абеле А.Е., Войцишке Б. Коммунальное и агентное содержание в социальном познании: модель с двойной перспективой. В: Zanna MP, Olson JM, редакторы. Успехи экспериментальной и социальной психологии. Берлингтон: Академическая пресса; 2014. с. 195–255.

    Google ученый

  4. Ховик Дж. Философия доказательной медицины. BMJ-книги. Уайли-Блэквелл: Чичестер; 2011.

    Книга Google ученый

  5. Johnson NPA, Mueller J. Обновление счетов: глобальная смертность 1918-1920 Пандемия «испанского» гриппа. Вестник истории медицины. 2002; 76: 105–15.

    Артикул Google ученый

  6. Маккеун Т. Роль медицины: сон, мираж или Немезида? Лондон: Фонд Наффилда; 1976.

    Google ученый

  7. Лафлин М., Блюм Р., Фуллер Дж., Бутоу С., Боргерсон К., Льюис Б.Р. и другие. Болезни, пациенты и эпистемология практики: картирование границ здоровья, медицины и ухода. J Eval Clin Pract. 2015;21(3):357–64.

    Артикул Google ученый

  8. Маркум Дж.А. Медицина, ориентированная на пациента и человека: держится ли центр? В: Маркум Дж., редактор. Компаньон Bloomsbury для современной философии медицины. Лондон: Блумсбери; 2017. с. 249–74.

    Google ученый

  9. Лафлин М., Блюм Р., Гупта М. Исследовательские проблемы и методы в философии медицины. В: Маркум Дж., редактор. Компаньон Bloomsbury для современной философии медицины. Лондон: Блумсбери; 2017. с. 29–62.

    Google ученый

  10. Майлз А., Асбридж Дж. Уточнение концепций, эпистемологии и лексики личностно-ориентированного подхода: необходимая предпосылка для эффективного внедрения ПМК в современные системы здравоохранения (от редакции). Европейский журнал личностно-ориентированного здравоохранения. 2014;2(1):1–15.

    Артикул Google ученый

  11. NHS Англии. Создание условий для личностно-ориентированной помощи, 2018 г. https://www.england.nhs.uk/ourwork/patient-participation/patient-centred/.

    Google ученый

  12. NHS Англии. Руководители NHS изложили концепцию здравоохранения в Англии. 2014. https://www.england.nhs.uk/2014/10/nhs-leaders-vision/.

    Google ученый

  13. Социальный институт передового опыта. Интегрированное здравоохранение и социальная помощь 2020: исследование. 2017 г. https://www.scie.org.uk/integrated-health-social-care/measuring-progress/research

  14. Гетше ПК. Смертельные лекарства и организованная преступность: как крупная фарма развратила здравоохранение. Лондон: Рэдклифф; 2013.

    Google ученый

  15. Леф М., Валах Х. Комбинированное влияние здорового образа жизни на смертность от всех причин: систематический обзор и метаанализ. Профилактическая медицина. 2012;55:163–70. https://doi.org/10.1016/j.ypmed.2012.06.017.

    Артикул Google ученый

  16. Юсуф С., Хокен С., Унпуу С., Дэнс Т., Авезум А., Ланас Ф. и др. Влияние потенциально модифицируемых факторов риска, связанных с инфарктом миокарда, в 52 странах (исследование INTERHEART): исследование случай-контроль. Ланцет. 2004;364(9438):937–52. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(04)17018-9.

    Артикул Google ученый

  17. Аристотель, Политика. Аристотель в 23 томах. Том 21: Политика. Греческий-английский, пер. Х. Рэкхем. Классическая библиотека Леба. Кембридж, Массачусетс, издательство Гарвардского университета, 1967, книга 1, 1253а.

  18. Сорабджи, Р., Время, творение и континуум, Лондон, Дакворт, 1983, глава 10, стр. 144–147.

  19. Лафлин, М., Этика, менеджмент и мифология, Абингдон, Radcliffe Medical Press, глава 7, стр. 226–227.

  20. Исследование глобального бремени болезней, 2013 г. Соавторы, Vos T, Barber RM, Bell B, Bertozzi-Villa A, Biryukov S et al. Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и количество лет инвалидности по 301 острому и хроническому заболеванию и травме в 188 странах, 1990–2013; 2013: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2013 г. The Lancet. 2015;386(9995):743–800. doi: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(15)60692-4.

    Артикул Google ученый

  21. Murray CJL, Vos T, Lozano R, Naghavi M, Flaxman AD, Michaud C et al. Годы жизни с поправкой на инвалидность (DALY) для 291 заболевания и травмы в 21 регионе, 1990–2010 гг. : систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2010 г. The Lancet. 2012;380(9859): 2197–223. doi: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(12)61689-4.

    Артикул Google ученый

  22. Веннехорст К., Милденштейн К., Салигер Б., Тиггес С., Дил Х., Кейл Т. и др. Комплексное вмешательство в образ жизни для предотвращения диабета 2 типа и сердечно-сосудистых заболеваний: немецкое исследование CHIP. Предыд. науч. 2016;17(3):386–97. https://doi.org/10.1007/s11121-015-0623-2.

    Артикул Google ученый

  23. Внештатный PU. Посуда Gesundheit. Das Ende der klassischen Medizin. Бек: Мюнхен; 2011.

    Google ученый

  24. Поттер В. Смертельная уловка: инсайдер страховой компании говорит о том, как корпоративный пиар убивает здравоохранение и обманывает американцев. Нью-Йорк: Блумсбери; 2010.

    Google ученый

  25. Като Д.М., Озенбергер К., Олфсон М. Распространенность рецептурных препаратов при депрессии как потенциальном побочном эффекте среди взрослых в США. ДЖАМА. 2018;319(22): 2289–98. https://doi.org/10.1001/jama.2018.6741.

    Артикул Google ученый

  26. Эль Диб Р.П., Аталла А.Н., Андриоло Р.Б. Картирование Кокрановских доказательств для принятия решений в здравоохранении. J Eval Clin Pract. 2007; 13: 689–92.

    Артикул Google ученый

  27. Сотрудничество Coxib и традиционных исследователей НПВП (CNT). Сосудистые и верхние желудочно-кишечные эффекты нестероидных противовоспалительных препаратов: метаанализ данных отдельных участников из рандомизированных исследований. Ланцет. 2013;382(9894): 769–79. https://doi. org/10.1016/S0140-6736(13)60900-9.

    Артикул Google ученый

  28. Уайтхаус П., Джордж Д. Миф о болезни Альцгеймера: что вам не говорят о сегодняшнем самом страшном диагнозе. Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина; 2008.

    Google ученый

  29. Winblad B, Amouyel P, Andrieu S, Ballard C, Brayne C, Brodaty H, et al. Победить болезнь Альцгеймера и другие деменции: приоритет европейской науки и общества. Ланцет Неврология. 2016;15(5):455–532. https://doi.org/10.1016/S1474-4422(16)00062-4.

    Артикул Google ученый

  30. Mangialasche F, Solomon A, Winblad B, Mecocci P, Kivipelto M. Болезнь Альцгеймера: клинические испытания и разработка лекарств. Ланцет Нейрол. 2011; 9: 702–16.

    Артикул Google ученый

  31. Де ла Торре JC. Три постулата, помогающие выявить причину болезни Альцгеймера. Журнал болезни Альцгеймера. 2011; 24:657–68.

    Артикул Google ученый

  32. Walach H, Loef M. Деменция и образ жизни при болезни Альцгеймера: к первичной профилактике. В: Холл П.А., изд. Социальная неврология и общественное здравоохранение: основы науки о профилактике хронических заболеваний. Гейдельберг, Нью-Йорк: Springer; 2013. с. 193–213.

    Глава Google ученый

  33. Крейн П.К., Уокер Р., Хаббард Р.А., Ли Г., Натан Д.М., Чжэн Х. и др. Уровни глюкозы и риск деменции. N Engl J Med. 2013;369: 540–8.

    Артикул Google ученый

  34. де ла Монте С., Жезлы младший. Болезнь Альцгеймера — это диабет 3 типа — обзор доказательств. J Diabetes Sci Technol. 2008;2:1101–13.

    Артикул Google ученый

  35. Леф М., Валах Х. Соотношение омега-6/омега-3 и деменция или снижение когнитивных функций: систематический обзор исследований на людях и биологических данных. J Nutr Gerontol Geriatr. 2013; 32:1–23. https://doi.org/10.1080/21551197.2012.752335.

    Артикул Google ученый

  36. Вайзер М., Батт К.М., Мохаджери М.Х. Докозагексаеновая кислота и познание на протяжении всей жизни. Питательные вещества. 2016;8(99). https://doi.org/10.3390/nu8020099.

    Артикул Google ученый

  37. Берти В., Мюррей Дж., Дэвис М., Спектор Н., Цуй В.Х., Ли И. и др. Образцы питания и биомаркеры мозга при болезни Альцгеймера у когнитивно нормальных людей. J Nutr Здоровье Старение. 2015;19(4): 413–23. https://doi.org/10.1007/s12603-014-0534-0.

    Артикул Google ученый

  38. Sydenham E, Dangour AD, Lim WS. Омега-3 жирные кислоты для предотвращения снижения когнитивных функций и деменции. Кокрановская база данных систематических обзоров. 2012;6): ст. №: CD005379. https://doi.org/10.1002/14651858.CD005379.pub3.

  39. Bowman GL, Silbert LC, Howieson D, Dodge HH, Traber MG, Frei B, et al. Питательные биомаркеры, когнитивная функция и МРТ-меры старения мозга. Неврология. 2012; 78: 241–9.

    Артикул Google ученый

  40. Шен Л., Цзи Х-Ф. Дефицит витамина D связан с повышенным риском развития болезни Альцгеймера и деменции: данные метаанализа. Нутр Дж. 2015;14(1):1–5. https://doi.org/10.1186/s12937-015-0063-7.

    Артикул Google ученый

  41. Annweiler C, Montero-Odasso M, Llewellyn DJ, Richard-Devantoy S, Duque G, Beauchet O. Метаанализ памяти и исполнительных дисфункций в связи с витамином D. Журнал болезни Альцгеймера. 2013; 37: 147–71.

    Артикул Google ученый

  42. Tesky VA, Thiel C, Banzer W, Pantel J. Влияние групповой программы на повышение когнитивных способностей посредством когнитивно-стимулирующих досуговых мероприятий у здоровых пожилых людей: исследование AKTIVA. GeroPsych: Журнал геронтопсихологии и гериартрической психиатрии. 2011; 24:83–92.

    Артикул Google ученый

  43. Натт Д. Зависимость: выбор образа жизни или медицинский диагноз? J Eval Clin Pract. 2013;19(3):493–6.

    Артикул Google ученый

  44. Лафлин М. Рациональность, вред и риск. Здравоохранение анал. 1994;2(2):123–7.

    Артикул Google ученый

  45. Лафлин М. Психологизм, сверхпсихологизм и действие. Филос Психиатрия Психол. 2010;17(4):305–9..

    Артикул Google ученый

  46. Wang X, Ouyang Y, Liu J, Zhu M, Zhao G, Bao W, et al. Потребление фруктов и овощей и смертность от всех причин, сердечно-сосудистых заболеваний и рака: систематический обзор и метаанализ доза-реакция проспективных когортных исследований. Бр Мед Дж. 2014; 349:g4490. https://doi.org/10.1136/bmj.g4490.

    Артикул Google ученый

  47. Noto H, Goto A, Tsujimoto T, Noda M. Низкоуглеводные диеты и смертность от всех причин: систематический обзор и метаанализ обсервационных исследований. ПЛОС Один. 2013;8:e55030. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0055030.

    Артикул Google ученый

  48. Шнайдер Р.Х., Уолтон К.Г., Салерно Дж.В., Нидич С.И. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний и укрепление здоровья с помощью программы трансцендентальной медитации и медицинского обслуживания на основе сознания Махариши. Этническая принадлежность и болезни. 2006;16(3 Приложение 4):S4-15-26.

    Google ученый

  49. Терстон Р.К., Киф Ф.Дж., Брэдли Л., Кришнан К.Р.Р., Колдуэлл Д.С. Боль в груди при отсутствии ишемической болезни сердца: биопсихосоциальная перспектива. Боль. 2001; 93: 95–100.

    Артикул Google ученый

  50. фон Канель Р., Миллс П.Дж., Файнман С., Димсдейл Дж.Е. Влияние психологического стресса и психических расстройств на свертываемость крови и фибринолиз. Биоповеденческий путь к ишемической болезни сердца? Психозом Мед. 2001; 63: 531–44.

    Артикул Google ученый

  51. Лонго В.Д., Мэтсон М.П. Голодание: молекулярные механизмы и клиническое применение. Клеточный метаболизм. 2014;19:181–92. https://doi.org/10.1016/j.cmet.2013.12.008.

    Артикул Google ученый

  52. Kjeldsen-Kragh J, Haugen M, Borchgrevink CF, Forre O. Вегетарианская диета для больных ревматоидным артритом — статус: через два года после введения диеты. Клин Ревматол. 1994;13:475–82.

    Артикул Google ученый

  53. Kjeldsen-Kragh J, Haugen M, Borchgrevink CF, Laerum E, Eek M, Mowinkel P. Контролируемое испытание голодания и вегетарианской диеты в течение одного года при ревматоидном артрите. Ланцет. 1991; 338: 899–902.

    Артикул Google ученый

  54. Бахадори Б., Уитц Э., Тонхофер Р., Труммер М., Пестемер-Лах И., Маккарти М.Ф. и др. Инфузии омега-3 жирных кислот в качестве вспомогательной терапии при ревматоидном артрите. J Родитель Введите Nutr. 2010;14:151–5.

    Артикул Google ученый

  55. Симопулос AP. Важность соотношения жирных кислот Омега-6/Омега-3 при сердечно-сосудистых и других хронических заболеваниях. Экспер Биол Мед. 2008; 233: 674–88.

    Артикул Google ученый

  56. Пелссер Л.М., Франкена К., Турман Дж., Родригес П.Р. Диета и СДВГ, обзор доказательств: систематический обзор мета-анализов двойных слепых плацебо-контролируемых исследований, оценивающих эффективность диетических вмешательств на поведение детей с СДВГ. ПЛОС Один. 2017;12(1):e0169277. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0169277.

    Артикул Google ученый

  57. ван дер Оорд С., Бегельс С.М., Пейненбург Д. Эффективность обучения внимательности для детей с СДВГ и внимательного воспитания для их родителей. J Child Fam Stud 2011; epub (doi: https://doi. org/10.1007/s10826-011-9457-0).

    Артикул Google ученый

  58. Иегуда С. Важность соотношения омега-3 и омега-6: биохимия мозга, познание и поведение. В: Уотсон Р.Р., редактор. Жирные кислоты в укреплении здоровья и этиологии болезней. Урбана, Иллинойс: AOCS Press; 2009 г.. п. 643–67.

    Google ученый

  59. Затем FS, Luck T, Luppa M, König H-H, Angermeyer MC, Riedel-Heller SG. Дифференциальное влияние обогащенной среды на работе на снижение когнитивных функций в пожилом возрасте. Неврология. 2015;84.

    Артикул Google ученый

  60. Морли Дж. Э. Модулирует ли витамин D когнитивные функции? Нат Рев Нейрол. 2014;10:613–4.

    Артикул Google ученый

Ссылки на скачивание

Наличие данных и материалов

Неприменимо.

Информация о авторе

Авторы и принадлежности

  1. Кафедра педиатрической гастроэнтерологии, Медицинский университет Познан, Познань, Польша

    Харальд Валах

  2. Департамент психологии, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет, Университет.

  3. Change Health Science Institute, Schönwalder Str. 17, 13347, Берлин, Германия 9Тел.

  4. England Centre for Practice Development, Canterbury, UK

    Michael Loughlin

Авторы

  1. Harald Walach

    Просмотр публикаций автора

    Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Академия

  2. Michael Loughlin

    Просмотр публикаций автора

    Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

Вклады

Оба автора внесли равный вклад. У HW была концептуальная идея для этой статьи, он провел некоторые предварительные исследования и написал части рукописи. М.Л. продолжил предварительное исследование и написал части рукописи. Оба автора прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

Автор, ответственный за переписку

Переписка с Майкл Лафлин.

Декларации этики

Информация для авторов

Харальд Валах, доктор философии, профессор методологии исследований, сотрудник Медицинского университета Познани, Польша, и Университета Виттен-Хердеке, где он преподает философские основы психологии. Он внештатный ученый и автор в Институте науки о здоровье изменений, Берлин, Германия.

Майкл Лафлин, доктор философии, профессор прикладной философии Университета Западного Лондона по специальности философия медицины. Он является содиректором Европейского института личностно-ориентированного здравоохранения и социальной помощи.

Одобрение этики и согласие на участие

Неприменимо.

Согласие на публикацию

Не применимо.

Конкурирующие интересы

Ни у одного из авторов нет конфликта интересов в отношении этой рукописи.

Примечание издателя

Springer Nature остается нейтральной в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

Права и разрешения

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что вы предоставите соответствующие указать автора (авторов) и источник, предоставить ссылку на лицензию Creative Commons и указать, были ли внесены изменения. Отказ от права Creative Commons на общественное достояние (http://creativecommons.org/publicdomain/zero/1.0/) применяется к данным, представленным в этой статье, если не указано иное.

Перепечатки и разрешения

Об этой статье

От людей к пациентам и обратно: как можно применить философскую теорию в самой фундаментальной области медицинской практики, отношениях между поставщиком и получателем помощи

. 2019 декабря; 25 (6): 1010-1016.

doi: 10.1111/jep.13176. Эпаб 2019 20 мая.

Дерек Митчелл 1

принадлежность

  • 1 Англия Центр развития практики, Кентерберийский университет Крайстчерч, Кентербери, Великобритания.
  • PMID: 31111614
  • DOI: 10. 1111/еп.13176

Дерек Митчелл. J Eval Clin Pract. 2019 Декабрь

. 2019 декабря; 25 (6): 1010-1016.

doi: 10.1111/jep.13176. Эпаб 2019 20 мая.

Автор

Дерек Митчелл 1

принадлежность

  • 1 Центр развития практики Англии, Кентерберийский университет Крайстчерч, Кентербери, Великобритания.
  • PMID: 31111614
  • DOI: 10. 1111/еп.13176

Абстрактный

В этой статье я покажу, как философская теория может быть применена в самой фундаментальной области практики здравоохранения — отношениях между поставщиком и получателем помощи. Я рассмотрю процесс становления пациентом и сохранения личности. Это начнется с обсуждения хайдеггеровского понятия заботы наряду с родственными понятиями заботы и заботы, что приведет к утверждению подлинной заботы как наиболее онтологически подходящих отношений между теми, кто заботится, и теми, кто получает заботу. Затем я попытаюсь понять, что происходит с нами, когда мы становимся пациентами, и увидеть, какие факторы мешают нам быть как личностями, так и пациентами в среде здравоохранения. За этим последует краткое обсуждение древней идеи фронезиса (мудрости), в которой я попытаюсь разъяснить со стороны медицинского работника, каким образом их отношения с пациентами могут работать таким образом, чтобы в них признавалась личность. их пациентов. Я также рассмотрю диалектический характер отношений между пациентами и врачами (и всеми остальными, кто лечит нас) и попытаюсь понять, как это указывает на вывод о личностно-ориентированном подходе к здравоохранению. После этого обсуждения я предложу несколько примеров того, как может выглядеть на практике ориентированное на человека здравоохранение, чтобы проиллюстрировать в практических терминах философский подход, который я использовал.

Ключевые слова: Хайдеггер; согласие; пациенты; личностно-ориентированное здравоохранение; лица; фронезис; забота.

© 2019 John Wiley & Sons, Ltd.

Похожие статьи

  • Может ли личностно-ориентированный уход работать с нетипичными людьми?

    де Маагт С., Робейнс И. де Маагт С. и др. Ам Дж. Биоэт. 2013;13(8):44-6. дои: 10.1080/15265161.2013.804340. Ам Дж. Биоэт. 2013. PMID: 23862601 Аннотация недоступна.

  • Подход возможностей к личностно-ориентированной помощи: ответ на открытые комментарии коллег по теме «Отношение к пациентам как к личностям: подход к возможностям для поддержки оказания личностно-ориентированной помощи».

    Entwistle VA, Watt IS. Энтвистл В.А. и соавт. Ам Дж. Биоэт. 2013;13(8):В1-4. дои: 10.1080/15265161.2013.812487. Ам Дж. Биоэт. 2013. PMID: 23862611 Аннотация недоступна.

  • [Философские корни «связности»: клиника ухода].

    Уолтер М., Жуссе Д., Трайнель С., Берруигет С., Лемей С. Уолтер М. и др. Энцефал. 2019 Январь;45 Дополнение 1:S3-S6. doi: 10. 1016/j.encep.2018.10.006. Epub 2018 16 ноября. Энцефал. 2019. PMID: 30454856 Французский.

  • Герменевтика медицины после Гадамера: проблема фронезиса.

    Свенеус Ф. Свенеус Ф. Теор Мед Биоэт. 2003;24(5):407-31. doi: 10.1023/b:meta.0000006935.10835.b2. Теор Мед Биоэт. 2003. PMID: 14760869 Обзор.

  • Философские проблемы деменции.

    Хьюз Дж.К. Хьюз Дж. Курр Опин Психиатрия. 2013 май; 26(3):283-8. doi: 10.1097/YCO.0b013e32835f675e. Курр Опин Психиатрия. 2013. PMID: 23493131 Обзор.

Посмотреть все похожие статьи

Цитируется

  • Размышления о совместном планировании ухода как личностно-ориентированной практике.

    Джоб И. Джобе И. Нурс Филос. 2022 июль; 23(3):e12389. doi: 10.1111/nup.12389. Epub 2022 24 марта. Нурс Филос. 2022. PMID: 35322917 Бесплатная статья ЧВК.

  • Участие граждан и пациентов в разработке технологии мобильного здравоохранения: протокол систематического обзора.

    Бьеркан Дж., Кейн Б., Уренфельдт Л., Вейе М., Фоссум М. Бьеркан Дж. и др. JMIR Res Protoc. 2020 28 августа; 9 (8): e16781. дои: 10.2196/16781. JMIR Res Protoc. 2020. PMID: 32857061 Бесплатная статья ЧВК.

использованная литература

ССЫЛКИ
    1. Хайдеггер М. Бытие и время. Транс. Маккуорри, Дж. и Робинсон, Э. Оксфорд: Блэквелл; 1987.
    1. Сэйерс ГМ. О трубах, людях и пациентах. Med Humanit 28.2 декабря 2002 г.; 2:88-91.
    1. Гадамер Х-Г. Загадка здоровья — искусство исцеления в век науки. Кембридж: Политическая пресса; 1996.
    1. Пеллегрино ЭД, Томасма ДК. Добродетели в медицинской практике. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета; 1993.
    1. Свенеус Ф. Герменевтика медицины по следам Гадамера: проблема фронезиса. Теор Мед. 2003; 24:407-431.

термины MeSH

Грантовая поддержка

  • Европейское общество личностно-ориентированного здравоохранения

Философия пациента, его сердце и его счет | JAMA

Философия пациента, его сердце и его счет | ДЖАМА | Сеть ДЖАМА [Перейти к навигации]

Эта проблема

  • Скачать PDF
  • Полный текст
  • Поделиться

    Твиттер Фейсбук Эл. адрес LinkedIn

  • Процитировать это
  • Разрешения

Артикул

13 июля 1963 г.

ДЖАМА. 1963;185(2):49-50. дои: 10.1001/jama.1963.03060020027015

Полный текст

Эта статья доступна только в формате PDF. Загрузите PDF-файл, чтобы просмотреть статью, а также связанные с ней рисунки и таблицы.

Абстрактный

«КАЖДЫЙ раз, когда к вам в кабинет приходит пациент — еще до того, как вы приложите стетоскоп к его сердцу, — вы имеете право спросить его: «Какова ваша философия жизни?» потому что, если его жизненная философия неверна, вы не можете быть уверены, что его сердце право, и вы не можете быть уверены, что он когда-либо оплатит свой счет».

Это довольно необычное богословско-медико-экономическое замечание было сделано преподобнейшим епископом Нью-Йорка Фултоном Дж. Шином, который 16 июня выступил перед несколькими тысячами врачей и гостей в конференц-холле Атлантик-Сити. Он делил трибуну с доктором Эдвардом Х. Райнерсон из клиники Мэйо в широко разрекламированной программе 9 сентября.0073 Врач и духовенство встречаются в отделении ухода за пациентами .

Продолжая в философском ключе, Шин сказал, что «за медициной должна стоять философия. Беспристрастный ум, который отказывается принять абсолютную истину и добро, уже посвятил себя относительному,

Предварительный просмотр первой страницы Просмотреть большой

Полный текст

Добавить или изменить учреждение

  • Кислотная основа, электролиты, жидкости
  • Лекарство от зависимости
  • Аллергия и клиническая иммунология
  • Анестезиология
  • Антикоагулянты
  • Искусство и изображения в психиатрии
  • Кровотечение и переливание
  • Кардиология
  • Уход за тяжелобольным пациентом
  • Проблемы клинической электрокардиографии
  • Клинический вызов
  • Поддержка принятия клинических решений
  • Клинические последствия базовой неврологии
  • Клиническая фармация и фармакология
  • Дополнительная и альтернативная медицина
  • Заявления о консенсусе
  • Коронавирус (COVID-19)
  • Медицина интенсивной терапии
  • Культурная компетентность
  • Стоматология
  • Дерматология
  • Диабет и эндокринология
  • Интерпретация диагностических тестов
  • Разнообразие, равенство и инклюзивность
  • Разработка лекарств
  • Электронные медицинские карты
  • Неотложная медицинская помощь
  • Конец жизни
  • Гигиена окружающей среды
  • Этика
  • Пластическая хирургия лица
  • Гастроэнтерология и гепатология
  • Генетика и геномика
  • Геномика и точное здоровье
  • Гериатрия
  • Глобальное здравоохранение
  • Справочник по статистике и медицине
  • Рекомендации
  • Заболевания волос
  • Модели медицинского обслуживания
  • Экономика здравоохранения, страхование, оплата
  • Качество медицинской помощи
  • Реформа здравоохранения
  • Медицинская безопасность
  • Медицинские работники
  • Различия в состоянии здоровья
  • Несправедливость в отношении здоровья
  • Информатика здравоохранения
  • Политика здравоохранения
  • Гематология
  • История медицины
  • Гуманитарные науки
  • Гипертония
  • Изображения в неврологии
  • Наука внедрения
  • Инфекционные болезни
  • Инновации в оказании медицинской помощи
  • JAMA Инфографика
  • Право и медицина
  • Ведущее изменение
  • Меньше значит больше
  • ЛГБТК
  • Образ жизни
  • Медицинский код
  • Медицинские приборы и оборудование
  • Медицинское образование
  • Медицинское образование и обучение
  • Медицинские журналы и публикации
  • Меланома
  • Мобильное здравоохранение и телемедицина
  • Оспа обезьян
  • Нарративная медицина
  • Нефрология
  • Неврология
  • Неврология и психиатрия
  • Примечательные примечания
  • Сестринское дело
  • Питание
  • Питание, Ожирение, Упражнение
  • Ожирение
  • Акушерство и гинекология
  • Гигиена труда
  • Онкология
  • Офтальмологические изображения
  • Офтальмология
  • Ортопедия
  • Отоларингология
  • Лекарство от боли
  • Патология и лабораторная медицина
  • Уход за больными
  • Информация для пациентов
  • Педиатрия
  • Повышение производительности
  • Показатели эффективности
  • Периоперационный уход и консультации
  • Фармакоэкономика
  • Фармакоэпидемиология
  • Фармакогенетика
  • Фармация и клиническая фармакология
  • Физическая медицина и реабилитация
  • Физиотерапия
  • Руководство врача
  • Поэзия
  • Здоровье населения
  • Профилактическая медицина
  • Профессиональное благополучие
  • Профессионализм
  • Психиатрия и поведенческое здоровье
  • Общественное здравоохранение
  • Легочная медицина
  • Радиология
  • Регулирующие органы
  • Исследования, методы, статистика
  • Реанимация
  • Ревматология
  • Управление рисками
  • Научные открытия и будущее медицины
  • Совместное принятие решений и общение
  • Медицина сна
  • Спортивная медицина
  • Трансплантация стволовых клеток
  • Хирургия
  • Хирургические инновации
  • Хирургический жемчуг
  • Обучаемый момент
  • Технологии и финансы
  • Искусство JAMA
  • Искусство и медицина
  • Рациональное клиническое обследование
  • Табак и электронные сигареты
  • Токсикология
  • Травмы и травмы
  • Приверженность лечению
  • УЗИ
  • Урология
  • Руководство пользователя по медицинской литературе
  • Вакцинация
  • Венозная тромбоэмболия
  • Здоровье ветеранов
  • Насилие
  • Женское здоровье
  • Рабочий процесс и процесс
  • Уход за ранами, инфекция, лечение

Сохранить настройки

Политика конфиденциальности | Условия использования

Совесть в охране репродуктивного здоровья: приоритет интересов пациентов | Отзывы | Notre Dame Philosophical Reviews

Книга Кэролин МакЛеод является важным чтением для специалистов по этике, заинтересованных в отказе от военной службы по соображениям совести в здравоохранении. Ее центральный аргумент заключается в том, что сама природа доверительных отношений между медицинским работником и пациентом требует, чтобы профессионал ставил интересы пациента в приоритете над своими собственными интересами. Ее аргументы относятся к тем, кто в первую очередь хочет защиты своей совести, а не к тем, кто публично отказывается от оказания услуг в качестве актов гражданского неповиновения, направленных на изменение закона или норм практики. Маклеод сосредотачивается на репродуктивных услугах аборта и экстренной контрацепции (ЭК), но ее взгляды легко распространяются на любой случай сознательного отказа от предоставления «стандартных» медицинских услуг, то есть разрешенных законом услуг, которые профессиональные учреждения считают хорошим уходом. Хотя другие время от времени отмечали, что доверительные отношения учитываются при отказе от услуг по соображениям совести, Маклеод показывает, что ограничения, которые доверительные отношения налагают на отказ от услуг по соображениям совести, гораздо более значительны и распространены, чем считалось ранее. Линия аргументации Маклеода также нова в том смысле, что она сосредоточена в первую очередь на том, что профессионалы должны своим пациентам, а не на том, что они должны своей профессии.

В части 1 книги, состоящей из двух частей, оцениваются интересы специалистов, отказывающихся от стандартных услуг по соображениям совести, и пациентов, запрашивающих эти услуги. Маклеод подробно описывает, как отказ от репродуктивных услуг по соображениям совести может нанести серьезный вред отдельным пациентам и подорвать общественное здоровье, даже при наличии эффективных направлений. Таким образом, отказы не просто неудобны для пациентов, как утверждают некоторые защитники отказов по соображениям совести.

Анализ природы и ценности совести, проведенный Маклеодом, показался мне изюминкой части 1. Он не только интересен как работа по моральной психологии, но и опровергает распространенные жалобы на то, что те, кто стремится ограничить совесть, делают это только потому, что они относиться к этому анемично. Маклеод начинает с возражений против широко распространенного мнения о том, что совесть имеет ценность, поскольку помогает сохранить внутреннее моральное единство. Она указывает, что сильные формы морального единства не обязательно ценны, потому что можно объединиться вокруг угнетенной идентичности, например, женщины, которая считает, что женщины должны подчиняться мужчинам. Хотя Маклеод признает, что меньшая степень морального единства имеет ценность, поскольку она необходима для моральной свободы воли, она утверждает, что действия против совести не обязательно угрожают этому единству. Обычно мы сохраняем внутреннее моральное единство, необходимое для моральной свободы воли, несмотря на то, что действуем против своей совести, потому что рационализируем или находим оправдания своим действиям. Более того, моральное единство, необходимое для моральной свободы воли, может быть утрачено9.1163, потому что человек действовал по совести, например, когда психическое здоровье разоблачителей разрушается властью, которую они пытались привлечь к ответственности.

Это приводит Маклеод к разработке своего «социально-политического динамического взгляда» на совесть, в соответствии с которым совесть функционирует «не для сохранения внутреннего единства, а для того, чтобы просто побуждать нас действовать в соответствии с нашими моральными ценностями». . . . Наша совесть может предупредить нас о том, насколько глубоко мы привержены определенным ценностям, и может, в свою очередь, побудить нас принять другие ценности» (33–4). Как и многие теоретики, Маклеод рассматривает совесть и моральное суждение как разные способности. Совесть — это способность чувствовать, когда действие неправильно, и оно обычно происходит непрошено, в то время как моральное суждение находится под более сознательным контролем и может ранжировать действия по континууму от неправильных до сверхтребовательных. Однако взгляд Маклеода уникален, поскольку он считает, что совесть и моральное суждение должны влиять друг на друга. Когда наша совесть и моральные суждения совпадают, мы чувствуем уверенность, что действуем в соответствии с нашими моральными ценностями. Однако иногда совесть и нравственное суждение вступают в противоречие. Конфликты могут возникнуть, когда новое моральное знание ставит под сомнение рекомендации совести, возможно, потому, что совесть была сформирована угнетающими культурными силами. Точно так же совесть иногда показывает, что наши моральные суждения непостоянны или неточны и должны быть отвергнуты более глубоко укоренившимися моральными обязательствами, представленными совестью. Этот динамичный, рефлексивный процесс разрешения этих конфликтов позволяет нам достичь формы самокритичной моральной целостности, в отличие от формирования некритического единства вокруг любых моральных ценностей, которые у нас есть. По мнению Маклеода, неправильно полагать, что все совести заслуживают равной защиты. Совесть заслуживает меньшего уважения, если она является «застойным напоминанием об интернализированном угнетении» (40) или когда человек принимает и отказывается от моральных обязательств без веской причины. Тем не менее, Маклеод соглашается с тем, что медицинские работники, возражающие по соображениям совести, обычно в достаточной степени размышляют о моральных аспектах, чтобы их совесть была достойна защиты.

Общий вывод Части 1 заключается в том, что как работники здравоохранения, отказывающиеся от услуг по соображениям совести, так и пациенты, требующие стандартных репродуктивных услуг, ставят на карту важные интересы. Следовательно, мы не можем легко решить конфликт, просто отклонив требование любой из сторон как незначительное. Подробный анализ конфликтующих интересов, проведенный Маклеодом, будет особенно актуален для теоретиков, которые считают, что относительный вес профессиональных интересов и интересов пациента имеет решающее значение для того, следует ли приспосабливаться к отказу по соображениям совести. Однако для Маклеода вопрос о том, сколько именно поставлено на карту для каждой стороны, не имеет значения, потому что фидуциарные отношения требуют приоритета интересов пациента, даже если сознательно возражающий профессионал может потерять больше.

Часть 2 начинается с возражений против компромиссных подходов и, в частности, «обычного компромисса», что отказы по соображениям совести могут быть приняты, но отказывающиеся должны предоставить эффективные направления. Маклеод утверждает, что у типичных сознательных отказников нет веских причин соглашаться на общепринятый компромисс, и мы также вряд ли сможем найти компромисс, который устроит их. Отчасти это происходит по знакомой причине: предоставление направлений делает человека соучастником получения пациентом услуги, против которой он возражает. Сложность заключается в том, что между мнением о том, что аборт равносильно убийству, и мнением о том, что это вовсе не убийство, просто нет золотой середины. Маклеод приводит типичные причины, по которым возражающие профессионалы должны идти на компромисс, и находит их все недостаточными. Положительный тезис Маклеод не зависит от успеха ее аргументов здесь — она не считает, что отказникам по соображениям совести следует предлагать компромисс, — но те, кто защищает компромиссные подходы, найдут над чем поразмыслить.

Оставшаяся часть части 2 посвящена развитию ее положительного тезиса. В главе 5 Маклеод опирается на теорию права, чтобы изложить отличительные черты фидуциария, а именно наличие санкционированных дискреционных полномочий в отношении значительных практических интересов бенефициара. Чтобы действовать в качестве доверительного управляющего, необходимо ставить интересы бенефициаров выше своих собственных в той сфере, в которой он уполномочен действовать. Неотъемлемой чертой фидуциарных отношений является то, что бенефициары уязвимы для фидуциаров, злоупотребляющих своими дискреционными полномочиями, потому что бенефициары не могут оценить, действительно ли фидуциар действует в их интересах. Это подразумевает, как концептуально, так и морально, что фидуциары обязаны хранить верность или лояльность своим бенефициарам.

Маклеод утверждает, что установленные отношения в области здравоохранения являются доверительными отношениями — пациенты уполномочили медицинских работников осуществлять дискреционные полномочия в интересах достижения важных медицинских интересов пациента. Поэтому медицинские работники должны убедиться, что они действуют в интересах пациента. Это включает в себя обеспечение того, чтобы пациент получал стандартные услуги, которые они запрашивают, даже если такие услуги противоречат совести профессионала. Ставить действия на свою совесть выше интересов здравоохранения пациента было бы злоупотреблением властью. Медицинские работники могут использовать эффективные направления, чтобы избежать предоставления стандартных услуг существующим пациентам, но только в том случае, если это отвечает наилучшим интересам пациента , например, если моральное оскорбление специалиста ставит под угрозу его способность заботиться о пациенте. В главе 6 Маклеод расширяет свою аргументацию от существующих пациентов до потенциальных пациентов, утверждая, что все признаки фидуциарных отношений также присутствуют между медицинскими работниками и общественностью. В этом контексте лояльность заключается в целях, а не отдельных лицах, а именно в обеспечении равного доступа к медицинской помощи и общественному здравоохранению. Таким образом, профессионалам не нужно лечить любого пациента, который попросит об этом, потому что, например, у них уже могут быть все пациенты, с которыми они могут справиться, поэтому принятие другого пациента подорвет их заботу о существующих пациентах. Важно, однако, то, что нельзя отказать пациенту по соображениям совести, а только для обеспечения справедливого ухода и общественного здравоохранения.

Положительный тезис Маклеода показался мне весьма убедительным. Альтернативы доверительным отношениям, такие как договорные отношения, оставляют место для отказов по соображениям совести, но они, по-видимому, неизбежно приведут к ухудшению медицинского обслуживания, поскольку пациентам не хватает специальных знаний для защиты своих интересов. Если качественное медицинское обслуживание является основной целью системы здравоохранения, то ею не следует жертвовать ради расширения свободы совести медицинских работников. Особая сила точки зрения Маклеода заключается в том, что ограничения на отказ по убеждениям применяются везде, где существуют фидуциарные отношения. Это означает, что ряд медицинских работников, а не только врачи, должны отдавать приоритет интересам пациентов. Фармацевты, например, являются фидуциариями, когда они действуют как привратники для лечения, такого как EC, потому что они несут ответственность за уход за пациентами; они должны решить, показано ли лекарство, объяснить способ его применения и предупредить пациента о побочных эффектах. Точно так же специалисты как в государственных, так и в частных системах здравоохранения участвуют в доверительных отношениях со своими пациентами, поэтому частные поставщики услуг не могут утверждать, что их индивидуальные институциональные ценности позволяют им отказываться от услуг по соображениям совести.

Некоторые читатели могут согласиться с основным тезисом Маклеод о том, что интересы пациентов должны стоять на первом месте, но опасаются, что она слишком снисходительна, позволяя профессионалам направлять пациентов, когда совесть профессионала угрожает подорвать качество лечения. Если профессионалы делают такие рекомендации неискренне (или самообманчиво), то количество обращений, мотивированных совестью, может оказаться почти таким же частым, как при обычном компромиссе. Один из аспектов точки зрения Маклеод, который может противодействовать чрезмерным отказам по соображениям совести, заключается в том, что она считает морально неоправданным направление существующего пациента, который не хочет, чтобы его направляли. Другими словами, пациенты могут преодолевать отказы по соображениям совести, сделанные в их интересах. Однако, и я ожидаю, что Маклеод согласится, динамика власти в клинике делает вероятным то, что пациенты склонны принимать направления, которые более чем неудобны для них. В любом случае часто будет неразумно настаивать на лечении, потому что возражающий врач вполне может быть прав в отношении своей неспособности обеспечить хорошее лечение. Те, кто занимает жесткую позицию в отношении отказов в обслуживании, могут подумать, что отказники по соображениям совести должны быть наказаны за направление к врачу, даже если они утверждают, что это будет в интересах пациента. Это побудило бы специалистов избегать ролей, требующих от них предоставления услуг, против которых они возражают, или, если они настаивают на выполнении этих ролей, просто предоставлять запрошенные услуги (хотя и с некоторым риском для пациентов).

Еще один момент, по которому некоторые могут подумать, что Маклеод предлагает профессионалам слишком много свободы действий, это когда она предполагает, что профессионалы могут отказываться от услуг, которые противоречат их суждениям о том, что влечет за собой их профессиональная роль. При рассмотрении дела специалистов, возражающих против селективного аборта по признаку пола, она говорит, что, хотя они не могут сознательно отказаться от предоставления этой услуги, они могут возражать на том основании, что желание иметь ребенка мужского пола не является интересом здравоохранения. Такой отказ может быть морально допустимым, поскольку он «вытекает не из личной совести, а из понимания профессионалом своей профессиональной роли» (144n46).

Проблема в том, что у некоторых специалистов могут быть необычные взгляды на профессию врача, взгляды, с которыми не согласится большинство пациентов. Следовательно, предоставление профессионалам возможности действовать в соответствии со своими суждениями о хорошем здравоохранении, вероятно, подорвет хорошее здравоохранение (хотя, вероятно, в меньшей степени, чем предоставление профессионалам возможности действовать в соответствии со своей личной совестью). Это говорит о том, что было бы лучше настаивать на более строгих фидуциарных отношениях, при которых специалисты должны действовать в соответствии с тем, что их профессиональное учреждение считает хорошим здравоохранением. Однако если кто-то настаивает на том, что профессионалы должны действовать в соответствии с тем, что говорит их профессиональный институт, то он сталкивается с проблемой коррумпированных институтов, таких как случай с нацистской Германией. Относительно этого сценария Маклеод говорит, что профессионалы могут обоснованно отказать, скажем, в навязывании лечения дееспособным пациентам, поскольку

мало моральной ценности в сохранении роли профессионала, понимаемой таким образом, и целостности профессии, которая строится вокруг нее. В то же время, есть моральная ценность в том, чтобы позволить этим профессионалам использовать свои дискреционные полномочия и опыт, чтобы решить, для чего они будут делать . . . пациенты. (146)

Таким образом, здесь есть компромисс — нужно сбалансировать риск коррумпированности профессионального учреждения с риском того, что профессионалы вынесут неточные суждения о роли профессии. Не совсем ясно, каково мнение Маклеода по этому поводу. Кажется, она выступает за профессиональное усмотрение в случаях, упомянутых выше, но в другом месте она говорит, что для профессионала было бы неприемлемо отказываться от предоставления ЭК в интересах общественного здравоохранения, потому что это прямо противоречило бы профессиональному институту (173–4). ). Но этот случай кажется похожим на человека, отказывающегося сделать аборт по признаку пола, поскольку это тоже прямо противоречит их профессиональному институту. Кажется, нам нужны принципиальные средства выявления коррумпированных институтов, которые могут быть правильно отвергнуты профессиональным суждением, и/или стандарт для оценки того, каким профессиональным суждениям о хорошем здравоохранении можно оправданно следовать, даже если они противоречат некоррумпированным профессиональным институтам.

Предполагая, что Маклеод допускает отказы в некоторых услугах на основании профессионального суждения о пределах своей профессии, я не был полностью убежден ее заявлением о том, что это не может быть отказ по соображениям совести. Маклеод полагает, что отказы по соображениям совести можно четко отличить от профессиональных взглядов на надлежащие пределы своей профессии. Но так ли это? Я согласен, что последние не являются добросовестными в строгом смысле, но я не вижу столь четкого различия между ними. Человек, который отказывается выполнять аборт по признаку пола на том основании, что профессия не должна считать выбор пола интересом для здоровья, вероятно, в значительной степени находился под влиянием своей совести, придя к такому суждению. Люди, отказывающиеся от абортов и ЭК по соображениям совести, часто могли переформулировать свои возражения с точки зрения надлежащих ограничений их профессии. Мне это не кажется неискренним; это может быть просто вопрос развития согласованности между личной моралью и моралью, которую он хотел бы видеть выраженной в своей профессии. Если я прав, то в рамках Маклеода может быть место для квазисознательных отказов; однако это вряд ли удовлетворит многих из тех, кто выступает за то, чтобы медицинские работники имели широкие свободы совести.

В целом, книга Маклеода является прекрасным вкладом в литературу об отказе от военной службы по соображениям совести в здравоохранении. Она показывает, как фидуциарные отношения требуют, чтобы медицинские работники уделяли первоочередное внимание интересам пациентов, и что это серьезно ограничивает отказ от стандартных услуг по соображениям совести. Ее аргументы представляют собой серьезную проблему для тех, кто считает, что отказ от службы по соображениям совести совместим с хорошим медицинским обслуживанием.

Агент и пациент | Природа, изменение и действие в физике Аристотеля: философское исследование

Фильтр поиска панели навигации Oxford Academic Природа, изменение и действие в физике Аристотеля: философское исследованиеДревняя философияМетафизикаКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford Academic Природа, изменение и действие в физике Аристотеля: философское исследованиеДревняя философияМетафизикаКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Расширенный поиск

  • Иконка Цитировать Цитировать

  • Разрешения

  • Делиться
    • Твиттер
    • Подробнее

CITE

Waterlow, Sarah,

‘Агент и пациент’

,

Природа, изменения и агентство в Аристотеле. Физика: философское исследование

(

Oxford,

1982;

7777 73030303030303030303030303030303030303030303030303030303030330 3030303030303030303030303030330

3

337

3

337 7377 737777737 гг.

Oxford Academic

, 3 октября 2011 г.

), https://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780198246534.003.0004,

по состоянию на 25 сентября 2022 г.

Выберите формат Выберите format.ris (Mendeley, Papers, Zotero).enw (EndNote).bibtex (BibTex).txt (Medlars, RefWorks)

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford Academic Природа, изменение и действие в физике Аристотеля: философское исследованиеДревняя философияМетафизикаКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford Academic Природа, изменение и действие в физике Аристотеля: философское исследованиеДревняя философияМетафизикаКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Advanced Search

Abstract

Эта глава посвящена самой загадочной части аристотелевской теории изменений, теме агента и пациента. Трудно определить его позицию по этому вопросу, трудно увидеть его философский смысл. Тем не менее эти проблемы требуют особого внимания любого, кто интересуется его понятием изменения, потому что для Аристотеля «действующий-пациент» больше, чем какое-либо другое понятие, связано с его объяснением самого изменения. Связь настолько тесная, что его анализ изменений едва ли может избежать каких-либо обвинений в путанице и неясности, которые могут быть выдвинуты против его взглядов на свободу действий и терпение. Никто не стал бы оспаривать актуальность их для изменения, как и отношения к пространству, времени, бесконечности и проблемам вакуума. Но Аристотель не имеет дела с свободой действий и терпением, как с ними, посвящая каждому методическое обсуждение, начало и конец которого четко обозначены. Эта процедура означает, что исходное определение изменения в III.1 пользуется определенной степенью иммунитета от трудностей, возникающих независимо в связи с этими отдельными исследованиями. Но его замечания об агенте и пациенте в III. 1-3 настолько укоренены в обсуждении самого изменения, что трудно сопротивляться впечатлению, что для него эти два понятия стоят и рушатся вместе.

Ключевые слова: Аристотель, изменение, агент, пациент

Субъект

МетафизикаДревняя философия

В настоящее время у вас нет доступа к этой главе.

Войти

Получить помощь с доступом

Помощь с доступом

Доступ в учреждение

Доступ к контенту в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту одним из следующих способов:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с IP-аутентификацией.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения. Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Нажмите Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Вход с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Доступ члена общества к журналу достигается одним из следующих способов:

Войти через сайт сообщества

Многие общества предлагают единый вход между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Если вы видите «Войти через сайт сообщества» на панели входа в журнале:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Вход через личный кабинет

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам. Смотри ниже.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Просмотр учетных записей, вошедших в систему

Щелкните значок учетной записи в правом верхнем углу, чтобы:

  • Просмотр вашей личной учетной записи и доступ к функциям управления учетной записью.
  • Просмотр институциональных учетных записей, предоставляющих доступ.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Ведение счетов организаций

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Покупка

Наши книги можно приобрести по подписке или приобрести в библиотеках и учреждениях.

Информация о покупке

Что такое философия ухода?

Оставить комментарий

Как действующая медсестра или будущая медсестра, у вас могут быть личные убеждения относительно того, что для вас значит уход за больными. Философия сестринского дела помогает вам определить убеждения и теории, которые формируют выбор, который вы делаете каждый день.

Многие преподаватели просят своих студентов написать философию ухода. Это задание побуждает учащихся критически осмыслить область, в которой они уже работали или находятся. Итак, что же такое «философия ухода»?

Что такое философия ухода?

Философия сестринского дела — это заявление, в котором описываются ценности, этика и убеждения медсестры, а также их мотивация для участия в профессии. Он охватывает точку зрения медсестры в отношении их образования, практики и этики ухода за пациентами. Философия сестринского дела помогает вам определить убеждения и теории, которые определяют выбор, который вы делаете на работе каждый день.

Как написать философию ухода за больными

Начните с того, что задайте себе эти вопросы и запишите свои ответы:

  1. Почему я хочу/хочу стать медсестрой?
  2. Почему уход за больными важен для меня?
  3. Что я думаю о медицинском уходе?
  4. Каковы мои теории ухода?
  5. Какие качества делают отличную медсестру?
  6. Какими навыками должна обладать каждая медсестра?
  7. Какие ценности важны для медсестер?

Эти вопросы помогут вам определить ваши ценности и убеждения. Чтобы начать писать свою личную философию ухода за больными, выполните следующие действия.

1. Определите, что для вас значит уход за больными.

Начните свою философию сестринского дела с определения того, что для вас значит сестринское дело. Почему вы выбрали медсестру, а не другую профессию?

2. Добавьте личную историю, раскрывающую ваши ценности и навыки.

Вы можете добавить историю из своей жизни, которая затрагивает вашу страсть к профессии. Включите понимание черт и ценностей, которые относятся к сестринскому делу.

3. Укажите, как вы планируете воздействовать на общество посредством ухода за больными.

Планируете ли вы использовать уход в качестве инструмента для позитивных социальных изменений? Если да, то в каких областях? Прикоснитесь к большой картине, которую вы представляете себе и окружающему миру.

4. Выделите любые ценности и навыки, которые важны для вас.

Перечислите навыки, которые наиболее важны для вас, и почему. Узнайте, как вы планируете использовать их в будущем.

Примеры философии сестринского дела

Флоренс Найтингейл разработала основополагающую философию сестринского дела, которая актуальна и сегодня. Она предположила, что окружающая среда пациента должна быть изменена, чтобы природа могла воздействовать на пациента.

Философия ухода обычно состоит из нескольких абзацев. Но вот некоторые выдержки из философии сестринского дела, разработанной студентами-медсестрами:

  • Кэроланн Маклоуренс: «Я стремлюсь быть педагогом, защитником и пропагандистом осведомленности о болезнях, хороших медицинских практик и сторонником сильных семейных ценностей в рамках сообщества и мира».
  • Меган МакГахан: «Уход за больными — это больше, чем просто лечение; скорее, он ориентирован на предоставление качественного ухода за пациентами с учетом потребностей каждого пациента».
  • Брэнди Далин: «Моя философия заключается в том, что медсестры несут ответственность перед обществом за обеспечение безопасного, целостного, ориентированного на пациента ухода. Я должен помнить, что мои пациенты — это не номера палат или заболевания, а люди, которые требуют и заслуживают индивидуального внимания и заботы».
  • Жоанн де Гиа-Райос: «Знание того, что я могу применить свой личный опыт и внести свой вклад в выздоровление и благополучие клиента, дает мне чувство личной гордости, что, в свою очередь, укрепляет мою приверженность этой профессии».

Как личная философия сестринского дела может помочь вашей карьере

Ваша философия сестринского дела отражает ваши внутренние убеждения и цели в профессии медсестры. Определение вашей философии дает вам более глубокую связь с этими убеждениями. Это может помочь сформировать вас как медсестру и определить, на каких навыках и специальностях вы хотите сосредоточиться. Ваша философия будет играть роль в каждой вашей работе по уходу.

Ваша профессия и опыт будут продолжать формировать вашу философию, поэтому она может меняться по мере вашего продвижения по карьерной лестнице.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *