На словах лев толстой: Недопустимое название — ALL

Содержание

На словах ты Лев Толстой, а на деле ________ _________)) Завершите известную фразу:grin: — Спрашивалка

На словах ты Лев Толстой, а на деле ________ _________)) Завершите известную фразу:grin: — Спрашивалка

..

На словах ты Лев Толстой, а на деле ________ _________)) Завершите известную фразуслово дело фраза лев толстой

271

25

0

Ответы

Лучик

вариантов много) один из самых старых и приличных звучит как «На словах ты Лев Толстой, а на деле хрен пустой».

0

..

1

Лучик

1

Июнька

лох большой(в современной интерпритации)

0

. .

ты переигрываешь

1

Июнька

нет. прикинь,сейчас в приемном покое,прежде чем помощь оказать- просят в трубочку дыхнуть..вот так.

1

..

1

Июнька

честно не вру.

1

..

1

НД

Найрина Джеферс

А на деле хуй простой, очевидно же))

0

Татев

. .. Так и не узнала))))(я люблю прозу)

0

Татев

Я не утверждала обратного)

1

..

мм)

1

Татев

Окончился словарный запас или желание?

1

..

мое желание изначально ясно)

1

Татев

А делание чего, простите?)

1

Alone In The Dark

У этой фразы нет завершения))

0

ОК

Олеся К

Экстремист

0

. .

1

Анастасия

Пень тупой

0

..

1

))

)))

хрюш косой

0

..

няшной оскорбление

1

Другие вопросы

помогите пожалуйста. найти расстояние между плоскостью 3x+4y+12z-169=0 и началом координат

На сколько см вводится игла шприца при внутримышечных уколах?

Анализ инвестиционной привлекательности предприятия и анализ кредитоспособности.

Это разные вещи или нет?

У нас мокрицы в школьной столой, как быть?

модно ли носить часы сейчас или уже падает стабильность

Как убрать задние сиденья на Chrysler Voyager 2003 года?

Как стать ЧЕЛОВЕКОМ…?

почему мужчины суют грязный член женщинам))))))))))))))?

Вы против случайных связей? Любовь должна быть одна, партнер один! Остальное путь в никуда…. Согласны?

ребра жесткости в аквариуме

Дергается экран при перемещении

люди как пооступить правильно

функция замены php регулярные выражения

Все сюда! ! Помогите!!

Хотелось бы увидеть Первую Леди Белоруссии, а то один коля ветром надутый? ———

На словах ты Лев Толстой

Литература, казалось бы, должна считаться самым простым и любимым школьным предметом. Никаких диктантов, контрольных, синусов, косинусов и правил буравчика: читай себе книжки, а потом обсуждай их на уроках с учителем и одноклассниками. Однако усадить ребенка за книгу зачастую не удается ни родителю, ни учителю, а школьную программу по литературе все чаще обвиняют в том, что она не приучает к чтению, а, наоборот, воспитывает отвращение к нему.

Разбираемся, как сложилось, что сегодня школьники должны читать именно Пушкина и Достоевского, почему это многим не нравится и чему на самом деле учат классики.

Как формировалась школьная программа по литературе

Родиной первых хрестоматий следует считать территорию современных прибалтийских государств. После того, как в конце XVIII века Речь Посполитая была ликвидирована и разделена между Пруссией, Австрией и Россией, в состав последней вошли регионы, жители которых по-русски толком не говорили. Специально для них были разработаны антологии небольших текстов, скорее помогавших постигать азы языка, нежели знакомиться с национальной литературой.

Строго говоря, нормативной программы по литературе в России не было вплоть до середины XIX века, поэтому любая школа была вольна изучать тех писателей, которые были ей угодны. Впрочем, что-то вроде общепринятого стандарта все-таки существовало: в него входили представители русского классицизма, а также переводы античной и европейской литературы. И только в 1843 преподаватель Александровского училища Алексей Галахов издал хрестоматию, в которой явно устаревших текстов стало значительно меньше, зато появились современники учеников – ну, или хотя бы их родителей: Пушкин, Лермонтов, Фет, Полонский.

Инициатива вызвала большой резонанс: русская система образования была довольно неповоротливой, ориентированной в большей степени на славное прошлое, нежели на светлое будущее, и любые нововведения встречала в штыки. Однако спустя без малого 10 лет именно Галахову поручили составить обязательную школьную программу по русской литературе: она оставалась в силе до Революции 1917 года и по сей день лежит в основе преподавания так называемого золотого века русской литературы.

Если в царской России программа по литературе, безусловно, формировала понимание национальной идеи, но не заставляла учеников концентрироваться лишь на этом процессе, то в СССР литература, а вместе с ней и школьная программа, стали еще одним инструментом пропаганды.

Классиков поначалу вообще собирались сбросить с парохода образования: ну где у Пушкина найдешь призывы к борьбе за коммунистические идеалы?

В итоге «устаревших» писателей и поэтов пожалели, однако учителям была дана строгая рекомендация вести работу на «высоком идейно-политическом уровне» и исходить из предпосылки о том, что герой произведения – в первую очередь, представитель того или иного класса. Никаких субъективных оценок, все – в интересах партии. Русский бунт в «Капитанской дочке» подавался отнюдь не как бессмысленный, Гоголь стал непримиримым борцом с самодержавной властью, Базаров – предтечей революционеров. Древнерусская литература из программы и вовсе практически исчезла: руководству страны была неугодна ее ориентация на христианские ценности.

Разумеется, с развалом СССР ситуация изменилась: Солженицыну с помпой вернули право считаться русским писателем, оды Горькому стали петь значительно реже, а критические замечания Ленина окончательно перестали считаться истиной в последней инстанции. Вместе с тем, современная школьная программа по литературе по-прежнему представляет собой причудливый сплав из дореволюционных хрестоматий и ведомостей с именами лауреатов ленинской премии, в который с переменным успехом пытаются втиснуть то Пелевина, то Улицкую.

За что обычно критикуют школьную программу по литературе

Таким образом, перечень произведений, предназначенных для изучения в школе, уже более полутора веков формируется не стихийно, а под контролем государственного аппарата. При этом сегодня его представители, начиная с министра культуры и заканчивая президентом, регулярно подвергают критике программу по литературе, а сами школьники и их родители видят в ней множество недостатков, в числе которых:

Объем. Для многих взрослых самым болезненным воспоминанием о школьных годах остаются не тычки одноклассников и не выволочка у директора за прогулы, а четыре тома «Войны и мира», с мучениями прочитанные в десятом классе. Неслучайно, вернувшись к Толстому спустя годы, люди искренне удивляются тому, что он на самом деле прекрасный писатель, и книги у него – интересные. Делая упор на количество, а не на качество, программа по литературе не учитывает, насколько трудно ребенку в довольно сжатые сроки осилить 500 с лишним страниц «Преступления и наказания», да еще и получить удовольствие от процесса.

Источник фото

Сложность. Среднестатистический школьник не способен по умолчанию оценить историческое значение «Тихого Дона» и понять, где именно в «Мастере и Маргарите» запрятана сатира на советский быт. Многие произведения, включенные в программу по литературе, слишком сложны для детского и подросткового сознания, а потому складывается впечатление, будто толк от их изучения будет минимальным, даже если учитель приложит максимум усилий к тому, чтобы разложить все по полочкам: степень культурного и психического развития ученика просто не позволит им говорить на одном языке.

Архаичность. Хотя Пушкин вполне справедливо считается родоначальником современного русского литературного языка, значительная часть лексики, используемой в «Евгении Онегине» нынешним школьникам незнакома. Более того, они вряд ли когда-либо будут использовать ее в повседневной речи. И если на уроках истории детям все-таки объясняют, кто такие крестьяне, помещики и даже, возможно, старухи процентщицы, брегеты, боливары, кибитки, облатки, уланы остались в прошлом. Меж тем, пласт программной литературы советской эпохи, о реалиях которой дети могут узнать хотя бы от бабушек и дедушек, относительно невелик по сравнению с классикой XIX века. Авторов, поныне живых и публикующихся, в ней и вовсе почти нет.

Пессимизм. Несмотря на то, что в школьную программу по литературе входят Чехов и Зощенко, а в поэзии Тютчева и Фета немало светлых страниц, большинство произведений все-таки напоминают тосты не за здравие, а за упокой. Война, безответная любовь, трагическая смерть, одиночество – вот излюбленные темы русских писателей. Художественный мир их произведений явно не учит воспринимать жизнь как коробку конфет. Читать о том, что судьба человека – это нескончаемый путь через боль и страдания, непросто и тогда, когда над тобой не висит как дамоклов меч подготовка к ЕГЭ.

Категоричность оценок. Чацкий – хороший, Обломов – плохой, «Евгений Онегин» — энциклопедия русской жизни, «Что делать?» — гимн социалистическому будущему. Методика преподавания литературы сегодня все еще находится под влиянием Страны Советов, где существовало только два мнения – партии и неправильное. Меж тем, литература – это отражение жизни, в которой не бывает только черного и белого, а любая книга – повод для дискуссии. Во всяком случае, в том, что касается оценки характеров персонажей и их поступков. Школа должна учить не принимать на веру чужое, иерархически более авторитетное суждение, а формировать свое собственное.

Почему школьная программа по литературе не может быть иной

Несмотря на то, что перечисленные претензии, в общем-то, справедливы, они, в то же время, не отменяют безусловной пользы программы по литературе в том виде, в котором она существует сейчас. Конечно, регулярное, систематическое чтение дисциплинирует, тренирует память, развивает аналитические способности, помогает осознать свою культурную и национальную идентичность и т. д. Однако, помимо этого, литература учит ряду важных вещей, без которых жизнь, в общем-то, немыслима:

Быть грамотным. Врожденная грамотность – не более, чем крылатое выражение: не существует людей, которые с младенчества знают, как правильно пишется слово «синхрофазотрон». Грамотность – всегда приобретенная. Другое дело, как именно она приобретается: для ребенка правила орфографии и пунктуации часто слишком абстрактны, и услышав их на уроке от учителя, он далеко не всегда станет автоматически ими пользоваться. Зато книга изобилует наглядными примерами того, как правильно писать слова и ставить запятые. Читая классическую литературу, человек запоминает стилистически верные языковые конструкции, что делает более грамотной не только письменную, но и устную речь.

Интересоваться историей. Литература – зеркало истории. Да, писатели не так внимательны к датам, государственным реформам и количествам жертв очередной войны, как составители учебников. Однако именно художественные произведения, даже если они выполнены в традициях не реалистического, а, скажем, романтического письма, дают более полное представление о том, как и чем жили люди той или иной эпохи, чего они боялись, к чему стремились, на что надеялись. Драка соседей по коммуналке в рассказе Зощенко «Нервные люди» говорит о менталитете советского народа больше, чем все учебные пособия, вместе взятые.

Источник фото

Испытывать сочувствие. Подростки – народ жестокий, и объяснить им, что нельзя задирать одноклассника, потому что он от этого страдает, чрезвычайно сложно. Однако жалость к Акакию Акакиевичу, к Сонечке Мармеладовой или, на худой конец, к Муму, вполне может смягчить обидчика и развить в нем способность к эмпатии.

Понимать себя и других людей. Если массовая литература стремится лишь развлечь читателя, то классическая – исследует проблемы социального, нравственного, чувственного характера. Так, например, «Преступление и наказание» — не мрачный детектив, а книга о границах свободы личности, и «проклятые вопросы» Достоевского рано или поздно задает себе практически каждый человек. Описанный Тургеневым конфликт отцов и детей актуален и для современных школьников. Соотнося свой опыт с опытом вымышленного персонажа, читателю легче разобраться с тем, что тревожит его самого – и его родителей, друзей, знакомых.

Разумеется, существуют и не включенные в школьную программу книги, способные выполнять эти задачи. Однако только классика демонстрирует комплексный подход: ее ценность в этом смысле доказана опытом многих поколений. Вероятно, рано или поздно методика преподавания литературы в школе изменится, но основу программы все равно всегда будут составлять именно классические произведения. Впрочем, хочется верить, что со временем министерство образования придет к мысли о том, что ответственность за отсутствие интереса к книгам у ребенка несут не Пушкин и не Булгаков, а учитель и родители. Но это уже совсем другая история.

Источник заглавной картинки

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:        

Мудрая сова 02 октября 2015

На словах ты Лев Толстой: в Туле заметили писателя на самокате

Общество 586

Поделиться

фото:

В социальных сетях появились фото, на которых изображен похожий на Льва Толстого мужчина с самокатом. Героя на фото одели в схожий с толстовским «наряд». Одно из фото сделано около скульптуры тульского пряника рядом с площадью Ленина.

Туляки предполагают, что это реклама сервиса проката самокатов в областной столице. Ведь именно на самокате по городу и передвигается переодетый «Толстой».

«Лева, ты ли это», — пишут одни. 

«Кажется, Лев Толстой тоже не прочь покататься», — комментируют другие.

Один из пользователей в комментариях шутит знакомой фразой: «На словах ты Лев Толстой, а на деле…».

Кстати, туляки провели аналогию с Санкт-Петербургом, где гуляет «ряженый Петр». «Желающие фотографируются с ними на фоне достопримечательностей», — рассказывают пользователи.

Еще больше интересного здесь.

Подписаться

Тула Санкт-Петербург

  • 30 авг

    Престиж и пополнение бюджета: названы плюсы коротких автомобильных номеров

  • 22 авг

    Штраф за невыгул: назван способ перевоспитания российских собаководов

  • 16 авг

    Названо лучшее средство от пробок на дорогах России

Что еще почитать

  • Побывавшая в Европе туристка рассказала о нынешнем отношении к россиянам

    25170

    Анатолий Ильин

  • Пропавшего в Москве экс-зампреда правительства Пензенской области нашли

    22709

    Анатолий Ильин

  • Россиянин из ревности сбил соперника машиной и зарезал на глазах у очевидцев

    13284

    Анатолий Ильин

  • Не знавшая о беременности девочка родила во время сборов в школу

    18852

    Олег Цыганов

  • В Крыму проводят проверку из-за гимна «Азова»* на свадьбе

    14969

    Александр Шляпников

Что почитать:Ещё материалы

В регионах

  • Аксенов ответил Киеву на фейки об эвакуации: «эвакуаторы хреновы»

    16202

    Крым

    Фото: управление информации и пресс-службы Главы Республики Крым

  • Самые вкусные оладьи из кабачков по-новому

    11598

    Калуга

    Елена Одинцова

  • Полиция задержала 50 девушек в красном на петрозаводской площади Кирова.

    ФОТО

    Фото 8463

    Карелия

    Ирина Стафеева

  • За час до рассвета: пропавший на трассе в Челябинской области дальнобойщик покончил с собой

    Фото 5277

    Челябинск

    Ирина Меньшикова

  • Действия руководства свердловских управлений Росреестра и Росимущества подрывают авторитет местной и федеральной власти

    2903

    Екатеринбург

    Максим Бойков

  • Крупнейшее учреждение Смоленской области идёт в ногу со временем и делится уникальными книгами

    Фото 1885

    Смоленск

    Мария Ледовская

В регионах:Ещё материалы

‎«На словах ты Лев Толстой» в Apple Podcasts

Выпусков: 10

«На словах ты Лев Толстой», а на деле подкаст о том, как профессионалы работают с языком.

Меня зовут Полина и я хочу научиться красиво писать и говорить.
Гости моего подкаста — редакторы, блогеры, подкастеры и журналисты, которые рассказывают о своей страсти к языку и делятся советами о том, как правильно использовать слова в работе и жизни.

Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
Инстаграм — instagram.com/zozzolee

  1. #10 Катя Головина. Как прокачать свою речь?

    #10 Катя Головина. Как прокачать свою речь?

    В гости к подкасту пришла Катя Головина. Катя актриса и режиссерка, она преподает актерское искусство и помогает прокачивать речь. Мы поговорили о том, как перестать тараторить и проглатывать окончания от волнения, как сделать речь менее монотонной и наконец как начать проговаривать все буквы в словах.

    Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
    Мой инстаграм — instagram. com/zozzolee

  2. #8 Алла Корж. Отказала модная железа

    #8 Алла Корж. Отказала модная железа

    Сегодня в гостях у подкаста — создательница канала «Отказала модная железа» Алла Корж. С Аллой мы поговорили о юморе в тексте, работе с социальными сетями и другими платформами, а еще о том, как вести колонку в журнале Cosmopolitan.

    Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
    Мой инстаграм — instagram.com/zozzolee

  3. #7 Юнна Врадий. Как не бесить редактора?

    #7 Юнна Врадий. Как не бесить редактора?

    Юнна Врадий работала редактором в нескольких крупных медиа: Cosmopolitan, Glamour, Yoga Journal и РБК Пинк, и основала свое агентство по копирайту и маркетингу «Библиотека». С Юнной мы поговорим о редактуре: как договориться с редактором о публикации своих материалов,  как писать, чтобы отвечать редакторским стандартам, и все ли правки редактора стоит принимать?

    Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
    Мой инстаграм — instagram.com/zozzolee

  4. # Аня Гетьман, Пинки. Как найти свой голос в блоге?

    # Аня Гетьман, Пинки. Как найти свой голос в блоге?

    Аня Pinky — это про восторг, яркие краски и сторителлинг. Она находит чудесное в самых обыденных вещах: книгах, случайных разговорах прохожих и садовых гусях (если их тоже можно считать обыденностью:) Мы поговорили с ней о поиске своего пути, отчислении из универа, работе в смм, книгах и ведении блога. 

    Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
    Мой инстаграм — instagram.com/zozzolee

  5. #6 Настя Чуковская. Как писать, чтобы тебя опубликовали?

    #6 Настя Чуковская. Как писать, чтобы тебя опубликовали?

    Настя Чуковская писала для Cosmopolitan, BBC, Афиши, Elle, Сноба и студии Тимура Бекмамбетова. Сейчас Настя работает в студии подкастов Либо/Либо и помогает им расти с помощью своих текстов. Мы поговорили с Настей о том, стоит ли получать журналистское образование, что делать, чтобы тебя заметили большие издания и как бороться с писательскими комплексами.

    Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
    Мой инстаграм — instagram.com/zozzolee

  6. #5 Оля Морозова. Новости, тревога и ньюслеттер Expresso

    #5 Оля Морозова. Новости, тревога и ньюслеттер Expresso

    Оля Морозова создает новостную рассылку под названием Expresso, где рассказывает о том, что творится в мире и что она думает о происходящем. Сегодня мы поговорим о том, как Оля создала свою рассылку, как уменьшить тревогу от новостей и нормально ли не реагировать на все, что происходит в мире.

    Поддержать подкаст — patreon.com/zozzolee
    Мой инстаграм — instagram.com/zozzolee

Отзывы покупателей

Оценок: 78

Катя Казбек — ура, молодой переводчик!

Полина, спасибо за интервью с Катей Казбек! Было очень приятно услышать молодой голос. В прошлом я переводила книжки с французского языка и до сих пор благодарна мирозданию за причастность к миру перевода и за удивительные встречи, как с переводчиками, так и с писателями, но у меня было впечатление, что это мир маститых таких мастеров с проседью и т.д. Хочу добавить для тех, кто интересуется художественным переводом и особенно ищет эталоны: горячо рекомендую сборник интервью «Беседы с переводчиками» Елены Калашниковой. С неё когда-то началась моя переводческая история. ♥️ Там эталон на эталоне. В мире переводчиков с французского для меня эталон и любимый голос — Наталья Мавлевич.

🤩🤩

Корж прекрасная! Полина, спасибо за такого гостя!

Провал.

Не по калибру вам Алла. Стоило почитать у автора что-то больше, чем обзоры «Железы». У Аллы есть невероятные тексты на ФБ.

Топ подкастов в категории «Общество и культура»

На словах ты Лев Толстой, а на деле… Особенности дизайна Артемия Лебедева. Ридус

10 сентября 2014, 23:20

59393

Два дня назад, 9 сентября, поклонники Льва Толстого отмечали 186-й день рождения русского классика, автора бессмертного романа «Анна Каренина».

По мистическому совпадению, в тот же день студия российского дизайнера Артемия Лебедева представила на суд общественности свой вариант логотипа московского метрополитена.

С 1935 года столичная подземка неоднократно «подвергалась спонтанным и бесконтрольным трансформациям: меняла форму и пропорции, приобретала контрастные контуры и обводку в виде тоннеля, лишалась засечек, подсвечивалась неоном», — так описывается суть проблемы на сайте дизайн-студии.

Не силясь мириться с подобным безобразием, Тёма воспользовался масштабным исследованием истории логотипа метрополитена Константина Коновалова и стандартизировал логотип в виде горящей красной буквы «М».

Здесь стоит предложить читателю вспомнить курс школьной литературы и отыскать на задворках памяти образ одного из самых интересных персонажей, родившихся из-под пера русского классика — героя романа «Анна Каренина» Константина Левина.

Мыслитель-деятель Левин, которого Толстой наделил легкоузнаваемыми автобиографическими чертами характера, страстно любит жизнь. «Жить и делать» — таково его жизненное кредо.

Подобно активно подстегивающему к жаркой дискуссии аудиторию своего ЖЖ Лебедеву, Константин Дмитриевич пытается постичь тайну общественных отношений и определить свое место в современных условиях. Для этого Левин пускается в пространные рассуждения с простыми рабочими мужиками — сравнение с ЖЖ-общением Артемия с читателями напрашивается само собой.

Дизайнер Тёма — автор небезызвестного «Ководства», своеобразного «мануала» по графическому и промышленному дизайну. Его блог в «Живом Журнале» пестрит интересными находками в сфере дизайна, однако интересны они ровно до тех пор, пока лежат в теоретической плоскости. Как и Левин Толстого, Лебедев отлично понимает специфику современной России, которой невозможно без труда «привить» западные теории преобразования графического облика окружающей действительности.

С этой мыслью в уме Лебедев представил туристический логотип Саратова, который поверг в шок и жителей города, и активистов блогосферы:

Глава Саратова Олег Грищенко, увидев результат трудов студии Лебедева, поспешил от увиденного максимально дистанцироваться: «Я так понимаю, это личное дело разработчика, его желание разместить и продвинуть свою торговую марку, чтобы, может быть, подороже продать», — заявил градоначальник.

Однако эти слова не тронули Лебедева: все более обретающий черты Левина, Тёма поглощен мыслями об общем деле, не забывая, разумеется, о личном благе: цель, захватившая его сознание — внедрение во всех городах именно того дизайна, которого жители, по его мнению, и заслуживают.

Подобно сельскохозяйственной артели, идея которой перевернула внутренний мир персонажа Толстого, дизайн-студия Артемия Лебедева выдает на-гора логотип за логотипом неискушенным россиянам. Руки Тёмы дотянулись и до логотипа столицы: венец исканий дизайнера на путях конкретно-социального мышления, социальных отношений.

Однако то, что послужило апогеем духовного развития Левина, для Лебедева обернулось провалом: очередной логотип не оценили ни специалисты в сфере графического дизайна, ни жители столицы:

Суровая реальность доказала Левину, что «общее дело» невозможно в условиях разделенного общества. Современная российская общественность оказалась также бесконечно далека от ожиданий Лебедева: к великому удивлению дизайнера, она смогла привить себе хороший вкус (и когда только успела?).

Оказавшись в подобной ситуации, герой «Анны Карениной» подумывает о самоубийстве. Наш же «герой» Лебедев подумывает о скорейшем старте своей очередной этнографической экспедиции в Китай. Благо деньги за очередную вершину лебедевского креатива уже в кармане.

Лебедев очень заигрался в Левина, который хоть и мыслит глобально и перспективно, но все же считает подобные идеи неприменимыми к русскому крестьянству. Пора дизайнеру осознать, наконец, что у основного потребителя его дизайна — у граждан России — грязь с лаптей отвалилась давным-давно, и «впарить» им несусветное кощунство в виде обновленной буквы «М» или «переосмысленной красной звезды» уже не получится.

Чересчур проникнувшись «мужицкой» правдой, Лебедев называет Якутию «жопой мира», стараясь, как и Левин, обрести душевное равновесие. Только в случае с персонажем бессмертного русского классика, финал его истории — это примирение с миром, примирение с действительностью. Подозреваем, что финалом истории одиозного дизайнера может стать повышенное внимание к его персоне со стороны сотрудников прокуратуры. Последним, очевидно, стоит посмотреть кто из чиновников поддерживал «начинания» Левина, простите Артемия Лебедева. Это опять же, кроме надвигающихся исков…

  • Авторские колонки
  • Авторы

Никита Ляховецкий

Как Евросоюзу сохранить себя21 июня

Последствия антироссийских санкций раскалывают европейское общество.

-2401222читать позжечитаю позже

Александр Ходаковский

На чьих плечах лежит экипировка нашей армии20 июня

Всё держится на плечах людей, кому не всё равно.

802410читать позжечитаю позже

|статья

Роман Юнеман

Чем грозят Казахстану заявления Токаева об ЛДНР20 июня

Налицо асимметрия рисков для России и Казахстана.

3311112читать позжечитаю позже

|статья

Александр Ходаковский

Система должна меняться, иначе она сломается16 июня

Сейчас все сфокусированы на войне и на наших результатах.

1801434читать позжечитаю позже

|статья

Наталия Курчатова

Как клиповое мышление порождает агрессию15 июня

Читайте книги, господа, а не только Telegram-каналы.

201449читать позжечитаю позже

|статья

Кирилл Озимко

Прошлое и будущее российского образования: что нашли, что потеряли14 июня

К чему это я.

1303765читать позжечитаю позже

Ирина Альшаева

Где находятся центры ВСУ?03 июня

А в чем американская логика?

-405911читать позжечитаю позже

|статья

Иван Катанаев

Как Моисей с евреями: сколько РФ ждать развития собственных технологий28 мая

Абсолютно верю в это.

-5711628читать позжечитаю позже

|статья

Евгений Пашковский

Кризис — не повод разобщаться27 мая

Новые вызовы сформировали и новую политическую реальность для всего мира.

101222читать позжечитаю позже

Никита Кричевский

Как европейские политики провалились с российской СВО27 мая

Вот некоторые подтверждения.

-2315955читать позжечитаю позже

|статья

Наталия Курчатова

Есть ли люди без греха?27 мая

Одна из самых странных и страшных историй Ветхого Завета — Книга Иова.

-1611606читать позжечитаю позже

Наталия Курчатова

Радио освобожденных территорий20 мая

Ездили с военными по освобождённым территориям ДНР.

-101579читать позжечитаю позже

|статья

Алексей Живов

В НАТО серьезный раскол из-за Турции. Почему?19 мая

Сильная Турция — как никогда раньше выгодна России.

-831578читать позжечитаю позже

Ирина Альшаева

Сегодня — «убийственные» игрушки, завтра…19 мая

Зашли в магазин сыну за машинками.

-1662495читать позжечитаю позже

|статья

Наталия Курчатова

«Азов» сдается в плен18 мая

Мне довелось наблюдать некоторые действия военных ДНР…

806116читать позжечитаю позже

|статья

Алексей Живов

Ультрапатриотизм как ключевая русская слабость13 мая

Ультрапатриоты рисуют себе образ идеальной России.

-1202152читать позжечитаю позже

|статья

Роман Антоновский

Как русская в Латвии развернула преследование русских13 мая

В Риге арестован смелый молодой парень.

-1703121читать позжечитаю позже

На словах ты Лев Толстой

Диктатор недели

Текст: Сергей Жданов

Иллюстрации: Bojemoi!

12 января 2016

Рубрика «Диктатор недели» выходит с каникул и сразу же берётся за тяжёлые снаряды: жизнь, убеждения и побег к смерти великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Порочные дневники, спущенное в карты поместье, борьба с церковью во имя веры, война, убийства, ложь, пьянство, анархизм, секс в поезде и нравственный императив — всё это он.

Имя пророка, ещё недавно жившего в России, известно всякому школьнику от Краснодара до Камчатки, но почти ни один из них не знает, о чём тот проповедовал. Угрожавший власти самого царя анархист, преданный анафеме истово верующий, пропагандировавший пацифизм военный, отрицавший брак отец тринадцати детей и проповедовавший аскезу аристократ известен большинству людей в России просто как «великий русский писатель». Своими радикальными взглядами Лев Толстой опередил время настолько, что даже сегодня, спустя более чем сто лет после его смерти, хочется сказать: уоу, уоу, граф, полегче! Но больше «нет пророка в своём отечестве», и сказать это некому.

Если бы Лев Николаевич Толстой умер в пятьдесят лет — это не изменило бы его славы среди людей: к этому возрасту он не только нажил ораву детей, но и написал два своих самых известных романа, которыми ежегодно замучивают миллионы школьников и которые читают во всём мире. Однако он не только не умер после этого, но и успел отказаться от своих достижений и разработать революционную даже для нашего сегодняшнего сознания концепцию true христианской жизни. В отличие от многих теоретиков, он старался воплотить свои идеалы в жизнь и породил волну толстовства, которая добралась до Индии и превратилась в непротивление Махатмы Ганди. Идеи, которые он отточил на станке своего дотошного ума, просты, лаконичны и — как и всё, что мы любим, — уже готовы к употреблению.

Перед вами жизнь человека, который не считал литературу своим главным достижением.

Когда Льву Толстому был год от роду, он лишился матери, в девять — потерял отца. Находясь на попечении дальних родственников, Лев познавал законы аристократической жизни. Во время своих путешествий по тёткам четырнадцатилетний граф впервые познал прелести любви: старшие братья отвели его в бордель, находившийся через дорогу от церкви. После того как Лев впервые справил плотскую нужду, он сел на край кровати и горько заплакал — так у особо страстных натур проявляется посткоитальная депрессия. Единственным его близким другом был старший брат Николай, с которого он брал пример, в том числе, и пытаясь отучиться в университете. Во времена учёбы Толстой впервые попробовал себя в качестве писателя и начал в подражание Бенджамину Франклину писать дневник, который сопровождал его до самых последних дней. Горе-студента, судя по записям, интересовали две совершенно противоположные вещи: самосовершенствование и кутёж. Совершенствование он связывал с обучением и поиском ответов на вечные вопросы вроде того, что такое добро и зло. Кутёж выглядел как бесконечные хмельные похождения, в результате которых он попал в больницу с венерическим недугом (где и стал вести свой дневник). Не выдержав скуки студенчества, Толстой сначала бросил учёбу на юридическом, а потом и на историческом факультете — и принял решение податься в военные, опять же, вслед за старшим братом. В то время Россию, как и всегда, волновали Чечня и Крым, и первым делом Лев Николаевич попал в горячую точку на Кавказе. Прослужил два года, участвовал в стычках с горцами и заработал право на георгиевский крест, который добровольно уступил сослуживцу, солдату простого происхождения — Толстой считал, что облегчение условий службы сослуживца стоит выше тщеславия. В армии Толстому было скучно, когда не приходилось воевать и совершать партизанские вылазки. Так что он приобщался к солдатской жизни классическим образом: начал пить и играть в карты.

В карты граф играл страстно и, конечно же, часто проигрывал. Однажды он написал в дневнике:

«Два дня и две ночи играл в штоссы. Результат понятный — проигрыш всего яснополянского дома».

Он проиграл своё родовое поместье, а вместе с ним и всё, что осталось в память о его родителях и детстве. Со временем он сумел вернуть себе Ясную Поляну, однако от дома, в котором он вырос, остался один только небольшой мемориальный камень. После Кавказа Толстого перевели в Крым, где в то время бушевала очередная война с турками. Крымская война оказалась гораздо горячее, и он впервые столкнулся с непрекращающейся артиллерийской канонадой, многочисленными смертями и множеством искалеченных тел. Запах пороха, вид крови и оборона Севастополя пробудили в Толстом литературный инстинкт, и он стал своего рода первооткрывателем военной гонзо-журналистики. В своих «Севастопольских рассказах» он честно рапортует с места сражения, не романтизирует и не украшает ничего и делает это так, как никто ранее. Первый рассказ получился настолько хорошим и идеологически верным, что снискал одобрение и восторги монарха: Толстого тут же заметили, начали переводить его на иностранные языки и позвали делать карьеру в Петербург.

Второй и третий рассказы из крымской трилогии не вызвали такой похвалы света, потому что в них Толстой уже начинает отходить от патриотического пафоса и склоняется к тому, что война — это ужасное, бессмысленное и кровавое месиво, которое вовсе никому не нужно. Его волнует, в какое состояние впадают солдаты, сколько злобы появляется в вообще-то добрых молодых людях, как они каннибальски радуются, когда их снаряд разносит таких же, как они, в общем-то, нормальных ребят в мясные клочья. В Крыму началась не только литературная карьера Толстого, но и его антивоенная и антигосударственная линия. Участвуя в кровопролитных сражениях бок о бок с другими солдатами, Толстой пережил все ужасы войны, которые описал в своих рассказах. Наблюдая жестокость, с которой люди убивали друг друга и погибали, и осознавая, как легко командованием отдаются распоряжения, молодой писатель увидел не только бесчеловечность частной ситуации, но и болезнь общественной системы, в которой весь этот кошмар не только оправдывается «благом государства», но и благословляется церковью.

Параллельно с жестокостями к «врагам государства» Толстой обнаружил ту же бесчеловечность и по отношению к своим собственным гражданам. Участвуя в 1866 году в военно-полевом суде, он защищал ротного писаря, который, будучи пьяным, нарушил субординацию и ударил офицера. Толстой пытался доказать, что писарь был невменяем, однако чиновники поставили субординацию и систему выше человеческой жизни — писаря приговорили и расстреляли. Государство убивает врагов, пожирает своих детей и ни до кого в частности ему нет дела. Толстой с отвращением обнаружил, что он сам часть этой преступной системы.

«Я убивал людей на войне, вызывал на дуэли, чтоб убить, проигрывал в карты, проедал труды мужиков, казнил их, блудил, обманывал. Ложь, воровство, любодеяния всех родов, пьянство, насилие, убийство… Не было преступления, которого бы я не совершил, и за всё это меня хвалили, считали и считают мои сверстники сравнительно нравственным человеком».

В ноябре 1856 года граф в звании поручика навсегда оставил военную службу.

ЛИТЕРАТОР

Получив славу литератора после первого же своего рассказа, прибывший в Петербург Толстой попал в светское общество. В XIX веке в империи набирало силы недовольство сложившимся политическим устройством: у Царя слишком много власти, а крестьян всё-таки нужно раскрепостить и сделать людьми. В интеллектуальном смысле это недовольство возглавляли писатели и поэты. Критика царя и политики государства могла стоить свободы и жизни: самых известных и выдающихся недовольных просто отправляли в ссылку, как Пушкина и Лермонтова. Толстой примкнул к петербургскому кружку писателей, куда его ввёл Тургенев. Он описывал молодого подающего надежды графа так: «Милый и замечательный человек… Хоть он за дикую ревность и упорство буйволообразное получил от меня название Троглодит».

Писатели того времени были достаточно обеспеченными людьми и могли позволить себе жить на широкую ногу, однако все они без исключения по своему социальному статусу были на несколько голов ниже графа Толстого. В то время самым ожесточённым вопросом были земельная реформа и отмена крепостного права: все либералы высказывались «за» и на словах нападали на правящий класс и аристократов. У Толстого были и земля, и триста крестьянских душ, так что, в отличие от остальных писателей, он принимал всё совсем близко к сердцу, разрываясь между двумя точками зрения. Кроме того Толстой принадлежал к высшему свету за счёт происхождения и даже был вхож в царский дворец. Он принадлежал одновременно и к интеллигентам-либералам, жаждущим перемен, и к богатым аристократам, желающим всё оставить как есть.

Толстого уже тогда мучил вопрос: почему должно быть так несправедливо, что где-то люди гибнут от голода без куска хлеба, в то время как аристократы кормят собак осетриной и икрой. Почему помещик может замордовать своих крестьян, и его только похвалят за строгость и хозяйственность? Почему вообще один человек может иметь право лишать жизни другого? В своё время от чиновничества его спасла непримиримая позиция: когда его поставили мировым посредником, он принимал все решения в пользу крестьян, а не дворян, и очевидно не соответствовал конъюнктурному духу:

«Посредничество интересно и увлекательно, но нехорошо то, что всё дворянство возненавидело меня всеми силами души».

Он начинает писать короткие работы, заряженные критикой жизни помещиков и сочувствием к мужикам.

В своём собственном имении Ясная Поляна Толстой воплощал на практике некоторые из своих задумок, желая изменить существующий уклад жизни и подать пример другим аристократам. В 1859 году он открыл в имении первую школу для детей крестьян и начал разрабатывать свою собственную педагогическую систему, противоположную в своих принципах доминировавшей на тот момент немецкой системе воспитания детей, в которой акцент ставился на дисциплину, подчинение и наказание. Толстой написал десяток статей по педагогике, в которых настаивает на том, что обучение детей должно быть свободным, интересным, наглядным и развивать не послушание, а самостоятельное мышление, индивидуальность и интерес к миру.

Ближе к тридцати годам Толстой совершил основательное и частично пешее путешествие по Европе, которая оставила его равнодушным даже произвела неприятное впечатление. Особо он выделял Францию с непонятным и неприятным для него культом Наполеона и публичными казнями.

«Так, в бытность мою в Париже, вид смертной казни обличил мне шаткость моего суеверия прогресса. Когда я увидал, как голова отделилась от тела, и то, и другое врозь застучало в ящике, я понял — не умом, а всем существом — что никакие теории разумности существующего и прогресса не могут оправдать этого поступка и что если бы все люди в мире, по каким бы то ни было теориям, с сотворения мира, находили, что это — я знаю, что это не нужно, что это дурно и что поэтому судья тому, что хорошо и нужно, не то, что говорят и делают люди, и не прогресс, а я со своим сердцем».

В путешествиях по Европе у него на руках от туберкулёза умер брат Николай. Толстой стал круглым сиротой и принял решение создать собственную семью и удалиться в имение. Всё это время он пишет, однако салонная слава литератора ему ни к чему. Также ни к чему и жизнь в Петербурге и Москве, которую он описывает так:

«Вонь, камни, роскошь, нищета. Разврат. Собрались злодеи, ограбившие народ, набрали солдат, судей, чтобы оберегать их оргию. И пируют. Народу больше нечего делать, как, пользуясь страстями этих людей, выманивать у них назад награбленное»

Тридцатичетырёхлетний Толстой выбрал себе в жёны восемнадцатилетнюю Софью Берс, чистую и страстную поклонницу из хорошей семьи. Ещё до женитьбы Лев заставил невесту прочесть его дневники, в которых описаны все его половые похождения, венерические заболевания и душевные метания: так он полностью раскрылся девушке и предложил ей осознанный выбор — принять или не принять в мужья человека с такими мрачными терзаниями, как у него. Софья с одиннадцати лет была знакома с Толстым, читала всё, что могла достать из им написанного, и была влюблена в него как в человека и писателя. Она согласилась, и после скорой свадьбы молодые отправились в Ясную Поляну на поезде, в котором по настоянию Толстого и произошёл первый супружеский секс — что задало довольно странную ноту их браку с учётом особой символики железной дороги в произведениях Льва Николаевича.

Лев и Софья Толстые произвели на свет тринадцать детей и в совместной работе создали больше шести сотен персонажей и два самых известных романа Толстого — «Войну и мир» и «Анну Каренину». Брак оказался очень плодотворным временем для семьи: Толстой стал самым известным и читаемым писателем своего времени. Написание последней книги сопровождалось личным кризисом, и «Анна Каренина» во многом отражает настроения самого автора на тот момент. После написания романа Толстой обрёл классическое «человеческое счастье»: большая семья, много денег, мировая слава. Однако этот же период становится переломным: больше нечего искать, всё найдено — а вкус не нравится. После двадцати лет светской работы и семейных хлопот Толстой стал переживать кризис, впадал в депрессию и даже прятал от себя верёвки и ружья, чтобы не искуситься и не убить себя. Этот же кризис затем вызвал его возрождение в новом понимании христианства. Придя к тому учению, которое мы сейчас называем толстовством, Лев Николаевич стал придерживаться анархистских, антиклерикальных, аскетичных взглядов. Они с Софьей стали сильно расходиться в убеждениях: жена мыслителя была очень набожной, не желала оставлять своих многочисленных детей без денег, имущества и без отца. Толстой предложил ей «план жизни» — часть дохода отдавать на бедных и их образование, свой же образ жизни, пищу, одежду значительно упростить, а «всё лишнее» распродать и раздать — и экипажи, и мебель, и фортепиано. Жену такой подход не устраивал.

Ни в славе, ни в семье, ни в работе, ни в службе не нашёл он самого главного ответа на вопрос: зачем продолжать жизнь? В чём её смысл? Толстой в то время стал делить людей на три типа: тех, кто не понимают всей трудности этого основного вопроса и живут в неведении; тех, кто понимают его, но могут жить, закрыв на него глаза; и тех, кто понимает и имеет силы пресечь всю бессмыслицу вместе с собственной жизнью..

СТАРЕЦ

Разочаровавшись в идее «достижений цивилизации», Толстой перестал верить в благо прогресса, государства и науки. В них он, напротив, увидел кабалу и сплошной обман. Ему стали нужны новые основания жизни — и он стал искать их в том, что принято называть духом. Поэтому первым делом он обратил свой взгляд к церкви, которая традиционно учила о том, что существует жизнь духа кроме жизни тела. В пятьдесят лет с ним случилось то, что сейчас называют «православием головного мозга». Толстой целый год исправно посещал церковь, соблюдая истово все обряды. На одной из литургий во время причастия он вдруг понял, что всё это не работает: нет ни плоти Христовой, ни крови его, а есть только хлеб и кагор, который с удовольствием допивает поп (это ощущение он и вложил в скандальную главу из романа «Воскресение»). Толстой категорически восстал против внешней обрядовости и церкви в принципе и не только отказывался соблюдать церковные формальности, но и много сил своих положил на борьбу с ней. Он свято верил, что призванная нести слово Христа церковь на самом деле извращает и подстраивает его учение под светские нужды. Она благословляет войны, закрывает глаза на смертные казни и разряжается в золото и меха, в то время как люди гибнут от голода и гниют в тюрьмах. Толстой взялся разобраться в том, что же на самом деле написано в Евангелии, и сделал собственный перевод-исследование под названием «Четвероевангелие» (которое священники до сих пор считают страшной крамолой). За пару лет публичной критики церкви Толстой удостоился анафемы. Синод, во главе которого стоял светский чиновник Победоносцев, публично открестился от «богохульного» графа и лишил его прав пользоваться христианской франшизой. Это отлучение совсем не беспокоило Льва, однако народ принял всё близко к сердцу и стал видеть в Толстом попираемого ногами пророка. После «отпадения Толстого от церкви» прошла волна народных протестов.

Толстой искал универсальные основания, на которых можно было бы заново выстроить свою жизнь и передать это знание другим людям. Чтобы получить какое-то разрешение и выйти из тупика, он поехал к старцу Амвросию в Оптину пустынь и после возвращения оттуда начал тотальный пересмотр основ религиозной и философской мысли мира в поиске неуловимого смысла. Отрекаясь от всех вершин своей материальной жизни, от гонораров за книги, от славы, от своей семьи, он вместо этого стал находить единение с общечеловеческими ценностями, которые обнаружил повторяющимися из культуры в культуру, из религии в религию и от мыслителя к мыслителю.

Эти ценности можно свести к простому списку.

1.

Возлюби ближнего. Любовь — это деланье добра. Ближний — тот, кто доступен для твоего добра прямо сейчас.

2.

Убивать нельзя. Убивать нельзя никого. Убивать нельзя ни ради чего. Война — это убийство.

3.

В жизни есть смысл. Смысл жизни — всеобщие единство, доброта и любовь.

4.

Способ жизни — совершенствование. Путь к совершенству — постоянное усилие.

5.

То, что называется «царством Божьим», — внутри вас есть.

6.

Смерть тела есть. Смерти в целом нет.

Как раз в этот момент, когда Толстой открывает для себя заповеди жизни в любви и единении со всеми людьми, его человеческие связи разрушились. Усугубился разлад с Софьей, которая препятствовала воплощению его новых идеалов. Кроме того, Софья и ученик и соратник Толстого Владимир Чертков находились в непримиримом конфликте за право компостировать мозг уставшему мыслителю. Супруга считала, что Толстой загубил свой литературный талант, а сам Лев Николаевич, когда его хвалили за его романы, отвечал:

«Это всё равно, что к Эдисону кто-нибудь пришёл и сказал бы: «Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку». Я приписываю значение совсем другим своим книгам, религиозным!»

Начался разлад с церковью: жестокие споры и взаимные ожесточённые нападки. Конфликты с государством и критика его политики и войн России привели к тому, что за Толстым установили круглосуточную слежку и время от времени устраивали обыски в его доме — ищейки пытались обнаружить печатный станок, на котором граф якобы печатает свои антиправительственные брошюры.

СТРАСТИ ТОЛСТОВЫ

Толстой неоднократно порывался уйти из дома, раздать имущество, отлучиться не только от церкви, но и от семьи. Как раз во время такого ухода из дома и оборвалась его жизнь на восемьдесят третьем году. Многие думают, что «уход великого старца» был спонтанным решением взбалмошной и страстной натуры. На самом деле, он готовился давно, ему всё время приходили письма от последователей, которые призывали его до конца следовать своим принципам. И Толстой собирал силы. В ночь на 28 октября 1910 года Лев Николаевич тайно покинул Ясную Поляну, чтобы снова попасть в Оптину пустынь к старцам. Выезжая из дома в последний раз, он был полон планов и надежд, хотел писать продолжение «Воскресения» и наконец зажить правильной жизнью. Навещая жившую неподалеку от Оптиной пустыни в монастыре свою сестру-монахиню, Толстой говорил, что единственное, чего он хочет теперь — это жить одному. Он снова пустился в путешествие по железной дороге, где его и настигла смертельная болезнь. Обессилевший Толстой в сопровождении доктора сошёл на станции в Остапово. Скоро в домик рядом с железной дорогой стеклись паломники, единомышленники и близкие Толстому люди. Их было так много, что к нему допустили только очень узкий круг людей. Прибывшая в Остапово Софья так и не смогла попасть к умирающему супругу.

В день похорон тысячи людей объявили забастовку, на улицах проходили стихийные митинги, правительство забеспокоилось, что это могло вновь всколыхнуть революционные волнения, подавленные после 1905 года. Улицы заполнились простыми людьми, многие из которых были малограмотными. Они видели в Толстом не великого литератора, а человека, который мог их спасти: его воззрения передавались среди них из уст в уста. Хотя Толстой и не участвовал напрямую в политической жизни страны, его взгляды были антиправительственными, а слава — всенародной: многие думали, что в эти дни начнётся революция имени Толстого.

Учение, названное толстовством, окончательно сформировалось в девяностых годах XIX столетия с выходом сочинений «Исповедь», «В чём моя вера?», «О жизни» и других. С отлучением Толстого от церкви его последователи стали подвергаться гонениям и тюремному заключению, а с приходом Советской власти во время репрессий тридцатых годов были окончательно уничтожены последние поселения их на русской территории. Толстовство продолжало существовать в Англии, Западной Европе, Японии и Индии, где достигло максимального развития в движении сатьяграхи (ненасильственной борьбы за независимость Индии от Британской Империи) под предводительством Махатмы Ганди, с которым Толстой вёл переписку до самой своей смерти. Если вы вдруг хотите стать толстовцем, то это можно сделать, соблюдая простые правила.

Нужно податься в опрощение/дауншифтинг/антипотребительство, отказаться от военной службы, спиртного, табака, собственности и работы на государственную систему, деньги отдать нуждающимся, жить в простой обстановке, отрицать суды и наказания, быть вегетарианцем, жить коммуной и физическим трудом. Ирония заключается в том, что правительство напрасно опасалось революции после смерти писателя — ведь когда настоящая, Октябрьская, революция всё же случилась, Толстой как мыслитель не был принят и новым обществом: несмотря на то, что большевики относились к нему с большим трепетом, взгляды графа «антивсё» не могли — и не могут — вписаться ни в одну государственную систему.

Текст

Сергей Жданов

Киев

Иллюстрации

Bojemoi!

Москва

за одно слово | Анархистская библиотека

Этой зимой мне довелось пить чай в харчевне, где меня знают. Было четыре часа дня, и мне, как постоянному покупателю, как обычно, в знак особого уважения вручили газету.

Надев очки, которых требуют мои старые глаза, я нырнул в газету и погрузился в статью о Льве Толстом.

В заведении было тихо, посетителей было немного, и я целиком отдался чтению.

Чтение мое прервал старик в крестьянской шинели, в березовых башмаках и с мешочком на руке, который подошел и тихо коснулся моего плеча, сказав:

«Не дадите ли мне копейку [1]? Я голоден!»

Я был раздосадован дерзостью этого парня, побеспокоившего меня. Я считал себя бедным, почти нищим, хотя и не ходил нищенствовать, и в досаде своей, не отрываясь от бумаги, сказал:

— Много вас, голодных, шатается! Я сам голоден. Идите к черту!

Сказав это, я продолжил чтение.

Но мое чтение было прервано странным звуком судорожного плача и рыданий.

Я снял очки, положил их на газету и посмотрел на нищего. Это был старик, видимо крестьянин, бледный, худой и с согнутой спиной. Он стоял неподвижно, и его впалая грудь снова и снова вздымалась от рыданий.

Мне вдруг стало больно и стыдно. Комок подступил к горлу, и я едва удержался от слез (у нас, стариков, такая слабость). Стыдясь, я пытался мысленно оправдаться за то, что ничего ему не дал и даже сказал ему идти к черту.

«Я сам голоден, без работы, и у меня на руках большая семья», — подумал я. Но тотчас же голос совести заговорил в моей душе.

«Все-таки не надо так с ним обращаться. Это было неправильно. Вы поступили неправильно, брат Василий!» сказал я себе.

Я не знал, что заставило его так плакать: то ли отсутствие хлеба, то ли мой грубый отказ. За шестьдесят лет своей жизни я мало видал работяг и, сколько себя помню, сам испытал жестокость людей и слышал от них точно такие же слова, какие говорил старику; но все же мне было больно и стыдно.

Я села, он встал передо мной, и минуту мы молча смотрели друг на друга. Прошло много времени, прежде чем я смог найти слова, чтобы сказать ему; выйдя, наконец, справившись со своим замешательством, голосом таким же дрожащим и робким, каким он минуту назад просил у меня копейку, я сказал:

— О чем ты плачешь, друг? Дело не пойдет — надо терпеть…

«Тяжело выносить… Пробовал работу найти… Нет! Попрошайничать я не привык….и никто не дает… ну вот, раз из тюрьмы выпустили — будет ты веришь, папа, — третий день, а я и фунта хлеба не ел… до того проголодался!

Он снова всхлипнул, и слезы снова выступили у него на глазах. Мне было не по себе, но так как мне казалось, что этот человек, выпущенный из острога, не только из-за отсутствия хлеба в таком отчаянии, но имеет на уме что-то более важное, я попытался заговорить с ним, чтобы по возможности утешить его.

— От Тераса толку не будет, — сказал я, — они вас только еще больше расстроят. Вот! Садитесь здесь рядом со мной, и давай поговорим. Расскажи мне все об этом, прямо.

Старик сел рядом со мной и поставил свою сумку на колени, и я начал его расспрашивать.

«Откуда ты?»

«Я? Я из Курской губернии, Обоянского уезда, Рыбацкого прихода, села Бопбровка».

«Как вы сюда попали?»

«Как я сюда попал? Меня сюда прислали ссыльным».

«Для чего это было?»

«За что сослан? За одно-единственное слово!»

«Что это было за слово, мой хороший друг?»

Он запнулся, как бы боясь сказать мне, за какое слово он пострадал. Хоть я и крестьянин, но был одет в городское платье. Я был в бушлате, в крепких сапогах и калошах; а передо мной лежали газета и очки. Все это он испытующе и подозрительно примечал и молчал; вероятно, заподозрив меня в каком-то злом умысле. «Он не спросит без причины, почему? и для чего? и откуда?» подумал он; поэтому он промолчал, вероятно, считая, что «Лучше доброе молчание, чем невнятное слово».

Я понимал, что ему трудно сказать то слово, за которое он страдает, чужому горожанину, который может оказаться волком в овечьей шкуре. И, поняв это, я уже не пытался его выманивать, хотя мне очень хотелось знать, как такой человек мог быть арестован и сослан (как он, очевидно, был) за «политические мотивы».

Я знал многих «политиков» и даже жил с некоторыми из них в одной квартире. В основном это были молодые, развитые, уверенные в себе и красноречивые мужчины. Как мог этот жалкий старик, столь непохожий на них, стать «политиком»?

«Послушайте, — сказал я, — вы зайдите вон в ту комнатушку и подождите с полчаса. и закажи супа и столько хлеба, сколько сможешь съесть».

«Но как? У меня нет денег! Ну вот!»

«Ну вот, закажи и съешь, а мы заплатим деньги».

Старик пошел. Я снова остался один, надел очки и принялся заканчивать статью. Но мое чтение снова было прервано, на этот раз официантом.

— Василий Степанович! Ты заказывал этому старику суп и хлеб?

«Ты заплатишь 12 копеек [3 пенса]?»

«Да.»

Через полчаса все столики были заняты извозчиками, пришедшими на чай и ужин после проводов поезда. Место, которое до сих пор было тихим, зашумело от их разговоров: один рассказывал про жандарма, другой про пассажира, третий жаловался на плохие дороги. Одна история прерывалась другой, с добавлением ругани и шуток.

Я выжидал, прежде чем обратиться к товарищам. Я сам много лет был извозчиком; и я знал их всех, и они все знали меня. Через полчаса разговор стал стихать, все были заняты едой, чаем или сидением за бутылкой. Прошло много времени, прежде чем я решился начать. Наконец я набрался смелости и заговорил с одним, который мог бы помочь в подобном деле больше, чем другие. В народе его звали Алеха, а по такому торжественному случаю я обращаюсь к нему Алексеем Титычем.

Я рассказал ему все об этом деле и предложил вместе уговорить наших товарищей пожалеть беднягу — брата-крестьянина, страдающего, как он сказал, «за одно слово» и попросить их помочь ему.

Я позвал старика из темной комнатки. Извозчики не спросили его: «Кто? Откуда? Зачем?» Но как по команде, все они один за другим вытащили свои кошельки; и помощь (в виде медных монет) полилась со всех сторон в руку старика.

«Не обижайся, старик! Нынче можно погибнуть ни за что», — говорили дающие, передавая деньги.

Старик был глубоко тронут и с трудом мог достаточно часто кланяться им. Дело было сделано: рука старика была полна медяков.

Теперь я уже не боялся пугать его своим любопытством и попросил его высказаться и рассказать мне, как все это произошло. Я сказал ему сесть рядом со мной, и когда он это сделал, я сказал:

— За что вас сослали сюда, дорогой друг?

Его прежняя робость исчезла. Он обвел взглядом тех, кто помогал ему, как бы приглашая и их послушать, и начал свой рассказ.

— Тяжко, друг, ах! как тяжело! Веришь ли, бог знает — Он мне свидетель, что я говорю правду… Я страдаю за одно единственное слово. Вот как это случилось.

— В нашей губернии, в Курске, был погром, вы, должно быть, слышали?

«Да, конечно!» — сказали несколько голосов. «Это было в газетах».

— Ну вот! Да… да… может быть, и в газетах было, но молва всюду разошлась. Ну, вот, наши мужики стали грабить дворян, отнимать у них все, а кое-где и поджигать их дома».

— Ну, так ты и в этом участвовал, папа? — спросил Алеха.

— Кто, я?.. В том-то и дело, что не я. Меня сослали за слово, за одно слово. точно так же. Одно слово переходило в другое… болтовня, болтовня, лепет, лепет… Мы разговорились. Они меня знают, я их знаю».0105 Здорово, Микиша, как твои обоянцы расчищали нашего барина со своих частей; вычистить бы его из этого хутора, теперь — сжечь и его !» — А я только сказал: Наши обоянцев очистили вашего помещика от своих частей, и вы можете сами сжечь свой хутор, если хотите. »

«На этом мой разговор с ними закончился. После этого мы попрощались, и они пошли своей дорогой, а я своей».

«Я забыл обо всем этом и спокойно жил дома.

Прошла неделя; был вечер, я залез на печку и лег; и как только я заснул, кто-то постучал в окно.

» Ой, надоели! » А я даже подпрыгнул. Моя старшая дочь пошла открывать дверь. Я поднял голову и прислушался. » Что за глупый парень? » Я слышал, что кто-то спрашивает меня. Он называет мое имя и фамилию. Дочь говорит: « Он дома, лежит на печи «.

«Я не мог разобрать, чей это был голос, но я видел, как полицейский проталкивался в избу».0105 Где он? «, — говорит он, называя меня.

«Я был совершенно ошеломлен. Я думаю» Зачем он может меня хотеть? «А что касается моего разговора с рабочими, то мне и в голову не приходило».

» Давай, слезай, одевайся скорей! Живи, марш! К дежурному в милицию! »

«Я пытался узнать, за что, но он был гончей с языком. Он даже ногой топнул и закричал:» Не спорю, смотри живо! »

Я поспешно надел это пальто и даже не взял теплых варежек. Мы вышли и поехали. Он сел на лошадь и повез меня. девочка семнадцати лет и мальчик двенадцати лет, который теперь остался главой дома, а остальные все моложе и моложе. Они шли за мной через всю деревню, крича и плача изо всех сил».

Старик задыхался, грудь его вздымалась, плечи дергались, лицо было перекошено, и он прикрыл глаза рукой.

«О, как тяжело было расстаться, братцы! Вот, моя старшая дочь… не отпустит ли ее бог из-под его опеки, и мой сынишка… что она, как не птенчик?.. и вот я, вдали от всех пятерых… Видишь ли, сил у меня почти не осталось, а еще столько страдать! один год!»

— Но как все это произошло?

— Вот как это случилось, как мне рассказывали. Пошли холопские батраки домой, пошли и говорят приказчику: «Мы с Микишкой ехали, а он нам рассказывал, как их обоянцев убирали барское сиденье в своем части. А теперь, сказал он, « Ваша очередь очистить ферму сквайра » Управляющий сказал сквайру, а наш сквайр — подполковник в отставке. Он написал заявление губернатору. « Там , — говорит, — Крестьянка Микишка велит моим батракам сжечь мой хутор; » но никогда не было у меня такой мысли в голове!

Куда они меня взяли? Да ведь сначала милиционер отвез меня к офицеру в полицейский участок. Было поздно. Меня посадили в Дом охраны и в тот вечер не досматривали. Ночь, ребята, показалась мне неделей. Я никогда не закрывал глаза. « Ну, подумал я, офицер меня долго не задержит. Он спросит что-нибудь и отправит домой. Я дома отосплюсь».0106 » Потом я увидела рассвет…было утро…Я ждала и ждала, и казалось так долго..Меня так и не позвали. Как будто моя душа выпрыгнула из тела. Моя сердце забилось « О , — думаю я, — Нехорошо, что грядет…» Потом я услышал стук в свой мобильник. « Ну, » думаю я, «теперь Иисус помоги Микишке!» Замок щелкнул, дверь открылась, меня повели к офицеру. Он смотрит на меня, качает головой и говорит:

Как бы то ни было, друг мой, это хорошая дорога, на которую ты вступил в старости! Ты должен направлять молодых, а ты сам взялся за» Как он это назвал?.. про-про-пан… что ли? Нет, не могу сказать».

«Отвезли в пропаганду?» кто-то предложил.

— Да, вот так. Я и теперь не знаю, что может значить это слово. Потом он взял бумажку и говорит: Слушай! Это приказ губернатора, — , — и он начал читать. В глазах у меня затуманилось. В мозгу закружилась голова, и я ничего не мог разобрать. дочитал и говорит: « Ну, в какую Провинцию ты хочешь попасть?»

«Я молчал и не знал, что ему сказать. Он снова повторяет: « В какую провинцию?» Я стою как образ». Ну, тогда я отправлю тебя в Тулу. Ты слышишь, что я говорю?»

» Слышу, а теперь, Ваше благородие, могу я сразу пойти домой? »

» Возьми его и поведи! » Там стояли два солдата и вели меня в темницу, с обнаженными мечами, один впереди, другой сзади, как дикого зверя. Там я просидел две недели, а потом меня под конвоем привезли в Тулу. Я никогда не был здесь раньше за все дни моего рождения. Вы поверите мне, ребята? Я шел около трех дней и съел только фунт хлеба. Я совсем проголодался. Работы, я вижу, мало в этих краях. Я пытался устроиться на работу, но нет! Попрошайничество — это то, к чему я не привык, и никто ничего не дает. Дай Бог вам здоровья, дети! Он посылает меня к вам. Я наелся и напился вдоволь супа и хлеба, и вот ты собрал мне запас. Бог пошлет тебе свое Царство врасплох», и один старик стал креститься и кланяться всем вокруг, говоря: «Спасибо!».

— Но у вас был суд? — спросил кто-то.

«Какой суд? Никакого суда! Они устраивают короткий суд над такими, как мы».

— Ну, и куда тебя дальше повели? Я попросил.

Вкладыш (рукописная запись, не включенная в оригинал машинописного документа)

Меня привезли в Тулсу, продержали ночь в одной из тюрем, велели отмечаться каждую среду в полицейском участке и в течение двенадцати месяцев не уезжать дальше десяти миль от города. Но как мне жить, они не сказали, и что будет с моими детьми — никому нет до них дела (неразборчивый текст)

Мне не казалось, что (неразборчивый текст) проживет в этом месте один год; и трудно умереть на чужом поле.

— Что же делать, папа? Все равно, умрет ли человек на своем поле или на чужом, — земля есть земля. Разве мы все не в одной кабале? Дети вырастут без тебя. говорят и не пишут в газетах, что только в тюрьмах много тысяч. Кто за правду, кто за проступок. мир! Живи, папа, пока твоя душа не уйдет сама собой.

Старик повернул голову к тому месту, откуда голос проповедовал ему; и, как бы соглашаясь, пожимал плечами, почесываясь, ибо тюрьма щедро снабдила его насекомыми.

«Папа, ты бы пошел в баню, — заметил кто-то, — и хорошо бы тебе одежду в горячей печи испечь, а то эти тюремщики тебя съедят».

— Да, батюшка, давно я тело не мыл… Ну, братцы, да будет воля Божия! Благодарю вас!

— Не надо, папа, не надо! Приходи как-нибудь еще, если надо. Мы тебе еще соберем.

«Спасибо, спасибо, мои дорогие!» Завтра мне может повезти. Обещали дать мне работу на трамвае, а теперь извините, дети… Я иду… Не судите строго.

«Куда? В ночлежку?[2]»

— Нет, я там ночевал прошлой ночью, избавь нас бог от таких людей, какие там есть! Я переночу на вокзале, а завтра, даст бог, устроюсь поденщиком в трамвай. »

Я ушел с ним из харчевни, и мы распрощались. Я сжал его руку.

«Спасибо тебе друг!» сказал он, «Я имел отдых с вами.»

Он снял шапку, перекрестился и направился к вокзалу, а я пошел домой.

«Вот человек, — подумал я, — которому на старости лет приходится тащиться вдали от своих детей. Год — это большой срок. Доживет ли он до своих детей, и что станет с его старшей дочерью, с кому он сказал: «Да не отпустит ее Бог из-под его опеки»? Все может случиться. Беззаботные легче всего встречаются с теми, кто обманывает и обесчестит их ».

[1] Мелкий номинал российских денег

[2] Дешевый ночлежный дом

Более 70 замечательных цитат Льва Толстого, которые должны знать все дети

Лев Толстой известен своими великолепными художественными произведениями, в первую очередь книгами «Война и мир» и «Анна Каренина».

Родился 9 сентября 1828 года в Ясной Поляне, Россия. Юность Льва была беспокойной. Он был младшим из четырех детей, которые на протяжении своей жизни с короткими промежутками времени претерпевали радикальные изменения.

В 1830 году у Льва Толстого скончалась мать, и уход за детьми взял на себя двоюродный брат его отца. Но через несколько лет Лео лишится и отца. Позже тетя, заботившаяся о нем, скончалась, и они переехали к своей второй тете. На его творчество большое влияние оказала борьба, с которой он столкнулся в это время.

Несколько преподавателей французского и немецкого языков занимались его домашним образованием, после чего он отправился в Казанский университет, чтобы принять участие в программе восточных языков. К сожалению, он не преуспел в этом, и ему пришлось выбрать юридическую программу, чтобы упростить задачу. Но даже это продолжалось недолго, и в конце концов он бросил колледж, так и не получив диплома. Лео исследовал другие способы зарабатывать на жизнь, в конечном итоге найдя свою страсть к сельскому хозяйству, но из-за отсутствия знаний в этой области ему не удалось добиться прогресса. Однако в это время у него появилась привычка делать записи в дневнике о своей повседневной жизни. Это будет началом его писательского опыта, и многие его опубликованные материалы вдохновлены этим журналом.

Позже Лео решил пойти в армию по совету своего брата. Он продолжал писать во время службы в армии, а позже ему удалось опубликовать свою первую книгу под названием «Детство».

Затем Лео продолжил публиковать несколько романов, один из которых также включает знаменитую книгу под названием «Что такое искусство?» который состоит из одной из самых известных строк Льва Толстого, объясняющего своим читателям концепцию искусства. Он говорит: «Вызвать в себе чувство, которое однажды испытал, а вызвав его в себе, затем посредством движений, линий, красок, звуков или форм, выраженных в словах, так передать это чувство, чтобы другие могли испытать же чувство — это деятельность искусства».

Здесь мы предлагаем вам еще больше интригующих цитат Льва Толстого. Если вам нравятся эти цитаты Льва Толстого и вы жаждете большего, у нас есть больше прямо здесь с этими цитатами из «Войны и мира» и цитатами Курта Воннегута.

Цитаты о русской философии Льва Толстого

Лев Толстой часто изображал свою философию в своих произведениях и цитатах, в том числе цитатах, посвященных человечеству, которые очаровывали читателей на протяжении многих лет. Прочтите эти цитаты Льва Толстого о русской философии, чтобы узнать больше.

1. «Все думают об изменении мира, но никто не думает об изменении себя».

-Лев Толстой.

2. «Все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать».

-Лев Толстой.

3. «Неправильное не перестает быть неправильным, потому что его разделяет большинство».

-Лев Толстой.

4. «Если бы каждый боролся за свои убеждения, войны бы не было.»

-Лев Толстой.

5. «Во имя Бога, остановитесь на мгновение, прекратите свою работу, оглянитесь вокруг».

-Лев Толстой.

6. «Мне часто кажется, что люди не понимают, что благородно, а что невежественно, хотя всегда об этом говорят».

-Лев Толстой.

7. «Два самых могущественных воина — терпение и время».

-Лев Толстой.

8. «Скука: стремление к желаниям».

-Лев Толстой.

9. «Если ты ищешь совершенства, ты никогда не будешь доволен».

-Лев Толстой.

10. «Если вам не нравится ваша работа, вы должны либо изменить свое отношение, либо сменить работу».

-Лев Толстой.

11. «Всё лучше лжи и обмана!»

-Лев Толстой.

12. «Истинно мудрый человек всегда радостен».

-Лев Толстой.

13. «Единственное, что мы знаем, это то, что мы ничего не знаем, и это высший полет человеческой мудрости».

-Лев Толстой.

14. «Гораздо лучше делать добро так, чтобы об этом никто ничего не знал».

-Лев Толстой.

15. «Даже в долине смертной тени дважды два не шесть».

-Лев Толстой.

16. «Удивительно, насколько полно заблуждение, что красота есть добро».

-Лев Толстой.

17. «Роясь в душе, мы часто откапываем то, что должно было бы там лежать незамеченным.»

-Лев Толстой.

18. «Весна – время планов и проектов».

-Лев Толстой.

19. «Мы проиграли, потому что сказали себе, что проиграли».

-Лев Толстой.

20. «Хочешь быть счастливым — будь».

-Лев Толстой.

Лучшие цитаты из «Войны и мира» и «Анны Карениной» Цитаты Льва Толстого

Для тех, кто любит цитаты Льва Толстого, вот некоторые известные цитаты из «Войны и мира», а также некоторые известные цитаты из «Анны Карениной». . Узнаете ли вы какую-нибудь из этих цитат Льва Толстого?

21. «Все разнообразие, все очарование, вся красота жизни состоит из света и тени».

— Лев Толстой, «Анна Каренина».

22. «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды».

— Лев Толстой, «Война и мир».

23. «Нет условий, к которым человек не мог бы привыкнуть, особенно если он видит, что все вокруг него живут так же».

— Лев Толстой, «Анна Каренина».

24. «Человек не может ничем владеть, пока он боится смерти».

— Лев Толстой, «Война и мир».

25. «Со мной произошло что-то волшебное: как сон, когда чувствуешь себя напуганным и жутким, а вдруг просыпаешься и понимаешь, что таких ужасов не существует. Я проснулся.»

— Лев Толстой, «Анна Каренина».

26. «Если мы признаем, что человеческой жизнью может управлять разум, тогда уничтожается всякая возможность жизни».

— Лев Толстой, «Война и мир».

27. «Вскоре он почувствовал, что исполнение его желаний дало ему лишь одну крупицу горы счастья, на которую он рассчитывал».

— Лев Толстой, «Анна Каренина».

28. «Если бы не было страданий, человек не знал бы своих пределов, не знал бы самого себя».

— Лев Толстой, «Война и мир».

29. «И знаете, в жизни меньше прелести, когда думаешь о смерти, но она спокойнее.»

— Лев Толстой, «Анна Каренина».

30. «Из-за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог сказать, было ли то, что он сказал, очень умным или очень глупым».

— Лев Толстой, «Война и мир».

Цитаты Льва Толстого о любви

Вот несколько цитат Льва Толстого о любви, чтобы представить его идею любви к кому-то. Эти цитаты Льва Толстого о любви поистине прекрасны.

31. «Любовь. Причина, по которой я не люблю это слово, в том, что оно значит для меня слишком много, гораздо больше, чем ты можешь понять».

-Лев Толстой.

32. «Когда ты любишь кого-то, ты любишь человека таким, какой он есть, а не таким, каким тебе хотелось бы его видеть».

-Лев Толстой.

33. «Но закон любви к другим не может быть открыт разумом, потому что он неразумен».

-Лев Толстой.

34. «Трудно любить женщину и что-то делать».

-Лев Толстой.

35. «Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю».

-Лев Толстой.

36. «Он боялся осквернить любовь, которая наполняла его душу».

-Лев Толстой.

37. «Уважение было придумано, чтобы прикрыть пустое место, где должна быть любовь».

-Лев Толстой.

38. «Возможно ли рассказать кому-то о своих чувствах?»

-Лев Толстой.

39. «Если ты любишь меня так, как говоришь, сделай так, чтобы я был спокоен».

-Лев Толстой.

40. «Я узнал, что все люди живут не заботой о себе, а любовью».

-Лев Толстой.

Лев Толстой Семейные цитаты, которыми можно поклясться

Почему бы не прочитать цитату Льва Толстого «Семейное счастье», чтобы напомнить вам о важных аспектах жизни.

41. «Отдых, природа, книги, музыка, любовь к ближнему — вот мое представление о счастье».

— Лев Толстой, ‘Семейное счастье’.

42. «Счастье зависит не от внешних вещей, а от того, как мы их видим».

-Лев Толстой, ‘Семейное счастье’.

43. «Я хотел, чтобы чувства руководили нами в жизни, а не жизнь была проводником чувств».

— Лев Толстой, ‘Семейное счастье’.

44. «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».

-Лев Толстой.

45. «Я чувствовал желание никогда не покидать эту комнату — желание, чтобы никогда не наступал рассвет, чтобы мое нынешнее настроение никогда не менялось».

— Лев Толстой, ‘Семейное счастье’.

46. «Я стремился к деятельности, а не к ровному течению существования».

— Лев Толстой, ‘Семейное счастье’.

47. «Общество само по себе не есть большой вред, но неудовлетворенные социальные стремления — дурное и безобразное дело. Мы непременно должны принять, и мы примем».

— Лев Толстой, ‘Семейное счастье’.

Образ жизни Цитаты Льва Толстого

Эти вольнодумцы Цитаты Льва Толстого и Цитаты Льва Толстого о жизни морализируют наше существо. Что вы можете узнать из этих цитат Льва Толстого о нашем образе жизни?

48. «Настоящая жизнь проживается, когда происходят крошечные изменения».

-Лев Толстой.

49. «Свободомыслящие — это те, кто готов использовать свой разум без предубеждений и не боясь понять вещи, которые противоречат их собственным обычаям, привилегиям или убеждениям. Такое состояние ума не является обычным, но оно необходимо для правильного мышления. .»

-Лев Толстой.

50. «Наше тело — машина для жизни. Оно для этого устроено, такова его природа. Пусть жизнь течет в нем беспрепятственно и пусть защищается».

-Лев Толстой.

51. «Имейте цель в жизни. Цель на определенное время, на год, на месяц, на неделю, на день или на час и на минуту, жертвуя низшими целями ради высших».

-Лев Толстой.

52. «Главное различие между словами и делами в том, что слова всегда предназначены людям для их одобрения, а дела могут совершаться только для Бога».

-Лев Толстой.

53. «Изменения в нашей жизни должны происходить от невозможности жить иначе, как по требованиям нашей совести, а не от нашей мысленной решимости попробовать новую форму жизни».

-Лев Толстой.

54. «Если возьмешь за привычку не обвинять других, то почувствуешь рост способности любить в своей душе и увидишь рост добра в своей жизни».

-Лев Толстой.

55. «Любить жизнь — значит любить Бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в страданиях своих, в страданиях незаслуженных».

-Лев Толстой.

56. «Лови мгновения счастья, люби и будь любимой! Это единственная реальность в мире, все остальное — глупость».

-Лев Толстой.

57. «Люди пытаются делать всевозможные умные и сложные вещи, чтобы улучшить жизнь, вместо того, чтобы делать самое простое и легкое — отказываться от участия в деятельности, которая портит жизнь».

-Лев Толстой.

58. «Радость может быть реальной только в том случае, если люди смотрят на свою жизнь как на услугу и имеют в жизни определенную цель вне себя и своего личного счастья».

-Лев Толстой.

59. «Они понятия не имеют, что такое счастье, они не знают, что без этой любви нет для нас ни счастья, ни несчастья — нет жизни».

-Лев Толстой.

60. «Высокомерный человек считает себя совершенным. В этом главный вред высокомерия. Оно мешает человеку выполнить главную задачу в жизни — стать лучше.»

-Лев Толстой.

Известные цитаты Толстого, которыми стоит дорожить

Эти мысли Льва Толстого о том, как устроен мир, достойны восхищения. Какая из этих цитат Льва Толстого, в которой Толстой рассказывает о счастье и цитатах Льва Толстого о законе, вам больше всего нравится?

61. «Есть только одно непреходящее счастье в жизни — жить для других.»

-Лев Толстой.

62. «Одним из первых условий счастья является то, что связь между Человеком и Природой не должна быть нарушена».

-Лев Толстой.

63. «Закон осуждает и наказывает только действия в известных определенных и узких пределах; тем самым он как бы оправдывает все подобные действия, лежащие за этими пределами».

-Лев Толстой.

64. «Пусть судят обо мне как хотят — я могу обмануть их, но не могу обмануть себя». И он вдруг понял, что отвращение, которое он в последнее время испытывал ко всем… было отвращением к самому себе».

-Лев Толстой.

65. «Вера есть смысл жизни, тот смысл, благодаря которому человек не разрушает себя, а продолжает жить. Это сила, которой мы живем».

-Лев Толстой.

66. «Я сижу на спине человека, душию его и заставляю нести меня, а между тем уверяю себя и других, что мне его очень жаль и я желаю облегчить его участь всеми возможными способами — кроме как слезть с него со спины .»

-Лев Толстой.

67. «Я думаю… если правда, что умов столько, сколько голов, то и видов любви столько, сколько сердец».

-Лев Толстой.

68. «Если человек стремится к праведной жизни, его первый акт воздержания — от причинения вреда животным».

-Лев Толстой.

69. «Только люди, способные сильно любить, могут страдать и от великой печали, но эта же потребность любить служит противодействием их печали и исцеляет их».

-Лев Толстой.

70. «Есть одно очевидное, несомненное проявление Божества, и это законы права, которые известны миру через Откровение».

-Лев Толстой.

Здесь, в Kidadl, мы тщательно создали множество интересных семейных цитат, которые понравятся всем! Если вам понравились наши предложения по цитатам Льва Толстого, то почему бы не взглянуть на эти [цитаты Генри Миллера] или [цитаты Шекспира о смерти], чтобы узнать больше?

За одно слово, Лев Толстой

За одно слово, Лев Толстой

Архив Льва Толстого


Для одного слова


Написано: 1908 г.
Источник: текст с сайта RevoltLib.com.
Транскрипция/разметка: Энди Карлофф
Интернет-источник: RevoltLib.com; 2021


  • Примечание переводчика М. С. Морозова.
  • Предисловие Льва Толстого

Случилось мне этой зимой пить чай в харчевне, где меня знают. Было четыре часа дня, и мне, как постоянному покупателю, как обычно, в знак особого уважения вручили газету.

Надев очки, которых требуют мои старые глаза, я нырнул в газету и погрузился в статью о Льве Толстом.

В заведении было тихо, посетителей было немного, и я полностью отдался чтению.

Чтение мое прервал старик в крестьянской шинели, в березовых башмаках и с мешочком на руке, который подошел и мягко коснулся моего плеча, сказав:

«Не дашь мне ни копейки [1] ? Я голоден!»

Меня раздосадовала дерзость этого парня, побеспокоившего меня. Я считал себя бедным, почти нищим, хотя и не ходил нищенствовать, и в досаде своей, не отрываясь от бумаги, сказал:

«Вас много, голодных, слоняетесь без дела! Я сам голоден. Идите к черту!»

Сказав это, я продолжил чтение.

Но мое чтение было прервано странным звуком судорожного плача и рыданий.

Я снял очки, положил их на газету и посмотрел на нищего. Это был старик, видимо крестьянин: бледный, худой и с согнутой спиной. Он стоял неподвижно, и его впалая грудь снова и снова вздымалась от рыданий.

Мне вдруг стало больно и стыдно. Комок подступил к горлу, и я едва удержался от слез (у нас, стариков, такая слабость). Стыдясь, я пытался мысленно оправдаться за то, что ничего ему не дал и даже сказал ему идти к черту.

«Я сам голоден, без работы, и у меня на руках большая семья», — подумал я. Но тотчас же голос совести заговорил в моей душе.

«Все-таки не надо так с ним обращаться. Это было неправильно. Вы поступили неправильно, брат Василий!» сказал я себе.

Я не знал, что заставило его так плакать: то ли отсутствие хлеба, то ли мой грубый отказ. За шестьдесят лет своей жизни я мало видал работяг и, сколько себя помню, сам испытал жестокость людей и слышал от них точно такие же слова, какие говорил старику; но все же мне было больно и стыдно.

Я села, он встал передо мной, и минуту мы молча смотрели друг на друга. Прошло много времени, прежде чем я смог найти слова, чтобы сказать ему; выйдя, наконец, справившись со своим замешательством, голосом таким же дрожащим и робким, каким он минуту назад просил у меня копейку, я сказал:

«О чем ты плачешь, друг? Дело не пойдет — надо терпеть. ..»

«Тяжело выносить… Я пытался найти работу… Нет! Попрошайничать я не привык….и никто не дает… ну вот, раз уж выпустили из тюрьмы — ты поверишь, папа, — третий день, а я и фунта хлеба не ел… Я так проголодался!

Он снова всхлипнул, и слезы снова выступили у него на глазах. Мне было не по себе, но так как мне казалось, что этот человек, выпущенный из острога, не только из-за отсутствия хлеба в таком отчаянии, но имеет на уме что-то более важное, я попытался заговорить с ним, чтобы по возможности утешить его.

«Терас не принесет много пользы, — сказал я, — они только еще больше расстроят тебя. Вот! Садись рядом со мной, и давай поговорим. Расскажи мне все об этом, прямо».

Старик сел рядом со мной и поставил свою сумку на колени, и я начал его расспрашивать.

«Откуда вы?»

«Я? Я из Курской губернии, Обоянского уезда, Рыбацкого прихода, д. Бопбровка.»

«Как вы сюда попали?»

«Как я сюда попал? Меня прислали сюда ссыльным. »

«Зачем это было?»

«За что сослали? За одно слово!»

«Что это было за слово, мой добрый друг?»

Он запнулся, словно боялся сказать мне, за какое слово он пострадал. Хоть я и крестьянин, но был одет в городское платье. Я был в бушлате, в крепких сапогах и калошах; а передо мной лежали газета и очки. Все это он испытующе и подозрительно примечал и молчал; вероятно, заподозрив меня в каком-то злом умысле. «Он не спросит без причины, почему? и для чего? и откуда?» подумал он; поэтому он промолчал, вероятно, считая, что «Лучше доброе молчание, чем невнятное слово».

Я понял, что ему трудно сказать слово, за которое он страдает, незнакомому горожанину, который может оказаться волком в овечьей шкуре. И, поняв это, я уже не пытался его выманивать, хотя мне очень хотелось знать, как такой человек мог быть арестован и сослан (как он, очевидно, был) за «политические мотивы».

Я знал многих «политиков» и даже жил с некоторыми из них в одной квартире. В основном это были молодые, развитые, уверенные в себе и красноречивые мужчины. Как мог этот жалкий старик, столь непохожий на них, стать «политиком»?

— Вот, — говорю, — ты зайди вон вон в ту комнатку и подожди с полчаса. Когда придут извозчики, я посмотрю, что мы тебе соберем. А теперь иди и закажи супа и столько хлеба, сколько сможешь съесть».

«Но как? У меня нет денег! Ну вот!»

«Ну вот, закажи и съешь, а мы заплатим деньги.»

Старик ушел. Я снова остался один, надел очки и принялся заканчивать статью. Но мое чтение снова было прервано, на этот раз официантом.

«Василий Степанович! Вы заказывали суп и хлеб для этого старика?»

«Вы заплатите 12 копеек [3 пенса]?»

«Да».

Через полчаса все столы были заняты извозчиками, пришедшими на чай и ужин после проводов поезда. Место, которое до сих пор было тихим, зашумело от их разговоров: один рассказывал про жандарма, другой про пассажира, третий жаловался на плохие дороги. Одна история прерывалась другой, с добавлением ругани и шуток.

Я выжидал, прежде чем обратиться к товарищам. Я сам много лет был извозчиком; и я знал их всех, и они все знали меня. Через полчаса разговор стал стихать, все были заняты едой, чаем или сидением за бутылкой. Прошло много времени, прежде чем я решился начать. Наконец я набрался смелости и заговорил с одним, который мог бы помочь в подобном деле больше, чем другие. В народе его звали Алеха, а по такому торжественному случаю я обращаюсь к нему Алексеем Титычем.

Я рассказал ему все о деле и предложил вместе уговорить наших товарищей пожалеть беднягу — брата-крестьянина, страдающего, как он сказал, «За одно слово» и попросить их помочь ему.

Я позвал старика из темной комнатки. Извозчики не спросили его: «Кто? Откуда? Зачем?» Но как по команде, все они один за другим вытащили свои кошельки; и помощь (в виде медных монет) полилась со всех сторон в руку старика.

«Не обижайся, старик! Нынче вообще можно погибнуть ни за что», — говорили дающие, передавая деньги.

Старик был глубоко тронут и едва мог достаточно часто кланяться им. Дело было сделано: рука старика была полна медяков.

Я больше не боялся пугать его своим любопытством, поэтому попросил его высказаться и рассказать мне, как все это произошло. Я сказал ему сесть рядом со мной, и когда он это сделал, я сказал:

«За какое слово тебя сюда сослали, голубчик?»

Его прежняя робость исчезла. Он обвел взглядом тех, кто помогал ему, как бы приглашая и их послушать, и начал свой рассказ.

«Трудно друг, ах! как тяжело! Поверишь ли, одному Богу известно — Он мне свидетель, что я говорю правду… Я страдаю за одно единственное слово. Вот как это случилось.»

«В нашей губернии, в Курске, был погром, вы, наверное, слышали?»

«Да, конечно!» — сказали несколько голосов. «Это было в газетах».

«Ну вот! Да… да… может быть, и в газетах было, но молва поползла повсюду. Ну вот, видите, стали наши мужики шляхтичей грабить, отнимать у них все, а кое-где подожгли их дома».

«Ну, значит, ты тоже принимал в этом участие, папа?» — спросил Алеха.

«Кто, я?.. В том-то и дело, что не я. Меня сослали за слово, за одно слово. Я ехал однажды из нашего города, из Обояни, и каких-то наших помещичьих батраков ехали так же. Одно слово переходило в другое… болтовня, болтовня, лепет, лепет… Мы разговорились. Они меня знают, я их знаю».0690 Здорово, Микиша, как ваши обоянцы нашего барина со своих частей расчистили; вычистить бы его из этого хутора, теперь — и его сжечь !» — А я только сказал: Наши обоянцев очистили вашего помещика от своих частей, и вы можете сами сжечь свой хутор, если хотите. »

«На этом мой разговор с ними закончился. После этого мы попрощались, и они пошли своей дорогой, а я своей.»

«Я забыл обо всем этом и жил спокойно дома.

Прошла неделя; был вечер, я залез на печку и лег; и как только я заснул, кто-то постучал в окно.

» Ой, надоели! » А я даже подскочил. Моя старшая дочь пошла открывать дверь. Я поднял голову и прислушался. » Что за глупый парень? » Я слышал, что кто-то спрашивает меня. Он называет мое имя и фамилию. Дочь говорит: « Он дома, лежит на печи «.

«Я не мог разобрать, чей это был голос, но видел, как милиционер проталкивался в избу». Где он? «, — говорит он, называя меня.

«Я был совершенно ошеломлен. Я думаю » Зачем он мне нужен? «А что касается моего разговора с рабочими, то мне это и в голову не приходило».

» Давай, слезай, одевайся скорей! Живи, марш! К дежурному в полицейский участок! »

«Я пытался узнать, за что, но он был гончей с языком. Он даже топнул ногой и закричал: » Не спорю, смотри живой! »

«Я торопливо надел это пальто и даже не взял теплые варежки. Мы вышли и поехали. Он сел на лошадь и повез меня. Мои малыши совсем испугались. У меня пятеро детей, старшая девочка семнадцати лет и мальчик двенадцати лет, который теперь остался главой дома, а остальные все моложе и моложе. Они шли за мной по деревне, крича и плача изо всех сил».

Старик задыхался, его грудь вздымалась, плечи дергались, лицо было перекошено, и он прикрыл глаза рукой.

«О, как тяжело было расставаться, братцы! Вот и старшая дочь моя… не дай бог отпустить ее из-под его опеки, и сыночек мой… что она, как не птенчик? . …и вот я, вдали от всех пятерых… Видишь ли, сил у меня почти не осталось, а еще столько страдать! через этот год!»

«Но как же все это произошло?»

«Вот как это было, как мне рассказывали. Пошли дворяне батраки домой, и пошли, и говорят приказчику: «Мы с Микишкой ездили, а он нам рассказывал, как их обоянцев расчищали помещичью посадку. в их частях. Теперь, сказал он, « Твоя очередь очистить ферму сквайра » Управляющий сказал сквайру, а наш сквайр — подполковник в отставке. Он написал заявление губернатору. « Там , — говорит, — Крестьянин Микишка велит моим батракам сжечь мой хутор; » но никогда не было у меня такой мысли в голове!

Куда меня забрали? Да ведь сначала милиционер отвез меня к офицеру в полицейский участок. Было поздно. Меня посадили в Дом охраны и в тот вечер не досматривали. Ночь, ребята, показалась мне неделей. Я никогда не закрывал глаза. « Ну, подумал я, — офицер меня долго не задержит. Он меня что-то спросит и домой отправит. Я дома отосплюсь».0691 » Потом я увидела рассвет…было утро…Я ждала и ждала, и это казалось таким долгим..Меня так и не позвали. Как будто моя душа выпрыгнула из тела. Моя сердце забилось » О , — думаю я, — Нехорошо, что грядет…» Тут я услышал стук в свой мобильник. « Ну, » думаю я, «теперь Иисус помоги Микишке!» Замок щелкнул, дверь открылась, меня повели к офицеру. Он смотрит на меня, качает головой и говорит:

» Как бы то ни было, батюшка, хороший путь ты начал на старости лет! Молодых надо водить, а сам взялся» Как он это назвал?…про — про — пан… что ли? Нет, я не могу этого сказать».

«Взяли в пропаганду?» кто-то предложил.

«Да, именно так. Я и сейчас не знаю, что может означать это слово. Потом он взял бумагу и говорит: » Слушай! Это приказ губернатора», — , и он начал читать. В глазах у меня затуманилось. В голове помутилось, и я ничего не мог разобрать. дочитал и говорит: « Ну, а в какую Провинцию ты хочешь попасть?»

«Я молчал и не знал, что ему сказать. Он снова повторяет: » В какую провинцию?» Я стою как образ. » Ну, тогда я отправлю тебя в Тулу. Ты слышишь, что я говорю?»

» Я слышу это, а теперь, Ваше Высокопреосвященство, могу я пойти прямо домой? »

» Бери его и маршируй! » Там стояли два солдата, и они вели меня в тюрьму, с обнаженными мечами, один впереди, другой сзади, как будто я был диким зверем. Там я просидел две недели, а потом меня под конвоем привезли в Тулу. Я никогда не был здесь раньше за все дни моего рождения. Вы поверите мне, ребята? Я шел около трех дней и съел только фунт хлеба. Я совсем проголодался. Работы, я вижу, мало в этих краях. Я пытался устроиться на работу, но нет! Попрошайничество — это то, к чему я не привык, и никто ничего не дает. Дай Бог вам здоровья, дети! Он посылает меня к вам. Я наелся и напился вдоволь супа и хлеба, и вот ты собрал мне запас. Бог пошлет тебе свое Царство врасплох», и один старик стал креститься и кланяться всем вокруг, говоря: «Спасибо!».

«Но у вас был суд?» — спросил кто-то.

«Какой суд? Никакого суда! Таких, как мы, судят недолго.»

«Ну и куда тебя дальше повели?» Я попросил.


Вкладыш (рукописная запись, не включенная в оригинал машинописного документа)

Меня привезли в Тулсу, продержали ночь в одной тюрьме, велели каждую среду отмечаться в полицейском участке, и не уезжать более чем на десять миль от города в течение двенадцати месяцев. Но как мне жить, они не сказали, и что будет с моими детьми — никому нет до них дела (неразборчивый текст)

У меня не было ощущения, что (неразборчивый текст) проживу в этом месте один год; а тяжело умирать на чужом поле.


«Что же делать, папа? Все равно, умрешь ли на своем поле или на чужом — земля есть земля. Разве мы все не в одной кабале? Дети вырастут без тебя. Разве не говорят и не пишут в газетах, что одних только тюрем много тысяч. Кто за правду, кто за правонарушение. Конец света! Живи, папа, пока твоя душа не уйдет сама собой.

Старик повернул голову к тому месту, откуда голос проповедовал ему; и, как бы соглашаясь, пожимал плечами, почесываясь, ибо тюрьма щедро снабдила его насекомыми.

«Папа, ты бы пошел в баню, — заметил кто-то, — и хорошо бы тебе одежду в горячей печи запечь, а то эти тюремщики тебя съедят».

«Да, мой мальчик, давно я не мыл свое тело… Ну, братцы, да будет воля Божья! Благодарю вас!»

«Не надо, папа, не надо! Приходи как-нибудь еще, если надо. Мы тебе еще соберем.»

«Спасибо, спасибо, мои дорогие!» Завтра мне может повезти. Обещали дать мне работу на трамвае, а теперь извините, дети… Я иду… Не судите строго.

«Куда? В ночлежку? [2] »

«Нет, я ночевал там прошлой ночью; упаси Господи от таких людей, какие там есть! Я переночу на вокзале, а завтра, даст бог, устроюсь поденщиком на трамвай».

Я вышла с ним из харчевни, и мы распрощались. Я сжал его руку.

«Спасибо, друг!» сказал он, «Я имел отдых с вами.»

Он снял шапку, перекрестился, направился к вокзалу, а я пошел домой.

«Вот человек, — подумал я, — которому на старости лет приходится тащиться вдали от своих детей. Год — это большой срок. Доживет ли он до своих детей и что станет с его старшей дочерью , о котором он сказал: «Неужели Бог не отпустит ее из-под его опеки»? Все может случиться. Беззаботные легче всего встречаются с теми, кто обманывает и обесчестит их ».

  1. ↑ Мелкий номинал российских денег
  2. ↑ Дешевый ночлежный дом

 


Цитаты Льва Толстого — BrainyQuote

Цитаты Льва Толстого — BrainyQuote

Русский — Писатель 9 сентября 1828 г. — 20 ноября 1910 г.

Удивительно, насколько полно заблуждение, что красота есть добро.

Лев Толстой

Если ты хочешь быть счастлив, будь.

Лев Толстой

Два самых могущественных воина — это терпение и время.

Лев Толстой

Каждый думает изменить мир, но никто не думает изменить себя.

Лев Толстой

Единственный смысл жизни — служить человечеству.

Лев Толстой

Нет величия там, где нет простоты, добра и правды.

Лев Толстой

Искусство — это не ремесло, это передача переживаемого художником чувства.

Лев Толстой

Музыка — это стенограмма эмоций.

Лев Толстой

Высокомерный человек считает себя совершенным. В этом главный вред высокомерия. Мешает главной задаче человека в жизни — стать лучше.

Лев Толстой

Одно из первых условий счастья состоит в том, чтобы связь между Человеком и Природой не прерывалась.

Лев Толстой

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Лев Толстой

Во имя Бога, остановитесь на мгновение, прекратите свою работу, оглянитесь вокруг.

Лев Толстой

Истина, как и золото, должна быть получена не путем ее роста, а путем вымывания из нее всего, что не является золотом.

Лев Толстой

Настоящая жизнь проживается, когда происходят крошечные изменения.

Лев Толстой

Даже в долине смертной тени два плюс два не шесть.

Лев Толстой

Я сижу на спине человека, души его и заставляю нести меня, а между тем уверяю себя и других, что очень сочувствую ему и желаю облегчить его участь всеми возможными средствами, кроме как слезть с его спины.

Лев Толстой

Ницше был глуп и ненормальен.

Лев Толстой

Мы проиграли, потому что сказали себе, что проиграли.

Лев Толстой

Радость может быть реальной только в том случае, если люди смотрят на свою жизнь как на служение и имеют в жизни определенную цель вне себя и своего личного счастья.

Лев Толстой

Если так много мужчин, так много умов, конечно, так много сердец, так много видов любви.

Лев Толстой

Вера есть смысл жизни, тот смысл, благодаря которому человек не губит себя, а продолжает жить. Это сила, благодаря которой мы живем.

Лев Толстой

Скука: стремление к желаниям.

Лев Толстой

Без знания того, кто я и зачем я здесь, жизнь невозможна.

Лев Толстой

Война настолько несправедлива и уродлива, что все, кто ее ведет, должны стараться заглушить в себе голос совести.

Лев Толстой

Правительство — это ассоциация людей, которые совершают насилие над остальными из нас.

Лев Толстой

Чем больше государство, тем более неправильный и жестокий его патриотизм и тем больше сумма страданий, на которых основана его власть.

Лев Толстой

Война, с другой стороны, настолько ужасна, что ни один человек, особенно христианин, не имеет права брать на себя ответственность за ее развязывание.

Лев Толстой

Изменения в нашей жизни должны происходить от невозможности жить иначе, как по требованиям нашей совести, а не от нашей мысленной решимости попробовать новую форму жизни.

Лев Толстой

Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю.

Лев Толстой

Если бы не было внешних средств затемнения совести, то половина людей сейчас же застрелилась бы, потому что жить вопреки своему разуму есть невыносимейшее состояние, и все люди нашего времени находятся в таком состоянии.

Лев Толстой

Человек сознательно живет для себя, но является бессознательным орудием в достижении исторических, всеобщих целей человечества.

Лев Толстой

Во всей истории нет войны, которая не была бы затеяна правительствами, только правительствами, независимыми от интересов народа, для которого война всегда губительна даже в случае успеха.

Лев Толстой

Наше тело — это машина для жизни. Он организован для этого, это его природа. Пусть жизнь течет в нем беспрепятственно и пусть защищается.

Лев Толстой

Человек может жить и быть здоровым, не убивая животных для еды; поэтому, если он ест мясо, он участвует в убийстве животных только ради своего аппетита.

Лев Толстой

Всякое насилие состоит в том, что одни люди принуждают других под угрозой страдания или смерти делать то, чего они не хотят делать.

Лев Толстой

Он никогда не выбирает мнение; он просто носит то, что оказывается в моде.

Лев Толстой

Главное различие между словами и делами состоит в том, что слова всегда предназначены людям для их одобрения, а дела могут совершаться только для Бога.

Лев Толстой

Историки подобны глухим, которые продолжают отвечать на вопросы, которые им никто не задавал.

Лев Толстой

Мы должны не только отказаться от нашего теперешнего стремления к росту государства, но мы должны желать его уменьшения, его ослабления.

Лев Толстой

И все люди живут Не заботой о себе, А любовью к ним, которая есть в других людях.

Лев Толстой

Закон осуждает и наказывает только действия в определенных и узких пределах; тем самым оно в некотором роде оправдывает все подобные действия, лежащие за этими пределами.

Лев Толстой

Сказать, что произведение искусства хорошо, но непонятно большинству людей, это то же самое, что сказать о какой-нибудь пище, что она очень хороша, но большинству людей ее есть нельзя.

Лев Толстой

Аудиокнига недоступна | Audible.com

Приносим извинения за неудобства.

Что могло быть причиной этого?

Проблемы с качеством звука

Когда мы обнаруживаем проблему со звуком, она становится нашим приоритетом. Как только это будет исправлено, оно вернется в магазин как можно скорее.

Издатель мог потерять права

Когда у наших партнеров больше нет прав на название, мы должны удалить его из нашей коллекции.

Устаревшая ссылка

Если вы попали на эту страницу по сторонней ссылке, сообщите нам, где вы ее нашли, отправив электронное письмо по адресу badlink@audible.com.

Готовы к отличному прослушиванию? Выберите из этого списка фаворитов слушателей.

  • Опасный человек

  • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
  • По: Роберт Крейс
  • Рассказал: Люк Дэниэлс
  • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
  • Полный

Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину. Он пошел в банк так же, как все ходят в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по пути на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — это только начало проблем для Джо и Иззи.

  • Лето 69-го

  • По: Элин Хильдербранд
  • Рассказал: Эрин Беннетт
  • Продолжительность: 13 часов 34 минуты
  • Полный

Добро пожаловать в самое бурное лето 20 века. На дворе 1969 год, и для семьи Левиных времена меняются. Каждый год дети с нетерпением ждут возможности провести лето в историческом доме своей бабушки в центре Нантакета. Но, как и многое другое в Америке, здесь все по-другому.

  • 3 из 5 звезд
  • отличная история

  • По Клиент Амазонки на 07-09-19
  • Внутренний

  • Роман
  • По: Теа Обрехт
  • Рассказал: Анна Кламски, Эдоардо Баллерини, Юан Мортон
  • Продолжительность: 13 часов 7 минут
  • Полный

На беззаконных, засушливых землях Аризонской территории в 1893 году разворачиваются две необыкновенные жизни. Нора — непоколебимая пограничница, ожидающая возвращения мужчин в своей жизни — своего мужа, отправившегося на поиски воды для выжженного дома, и старших сыновей, исчезнувших после бурной ссоры. Нора ждет своего часа со своим младшим сыном, который убежден, что таинственный зверь бродит по земле вокруг их дома.

  • 2 из 5 звезд
  • Я старался,

  • По Джулианна на 10-09-19

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 5 из 5 звезд
  • Хоумран

  • По ДалласД на 30-06-19

Кэсси Хэнвелл родилась для чрезвычайных ситуаций. Как одна из немногих женщин-пожарных в своей пожарной части в Техасе, она повидала их немало и отлично справляется с чужими трагедиями. Но когда ее отчужденная и больная мать просит ее разрушить свою жизнь и переехать в Бостон, это чрезвычайное положение, которого Кэсси никогда не ожидала. Жесткая бостонская пожарная часть старой школы настолько отличается от старой работы Кэсси, насколько это возможно. Дедовщина, нехватка финансирования и плохие условия означают, что пожарные не очень рады видеть в бригаде «женщину».

  • 2 из 5 звезд
  • Здесь нет пламени

  • По Дина на 09-07-19
  • Контрабанда

  • Стоун Баррингтон, Книга 50
  • По: Стюарт Вудс
  • Рассказал: Тони Робертс
  • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
  • Полный

Стоун Баррингтон получает столь необходимый отдых и расслабление под солнцем Флориды, когда с неба падает беда — буквально. Заинтригованный подозрительными обстоятельствами этого события, Стоун объединяет усилия с остроумным и привлекательным местным детективом для расследования. Но они сталкиваются с проблемой: улики продолжают исчезать.

  • Шансы есть…

  • Роман
  • По: Ричард Руссо
  • Рассказал: Фред Сандерс
  • Продолжительность: 11 часов 17 минут
  • Полный

Одним прекрасным сентябрьским днем ​​трое мужчин собираются на Мартас-Винъярд, друзья с тех пор, как встретились в колледже примерно в 60-х годах. Они не могли быть более разными ни тогда, ни даже сегодня: Линкольн был брокером по коммерческой недвижимости, Тедди — издателем крошечной прессы, а Микки — музыкантом не по возрасту. Но у каждого человека есть свои секреты, в дополнение к монументальной тайне, над которой никто из них не переставал ломать голову со времен Дня поминовения на выходных прямо здесь, на Винограднике, в 1971: исчезновение женщины, которую любил каждый из них — Джейси Кэллоуэй.

  • Аутфокс

  • По: Сандра Браун
  • Рассказал: Виктор Слезак
  • Продолжительность: 13 часов 59 минут
  • Полный

Агент ФБР Дрекс Истон неустанно преследует одну цель: перехитрить мошенника, когда-то известного как Уэстон Грэм. За последние 30 лет Уэстон сменил множество имен и бесчисленное количество маскировок, что позволило ему выманить восемь богатых женщин из своего состояния до того, как они бесследно исчезли, их семьи остались без ответов, а власти — без зацепок. Единственная общая черта среди жертв: новый человек в их жизни, который также исчез, не оставив после себя никаких свидетельств своего существования… кроме одного подписного обычая.

  • Новая девушка

  • Роман
  • По: Даниэль Сильва
  • Рассказал: Джордж Гидалл
  • Продолжительность: 10 часов 16 минут
  • Полный

Она была с ног до головы покрыта дорогой шерстью и пледом, вроде того, что можно было увидеть в бутике Burberry в Harrods. У нее была кожаная сумка для книг, а не нейлоновый рюкзак. Ее лакированные балетки были блестящими и яркими. Она была приличной, новенькой, скромной. Но было в ней кое-что еще… В эксклюзивной частной школе в Швейцарии тайна окружает личность красивой темноволосой девушки, которая каждое утро прибывает в кортеже, достойном главы государства. Говорят, что она дочь богатого международного бизнесмена.

  • Опасный человек

  • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
  • По: Роберт Крейс
  • Рассказал: Люк Дэниэлс
  • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
  • Полный

Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину. Он пошел в банк так же, как все ходят в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по пути на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — это только начало проблем для Джо и Иззи.

  • Лето 69-го

  • По: Элин Хильдербранд
  • Рассказал: Эрин Беннетт
  • Продолжительность: 13 часов 34 минуты
  • Полный

Добро пожаловать в самое бурное лето 20 века. На дворе 1969 год, и для семьи Левиных времена меняются. Каждый год дети с нетерпением ждут возможности провести лето в историческом доме своей бабушки в центре Нантакета. Но, как и многое другое в Америке, здесь все по-другому.

  • 3 из 5 звезд
  • отличная история

  • По Клиент Амазонки на 07-09-19
  • Внутренний

  • Роман
  • По: Теа Обрехт
  • Рассказал: Анна Кламски, Эдоардо Баллерини, Юан Мортон
  • Продолжительность: 13 часов 7 минут
  • Полный

На беззаконных, засушливых землях Аризонской территории в 1893 году разворачиваются две необыкновенные жизни. Нора — непоколебимая пограничница, ожидающая возвращения мужчин в своей жизни — своего мужа, отправившегося на поиски воды для выжженного дома, и старших сыновей, исчезнувших после бурной ссоры. Нора ждет своего часа со своим младшим сыном, который убежден, что таинственный зверь бродит по земле вокруг их дома.

  • 2 из 5 звезд
  • Я старался,

  • По Джулианна на 10-09-19

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 5 из 5 звезд
  • Хоумран

  • По ДалласД на 30-06-19

Кэсси Хэнвелл родилась для чрезвычайных ситуаций. Как одна из немногих женщин-пожарных в своей пожарной части в Техасе, она повидала их немало и отлично справляется с чужими трагедиями. Но когда ее отчужденная и больная мать просит ее разрушить свою жизнь и переехать в Бостон, это чрезвычайное положение, которого Кэсси никогда не ожидала. Жесткая бостонская пожарная часть старой школы настолько отличается от старой работы Кэсси, насколько это возможно. Дедовщина, нехватка финансирования и плохие условия означают, что пожарные не очень рады видеть в бригаде «женщину».

  • 2 из 5 звезд
  • Здесь нет пламени

  • По Дина на 09-07-19
  • Контрабанда

  • Стоун Баррингтон, Книга 50
  • По: Стюарт Вудс
  • Рассказал: Тони Робертс
  • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
  • Полный

Стоун Баррингтон получает столь необходимый отдых и расслабление под солнцем Флориды, когда с неба падает беда — буквально. Заинтригованный подозрительными обстоятельствами этого события, Стоун объединяет усилия с остроумным и привлекательным местным детективом для расследования. Но они сталкиваются с проблемой: улики продолжают исчезать.

  • Шансы есть…

  • Роман
  • По: Ричард Руссо
  • Рассказал: Фред Сандерс
  • Продолжительность: 11 часов 17 минут
  • Полный

Одним прекрасным сентябрьским днем ​​трое мужчин собираются на Мартас-Винъярд, друзья с тех пор, как встретились в колледже примерно в 60-х годах. Они не могли быть более разными ни тогда, ни даже сегодня: Линкольн был брокером по коммерческой недвижимости, Тедди — издателем крошечной прессы, а Микки — музыкантом не по возрасту. Но у каждого человека есть свои секреты, в дополнение к монументальной тайне, над которой никто из них не переставал ломать голову со времен Дня поминовения на выходных прямо здесь, на Винограднике, в 1971: исчезновение женщины, которую любил каждый из них — Джейси Кэллоуэй.

  • Аутфокс

  • По: Сандра Браун
  • Рассказал: Виктор Слезак
  • Продолжительность: 13 часов 59 минут
  • Полный

Агент ФБР Дрекс Истон неустанно преследует одну цель: перехитрить мошенника, когда-то известного как Уэстон Грэм. За последние 30 лет Уэстон сменил множество имен и бесчисленное количество маскировок, что позволило ему выманить восемь богатых женщин из своего состояния до того, как они бесследно исчезли, их семьи остались без ответов, а власти — без зацепок. Единственная общая черта среди жертв: новый человек в их жизни, который также исчез, не оставив после себя никаких свидетельств своего существования… кроме одного подписного обычая.

  • Новая девушка

  • Роман
  • По: Даниэль Сильва
  • Рассказал: Джордж Гидалл
  • Продолжительность: 10 часов 16 минут
  • Полный

Она была с ног до головы покрыта дорогой шерстью и пледом, вроде того, что можно было увидеть в бутике Burberry в Harrods. У нее была кожаная сумка для книг, а не нейлоновый рюкзак. Ее лакированные балетки были блестящими и яркими. Она была приличной, новенькой, скромной. Но было в ней кое-что еще… В эксклюзивной частной школе в Швейцарии тайна окружает личность красивой темноволосой девушки, которая каждое утро прибывает в кортеже, достойном главы государства. Говорят, что она дочь богатого международного бизнесмена.

Когда Элвуда Кертиса, темнокожего мальчика, выросшего в 1960-х годах в Таллахасси, несправедливо приговаривают к исправительному учреждению для несовершеннолетних под названием Никелевая академия, он оказывается в ловушке в гротескной комнате ужасов. Единственное спасение Элвуда — его дружба с товарищем-правонарушителем Тернером, которая крепнет, несмотря на убежденность Тернера в том, что Элвуд безнадежно наивен, что мир извращен и что единственный способ выжить — это строить планы и избегать неприятностей.

  • Одно доброе дело

  • По: Дэвид Балдаччи
  • Рассказал: Эдоардо Баллерини
  • Продолжительность: 11 часов 41 минута
  • Полный

На дворе 1949 год. Когда ветеран войны Алоизиус Арчер выходит из тюрьмы Кардерок, его отправляют в Пока-Сити на условно-досрочное освобождение с коротким списком разрешений и гораздо более длинным списком запретов: регулярно отчитываться перед офицером по условно-досрочному освобождению, не Не ходи в бары, уж точно не пей алкоголь, найди работу и никогда не общайся с распутными женщинами. Маленький городок быстро оказывается более сложным и опасным, чем годы службы Арчера на войне или его время в тюрьме.

  • Горькие корни

  • Роман Кэсси Дьюэлл
  • По: Си Джей Бокс
  • Рассказал: Кристина Делейн
  • Продолжительность: 9 часов 55 минут
  • Полный

Бывший офицер полиции Кэсси Дьюэлл пытается начать все сначала со своей собственной частной детективной фирмой. Виновная в том, что она не видела своего сына и измученная ночами в засаде, Кэсси, тем не менее, справляется… пока старый друг не просит об одолжении: она хочет, чтобы Кэсси помогла оправдать человека, обвиняемого в нападении на молодую девушку из влиятельной семьи. Вопреки собственному здравому смыслу, Кэсси соглашается. Но в стране Большого Неба в Монтане извращенная семейная верность так же глубока, как и связи с землей, и в этой истории всегда есть что-то большее.

  • Гостиница

  • По: Джеймс Паттерсон, Кэндис Фокс
  • Рассказал: Эдоардо Баллерини
  • Продолжительность: 7 часов 17 минут
  • Полный

Гостиница в Глостере стоит в одиночестве на скалистом берегу. Его уединение подходит бывшему детективу бостонской полиции Биллу Робинсону, начинающему владельцу и трактирщику. Пока дюжина жильцов платит арендную плату, Робинсон не задает никаких вопросов. Как и шериф Клейтон Спирс, живущий на втором этаже. Затем появляется Митчелл Клайн с новым смертельно опасным способом ведения бизнеса. Его команда местных убийц нарушает законы, торгует наркотиками и совершает насилие у дверей гостиницы.

  • 5 из 5 звезд
  • Отличная Книга!!!!

  • По Шелли на 08-06-19
  • Поворот ключа

  • По: Рут Уэр
  • Рассказал: Имоджен Черч
  • Продолжительность: 12 часов 13 минут
  • Полный

 

Когда она натыкается на объявление, она ищет что-то совершенно другое. Но это кажется слишком хорошей возможностью, чтобы ее упустить — должность няни с проживанием и ошеломляюще щедрой зарплатой. И когда Роуэн Кейн приезжает в Heatherbrae House, она поражена — роскошным «умным» домом, оснащенным всеми современными удобствами, красивым шотландским нагорьем и этой идеальной семьей. Чего она не знает, так это того, что она вступает в кошмар, который закончится смертью ребенка, а она сама окажется в тюрьме в ожидании суда за убийство.

В течение многих лет слухи о «Болотной девочке» не давали покоя Баркли Коув, тихому городку на побережье Северной Каролины. Так в конце 1969 года, когда красавца Чейза Эндрюса находят мертвым, местные жители сразу подозревают Кию Кларк, так называемую Болотную девушку. Но Кия не то, что говорят. Чувствительная и умная, она годами выживала в одиночестве в болоте, которое называет своим домом, находя друзей среди чаек и уроки в песке.

  • Комар

  • Человеческая история нашего самого смертоносного хищника
  • По: Тимоти С. Винегард
  • Рассказал: Марк Дикинс
  • Продолжительность: 19 часов 7 минут
  • Полный

Почему джин-тоник был любимым коктейлем британских колонистов в Индии и Африке? Чем Starbucks обязана своему мировому господству? Что защищало жизнь пап на протяжении тысячелетий? Почему Шотландия передала свой суверенитет Англии? Что было секретным оружием Джорджа Вашингтона во время американской революции? Ответом на все эти и многие другие вопросы является комар. Благодаря неожиданным открытиям и стремительному повествованию, The Mosquito  – это необыкновенная нерассказанная история о господстве комаров в истории человечества.

Возможно, самая знаменитая и почитаемая писательница нашего времени дарит нам новую коллекцию документальной литературы — богатое собрание ее эссе, речей и размышлений об обществе, культуре и искусстве за четыре десятилетия.

  • 5 из 5 звезд
  • Освежающие мысли

  • По Клиент Амазонки на 04-02-19

Однажды Лори Готлиб становится терапевтом, который помогает пациентам в своей практике в Лос-Анджелесе. Следующий кризис заставляет ее мир рушиться. Входит Венделл, причудливый, но опытный терапевт, в чей кабинет она внезапно попадает. С его лысеющей головой, кардиганом и брюками цвета хаки он, кажется, пришел прямо из Центрального кастинга Терапевта. И все же он окажется совсем не таким.

  • Кохланд

  • Тайная история Koch Industries и корпоративной власти в Америке
  • По: Кристофер Леонард
  • Рассказал: Жак Рой
  • Продолжительность: 23 часа 15 минут
  • Полный

Так же, как Стив Колл рассказал историю глобализации через ExxonMobil, а Эндрю Росс Соркин рассказал историю избытка Уолл-стрит до Слишком большой, чтобы потерпеть неудачу , Кристофер Леонард Kochland использует необычный рассказ о том, как крупнейшая частная компания в мире стала такой большой, чтобы рассказать историю современной корпоративной Америки.

Несвобода прессы – это не просто очередная книга о прессе. [Левин] показывает, как те, кому сегодня доверено сообщать новости, разрушают свободу прессы изнутри — не действиями государственных чиновников, а собственным отказом от репортерской честности и объективной журналистики. Обладая глубоким историческим фоном, которым славятся его книги, Левин приглашает вас в путешествие по ранней американской патриотической прессе, которая с гордостью продвигала принципы, изложенные в Декларации независимости и Конституции.

  • Диапазон

  • Почему универсалы побеждают в специализированном мире
  • По: Дэвид Эпштейн
  • Рассказал: Уилл Дэмрон
  • Продолжительность: 10 часов 17 минут
  • Полный

Дэвид Эпштейн изучил самых успешных в мире спортсменов, художников, музыкантов, изобретателей, прогнозистов и ученых. Он обнаружил, что в большинстве областей — особенно в сложных и непредсказуемых — универсалы, а не специалисты, стремятся преуспеть. Универсалы часто поздно находят свой путь и жонглируют многими интересами, а не сосредотачиваются на одном. Они также более креативны, более гибки и способны устанавливать связи, которые их более специализированные сверстники не видят.

  • Фокусное зеркало

  • Размышления о самообмане
  • По: Джиа Толентино
  • Рассказал: Джиа Толентино
  • Продолжительность: 9 часов 46 минут
  • Полный

 

Джиа Толентино — несравненный голос своего поколения, борющийся с конфликтами, противоречиями и коренными изменениями, которые определяют нас и наше время. Теперь, в этом ослепительном сборнике из девяти совершенно оригинальных эссе, написанных с редким сочетанием подачи и резкости, остроумия и бесстрашия, она углубляется в силы, искажающие наше видение, демонстрируя беспрецедентную стилистическую мощь и критическую ловкость.

  • Техасское наводнение

  • Внутренняя история Стиви Рэя Вона
  • По: Алан Пол, Энди Аледорт, Джимми Вон — эпилог
  • Рассказал: Алан Пол, Энди Аледорт, полный состав
  • Продолжительность: 11 часов 39 минут
  • Полный

Texas Flood предоставляет чистую правду о Стиви Рэе Вогане от тех, кто знал его лучше всего: его брата Джимми, его товарищей по группе Double Trouble Томми Шеннона, Криса Лейтона и Риз Винанс, а также многих других близких друзей, членов семьи, подруг, коллеги-музыканты, менеджеры и члены экипажа.

  • Пионеры

  • Героическая история поселенцев, принесших американский идеал Запада
  • По: Дэвид Маккалоу
  • Рассказал: Джон Бедфорд Ллойд
  • Продолжительность: 10 часов 23 минуты
  • Полный

Номер один New York Times Бестселлер лауреата Пулитцеровской премии историка Дэвида Маккалоу заново открывает важную главу в американской истории, которая «сегодня актуальна как никогда» ( The Wall Street Journal ) — заселение Северо-Западной территории мужественными первопроходцами, преодолевшими невероятные трудности, чтобы построить сообщество, основанное на идеалах, определяющих нашу страну.

  • Три женщины

  • По: Лиза Таддео
  • Рассказал: Тара Линн Барр, Марин Айрлэнд, Мена Сувари и другие
  • Продолжительность: 11 часов 24 минуты
  • Полный

В пригороде Индианы мы встречаем Лину, домохозяйку и мать двоих детей, чей брак спустя десять лет потерял свою страсть. Изголодавшись по привязанности, Лина ежедневно борется с приступами паники и, воссоединившись со старым увлечением через социальные сети, заводит роман, который быстро становится всепоглощающим. В Северной Дакоте мы встречаем Мэгги, 17-летнюю ученицу средней школы, у которой якобы есть тайные физические отношения с ее красивым женатым учителем английского языка; последующий уголовный процесс перевернет их тихое сообщество с ног на голову.

  • Стать

  • По: Мишель Обама
  • Рассказал: Мишель Обама
  • Продолжительность: 19 часов 3 минуты
  • Полный

В своих мемуарах, содержащих глубокие размышления и завораживающее повествование, Мишель Обама приглашает слушателей в свой мир, рассказывая об опыте, сформировавшем ее – начиная с детства в южной части Чикаго и заканчивая годами, когда она была руководителем, уравновешивая требования материнство и работа в ее время, проведенное на самом известном в мире адресе. С безошибочной честностью и живым остроумием она описывает свои триумфы и разочарования, как публичные, так и личные, рассказывая всю свою историю так, как она ее прожила — своими словами и на своих условиях.

В Как быть антирасистом Кенди проводит слушателей через расширяющийся круг антирасистских идей — от самых основных концепций до дальновидных возможностей — которые помогут слушателям ясно увидеть все формы расизма, понять их ядовитые последствия и бороться с ними. их в наших системах и в нас самих.

100 вдохновляющих цитат Льва Толстого, автора книги «Война и мир»


Каждый думает изменить мир, но никто не думает изменить себя.

Лев Толстой

  

Все счастливые семьи похожи друг на друга; каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Семья

Лев Толстой

  

Если вы ищете совершенства, вы никогда не будете довольны.

Ты Никогда

Лев Толстой

  

Удивительно, насколько полным является заблуждение, что красота есть добро.

Лев Толстой

  

Я думаю… если правда, что есть столько же умов, сколько есть головы, то их столько же виды любви, как есть сердца.

Любовь I

Лев Толстой

  

Уважение было придумано, чтобы прикрыть пустое место, где должна быть любовь.

Любовь

Лев Толстой

  

Он шагнул вниз, стараясь не смотреть долго на нее, как на солнце, но видел ее, как солнце, даже не глядя.

Нравится Стараться

Лев Толстой

  

Только люди, способные сильно любить, могут страдать и великой скорбью, но эта же потребность любить служит противодействием их горю и исцеляет их.

Лев Толстой

  

Мы можем знать только то, что мы ничего не знаем. И это высшая степень человеческой мудрости.

Лев Толстой

  

Если хочешь быть счастливым, будь.

Ты

Лев Толстой

  

Весна — время планов и проектов.

Время

Лев Толстой

  

Разве можно рассказать другому о том, что чувствуешь?

Лев Толстой

  

Во имя Бога, остановитесь на мгновение, прекратите работу, оглянитесь вокруг.

Ты

Лев Толстой

  

Нет ничего более необходимого для молодого человека, чем компания интеллигентных женщин.

Женщины Молодые

Лев Толстой

  

Когда вы кого-то любите, вы любите человека таким, какой он есть, а не таким, каким вам хотелось бы, чтобы он был.

Любишь, как

Лев Толстой

  

Роясь в своей душе, мы часто откапываем то, что должно было там залечь незамеченным.

Лев Толстой

  

Будь плох, но хотя бы не будь лжецом, обманщиком!

Лев Толстой

  

Два самых сильных воина — терпение и время.

Время

Лев Толстой

  

Любовь. Причина, по которой я не люблю это слово, в том, что оно значит для меня слишком много, гораздо больше, чем вы можете себе представить». — Анна Каренина {Анна Каренина}

Ты Меня Любишь Я

Лев Толстой

  

Всё лучше лжи и обмана!

Лев Толстой

  

Неправда не перестает быть неправдой, потому что ее разделяет большинство.

Лев Толстой

  

Все разнообразие, все очарование, вся красота жизни складывается из света и тени.

Жизнь

Лев Толстой

  

Я всегда любил вас, а если кого-то любить, то любить всего человека, таким, какой он есть, а не таким, каким хотелось бы, чтобы он был. -Долли

Я тебе нравлюсь

Лев Толстой

  

Я всегда любила тебя, и когда ты любишь кого-то, ты любишь всего человека, таким, какой он есть, а не таким, как ты бы хотел нравится им быть.

Любишь лайк

Лев Толстой

  

Человек может жить и быть здоровым, не убивая животных для еды; поэтому, если он ест мясо, он участвует в убийстве животных только ради своего аппетита. И поступать так аморально.

Жизнь

Лев Толстой

  

Если бы каждый сражался за свои убеждения, войны не было бы.

Война

Лев Толстой

  

Скука: желание желаний.

Лев Толстой

  

Сильнейшими из всех воинов являются эти двое — Время и Терпение.

Время

Лев Толстой

  

Иногда она не знала, чего она боялась, чего желала: боялась ли она или желала того, что было или что будет, а именно того, чего она желала, она не знала. знать.

Лев Толстой

  

Счастье зависит не от внешних вещей, а от того, как мы их видим.

Счастье

Лев Толстой

  

Вся великая литература — это одна из двух историй; человек отправляется в путешествие или в город приезжает незнакомец.

Лев Толстой

  

Нет величия там, где нет простоты, добра и правды.

Лев Толстой

  

Лучше делать добро так, чтобы об этом никто ничего не знал.

Leo Tolstoy


Лучшие истории не из «Good vs. Bad», но «Good vs.

Leo Tolstoy


. не знают, что такое счастье, не знают, что без этой любви для нас нет ни счастья, ни несчастья — нет жизни

Жизнь Любовь Счастье

Лев Толстой

  

Если ты меня любишь как говоришь, так и делаешь, — прошептала она, — сделай так, чтобы я была спокойна.1646

Ты Меня Любишь Мир I

Лев Толстой

  

Настоящая жизнь проживается, когда происходят крошечные изменения.

Жизнь

Лев Толстой

  

Трудно любить женщину и что-то делать.

Любовь

Лев Толстой

  

Пьер был прав, когда говорил, что нужно верить в возможность счастья, чтобы быть счастливым, и я теперь верю в это. Пусть мертвые хоронят мертвых, но пока я жив, я должен жить и быть счастливым.

Верь в счастье I

Лев Толстой

  

Любить дорогого тебе человека можно человеческой любовью, а врага можно любить только божественной любовью.

Ты любишь

Лев Толстой

  

Но закон любви к другим не может быть открыт разумом, потому что он неразумен.

Лев Толстой

  

Не дано людям судить, что правильно, а что нет. Люди вечно ошибались и будут ошибаться, и не более чем в том, что они считают правильным и неправильным.

Уилл

Лев Толстой

  

Мне часто кажется, что люди не понимают, что благородно, а что невежественно, хотя всегда об этом говорят.

Думаю я

Лев Толстой

  

Весь мир делится для меня на две части: одна она, и там все счастье, надежда, свет; другой там, где ее нет, и там уныние и тьма. ..

Я Счастье Надежда

Лев Толстой

  

Для создания счастливого брака важно не столько то, насколько вы совместимы, сколько то, как вы справляетесь с несовместимостью.

Ты

Лев Толстой

  

Люби тех, кого ненавидишь.

Ты любишь

Лев Толстой

  

Он чувствовал теперь, что он не просто близок к ней, но что он не знает, где кончается он и начинается она.

Лев Толстой

  

Если допустить, что человеческой жизнью может управлять разум, то уничтожается всякая возможность жизни.

Жизнь

Лев Толстой

  

Лови моменты счастья, люби и будь любимой! Это единственная реальность в мире, все остальное — глупость. Это единственное, что нас здесь интересует.

Любовь Счастье

Лев Толстой

  

Он боялся осквернить любовь, наполнявшую его душу.

Любовь Души

Лев Толстой

  

Со мной случилось что-то волшебное: как сон, когда чувствуешь себя напуганным и жутким, и вдруг просыпаешься со знанием, что таких ужасов не существует. Я проснулся.

Нравится I

Лев Толстой

  

Чтобы избавиться от врага, надо его полюбить.

Любовь

Лев Толстой

  

Человек подобен дроби, у которой числитель — то, что он есть, а знаменатель — то, что он думает о себе. Чем больше знаменатель, тем меньше дробь.

, например,

Leo Tolstoy


Не одно слово, ни один ваш жест, я не могу, я, когда -либо забыл . ..

I

Leo Tolstoy

I

Loo Tolstoy

0573

Какой бы ни была наша судьба, мы ее сделали и не жалуемся на нее». — Вронский {Анна Каренина}

Лев Толстой

  

Всякая ложь — яд; не бывает безобидной лжи. Только правда безопасна. Утешает меня только правда — это единственный нерушимый бриллиант.

Я

Лев Толстой

  

Мы спим, пока не влюбимся!

Лев Толстой

  

Я просто хочу жить; не причинять зла никому, кроме себя.

Я

Лев Толстой

  

Я хотел движения, а не спокойного течения существования. Мне хотелось волнения, опасности и возможности пожертвовать собой ради любви.

Любовь I

Лев Толстой

  

Я как голодный человек, которого накормили. Может быть, ему холодно, и его одежда порвана, и ему стыдно, но он не несчастен.

Нравится

Лев Толстой

  

Человек не может ничем владеть, пока он боится смерти. Но тому, кто этого не боится, принадлежит все. Если бы не было страдания, человек не знал бы своих пределов, не знал бы самого себя.

Страх смерти

Лев Толстой

  

Ей незачем было спрашивать, зачем он пришел. Она знала так определенно, как если бы он сказал ей, что он здесь, чтобы быть там, где она.

Нужда

Лев Толстой

  

Все, что я знаю, я знаю благодаря любви.

Любовь I

Лев Толстой

  

Все многообразие, вся прелесть, вся красота жизни складывается из света и тени.

Жизнь

Лев Толстой

  

Что хуже? волк, который плачет перед тем, как съесть ягненка, или волк, который этого не делает.

Лев Толстой

  

По самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог сказать, было ли то, что он сказал, очень умным или очень глупым.

Лев Толстой

  

Вместо того чтобы ехать в Париж на лекции, идите в публичную библиотеку, и двадцать лет не выйдете оттуда, если действительно хотите учиться.

Ты

Лев Толстой

  

Все умное так скучно.

Leo Tolstoy


Музыка — это сокращение эмоций

Музыка

Leo Tolstoy


9164 41650


.

Лев Толстой

  

Говорить правду очень трудно, и молодые люди редко на это способны.

Молодой

Лев Толстой

  

У каждого сердца есть свои скелеты.

Сердце

Лев Толстой

  

Человеческая наука все дробит, чтобы понять, убивает все, чтобы исследовать.

Лев Толстой

  

На все воля Божья: ты можешь умереть во сне, и Бог может пощадить тебя в бою.

Вы

Лев Толстой

  

Я сижу на спине человека, душию его и заставляю нести меня, и при этом уверяю себя и других, что мне жаль его и я хочу облегчить его ношу всеми возможными способами. …кроме как слезть с его спины.

Я Я

Лев Толстой

  

Он спускался, стараясь не смотреть на нее долго, как на солнце, но видел ее, как видят солнце, не глядя.

Пытаясь

Лев Толстой

  

Нет условий, к которым человек не мог бы привыкнуть, особенно если он видит, что все вокруг него живут одинаково.

Лев Толстой

  

Все зависит от воспитания.

Лев Толстой

  

И знаете, в жизни меньше прелести, когда думаешь о смерти, — зато спокойнее.

Ты жизнь думаешь

Лев Толстой

  

Счастье — аллегория, несчастье — история.

Счастье

Лев Толстой

  

Бог везде один.

Лев Толстой

  

Он сошел, избегая долгих взглядов на нее, как избегают долгих взглядов на солнце, но видя ее, как видят солнце, не глядя.

Лев Толстой

  

Мы шли навстречу друг другу во времена нашей любви, а потом неудержимо дрейфовали в разные стороны, и этого не изменить.

Время любви

LEO TOLSTOY


Королевство Бога находится в пределах вас,

You

Leo Tolstoy


93 9162 9000 2

164. Я во всем сомневаюсь, и сомневаюсь большую часть времени.

Время I

Лев Толстой

  

Историки подобны глухим, которые продолжают отвечать на вопросы, которые им никто не задавал.

Нравится

Лев Толстой

  

Единственное абсолютное знание, доступное человеку, состоит в том, что жизнь бессмысленна.

Жизнь

Лев Толстой

  

Хватит или нет…надо будет

Уилл

Лев Толстой

  

Какая странная иллюзия, что красота есть добро.

Лев Толстой

  

Я всегда с собой, и это я мой мучитель.

I

Лев Толстой

  

Вот я жив, и это не моя вина, так что я должен попытаться выжить, не причинив никому вреда, пока смерть не возьмет верх.

Смерть I

Лев Толстой

  

Жизнь не остановилась, а надо было жить.

Жизнь

Лев Толстой

  

Короли — рабы истории.

История

Лев Толстой

  

В человеческом духе есть нечто, что выживет и восторжествует, в сердце человека горит крошечный яркий огонек, который не погаснет, как бы ни было темно становится мир.

Воля Сердце

Лев Толстой

  

Чистая и полная печаль так же невозможна, как чистая и полная радость.

Лев Толстой

  

Анна говорила не только естественно и интеллигентно, но интеллигентно и небрежно, не придавая значения собственным мыслям, но придавая большое значение мыслям того, с кем она разговаривала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *