Слова мухаммеда али: Цитаты Мохаммеда Али: лучшие высказывания боксера о спорте, возможностях, жизни | GQ

Великие цитаты Мухаммеда Али (100 цитат)

Моха́ммед Али́ — американский боксёр-профессионал, выступавший в тяжёлой весовой категории; один из самых известных боксёров в истории мирового бокса. На пике карьеры отказался проходить службу в армии США, после чего был лишён всех титулов и отстранён от участия в соревнованиях более чем на три года. После завершения спортивной карьеры занимался общественной и благотворительной деятельностью, был Послом доброй воли ЮНИСЕФ. В этой подборке собраны великие цитаты Мухаммеда Али.

Журналист: «Какое это чувство — знать, что у террористов 11 сентября была та же религия, что и у Вас?».

Мохаммед Али: «Какое это чувство — знать, что у Гитлера была та же религия, что и у Вас?»

Я не обязан быть таким, каким меня хотят видеть окружающие, и не боюсь быть таким, каким хотел бы видеть себя сам.

Чем больше мы помогаем другим, тем больше помогаем себе.

Трудно быть скромным, будучи таким великим, как я.

Утомляет не гора, на которую восходишь, а камешек в ботинке.

Самый трудный поединок — это когда за счастье приходится бороться с ленью.

Всё время переживать из-за прошлых ошибок — самая грубая ошибка.

Ничего в этой жизни не дается легко. Чтобы достичь своих целей, необходимо идти на определенные жертвы — тратить свои силы, время, ограничивать себя в чем-либо. Иногда бывают моменты, когда хочется все бросить и отказаться от мечты. В такие моменты вспомните, как много вы получите, если пойдете дальше и как много потеряете, если сдадитесь.

Я ненавидел каждую минуту тренировки, но я сказал себе: «Не уходи, страдай сейчас и живи всю оставшуюся жизнь чемпионом».

Самый тяжелый бой мне пришлось выдержать с моей первой женой.

Бокс — это множество белых мужчин, наблюдающих как двое чернокожих избивают друг друга.

Какой бы ни была ваша цель, вы сможете ее достигнуть, если только захотите потрудиться.

Чего, по вашему мнению, не хватает в современном боксе? — Меня.

Вы, наверное, считаете себя верующим, даже если вы верующий в неверие. Но это не есть настоящая вера, если вы не осознали тот путь, который привел вас к ней.

Я всегда говорю только то, в чём уверен!

Невозможно — это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить. Невозможное — это не факт. Это только мнение. Невозможное — это не приговор. Это вызов. Невозможное — это шанс проявить себя. Невозможно — это не навсегда. Невозможное возможно.

Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.

Я не курю, но продолжаю носить спичечный коробок в кармане. Когда моё сердце скользит к греху, я зажигаю спичку, подношу к ладони и тогда говорю себе: «Али, ты не можешь вынести это тепло, так как ты вынесешь нестерпимый жар Ада?

Я немного нервничал, когда приземлился в СССР. Я думал, что, возможно, увижу задрипанную страну с толпой мрачных людей, мыслящих, как роботы, и агентами спецслужб, прослушивающими мою комнату.

Я увидел страну ста национальностей, живущих вместе в гармонии. Никакого оружия. Никакой преступности. Никаких проституток. И ни одного гомосексуалиста.

Человек, который в пятьдесят лет пытается смотреть на мир так же, как в свои двадцать — зря потратил тридцать лет своей жизни.

Человек, который не имеет воображения, не имеет крыльев.

Самый лучший способ сделать свои сны явью — проснуться.

Чтобы стать чемпионом — нужно начинать глубоко изнутри — с желания, мечты и четкого представления своего успеха.

Человек, который смотрит на мир в 50 лет точно также, как в 20, потратил зря 30 лет своей жизни.

Россия пугает меня — люди в автобусах выглядят так, словно их везут на электрический стул.

Если вы встретили знакомого, которого не видели год и он сказал вам, что вы изменились, поблагодарите его. Это лучшая похвала. Каждый день вы получаете новый опыт, новые знания, учитесь на своих ошибках, развиваетесь и самосовершенствуетесь.

Молчание — золото, но только тогда, когда ты не можешь придумать достойного ответа.

Это просто профессия. Трава растёт, птицы летают, волны омывают песок, я бью людей.

Птица, которая не использует свои крылья, далеко не улетит. Наши крылья — это наше воображение и те, кто не используют его, остаются всегда на одном месте. Мечтайте и фантазируйте, только так вы сможете свободно парить по безграничному миру возможностей.

Если вы считаете себя большим и сильным, то скажите мне, какой у вас рост, чтобы я знал, на сколько отойти, когда вы будете падать.

Доктор может сказать, что, если ты чувствуешь напряжение, то лучше бросать. Значит, твой доктор ничего не понимает, потому что, если ты не будешь напрягать свои мышцы, ты и не получишь желаемого результата. Ты должен бегать до тех пор, пока у тебя все наружу не выворачивается. Ты должен бегать до тех пор, пока твое сердце чуть не останавливается. Ты должен продолжать бегать даже тогда, когда у тебя ноги отказывают. Ты должен бежать вперед и бежать вперед, и лишь тогда ты добьешься того, чего хочешь!

Люди не ценят кого-то до тех пор, пока они его не потеряют. Это как с президентом Кеннеди — таких, как он, больше нет и не будет. Не будет таких, как Элвис Пресли. Кстати, я был Элвисом бокса.

Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах снести.

Когда Джордж Форман вернул себе титул, это здорово задело меня за живое. Тоже захотелось вернуться. Но потом наступило утро — пора было выходить на пробежку. Я лёг обратно в постель и сказал: «Ладно, всё равно я самый великий».

Невозможное – это шанс проявить себя.

Бой должен длится 13 секунд. 2 секунды на сближение, 1 секунда на удар и 10 секунд на отсчет рефери.

Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах снести.

После Олимпийских игр я вернулся обратно в Луисвилл со своей блестящей золотой медалью. Зашел в закусочную «только для белых». Думал, поставлю их на место. Я сел за столик и хотел чего-нибудь заказать. Олимпийский чемпион, золотая медаль! А мне говорят: «Ниггерам не подаем». Я говорю: «Все в порядке, я не нищий».

Но меня все равно выгнали на улицу. Тогда я пошел на берег, на реку Огайо, и выбросил свою золотую медаль в воду.

Солнце всегда где-нибудь да светит.

Я быстрый, я очень быстрый… В спальне, перед сном, я бью по выключателю и успеваю лечь в постель пока не погаснет свет… я очень быстрый.

Если тебе снится, что ты сможешь меня побить, лучше просто проснись и извинись.

Речки, пруды, озера и ручьи – все они называются по-разному. Но во всех них есть вода. Также и с религиями. Они все называются по-разному, но везде есть правда.

Когда ты прав, никто этого не запоминает. А как ошибешься — никто этого не забудет.“

Переживать из-за ошибок – самая грубая ошибка, которую только можно придумать.

Когда я шучу, я обычно говорю правду. Правда – это самая смешная вещь на свете.

Чем больше ты искренен, тем больше лжив и лицемерен мир вокруг тебя.

Мой самый тяжелый бой из всех – с болезнью Паркинсона. Нет, это совсем не больно. Просто трудно объяснить.

Мудрость в том, чтобы знать, когда ты не можешь быть мудрым.

Никто не знает, что сказать в раздевалке проигравшего.

Радуйся своим детям, даже когда они ведут себя не так, как тебе бы хотелось.

Бокс – это когда куча белых людей смотрят, как двое черных мутузят друг друга.Человек, который не имеет воображения, не имеет крыльев.

Молчание — золото, если не можешь придумать хороший ответ.

Если тебе снится, что ты меня побьёшь, то тебе лучше проснуться и извиниться.

Для меня это просто профессия, и все. Трава растет, птицы летают по небу, волны омывают песок, я бью людей.

Чего я не понимаю, так это войны.

Молчание – золото, но только когда ты не можешь придумать достойного ответа.

Жизни у нас немного,

И вся она скоро пройдет,

Но сделайте что-то для Бога,

И оно никогда не умрет.

После Олимпийских игр я вернулся в родной Луисвилл со своей блестящей золотой медалью и зашел в закусочную «только для белых».

Думал, поставлю их на место. Сел за столик, хочу чего-нибудь заказать. Олимпийский чемпион все-таки, золотая медаль. А мне говорят: «Черным не подаем». Я говорю: «Ну что вы, я же не нищий». Но меня все равно выгнали. Тогда я пошел к реке Огайо и выбросил свою медаль в воду.

И чемпиону мира среди тяжеловесов может быть довольно одной женщины.

Невозможно – это не факт. Это только мнение.

Какая разница, какой ты национальности, творение Всевышнего? В первую очередь ты человек. Не осмеливайся забывать об этом никогда. Не кичись своей национальностью, ибо плохих или хороших наций нет. Все мы равны для Бога.

Я не считаю свои приседания до тех пор, пока мои ноги не начинают болеть, ведь только это имеет значение. Это делает тебя чемпионом.

Комедия — это способ быть серьезным, притворяясь смешным.

Молчание — золото, но только до тех пор, пока вы не придумаете хороший ответ.

Когда у человека умирает мать, ему по-настоящему больно. Но со временем он и к этому привыкает. Такова жизнь!

Мне бы хотелось, чтобы люди любили всех остальных так же, как и меня. Тогда бы мир стал лучше.

Что ты скажешь, если я покажу тебе этот стакан и скажу, что никто не сделал его. Он сам сделал себя. Ты поверишь в это? Нет? Что, если я скажу, что эта телестанция материализовалась из ничего. Ни один человек не приложил руку — ты скажешь что, я, скорее всего, свихнулся. Если я скажу, что одежда, которая на тебе, сама себя сшила. Никто не делал ее. Она сама себя создала — ты не поверишь. Но если твоя одежда не сделала себя сама, этот стакан не сделал себя сам, это здание не сделало себя само, то как луна на небе оказалась?! Как звезды… Юпитер, Нептун, Марс и Солнце? Как природа…?! Как, если не кто-то Мудрый придумал и создал это? Так что я верю, что нас будут судить. Например, человек, как Гитлер, который убивал всех евреев, должен выйти сухим из воды? Кто-то накажет его, если не в этой жизни, то после смерти.

Это не горы нас изматывают, а камешки в ботинках.

Совесть не позволяет мне стрелять в моего брата или людей с другим цветом кожи, или в бедных голодных людей в грязи ради большой и сильной Америки. И убивать их за что? Они никогда не называли меня «ниггер», они меня не линчевали, не травили на меня собак, не отбирали мою национальность, не насиловали и не убивали моих мать и отца… За что их убивать? Как я могу стрелять в этих бедных людей? Лучше отправьте меня в тюрьму.

Воля должна быть сильнее мастерства.

Мой самый тяжелый бой — с болезнью Паркинсона. Нет, это не больно. Это трудно объяснить. Меня точно испытывают: буду ли я молиться дальше, сохраню ли я веру? Бог подвергает испытаниям всех великих людей.

Не считайте дни, пусть они считаются с вами.

Петух кричит только, когда он видит свет. Поместите его в темноту, и он никогда не будет кричать. Я увидел свет, и я кричу.

Бой выигран или проигран вдали от зрителей и ринга — в спортзале, задолго до того, как я танцевал под светом софитов.

Я ношу имя нашего любимого Пророка Мохаммеда, мир ему, и не могу позволить, чтобы люди топтали его имя.

Я величайший боксер. Я говорил это до того, как узнал, кем являюсь. Я думаю, что сказал достаточно, чтобы убедить весь мир в том, что я действительно самый великий.

С кем бы я хотел встретиться? С пророком Мухаммедом.

Порхай как бабочка, жаль как оса. Ты не можешь ударить то, что не видишь.

Старье на свалку — не жалко.

Невозможно — всего лишь слово, сказанное маленькими людьми. Им легче жить в мире, который им дан, чем исследовать силу, которую они могут получить. Невозможно — это не факт, это мнение. Все невозможное временно. Нет ничего невозможного.

Кассиус Клей — рабское имя. Я не выбирал его, и я не хочу его. Я — Мохаммед Али! Свободное имя. Это означает «возлюбленный Богом» — и я настаиваю, чтобы люди использовали его, когда люди говорят со мной и обо мне.

Руки работают, видят глаза! Порхай как бабочка, жаль как пчела!

Я – астронавт в боксе. Джо Луис и Демпси были просто пилотами, а я живу в своем собственном мире.

Невозможно – это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить. Невозможное – это не факт. Это только мнение. Невозможное – это не приговор. Это вызов. Невозможное – это шанс проявить себя. Невозможно – это не навсегда. Невозможное возможно.

Когда зажигал факел в Атланте, я не волновался. Вот когда выступал перед правительством — тогда волновался.

Тот, кто недостаточно смел, чтобы рисковать, ничего не добьется в жизни.

Стюардесса: “М-р Али, пристегните, пожалуйста, ремни.“

Ни один удар, кроме солнечного, не должен оставаться без ответа!

Бокс — это когда много белых людей смотрят, как двое чёрных избивают друг друга.

Чемпионами становятся не в тренажерных залах. Чемпиона рождает то, что у человека внутри — желания, мечты, цели.

Я видел, как Джордж Форман боксировал с тенью, и тень выиграла.

Я не всегда знаю, о чем говорю, но знаю, что прав.

Он слишком уродлив, чтобы быть чемпионом. Чемпион должен быть красивым, как я!

Я не обязан быть тем, кем вы хотите меня видеть. Я свободен быть тем, кем сам захочу быть.

Я вырубил бы его с первого удара. Существуют соперники, которым он может откусить ухо, но в то же время есть и соперники, которые могут откусить ему голову.

Если мечтаешь кем-то стать, им и становишься.

Добро — моя мать.

Все время переживать из-за прошлых ошибок — самая грубая ошибка.

Руки работают, видят глаза. Порхай как бабочка, жаль как пчела.

Тебе мешают не те горы впереди, на которые ты должен взобраться, тебе мешает камушек в твоих ботинках.

Три пришествия Мохаммеда Али: о чем сожалел величайший боксер

Истории

Один из величайших боксеров в истории родился 17 января 1942 года. За свою профессиональную карьеру Кассиус Клей, взявший себе имя Мохаммед Али (1942-2016), провел 61 бой, одержав 56 побед.

Фото
Science History Images / Alamy via Legion Media

Мать Кассиуса Клея говорила, что, не заметив бирки с чужой фамилией, едва не принесла из родильного дома не своего ребенка. Выручил ее сам маленький Кассиус, с момента прихода в этот мир 17 января 1942 года беспрестанно и оглушительно оравший. Тот же, кого вручили ей, был слишком тихим. И она вовремя заметила ошибку… Взрослый Кассиус, ставший легендарным Мохаммедом Али, и в мире спорта был таким же — не давая перепутать себя ни с кем, он на протяжении 25 лет заставлял спорить о себе до хрипоты — восхищаться и негодовать.

В спортивном зале Кассиус оказался случайно — по причине, которая, сколь ни парадоксально, многих привела на вершину славы. Той причиной была обида, а еще сознание собственной беспомощности перед чьей-то наглой силой. Первый же попавшийся полисмен, которому разъяренный Кассиус пообещал сделать из обидчика котлету, как только тот будет пойман, оказался тренером любительского боксерского клуба по имени Джо Мартин. Он и предложил юноше основательно подготовиться к расправе. И пусть ни похититель, ни велосипед найдены так и не были, зато у новичка обнаружились отличные бойцовские способности. Буквально через 6 дней занятий он шутя уложил достаточно подготовленного парня.

Первому опьяняющему чувству победы уже не было дано притупиться. Кассиус тренировался исступленно, направо и налево хвастая, что будет чемпионом, заработает кучу денег и купит себе «Кадиллак», поразивший его воображение в автосалоне родного городка Луисвилля…

Кассиус Клей, февраль 1959 года

Фото
WENN / Legion Media

В 1960 году 18-летнего Кассиуса увидел олимпийский Рим. Много позже боксер будет едва ли не постоянно эпатировать публику заявлениями о своих победах, предваряя бой рассказами, в каком именно раунде нокаутирует противника. Но включенный в олимпийскую команду США, он так боялся проигрыша, что не хотел ехать. Джо Мартин растолковывал ему, что может означать для него олимпийская победа, и Кассиус наконец решился. Хотя в Риме ему предстояло встретиться один на один с серьезными и очень опытными противниками, в числе которых были чемпион Олимпиады в Мельбурне наш Геннадий Шатков и неоднократный чемпион Европы поляк Збигнев Петшиковский.

Те, кто видел этот дебют Кассиуса, вспоминали, что с первых минут стало ясно: на ринге появилась новая яркая звезда, светившая своим особым светом. Конечно, впереди у Кассиуса были куда более сложные бои и техника его еще должна была совершенствоваться, но его «фирменные» и явно неповторимые боксерские качества уже тогда были очевидны. Чего стоил один его «танец», доводящий противника до исступления.

Невероятная подвижность Кассиуса на ринге, постоянное кружение, мягкие, пружинистые, вибрирующие прыжки, похожие на ритуальные движения, так затрудняющие противнику ответные удары, дали ему возможность выиграть в Риме на удивление легко. Но те поклонники бокса, что сидели тогда на римских трибунах, оценили еще одну особенность, которую принес на ринг симпатичный негр из Америки. Это эластичность и красота — понятия как будто несовместимые с самой идеей жесткого, драчливого вида спорта. Немалую роль здесь сыграло, по-видимому, и то, что молодой Кассиус с его располагающей внешностью вполне бы мог заявить о себе на театральных подмостках или экране. Кстати, случай сыграть на сцене ему в будущем представился, и отзывы бродвейских завсегдатаев были весьма благожелательными…

Несомненная артистичность натуры Кассиуса Клея, которая проявлялась в самых разных обстоятельствах, но в первую очередь, разумеется, на ринге, — дала о себе знать 5 августа 1960 года, когда новый олимпийский чемпион получал свою золотую медаль под синим небом Вечного города. Прямо на пьедестале почета стройный красавец-негр исполнил неподражаемый, редкостный танец — импровизацию на тему сумасшедшего счастья победы…

Фото
Central Press/Getty Images

Всю ночь после награждения, как и наступивший день, Кассиус ходил по улицам Рима, останавливая прохожих и показывая свою золотую медаль. Доброжелательные итальянцы, понимая чувства симпатичного чернокожего чемпиона, горячо жали его руку…

Америка встретила Кассиуса с большой помпой. Мама Одетта плакала от радости, проезжая с сыном в автомобиле сквозь родной Луисвилль под грохот почетного эскорта. На приемах в честь чемпиона губернатор штата рассыпался в комплиментах и фотографировался с ним на память. А спустя несколько дней Кассиуса не пустили в луисвилльский ресторан, мотивируя это тем, что здесь «ниггеры не обслуживаются».

После он признался, что испытал боль «какого-то особого, мучительного рода, начинающуюся в голове и уходящую в самую глубь живота, боль от удара, на который ты не можешь ответить». В тот же день Кассиус швырнул свое олимпийское золото через перила моста. Его первая награда до сих пор покоится на дне Огайо.

Со временем эта история позабылась всеми, но не им — нанесенная ему тогда рана не заживала никогда, став невольным провокатором целого ряда удивлявших и возмущавших мир поступков, которым никто не мог найти логического объяснения.

Обращение «Черного брата»

Боксер оставляет автограф поклоннику, сидя за рулем автомобиля, август 1967 года

Фото
Trinity Mirror / Mirrorpix / Alamy via Legion Media

Единственное, чем мог отчасти вознаградить себя Кассиус по возвращении из Рима, это пристальное внимание дельцов от профессионального бокса, выразившееся в подписании контракта. «Породистому животному, в которое имело смысл вкладывать деньги», заплатили 10 тысяч наличными. Сверх этого в контракте оговаривались проценты, которые взимались консорциумом бизнесменов от боксера «за услуги», — половина всех гонораров. В будущем эта пропорция была изменена в пользу Кассиуса, но сам он утверждал, что всегда кормил ораву дармоедов, наживавшихся на его мускулах.

Как бы то ни было, «живые» деньги дали Кассиусу возможность исполнить мечту детства — купить «Кадиллак» необыкновенного, как ни у кого, шоколадного оттенка, под цвет кожи. Мальчишка получил игрушку.

Тем временем суровая мужская жизнь продолжилась на ринге: 15 раундов профессионального бокса были несопоставимы с тремя любительскими. Он понял, что без опытного наставника и всесторонне продуманной системы тренировок его выбьют из седла, причем навсегда. И, позабыв все олимпийские амбиции, он, как будто с нуля, начал тренироваться как одержимый. В итоге, проведя 15 профессиональных боев, Кассиус выиграл все, причем большую их часть нокаутом. Кульминацией этого победного шествия стал знаменитый бой в зале «Мэдисон Сквер-гарден» в марте 1963 года.

Противником Кассиуса был тяжеловес Дуг Джонс, входивший в десятку лучших боксеров планеты. Как он разделается с изящным, совсем иной весовой категории олимпийским чемпионом, жаждала увидеть вся боксерская общественность. Газеты и телевидение предрекали победу Джонсу. Билеты перепродавали втридорога. Матч транслировали по всему миру. Все это сделало Кассиусу фантастическую рекламу — он же … только победил. Зрители, глядя на стройную, ничем не напоминающую типичных для профессионального бокса громил фигуру Кассиуса, порхавшего вокруг своего противника, получали эстетическое удовольствие. После трансляции матча даже женщины, традиционно отвергающие грубое ремесло бокса, завалили «черного милашку» любовными посланиями.

Тем временем победное шествие Кассиуса продолжалось. Бой со знаменитым Сонни Листоном принес ему звание чемпиона мира. Однако к 1964 году Кассиус заявил, что отрекается от фамилии, которой его предков когда-то наградили белые рабовладельцы, а потому отныне и навсегда мир должен запомнить: чемпионом мира является Мохаммед Али. Стало известно, что он вступил в общество «Черных мусульман», декларировавшее непримиримую ненависть к белым, и даже стал мусульманским священником.

Поединок Клея и Джонса, 13 марта 1963 года

Фото
Bettmann / Contributor / Getty Images

Впрочем, новоявленный Мохаммед никогда не был замечен в расистском фанатизме, отличавшем некоторых деятелей «Черных мусульман». На заявлениях же Али, которые он делал для прессы, лежала печать непрощенной обиды за личное оскорбление и за двойственность, с которой американская общественность воспринимала «губастого ниггера» и ярчайшую спортивную звезду в одном лице.

Глава общества «Черных мусульман» Элайя Мохаммед Пул (на заднем плане) слушает выступление Мохаммеда Али на ежегодном торжественном собрании, 1968 год

Фото
Bettmann / Contributor / Getty Images

Заметная роль в жизни «Черных мусульман» дала выход природным способностям Али. И в этом, вероятно, состояла еще одна причина его «преображения». Он от природы был награжден даром красноречия и умением общаться с аудиторией. Его новое занятие проповедника каким-то образом помогло восполнить то, что не мог дать ринг. Публике, валом валившей на его нечастые службы, предстояло лицезреть, по сути, театр одного актера. Тематика предлагаемых и освещаемых проповедником вопросов касалась порой вещей совершенно иллюзорных: «Мы хотим иметь собственную землю. Мы хотим получить ее на льготных условиях либо в Америке, либо еще где-нибудь. Мы придерживаемся того мнения, что наши бывшие белые господа обязаны дать нам эту землю».

Впрочем, куда чаще поток красноречия Мохаммеда был обращен к себе, любимому, к своим победам и планам, к тем комплексам, которые сидели в нем и не давали до самых глубин прочувствовать вожделенное чемпионское счастье.

Мохаммед Али с первой женой, ноябрь 1964 года

Фото
UPI / Alamy via Legion Media

Али неукоснительно соблюдал кодекс бытового поведения, декларируемый «Черными мусульманами». Все, что в нем запрещалось: курить, употреблять спиртное, танцевать и даже петь светские песни, воспринималось им как непреложный закон. Али даже пришлось заплатить за свое послушание семейным счастьем: его первая жена, прелестная манекенщица Соня Рой, удрала от него через 6 месяцев после свадьбы, не вынеся ограничений, которыми «черный мусульманский» супруг окончательно допек ее.

Жертвой сурового кодекса едва не стала и очевидная причастность проповедника с бойцовскими перчатками на руках к схваткам на ринге. «Черные мусульмане» осуждали бокс. Но невероятная слава и популярность Мохаммеда Али, которые явились для них прекрасной рекламой, заставили сделать для него как для чемпиона мира исключение. Тем более что менеджером Али стал сын главы «Черных мусульман» с немалой для себя материальной выгодой. Впрочем, члены этого Общества и не думали скрывать, что присутствие в их рядах человека мировой известности — исключительно удачно не только в финансовом, но и в идеологическом плане.

Поступок

Мохамед Али на антивоенной демонстрации, 1967 год

Фото
Bettmann / Contributor / Getty Images

…В марте 1967 года Мохаммед Али подтвердил свое право на звание сильнейшего боксера-профессионала, одержал убедительную победу над очередным претендентом на титул чемпиона мира — Зоро Фолли. А через месяц произошло событие, заставившее оценить фигуру виртуозного мастера кожаной перчатки совсем иной мерой. Той, которая всегда применялась к людям, встававшим в оппозицию государственной машине и защищающим свои убеждения. Их можно считать сумасшедшими, можно поднимать на смех мотивы, заставляющие поступать в разрез здравому смыслу, но не уважать человека, который не на словах, а на деле рискует слишком ценимыми в обществе вещами, нельзя.

На плацу военной базы в Хьюстоне перед призывной комиссией выстроились новобранцы, каждый из которых, согласно установленному правилу, обязан был, выслушав текст присяги, сделать шаг вперед. Когда офицер выкрикнул имя Мохаммеда Али, тот остался в строю недвижимым. Соседи, плечом к плечу стоявшие рядом, опасливо скосили на знаменитость глаза. Офицер, дернув плечами: «Оглох, что ли, парень?», снова гаркнул: «Мохаммед Али». Но тот, вытянувшись в струнку и глядя прямо перед собой, стоял как вкопанный. И этим было сказано все. Прервав присягу, начальство проинформировало о неслыханном инциденте государственного прокурора в Хьюстоне. Очевидно, оттуда посоветовали не обострять ситуацию, принимая во внимание обилие прессы и телекамер на церемонии присяги.

Мохаммед заявил, что «ни под каким видом не будет воевать» не только во Вьетнаме, который в это время уже подвергся агрессии со стороны США, но и в любой другой стране мира. Подобные заявления не были секретом, Мохаммед делал их и раньше, но общественность не покидала уверенность, что в определенный момент он дрогнет.

Слишком опасно, опрометчиво было прослыть «плохим американцем». «Он не сделает этого, он слишком любит себя и свою славу», — говорили те, кого хвастливые заявления (а их действительно было немало) выводили из себя. И вот, наконец, стало понятно — он сделал это! «Руководствуясь своей совестью, личными убеждениями и как мусульманский священник, я принял решение отказаться служить в армии. Я это не скрывал вчера и повторяю сегодня… Я не поеду за десять тысяч километров, чтобы помогать тем, кто исповедует веру рабовладельцев, помогать им угнетать людей с другим цветом кожи в других странах мира».

Мохаммед Али прибывает в суд, 19 июня 1967 года

Фото
Bettmann / Contributor / Getty Images

Поступок Али произвел эффект разорвавшейся бомбы. Пентагон был более чем раздражен — еще бы, этот чертов демагог подводил мину под незыблемый закон: Америка всегда права. Вскоре стало известно, что Всемирная боксерская ассоциация лишила Мохаммеда Али титула чемпиона мира. Решение это было тут же поддержано Боксерской ассоциацией Нью-Йорка и еще двумя самыми влиятельными боксерскими ассоциациями: европейской и английской. И это было только началом. Против Мохаммеда даже было возбуждено дело об уклонении от воинской повинности. В мае суд города Хьюстона вынес приговор: 5 лет тюрьмы и 10 тысяч долларов штрафа. Мир не верил своим ушам — никто не мог припомнить, чтобы страна торжествующей демократии стреляла в своих же героев «на поражение».

Тюремного заключения Али удалось избежать: он был оставлен на свободе под большой денежный залог. Адвокат подал апелляцию, и началась долгая четырехгодичная тяжба, не очень обременявшая американскую Фемиду, но совсем иначе повлиявшая на Мохаммеда Али.

Со стороны казалось, что удар Пентагона был скользящим — Али постоянно видели на антивоенных митингах. Он вел бурную пропаганду против войны. В сознании американцев несколько в ином ракурсе проявился образ преуспевающей, избалованной славой звезды. Его гражданскому мужеству волей-неволей приходилось отдавать должное. Мохаммед платил по всем счетам и платил дорого: репутацией, кошельком, и последнего прагматичные американцы не могли не оценить.

Но по-настоящему понимал Али тот, кто прошел через ад отлученности от своего дела. Скрипач без смычка, актер без подмостков, моряк, прикованный к суше, — те, кто не умел и не желал делать ничего, кроме того, к чему их призвал Всевышний.

Видимо, именно поэтому люди творчества, которое само по себе предполагает свободу волеизъявления, подали голос в защиту строптивого экс-чемпиона. В декабре 1969 года в адрес Белого дома было послано обращение с требованием открыть для Мохаммеда Али ринг. Под ним стояли подписи Игоря Стравинского, Джона Апдайка, Элизабет Тейлор, Айзека Азимова, Генри Фонды, Гарри Белафонте, Ирвина Шоу… Это лишь некоторые из ста двадцати представителей писательской и артистической элиты Америки.

Преодолеть себя

Долгих четыре года ринг был закрыт для Мохаммеда. 28 июня 1971 года Верховный суд США принял решение о прекращении его дела и вынес оправдательный приговор: Мохаммед Али имел право на отказ от военной службы, основываясь на своих религиозных и моральных убеждениях. Тренер смотрел на будущее Мохаммеда с определенной долей опаски: профессиональный бокс практически исключает возвращение на ринг после столь долгого перерыва. «Если кто-то и способен на такое, то только он», — размышлял, уповая на сверхъестественную способность Али опровергать любые прогнозы, тренер.

Али в поединке с Джо Фрэзером, 8 марта 1971 года. В этом бою Мохаммед Али потерпел поражение. Через три года он добился успеха в матче-реванше

Фото
Bettmann / Contributor / Getty Images

Бои после «второго пришествия» Али показали, что те, кто не принимал его в расчет, поторопились… Экс-чемпион не уклонялся ни от одного предложенного матча, не боялся поражения и с тем феноменальным упорством, которое отличало его всегда, тренировался. «Я бегал до тех пор, пока мои легкие едва не лопались, а язык не распухал. Как же я терзал свое тело и как ненавидел бесконечные тренировки, когда каждый мускул просил пощады и хоть немного отдыха, — писал Али. — Но я упорно твердил себе: страдай, если хочешь стать чемпионом. А я очень хотел им стать».

Поражение от Фрэзера (8 марта 1971 года.  — Прим. Vokrugsveta.ru), одного из сильнейших тогда боксеров-тяжеловесов, подхлестнуло Али: «Мы с тобой скоро встретимся, Джо!» Он стал с еще большей верой и упорством готовиться к матчу-реваншу. Победа над Фрэзером открыла бы для Али дорогу к схватке с чемпионом мира и новой звездой бокса Джорджем Форменом.

28 января 1974 года состоялся матч, заставивший самых завзятых скептиков признать: Али — вернулся. «Мэдисон Сквер-гарден» со своими десятью тысячами зрителей был покорен. Мир увидел бокс, который мог показать только Али. Он снова танцевал, кружил, ерничал, прикидывался обессилевшим, имитировал подгибающиеся ноги, сбивая противника с толку, забивался в угол ринга, будто испуганный градом ударов «великолепного Джо». Это был уже не просто бокс, а театр со своим развитием действия. Но что будет дальше, знал только Али. Громадный зал, затаив дыхание, наблюдал за этой захватывающей игрой: силовые удары Фрэзера проходят мимо, попрыгунчик Али остается неуязвимым. Судьи оценили его преимущество. Этот 12-раундовый поединок, очень важный для него, Али выиграл по очкам. Радости его не было предела, и на пресс-конференции он не преминул вернуться к своим залихватским прогнозам: «Я отлупил Фрэзера, отлуплю и Формена, а потом снова стану чемпионом».

Поединок Али и Фрэзера в 1974 году

Фото
Herb Scharfman/Sports Imagery/Getty Images

И он-таки взошел на вожделенный пьедестал. Хотя обыватель предпочитает иметь дело со скромными героями и не любит, когда они говорят про себя то, что, как ни крути, все-таки оказывается правдой… Али, которого называли «большой трещоткой», никогда не подыгрывал принятым в хорошем обществе условностям. А когда наступал его час, зал вставал в почтительном порыве, не понимая, каким образом этому самовлюбленному хвастуну хватает всего лишь десятка-другого квадратных метров ринга, чтобы превратиться в великого человека.

«Матч столетия»

Заир. 30 октября 1974 года. 3 часа 15 минут ночи — «лучшее телевизионное время» для Америки (газеты писали, что число зрителей достигало 50 тысяч человек)

Фото
STR/AFP via Getty Images

Джордж Формен считался боксером совершенно фантастической силы. Его тренер Дик Сэндлер говорил: «Я вырастил настоящего монстра. Ни один человек на земле не может с ним справиться». То, что это отнюдь не преувеличение, говорят факты: ни Джо Фрэзер, чрезвычайно ценимый Али Мохаммедом, ни Кен Нортон, боксер сильный и техничный, не продержались и двух раундов. Казалось бы, и у Али было столько же шансов, ведь в поединках с Фрэзером и Нортоном он выиграл только по очкам. К тому же наиболее придирчивые спортивные комментаторы утверждали, что «знаменитое кружение» Али, его скорость и маневренность теперь изрядно уступали тому, чем когда-то владел Кассиус Клей.

Не последнюю роль играла и устрашающая внешность Джорджа Формена — гора мускулов и глаза, наливавшиеся яростью буквально с первых секунд раунда. Но убедительнее всего была его правая рука, которая помогла своему обладателю из 40 выигранных им боев 37 закончить нокаутом. «Коронка» — удар в челюсть, избавлявший и его, и его противника уже от третьего раунда. Разумеется, боксерская манера «милашки Джо» далеко не всем зрителям была по вкусу: «представление» кончалось слишком уж быстро. Медлительный, избегающий лишних движений гигант лишал возможности оценить и выносливость, и технику. Одно он гарантировал и всегда исполнял обещанное: зрелище распластанного соперника, который уже не встанет.

Зрители считали, что Джо раздавит Али, как муравья. Большинство ставило на Формена. Тренер рассказывал, что в первый и единственный раз он увидел страх в глазах вышедшего на ринг Али…

Али и Форман на ринге, 30 октября 1974 года

Фото
STR/AFP via Getty Images

С первых секунд Али показал виртуозный, умный бокс. Агрессивно настроенный противник, верный обычной тактике «сногсшибательного удара», пытался сломить Али мощными ударами по корпусу, но большинство свингов приносили нулевой эффект. Непревзойденная техника защиты была запущена Мохаммедом на полную мощность. Только ли итогом тренировок стала эта неуязвимость? Многие в поведении Али на ринге вообще находили что-то мистическое. А он сам, вспоминая свое детство, рассказывал, как просил ребят набрать камней и попасть в него, не сходившего с места и лишь отклонявшегося корпусом. «Я приходил домой совершенно невредимым», — вспоминал Али. Сверхчеловеческая реакция, упроченная тренировками, выручала его и сейчас, уже 32-летнего.

А на ринге происходило невиданное: шел уже четвертый (!) раунд и борьба не прекращалась. В пятом раунде, казалось бы, только и знающий что защищаться Али наносит Форману один за другим восемь ударов в голову. Зал ошарашенно ухает. Шестой раунд… Седьмой… Удары Формена еще сильные, но они неточны. «Я буду двигаться по рингу и обстреливать его ударами, как автоматной очередью. Я измотаю его и потом нокаутирую», — так обещал перед боем простодушный и вечно болтливый Али. Он хватил лишку — шел восьмой раунд. Форман понимал, что стремительно теряет силы. Если не сейчас, то никогда! И пошел на Али всей своей массой, загнал в угол, нанес удар в голову, но недостаточно точный, чтобы тот имел серьезные последствия.

Форман отправлен в нокаут

Фото
Agence France Presse/Getty Images

Эластичные канаты отшвырнули Али прямо на противника. За это мгновение он успел вывернуться и — левой в подбородок. Формен упал. Ах, как он падал: медленно, грузно, как бык, в которого воткнули шпагу. Рефери считал до десяти, а стадион уже неистовствовал…

Победа Али была не только безусловной, но и на редкость красивой. Он стал вторым человеком в профессиональном боксе, который сумел вернуть себе титул чемпиона мира. Примечательную, отнюдь не залихватскую фразу, смысл которой можно распространить на многие сферы жизни человека, сказал Мохаммед на пресс-конференции: «Мастерство всегда одержит победу над грубой силой…»

А 15 сентября 1978 года на огромном крытом стадионе в Новом Орлеане 70 тысяч человек стали свидетелями сенсационного боя 36-летнего Али с молодым боксером Леоном Спинксом. 15 раундов, 45 минут шла борьба, исход которой решили последние секунды. Трибуны ревели. Бывалые люди утверждали, что такого шквала эмоций, когда ринг был захвачен болельщиками и голос распорядителя потонул в ликующих воплях толпы, видеть им не приходилось никогда. Это был восторг не только перед феноменальным, не повторенным в истории бокса фактом: Али в третий раз получил титул чемпиона мира. Люди восторгались тем, что всегда у человечества в дефиците, но и в чести: волей к победе, которая не признает слова «невозможно».

Другая жизнь

В 1978 году Мохаммед побывал в Советском Союзе. Страна, воспитанная на «Хижине дяди Тома», с распростертыми объятиями встретила красавца-негра. У Али даже была встреча с Л.И. Брежневым. После путешествия по республикам Союза Али пришел к выводу, что это «государство, лишенное расовых предрассудков». Его настроения изменились через два года, когда госдепартамент США пытался, и небезуспешно, использовать чемпиона в организации блокады московской Олимпиады. Личная просьба тогдашнего президента США Дж. Картера, вероятно, польстила Мохаммеду. Он стал объезжать Африканский континент с призывом не ездить в Москву. А потом раскаивался. Это с ним случалось нередко: только на ринге он точно знал, что надо делать и как именно поступать…

Мохаммед Али и Леонид Брежнев, июнь 1978 года

Фото
UPI / Alamy via Legion Media

Закатившаяся звезда

В 1979 году троекратный чемпион мира объявил, что уходит из бокса. Из 56 боев, проведенных им, лишь 5 оказались проигранными, да и пали они в основном на «старого» Али. Все мы неизбежно проигрываем времени. Али сказал, что уже не хочет пытаться завоевать боксерский Олимп в четвертый раз. Конечно, его подзабыли… Точно так же стираются из памяти поколений дерзания самых заметных людей планеты.

Известно, что череда быстро сменяющихся жен сильно потрепала счета Мохаммеда. Говорят, что третья из них, Вероника, выставила супруга за дверь, обвинив во всех смертных грехах. То, что некоторые из них действительно наличествовали, признал и суд, оставивший супруге после развода роскошную виллу со всем содержимым.

Братья-мусульмане тоже не выпустили из поля зрения нажитого Мохаммедом за годы легендарных боев. Конечно, он не бедствует, но все имеющееся — просто не сопоставимо ни с его колоссальной славой, ни с астрономическими гонорарами. Хорошо, что еще во время своего 4-летнего «антракта» Али догадался вложить часть денег в сеть ресторанчиков фаст-фуд. Теперь это оказалось более чем кстати. Как большинство фанатично преданных своему делу людей, Али в обыденной жизни не выглядит преуспевающим везунчиком. Одно время он пристрастился к виски, нарушая правила «Черных мусульман». Но хуже всего были нагрянувшие проблемы со здоровьем. Кто-то подсчитал, что за время чрезвычайно долгой для боксера спортивной деятельности Али получил несколько тысяч ударов в голову.

Все это привело к нарушению функций головного мозга, выразившемуся в болезни Паркинсона. Али знал, что его не вылечат, но утверждал, что, начав все заново, он пошел бы точно таким же путем — квадрат ринга всегда оставался для него тем, чем для королей — их королевство.

Последний бой

Мохаммед Али зажигает олимпийский огонь, 1996 год

Фото
Michael Cooper /Allsport via Getty Images

…В 1996 году Олимпиада пришла на Американский континент. В Атланте тогда стояла нестерпимая жара. Из-за чувства гуманности, наверное, открытие спортивного форума было назначено на 9 часов вечера. А может, было учтено, что на фоне сгущающихся сумерек пламя олимпийского факела выглядит еще выразительнее и ярче. Так оно и было, когда миллионы людей наблюдали за спортсменами, как эстафету несущими заветный факел.

И тут случилось то, о чем знали только посвященные. Прожектор высветил крупную фигуру человека, который и должен был зажечь священный огонь в чаше. Он, чтобы факел в его измученной болезнью руке не дрожал, делал неимоверные усилия. Это был Мохаммед Али, в последний раз появившийся перед миром как олицетворение славы спорта и единения людей перед священным олимпийским огнем.

Его узнали. Громадная чаша стадиона всколыхнулась тысячами в едином порыве вставших людей — словно он только что снова выиграл очередной тяжелый бой.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 8, август 2003, частично обновлен в январе 2022

Людмила Третьякова


Теги

  • Август 2003
  • Люди и судьбы
  • бокс
  • спорт
  • Биография

Цитаты Мохаммеда Али – Статусы и цитаты на все случаи

Когда ты прав, никто не запоминает. А как ошибешься — никто не забудет.


Я так быстр, что вчера вечером я выключил выключатель в моем гостиничном номере, и был в постели до того, как в комнате стало темно


Если тебе снится сон о том, что ты избиваешь меня, тебе бы лучше проснуться и извиниться


Молчание — золото, но только тогда, когда ты не можешь придумать достойного ответа.


Тебе мешают не те горы впереди, на которые ты должен взобраться, тебе мешает камушек в твоих ботинках.


Бой должен длится 13 секунд. 2 секунды на сближение, 1 секунда на удар и 10 секунд на отсчет рефери.


Мечта не осуществляется в одно мгновение. Каждый ваш поступок, каждая ваша привычка и каждое ваше действие определяют то, насколько быстро вы ее достигнете и достигнете ли вы ее вообще.


Я не величайший, я вдвойне величайший. Я не только нокаутирую их, я выбираю раунд


В мире есть два явления, которые невозможно увидеть и тем более ударить. Это приведение и Мохаммед Али


Двигаясь к цели, вы должны ясно представлять ее себе. Что будет, когда вы достигнете ее? Как изменится ваша жизнь? Постоянно визуализируйте в голове то, к чему вы стремитесь. Осознание вознаграждения, ожидающего вас впереди, мотивирует вас в самые сложные минуты.


Речки, пруды, озера и ручьи — все они называются по-разному. Но во всех них есть вода. Также и с религиями. Они все называются по-разному, но везде есть правда.


Я видел бой Джорджа Формана с тенью. И тень выиграла


Каждый, кто говорит, что в 50 у него такая же жизнь, как и в 20, напрасно потратил 30 лет


Трудно быть скромным, когда ты велик, как я


Бой выигрывается или проигрывается вдалеке от свидетелей — за пределами ринга, в спортзале, где тебя никто не видит, то есть задолго до того, как ты бьешься под софитами.


Когда я шучу, я обычно говорю правду. Правда — это самая смешная вещь на свете.


Вы всегда говорите о том, что, Мухаммед, ты не такой же самый человек, каким ты был 10 лет назад. Ну, я спросил Вашу жену, и она сказала мне, что Вы не такой же самый мужчина, каким Вы были два года назад!


Если вы встретили знакомого, которого не видели год и он сказал вам, что вы изменились, поблагодарите его. Это лучшая похвала. Каждый день вы получаете новый опыт, новые знания, учитесь на своих ошибках, развиваетесь и совершенствуетесь.


Все время переживать из-за прошлых ошибок — самая грубая ошибка


Порхать, как бабочка, и жалить, как пчела!


Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах снести.


Ничего в этой жизни не дается легко. Чтобы достичь своих целей необходимо идти на определенные жертвы — тратить свои силы, время, ограничивать себя в чем-либо. Иногда бывают моменты, когда хочется все бросить и отказаться от мечты. В такие моменты вспомните, как много вы получите, если пойдете дальше и как много потеряете, если сдадитесь. Цена успеха, как правило, меньше, чем цена неудачи.


Я ненавидел каждую минуту тренировки, но я сказал себе: «Не уходи, страдай сейчас и живи всю оставшуюся жизнь чемпионом»


Солнце всегда где-нибудь да светит.


Насколько велико ваше желание достичь успеха? Засыпаете ли вы с ним каждую ночь и просыпаетесь ли с ним каждое утро? Для того, чтобы добиться своей мечты, вы должны стремиться к ней каждую секунду и ни на мгновение не сомневаться в удаче.


Самый трудный поединок — это когда за счастье приходится бороться с ленью


Если повторять себе что-то достаточно часто, в это можно поверить. Как только вы начинаете верить во что-то, это «что-то» начинает волшебным образом происходить.


Только человек, который ранее был побеждён, может погрузиться на дно своей души и вернуться оттуда с нужным запасом силы, которая позволит переломить бой в свою сторону.


Птица, которая не использует свои крылья, далеко не улетит. Наши крылья — это наше воображение и те, кто не используют его, остаются всегда на одном месте. Мечтайте и фантазируйте, только так вы сможете свободно парить по безграничному миру возможностей.


Когда у человека умирает мать, ему по-настоящему больно. Но со временем он и к этому привыкает. Такова жизнь!


Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.


Я не курю, но продолжаю носить спичечный коробок в кармане. Когда мое сердце скользит к греху, я зажигаю спичку, подношу к ладони и тогда говорю себе: «Али, ты не можешь вынести это тепло, так как ты вынесешь нестерпимый жар Ада?»


Невозможно — это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить. Невозможное — это не факт. Это только мнение. Невозможное — это не приговор. Это вызов. Невозможное — это шанс проявить себя. Невозможно — это не навсегда. Невозможное возможно.

80 мотивирующих цитат Мухаммеда Али

Спортсмен

Мухаммед Али был чемпионом по боксу в супертяжелом весе, выигравшим 56 раз. Он известен своей храбростью, публичной позицией против войны во Вьетнаме. Он был филантропом, боксером и общественным деятелем, которого повсеместно считали одним из величайших спортсменов 20-го века. Он получил олимпийскую золотую медаль в 1960 году и чемпион мира по боксу в тяжелом весе в 1964 году.

После рождения в январе 1942 года он многое сделал в своей жизни. Да, он упорно борется и дважды возвращал себе титул чемпиона в тяжелом весе в течение 1970-х годов. Его храбрость была причиной его успеха. Он никогда не боится боя как внутри, так и за пределами ринга. Свой скрытый талант он обнаружил, когда ему было всего 12 лет. В то время он был почти готов избить вора, когда его мотоцикл был украден.

Легенда бокса Мухаммед Али


Вот некоторые из вдохновляющих цитат Мухаммеда Али, которым следует следовать в своей жизни. Его высказывания важны для достижения каждой мечты, которую вы видите.

Я ненавидел каждую минуту тренировок, но сказал: «Не бросай. Пострадайте сейчас и проживите остаток своей жизни как чемпион.

Я не величайший; Я вдвойне величайший. Я не только выбиваю их из строя, но и выбираю раунд.

К вере ведет повторение утверждений. И как только эта вера перерастает в глубокую убежденность, начинают происходить вещи.

Тот, кто не достаточно смел, чтобы рисковать, ничего не добьется в жизни.

К вере ведет повторение утверждений. И как только эта вера перерастает в глубокую убежденность, начинают происходить вещи.

В бою нет удовольствия, но некоторые из моих боев было приятно выиграть.

Если им удастся сделать пенициллин из заплесневелого хлеба, они наверняка кое-что сделают из вас.

Только человек, который знает, каково это быть побежденным, может дотянуться до глубины своей души и найти дополнительную унцию силы, необходимую для победы в равных условиях.

Отсутствие веры заставляет людей бояться встречаться с трудностями, и я верил в себя.

За смену карт ведутся войны наций. Но войны за бедность ведутся, чтобы изменить карту.

Я никогда не думал о проигрыше, но теперь, когда это произошло, единственное, что нужно сделать — это делать все правильно. Это мой долг перед всеми людьми, которые в меня верят. Всем нам в жизни приходится терпеть поражения.

Моя единственная вина в том, что я не понимаю, насколько я хорош на самом деле.

Мухаммед Али против Сонни Листона

Дружба… это не то, чему учат в школе. Но если вы не поняли, что такое дружба, значит, вы действительно ничему не научились.

Это просто работа. Трава растет, птицы летают, волны бьют по песку. Я избивал людей.

Бокс — это множество белых мужчин, наблюдающих, как двое чернокожих избивают друг друга.

Супермену не нужен ремень безопасности.

Я верю в религию ислама. Я верю в Аллаха и мир.

Человек, который в пятьдесят лет смотрит на мир так же, как в двадцать, потратил тридцать лет своей жизни.

Служение другим — это арендная плата, которую вы платите за свою комнату здесь, на Земле.

Есть дела поважнее, чем избивать людей.

Трудно быть скромным, когда ты такой же великий, как я.

Я величайший, я сказал это еще до того, как узнал, что я такой.

где сейчас живет Джефф Гордон

Я подумал, что если я скажу это достаточно, я смогу убедить мир, что я действительно величайший.

Меня поддерживает цели.

Фрейзер настолько уродлив, что ему следует пожертвовать свое лицо Бюро дикой природы США.

Самая тяжелая схватка была с моей первой женой.

Я его побью так сильно, что ему понадобится рожок для обуви, чтобы надеть шляпу.

Уметь раздавать богатства обязательно, если вы хотите им владеть. Это единственный способ стать по-настоящему богатым.

Реки, пруды, озера и ручьи — все они имеют разные названия, но все они содержат воду. Так же, как и религии — все они содержат истину.

У человека без воображения нет крыльев.

Это не хвастовство, если можно это подкрепить.

Я шучу, говоря правду. Это самая смешная шутка на свете.

Вас утомляют не горы впереди, когда вы поднимаетесь наверх; это камешек в твоей обуви.

Я самый узнаваемый и любимый человек из всех, кто когда-либо жил, потому что когда были Иисус и Моисей, не было спутников, поэтому люди в далеких деревнях не знали о них.

Я так быстр, что вчера вечером выключил свет в своем гостиничном номере и лег спать еще до того, как в комнате стало темно.

Ненавидеть людей из-за их цвета кожи — неправильно. И неважно, какой цвет ненавидит. Это просто неправильно.

Я хочу, чтобы люди любили всех так же, как они любят меня. Был бы мир лучше.

Я хочу, чтобы люди любили всех так же, как они любят меня. Был бы мир лучше.

Я должен был доказать, что ты можешь быть черным мужчиной нового типа. Пришлось показать миру.

Вы думаете, мир был шокирован, когда Никсон ушел в отставку? Подожди, пока я взбью Джордж Форман Позади.

Я обычный человек, который много работал, чтобы развить талант, который мне дали. Я верил в себя, и я верю в добро других.

Я бы сказал что-то вроде «Я величайший! Я хорошенькая! Если вы говорите джайв, вы получите пять! Я плыву, как бабочка, жалит, как пчела! Я красивая! »Когда белые люди услышали, как я говорю вот так, некоторые говорили:« Этот черный человек слишком много говорит. Он хвастается.

Слово «ислам» означает «мир». Слово «мусульманин» означает «тот, кто подчиняется Богу». Но пресса заставляет нас казаться ненавистниками.

Террористы не следуют исламу. Убивать людей и взрывать людей, сбрасывать бомбы в разных местах — все это не способ распространять слово об исламе. Теперь люди понимают, что все мусульмане не террористы.

Когда я выиграл «Золотые перчатки» в 1960 году, я понял, что у меня есть шанс. И когда я выиграл Олимпиаду, это решило: я стал чемпионом.

Бог испытывает вас определенными, определенными способами. Некоторые люди богаты и верят в Бога. Они теряют деньги, дела идут тяжело, они слабеют и перестают ходить в церковь. Перестаньте служить Богу, как они.

Я просто надеюсь, что люди поймут, что ислам — это мир, а не насилие.

Если вы проиграете крупный бой, это будет беспокоить вас всю жизнь. Это будет вас мучить — пока вы не отомстите.

Я настолько хорош в боксе, что им пришлось создать изображение, подобное Рокки, белое изображение на экране, чтобы противодействовать моему имиджу на ринге. У Америки должны быть свои белые образы, где бы они ни находились. Иисус, Чудо-женщина, Тарзан и Рокки.

как долго Рэнди Ортон борется

Куда бы я ни пошел, за мной всегда следует невероятная толпа. В Риме, когда я приземляюсь в аэропорту, меня целуют даже мужчины. Я люблю Рим.

Кассиус Клей — это имя, которое белые люди дали моему рабовладельцу. Теперь, когда я свободен, я больше никому не принадлежу, я больше не раб, я вернул им белое имя и выбрал красивое африканское.

У всех чернокожих американцев есть рабские имена. У них белые имена; имена, которые дал им подчиненный.

Я величайшее существо на свете! Я король мира! Я плохой человек. Я самая красивая вещь на свете.

в какой колледж поступил Алекс Смит

Мухаммед Али цитирует Trust.

Все мы такие смешанные. Мой прадед был белым.

Сонни Листон — ничто. Мужчина не может говорить. Мужчина не может драться. Мужчине нужны уроки разговора. Мужчине нужны уроки бокса. А поскольку он собирается драться со мной, ему нужны уроки падения.

Я видел Джордж Форман бокс с тенью, и тень победила.

Дело в том, что в школе я никогда не был слишком умным. Но мне это не стыдно. Я имею в виду, сколько директора школ зарабатывают в месяц?

Я сказал, что я «Величайший», но никогда не говорил, что я самый умный!

Я всегда выявляю лучшее в мужчинах, с которыми сражаюсь, но Джо Фрейзер, я скажу миру прямо сейчас, выявляет лучшее во мне. Я скажу тебе, что это чертовски крутой мужчина, и да благословит его Бог.

Джо Фрейзер настолько уродлив, что, когда он плачет, слезы разворачиваются и стекают по его затылку.

Никогда не вкладывайте деньги против Кассиуса Клея, потому что у вас никогда не будет удачного дня.

Я подсчитал, что получил 20 000 ударов, но заработал миллионы и сохранил много из них. Я могу говорить медленно, но у меня все в порядке.

Джо Фрейзер пострадал больше меня — и у него нет болезни Паркинсона.

Я хорошо провел время, занимаясь боксом. Мне понравилось — и я могу вернуться.

Я благодарю Бога и всех людей в Великобритании, которые поддерживали меня на протяжении многих лет.

Не жалей меня.

Я не ссорился с ними, Вьетконг.

Мухаммед Али против. Сонни Листон: Если бы я сказал, что нокаутирую Сонни Листона за 1 минуту и ​​49 секунд первого раунда, это повредит воротам.

Я дразнил Джо Луи, напоминая ему, что я величайший из всех времен. Но Джо Луи был величайшим бойцом в супертяжелом весе.

Я сделал свою долю ошибок на этом пути, но если я изменил хотя бы одну жизнь к лучшему, я прожил не зря.

Жизнь такая короткая. Библия говорит, что это похоже на пар.

В моей крови быть с людьми во время тренировок.

Белый человек разрушает мир.

Мои принципы важнее денег или титула.

Ни один умный чернокожий мужчина или черная женщина в своем правом черном сознании не хочет, чтобы белые мальчики и белые девочки приходили к ним домой, чтобы жениться на своих черных сыновьях и дочерях.

Мы, которые следуем учению Илии Мухаммеда, не хотим, чтобы нас заставляли интегрироваться. Интеграция — это неправильно. Мы не хотим жить с белым человеком; вот и все.

Белые люди просто не хотят, чтобы их рабы были свободными. Вот и все.

Основное внимание «Нации ислама» уделялось обучению черных гордости и самосознанию. Почему мы должны продолжать пытаться загнать себя в белые рестораны и школы, когда белые люди не хотят нас? Почему бы не навести порядок в наших кварталах и школах вместо того, чтобы пытаться перебраться из них в районы для белых людей?

Я не хотел подчиняться армии, а затем, в день суда, чтобы Бог сказал мне: «Почему ты это сделал?» Эта жизнь — испытание, и ты понимаешь, что то, что ты делаешь, будет записано для Судного Дня.

Мне не обязательно быть тем, кем ты хочешь, чтобы я был.

Мохаммед Али. Жизнь в цитатах

Бокс – это когда много белых людей смотрят, как двое черных избивают друг друга.

Я видел, как Джордж Форман боксировал с тенью, и тень выиграла.

Это просто профессия. Трава растет, птицы летают, волны омывают песок, я бью людей.

Трудно быть скромным, будучи таким великим, как я.

Самый тяжелый бой мне пришлось выдержать с моей первой женой.

 

Стюардесса: Г-н Али, пристегните, пожалуйста, ремни.

Мохаммед Али: Супермену ремни не нужны!

Стюардесса: Супермену и самолеты не нужны.

 

Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах нести.

Мой самый тяжелый бой – с болезнью Паркинсона.

 

После Олимпийских игр я вернулся обратно в Луисвилл со своей блестящей золотой медалью. Зашел в закусочную «только для белых». Думал, поставлю их на место. Я сел за столик и хотел чего-нибудь заказать. Олимпийский чемпион, золотая медаль! А мне говорят: «Нигерам не подаем». Я говорю: «Все в порядке, я не нищий». Но меня все равно выгнали на улицу. Тогда я пошел на берег, на реку Огайо, и выбросил свою золотую медаль в воду.

Когда ты прав, никто этого не запоминает. А как ошибешься – никто этого не забудет.

Молчание – золото, если не можешь придумать хороший ответ.

Самый лучший способ сделать свои сны явью – проснуться.

И чемпиону мира среди тяжеловесов может быть довольно одной женщины.

Когда Форман вернул себе титул, это здорово задело меня за живое. Тоже захотелось вернуться. Но потом наступило утро – пора было выходить на пробежку. Я лег обратно в постель и сказал: «Ладно, все равно я самый великий».

Мудрость  в том, чтобы знать, когда ты не можешь быть мудрым.

Все время переживать из-за прошлых ошибок – самая грубая ошибка.

Могу только пожелать, чтобы люди любили всех так, как любят меня. Тогда мир стал бы лучше.

Добро? – моя мать.

Невозможно – это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить. Невозможное – это не факт. Это только мнение. Невозможное – это не приговор. Это вызов. Невозможное – это шанс проявить себя. Невозможно – это не навсегда. Невозможное возможно.

Если вы считаете себя большим и сильным, то скажите мне, какой у вас рост, чтобы я знал, на сколько отойти, когда вы будете падать.

Тебе мешают не те горы впереди, на которые ты должен взобраться, тебе мешает камушек в твоих ботинках.

Чемпионами становятся не в тренажерных залах. Чемпиона рождает то, что у человека внутри – желания, мечты, цели.

Я ненавидел каждую минуту тренировки, но я сказал себе: «Не уходи, страдай сейчас и живи всю оставшуюся жизнь чемпионом».

Я король! Я король! Я король мира. Съешьте ваши слова! Съешьте ваши слова! (После того, как стал чемпионом мира. Один из журналистов не верил в успех Кассиуса и написал: «Единственным соревнованием, в котором Клей может победить Листона, является чтение словаря»).

Ни один удар, кроме солнечного, не должен оставаться без ответа.

Я не курю, но продолжаю носить спичечный коробок в кармане. Когда моё сердце скользит к греху, я зажигаю спичку, подношу к ладони и тогда говорю себе: «Али, ты не можешь вынести это тепло, так как ты вынесешь нестерпимый жар Ада?»

 

Журналист: «Какое это чувство – знать, что у террористов 11 сентября была та же религия, что и у Вас?».

Мохаммед Али: «Какое это чувство – знать, что у Гитлера была та же, что и у Вас?»

 

 Чего, по вашему мнению, не хватает в современном боксе?

– Меня.

 

Я вырубил бы его с первого удара. Существуют соперники, которым он может откусить ухо, но в то же время есть и соперники, которые могут откусить ему голову. (О МайкеТайсоне).

 

Я быстрый, я очень быстрый… В спальне, перед сном, я бью по выключателю и успеваю лечь в постель пока не погаснет свет… я очень быстрый.

Я не всегда знаю, о чем говорю, но знаю, что прав.

Человек, который не имеет воображения, не имеет крыльев.

Если тебе снится, что ты меня побьешь, то тебе лучше проснуться и извиниться.

Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.

Я знаменит настолько, что вынужден прятаться. Я все получаю бесплатно. Меня приглашают в разные страны. Мне приходят письма от королей всех мастей: они хотят, чтобы я жил в их замках. Еще ни с одним негром не обращались так, как со мной. Даже если завтра я уйду из спорта, можно сказать, что я не зря прожил жизнь.

Зачем мне деньги? Я вообще не трачу денег. Как вы можете смотреть на меня, сына Аллаха, и спрашивать, что я буду есть? Кто насыщает птиц? Кто кормит тигров? Кто дает пищу рыбам и муравьям?

Мой пояс чемпиона – символ того, что я победил Сонни Листона. А что будет значить пояс следующего чемпиона –  что он был отобран у Мухаммеда Али с помощью шариковой ручки?

Накануне «Грохота в Джунглях» за Мохаммеда искренне переживал его тренер Килрой. «Больше всего меня тревожило: вдруг Али получит серьезные травмы. Я выяснял, есть ли в Заире хорошие больницы, и подумал, что при необходимости можно будет транспортировать Али на самолете в Париж. Сказал об этом Мохаммеду, на что он ответил: «Не беспокойся обо мне, лучше подумай о Формане».

Мне так не хватает мороженого и красивых девушек! (Перед важными поединками он вынужден был отказываться от этих прелестей жизни).

Когда был молодым, читать особо не любил, так что теперь наверстываю упущенное, – говорит Али. – Я помогаю бедным, хотя супруга ругает меня за это. Еще я строю спортзалы для детей, потому что в детстве меня туда не пускали – везде висели таблички: «Только для белых».

Для того, чтобы Вы смогли меня припечатать я должен стать почтовой маркой.

Люди не ценят, что у них есть, пока это не потеряно. Как и президент Кеннеди – никто не такой, как он. Как и The Beatles – никогда не будет ничего подобного. Как и мой друг, Элвис Пресли. Я был Элвисом бокса. 

Есть две вещи, в которые невозможно попасть — призрак и Мохаммед Али.

Я не величайший, я вдвойне величайший. Я не только нокаутирую их, я выбираю раунд.

Фрейзер так уродлив, что, когда он плачет, слезы разворачиваются и стекают по его затылку.

Я лучший гольфист мира. Я просто не играл еще.

Я изобью Флойда Паттерсона так сильно, что ему понадобится ложка для обуви, чтобы надеть шляпу.

Я дрался, чтобы выиграть титул чемпиона мира, чтобы я смог выйти на улицу и говорить то, что было у меня на уме. Я хотел пойти к безработным людям, для которых наркотики и бедность были частью повседневной жизни. Я хотел быть чемпионом, который доступен для всех. Я надеялся вдохновлять других, чтобы они начали управлять своей судьбой и жили гордо и целеустремлённо

Однажды Кассиус не смог ответить на вопрос: «Сколько часов работает человек с 6 утра до 3 часов дня, если у него есть час на обед?» . После этого Али отшучивался: «Я говорил, что я величайший, а не умнейший».

Я говорил вам – всем своим критикам, я говорил вам, что я величайший чемпион за всю историю после того, как я победил Сонни Листона. Я говорю вам сегодня, я всё ещё величайший за всю историю… Никогда больше не говорите, что я проиграю. Никогда не делайте меня андердогом, пока мне не исполнится пятьдесят. (После того как нокаутировал Формана).

Боже, я страдал, и страдал, и страдал. Это действительно больно. Настало время для новой жизни… Я не хочу больше драться. Я делаю это 25 лет. Это меняет человека. Это изменило меня. Я вижу это. Я чувствую это. (О завершении свое карьеры).

Я бы хотел дожить до ста лет.

Рейтинг записи:

25 ЛУЧШИХ ЦИТАТ МУХАММЕДА АЛИ • Очень Интересно


Мохаммед Али. Жизнь в цитатах

Бокс – это когда много белых людей смотрят, как двое черных избивают друг друга.

Я видел, как Джордж Форман боксировал с тенью, и тень выиграла.

Это просто профессия. Трава растет, птицы летают, волны омывают песок, я бью людей.

Трудно быть скромным, будучи таким великим, как я.

Самый тяжелый бой мне пришлось выдержать с моей первой женой.

Стюардесса: Г-н Али, пристегните, пожалуйста, ремни.

Мохаммед Али: Супермену ремни не нужны!

Стюардесса: Супермену и самолеты не нужны.

Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах нести.

Мой самый тяжелый бой – с болезнью Паркинсона.

После Олимпийских игр я вернулся обратно в Луисвилл со своей блестящей золотой медалью. Зашел в закусочную «только для белых». Думал, поставлю их на место. Я сел за столик и хотел чего-нибудь заказать. Олимпийский чемпион, золотая медаль! А мне говорят: «Нигерам не подаем». Я говорю: «Все в порядке, я не нищий». Но меня все равно выгнали на улицу. Тогда я пошел на берег, на реку Огайо, и выбросил свою золотую медаль в воду.

Когда ты прав, никто этого не запоминает. А как ошибешься – никто этого не забудет.

Молчание – золото, если не можешь придумать хороший ответ.

Самый лучший способ сделать свои сны явью – проснуться.

И чемпиону мира среди тяжеловесов может быть довольно одной женщины.

Когда Форман вернул себе титул, это здорово задело меня за живое. Тоже захотелось вернуться. Но потом наступило утро – пора было выходить на пробежку. Я лег обратно в постель и сказал: «Ладно, все равно я самый великий».

Мудрость в том, чтобы знать, когда ты не можешь быть мудрым.

Все время переживать из-за прошлых ошибок – самая грубая ошибка.

Могу только пожелать, чтобы люди любили всех так, как любят меня. Тогда мир стал бы лучше.

Добро? – моя мать.

Невозможно – это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить. Невозможное – это не факт. Это только мнение. Невозможное – это не приговор. Это вызов. Невозможное – это шанс проявить себя. Невозможно – это не навсегда. Невозможное возможно.

Если вы считаете себя большим и сильным, то скажите мне, какой у вас рост, чтобы я знал, на сколько отойти, когда вы будете падать.

Тебе мешают не те горы впереди, на которые ты должен взобраться, тебе мешает камушек в твоих ботинках.

Чемпионами становятся не в тренажерных залах. Чемпиона рождает то, что у человека внутри – желания, мечты, цели.

Я ненавидел каждую минуту тренировки, но я сказал себе: «Не уходи, страдай сейчас и живи всю оставшуюся жизнь чемпионом».

Я король! Я король! Я король мира. Съешьте ваши слова! Съешьте ваши слова! (После того, как стал чемпионом мира. Один из журналистов не верил в успех Кассиуса и написал: «Единственным соревнованием, в котором Клей может победить Листона, является чтение словаря»).

Ни один удар, кроме солнечного, не должен оставаться без ответа.

Я не курю, но продолжаю носить спичечный коробок в кармане. Когда моё сердце скользит к греху, я зажигаю спичку, подношу к ладони и тогда говорю себе: «Али, ты не можешь вынести это тепло, так как ты вынесешь нестерпимый жар Ада?»

Журналист: «Какое это чувство – знать, что у террористов 11 сентября была та же религия, что и у Вас?».

Мохаммед Али: «Какое это чувство – знать, что у Гитлера была та же, что и у Вас?»

Чего, по вашему мнению, не хватает в современном боксе?

– Меня.

Я вырубил бы его с первого удара. Существуют соперники, которым он может откусить ухо, но в то же время есть и соперники, которые могут откусить ему голову. (О МайкеТайсоне).

Я быстрый, я очень быстрый… В спальне, перед сном, я бью по выключателю и успеваю лечь в постель пока не погаснет свет… я очень быстрый.

Я не всегда знаю, о чем говорю, но знаю, что прав.

Человек, который не имеет воображения, не имеет крыльев.

Если тебе снится, что ты меня побьешь, то тебе лучше проснуться и извиниться.

Люди сами загоняют себя в рамки, недооценивая свои возможности. Не бойтесь рискнуть, выйти за пределы своего комфорта и вы увидите, что ваши возможности безграничны.

Я знаменит настолько, что вынужден прятаться. Я все получаю бесплатно. Меня приглашают в разные страны. Мне приходят письма от королей всех мастей: они хотят, чтобы я жил в их замках. Еще ни с одним негром не обращались так, как со мной. Даже если завтра я уйду из спорта, можно сказать, что я не зря прожил жизнь.

Зачем мне деньги? Я вообще не трачу денег. Как вы можете смотреть на меня, сына Аллаха, и спрашивать, что я буду есть? Кто насыщает птиц? Кто кормит тигров? Кто дает пищу рыбам и муравьям?

Мой пояс чемпиона – символ того, что я победил Сонни Листона. А что будет значить пояс следующего чемпиона – что он был отобран у Мухаммеда Али с помощью шариковой ручки?

Накануне «Грохота в Джунглях» за Мохаммеда искренне переживал его тренер Килрой. «Больше всего меня тревожило: вдруг Али получит серьезные травмы. Я выяснял, есть ли в Заире хорошие больницы, и подумал, что при необходимости можно будет транспортировать Али на самолете в Париж. Сказал об этом Мохаммеду, на что он ответил: «Не беспокойся обо мне, лучше подумай о Формане».

Мне так не хватает мороженого и красивых девушек! (Перед важными поединками он вынужден был отказываться от этих прелестей жизни).

Когда был молодым, читать особо не любил, так что теперь наверстываю упущенное, – говорит Али. – Я помогаю бедным, хотя супруга ругает меня за это. Еще я строю спортзалы для детей, потому что в детстве меня туда не пускали – везде висели таблички: «Только для белых».

Для того, чтобы Вы смогли меня припечатать я должен стать почтовой маркой.

Люди не ценят, что у них есть, пока это не потеряно. Как и президент Кеннеди – никто не такой, как он. Как и The Beatles – никогда не будет ничего подобного. Как и мой друг, Элвис Пресли. Я был Элвисом бокса.

Есть две вещи, в которые невозможно попасть — призрак и Мохаммед Али.

Я не величайший, я вдвойне величайший. Я не только нокаутирую их, я выбираю раунд.

Фрейзер так уродлив, что, когда он плачет, слезы разворачиваются и стекают по его затылку.

Я лучший гольфист мира. Я просто не играл еще.

Я изобью Флойда Паттерсона так сильно, что ему понадобится ложка для обуви, чтобы надеть шляпу.

Я дрался, чтобы выиграть титул чемпиона мира, чтобы я смог выйти на улицу и говорить то, что было у меня на уме. Я хотел пойти к безработным людям, для которых наркотики и бедность были частью повседневной жизни. Я хотел быть чемпионом, который доступен для всех. Я надеялся вдохновлять других, чтобы они начали управлять своей судьбой и жили гордо и целеустремлённо

Однажды Кассиус не смог ответить на вопрос: «Сколько часов работает человек с 6 утра до 3 часов дня, если у него есть час на обед?» . После этого Али отшучивался: «Я говорил, что я величайший, а не умнейший».

Я говорил вам – всем своим критикам, я говорил вам, что я величайший чемпион за всю историю после того, как я победил Сонни Листона. Я говорю вам сегодня, я всё ещё величайший за всю историю… Никогда больше не говорите, что я проиграю. Никогда не делайте меня андердогом, пока мне не исполнится пятьдесят. (После того как нокаутировал Формана).

Боже, я страдал, и страдал, и страдал. Это действительно больно. Настало время для новой жизни… Я не хочу больше драться. Я делаю это 25 лет. Это меняет человека. Это изменило меня. Я вижу это. Я чувствую это. (О завершении свое карьеры).

Я бы хотел дожить до ста лет.

Мохаммед Али (Кассиус Марcеллус Клей) — родился 17 января 1942 года, Луисвилл, Кентукки, США. Американский боксёр-профессионал, выступавший в тяжёлой весовой категории. Чемпион XVII Летних Олимпийских игр 1960 года в полутяжёлой весовой категории. Абсолютный чемпион мира в тяжёлом весе (1964—1966, 1974—1978).
Цитаты, афоризмы, высказывания, фразы — Мохаммед Али
  • Я говорил, что я величайший, а не умнейший.
  • Трудно быть скромным, когда ты столь же велик, как я.
  • Самый лучший способ сделать свои сны явью — проснуться.
  • Чем больше мы помогаем другим, тем больше помогаем себе.
  • Руки работают, видят глаза. Порхай как бабочка, жаль как пчела.
  • Я видел, как Джордж Форман боксировал с тенью, и тень выиграла.
  • Ни один удар, кроме солнечного, не должен оставаться без ответа.
  • Всё время переживать из-за прошлых ошибок — самая грубая ошибка.
  • Чем больше ты искренен, тем больше лжив и лицемерен мир вокруг тебя.
  • Когда ты прав, никто не запоминает. А как ошибешься — никто не забудет.
  • Радуйся своим детям, даже когда они ведут себя не так, как тебе бы хотелось.
  • Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах снести.
  • Бокс — это когда много белых людей смотрят, как двое чёрных избивают друг друга.
  • Я астронавт в боксе. Джо Льюис и Дэмпси просто пилоты. Я живу в собственном мире.
  • Я не величайший, я вдвойне величайший. Я не только нокаутирую их, я выбираю раунд.
  • Молчание — золото, но только тогда, когда ты не можешь придумать достойного ответа.
  • Это просто профессия. Трава растет, птицы летают, волны омывают песок, я бью людей.
  • Если вы мечтаете побить меня, то вам лучше поскорее проснуться и взять свои мысли назад.
  • Россия пугает меня — люди в автобусах выглядят так, словно их везут на электрический стул.
  • Впервые я почувствовал духовность в своей жизни, когда вошёл в этот мусульманский храм в Майами.
  • Человек, который смотрит на мир в 50 лет точно также, как в 20, потратил зря 30 лет своей жизни.
  • Бой должен длится 13 секунд. 2 секунды на сближение, 1 секунда на удар и 10 секунд на отсчет рефери.
  • Я ничто не имел против ни одного Вьетконговца. Ни один вьетнамец никогда не называл меня «ниггером».
  • В мире есть два явления, которые невозможно увидеть и тем более ударить. Это приведение и Мохаммед Али.
  • Чемпионами становятся не в тренажерных залах. Чемпиона рождает то, что у человека внутри — желания, мечты, цели.
  • Я не обязан быть таким, каким меня хотят видеть окружающие, и не боюсь быть таким, каким хотел бы видеть себя сам.
  • Я ненавидел каждую минуту тренировки, но я сказал себе: «Не уходи, страдай сейчас и живи всю оставшуюся жизнь чемпионом».
  • Если вы считаете себя большим и сильным, то скажите мне, какой у вас рост, чтобы я знал, на сколько отойти, когда вы будете падать.
  • Знаю, что я заработал все, тогда как масса черных людей живет буквально в аду. Пока они не свободны, я тоже не могу быть свободным.
  • Я так быстр, что вчера вечером я выключил выключатель в моем гостиничном номере, и был в постели до того, как в комнате стало темно.
  • Петух кукарекает только тогда, когда он видит свет. Посадите его в темный чулан и он никогда не будет кукарекать. Я видел свет и поэтому я кукарекаю.
  • Люди не ценят кого-то до тех пор, пока они его не потеряют. Это как с президентом Кеннеди – таких, как он, больше нет и не будет. Не будет таких, как Элвис Пресли. Кстати, я был Элвисом бокса.
  • Мой самый тяжелый бой — с болезнью Паркинсона. Нет, это не больно. Это трудно объяснить. Меня точно испытывают: буду ли я молиться дальше, сохраню ли я веру? Бог подвергает испытаниям всех великих людей.
  • Боже, я страдал, и страдал, и страдал. Это действительно больно. Настало время для новой жизни. Я не хочу больше драться. Я делаю это 25 лет. Это меняет человека. Это изменило меня. Я вижу это. Я чувствую это.
  • В мире нет человека, который может разобраться со мной. Я очень быстр. Я очень ловок. Я очень красив. Вообще мое изображение должно быть на почтовых марках. Это будет единственный способ припечатать меня.
  • Почему они должны заставлять меня надеть форму и отправиться за 10000 миль от дома и бросать бомбы и пули на смуглых людей, в то время как, к так называемому негритянскому населению в Луисвилле относятся, как к собакам?
  • Я говорил вам — всем своим критикам, я говорил вам, что я величайший чемпион за всю историю после того, как я победил Сонни Листона. Я говорю вам сегодня, я всё ещё величайший за всю историю… Никогда больше не говорите, что я проиграю. Никогда не делайте меня андердогом, пока мне не исполнится пятьдесят.
  • Невозможно — это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить. Невозможное — это не факт. Это только мнение. Невозможное — это не приговор. Это вызов. Невозможное — это шанс проявить себя. Невозможно — это не навсегда. Невозможное возможно.
  • Я дрался, чтобы выиграть титул чемпиона мира, чтобы я смог выйти на улицу и говорить то, что было у меня на уме. Я хотел пойти к безработным людям, для которых наркотики и бедность были частью повседневной жизни. Я хотел быть чемпионом, который доступен для всех. Я надеялся вдохновлять других, чтобы они начали управлять своей судьбой и жили гордо и целеустремлённо.
  • Тюрьма — плохое место. Я был там неделю, пока нас не отпустили на Рождество, и это было ужасно. Ты заперт, ты не можешь выйти. Плохая еда и нечем заняться. Ты смотришь в окно на людей и машины, и все выглядят такими свободными. Маленькие вещи, вроде прогуляться по улице или вдоволь выспаться, становятся недоступными. Человек должен быть серьёзным в своих намерениях, чтобы переживать всё это на протяжении пяти лет, я — именно такой человек.
  • Доктор может сказать, что если ты чувствуешь напряжение, то лучше бросать. Значит твой доктор ничего не понимает, потому что если ты не будешь напрягать свои мышцы, ты и не получишь желаемого результата. Ты должен бегать до тех пор, пока у тебя все наружу не выворачивается. Ты должен бегать до тех пор, пока твое сердце чуть не останавливается. Ты должен продолжать бегать даже тогда, когда у тебя ноги отказывают. Ты должен бежать вперед, и бежать вперед и лишь тогда ты добьешься того, чего хочешь.

Рейтинг 10 величайших реплик Мухаммеда Али | Новости, результаты, основные моменты, статистика и слухи

  • Facebook Logo
  • Логотип Twitter
  • Значок ссылки на копию
Briggs Seekins@Briggsfighttalktwitter Логоребранство.

Если бы Мухаммед Али не сделал ни одного запоминающегося заявления, он все равно считался бы величайшим бойцом в тяжелом весе в истории. В его послужном списке есть победы над Джорджем Форманом, Джо Фрейзером и Сонни Листоном — тремя бойцами, входящими или близкими к исторической десятке лучших бойцов.0011

Он победил Кена Нортона и Флойда Паттерсона, оба из которых входят в число лучших за всю историю с 20 по 25 место. расстояние против Али.

Ни один супертяжеловес в истории не дрался и не побеждал более впечатляющий состав.

Но когда мы называем Али «Величайшим», мы говорим о чем-то, что выходит далеко за рамки бокса. Когда они похоронили великого чемпиона 10 июня в его родном Лексингтоне, штат Кентукки, сцена была не похожа ни на что, что я когда-либо видел в Соединенных Штатах.

Это был тип излияния, обычно предназначенный для любимых членов королевской семьи или крупных религиозных деятелей.

Али стал великим благодаря тому, что он делал на ринге. Но он стал культовым во многом благодаря тому, что он сказал. Слова Али развлекли болельщиков и произвели революцию в продвижении бокса.

Кроме того, то, что сказал Али, потрясло американское общество и изменило мир.

1 из 10

    —/Getty Images

    Эта линия возникла во время подготовки к величайшему бою в истории спорта – третьему бою между Мухаммедом Али и Джо Фрейзером. Полная цитата: «Это будет чилла, килла и триллер, когда я буду сражаться с гориллой в Маниле».

    Какой бы запоминающейся ни была эта фраза, она также указывает на тот факт, что Али, несмотря на его неоспоримое величие, был таким же ущербным человеком, как и любой из нас. Называть другого чернокожего человека «гориллой», особенно в ту эпоху, было за гранью приличия.

    И это лишь малая часть уродливой болтовни Али, которая привела к той драке. Он также называл Фрейзера «защитником белого человека» и, что еще хуже, «дядей Томом».

    Фрейзер был великим человеком сам по себе и абсолютно не заслуживал того, чтобы его превращали в такого рода фольгу для собственной персоны Али как символа гражданских прав.

2 из 10

    ДЖОН РУНИ/Associated Press

    Несмотря на то, что Мухаммед Али был олимпийским золотым медалистом и непобежденным чемпионом мира, готовясь к борьбе за титул с Сонни Листоном в 1964 году, Мухаммед Али также был большим аутсайдером. Листон считался самым страшным чемпионом в супертяжелом весе.

    Обладая 84-дюймовым размахом рук и самыми большими кулаками в истории дивизии, Листон напоминал медведя, размахивающего телефонными столбами, как дубинками. «Он слишком уродлив, чтобы быть чемпионом мира, — ликовал Али, — чемпион мира должен быть таким же красивым, как я!»

    На ринге Листон не смог разгадать грациозные движения Али.

3 из 10

    Focus On Sport/Getty Images

    После нескольких месяцев сомнений со стороны спортивных обозревателей и фанатов бокса, 22-летний Али по завершении своего титула одержал победу над Сонни Листоном. полностью понятно. Когда его окружили те самые авторы битов, которые выбрали Листона победителем, Али воскликнул: «Я потряс мир! Я король мира! Я плохой человек! который когда-либо жил! Я потряс мир!»

    Так много величайших реплик Али были намеренно рассчитаны, чтобы получить чернила и продать билеты. Но он также был в своих лучших проявлениях, когда его мотивировали эмоции момента. Как и все великие художники, Али был мастером спонтанной импровизации.

4 из 10

    AFP/Getty Images

    Пожалуй, ни одна рифма не ассоциируется с Мухаммедом Али больше, чем «парить, как бабочка, жалить, как пчела». В преддверии его эпической «Разборки в джунглях» с Джорджем Форманом в 1974 года, Али использовал его в одном из своих величайших хвастовств.

    «Порхать, как бабочка, жалить, как пчела. Его руки не могут коснуться того, чего не видят его глаза. То ты видишь меня, то нет. Джордж думает, что он это сделает, но я знаю, что он этого не сделает.

    Направляясь в этот бой, Джордж Форман был непобежденным чемпионом мира. Он победил Джо Фрейзера и Кена Нортона за два раунда. Фрейзер и Нортон оба проиграли Али со счетом 1:1 в очень конкурентных боях.

    Некоторые наблюдатели справедливо опасались за благополучие Али против Формана.

    Это было почти то же самое, что и 10 лет назад, когда он вступил в этот первый бой за титул против Сонни Листона. И точно так же, как он был намного моложе, Али оставался виртуозом болтовни.

    И, как и 10 лет назад, Али поддержал хвастовство, ошеломив мир, остановив могучего Большого Джорджа за восемь раундов.

5 из 10

    Uncredited/Associated Press

    Мухаммед Али снялся с этой линии до того, как ему исполнилось 19 лет.65 защита против бывшего чемпиона Флойда Паттерсона. Я всегда любил его за то, как он сочетает в себе игривое творчество с жуткой жестокостью. Как яркий образ, это жемчужина.

    Хотя он, по крайней мере, на целый уровень ниже Али по росту, Паттерсон, тем не менее, был настоящим великим игроком всех времен. Он был самым молодым человеком, когда-либо выигравшим бесспорный чемпионский титул в супертяжелом весе, и первым человеком, который вернул себе его после поражения.

    Он оставался в пятерке лучших супертяжеловесов на протяжении всего соревновательного 1960-е годы.

    Паттерсон также был одним из настоящих великих людей в этом виде спорта. Он посвятил свою жизнь работе с молодежью и активно участвовал в движении за гражданские права.

    Он был чем-то вроде естественной противоположности Али. Оба мужчины были золотыми медалистами Олимпийских игр и профессиональными чемпионами мира, которые стремились распространить свое влияние за пределы ринга.

    Но там, где Али принял более воинственную риторику таких лидеров, как Малкольм Икс, тон Паттерсона был ближе к гордому консерватизму более раннего поколения, включая Джо Луиса или Джеки Робинсона.

    Проиграв пояс Сонни Листону, Паттерсон вернулся к победе в боях. Обыграв жесткого Джорджа Чувало в классической игре 1964 года, Паттерсон получил шанс стать трехкратным чемпионом против Али.

    Он проиграл техническим нокаутом. Свидетельством величия карьеры Али является то, что эта победа над Паттерсоном занимает последнее место в его списке выдающихся побед.

6 из 10

    Anonymous/Associated Press

    Борьба за приз представляет собой своего рода окончательное физическое соревнование. Другие виды спорта физически наказывают, но только в драке цель состоит в том, чтобы нокаутировать противника или причинить ему сильную боль, чтобы он не мог продолжать.

    В то же время ментальный аспект боя огромен. Бесчисленное количество превосходных спортсменов были побеждены противниками, которые подорвали их умственно.

    Несмотря на все свои удивительные физические способности, Али был еще лучше в умственном аспекте соревнований. Его дар болтать о трешах позволял ему проникать в головы своих противников и побеждать их еще до того, как они ступили на ринг.

    Эта классическая фраза показывает, какой охват Али пытался достичь с помощью словесного запугивания. Он стремился следовать за своими противниками прямо в землю Нод и побеждать их даже на подсознательном уровне.

7 из 10

    Эд Коленовский/Associated Press

    Легендарные бойцы-призеры всегда являются частью народных героев. Традиционное утверждение, сопровождающее проведение «крупнейшего чемпионата в профессиональном спорте», заключается в том, что он является самым крутым человеком на планете. Быть великим чемпионом в супертяжелом весе означает достичь особого мужского статуса.

    Развлекая прессу в преддверии борьбы за титул Джорджа Формана, Али позаимствовал красочное преувеличение народных сказок, чтобы написать одно из своих величайших стихотворений для хвастовства.

    «Я боролся с аллигаторами / Я дрался с китом / Я заковал в наручниках молнию / И бросил гром в тюрьму / Ты знаешь, я плохой, только на прошлой неделе я убил камень / Ранил камень, госпитализировал кирпич / Я такой злой, от меня лекарство тошнит».

    Это Али ставит себя в компанию Пола Баньяна, Джона Генри и Пекоса Билла — больше, чем жизнь, и столько же мифов, сколько и человек. А когда он победил Формана и вернул себе пояс, его легенда только выросла.

8 из 10

    Michael Clevenger/Associated Press

    Большинство звезд спорта избегают выходить за пределы собственного мира и уклоняются от любых заявлений по важным социальным вопросам. Критиковать их за это несправедливо.

    Но когда появляется такая звезда, как Али, это освежает. Али глубоко заботился о мире и обществе, в котором он жил, и чувствовал себя обязанным высказаться, чтобы изменить мнение людей.

    Али был настолько предан своим убеждениям, что отказался от призыва в армию во время Вьетнама, хотя он наверняка провел бы свое зачисление, ничего не делая, кроме выступлений и выступлений перед войсками и правительственными пиар-камерами.

    Это решение чуть не стоило ему всего. Он был лишен поясов и потерял три с половиной года своей карьеры, на самом пике своего могущества.

    Когда он снова встретился с Джо Фрейзером в 1971 году, бой был построен как опосредованная война в культурном столкновении, которое навсегда изменило американскую жизнь. В то время Али сказал Rolling Stone : «Я представляю правду. Мир полон угнетенных людей, бедняков. Они для меня. Они не для системы. Все ваши черные боевики… все ваши хиппи, все ваши противники призыва, они хотят, чтобы я стал победителем».

    В современной Америке невозможно представить спортивное мероприятие с таким подтекстом. Но молодые фанаты должны понять, что так было во время карьеры Али, если они когда-нибудь смогут понять, с каким почтением к нему относятся.

9 из 10

    Дэйв Пикофф/Ассошиэйтед Пресс

    Когда боец-призёр ругает соперника перед боем, он проявляет свою мужественность. Но для того, чтобы нести чушь о целой культуре институционализированного угнетения, требуется истинное мужество.

    Мухаммед Али мог бы использовать свои боксерские навыки и остроумие, чтобы построить карьеру любимца СМИ 1960-х. Вместо этого, стоя на перекрестке истории, Али решил высказаться и противостоять несправедливости, заявив: «Я Америка. Я та часть, которую вы не узнаете. Но привыкайте ко мне. Черный, уверенный в себе, дерзкий; не твоя, моя религия, не твоя, мои цели, мои собственные, привыкни ко мне».

    Нет сомнений в том, что американскому обществу еще предстоит добиться прогресса в области межрасовых отношений. Но Али вырос в стране, где ему не разрешалось пользоваться большинством общественных фонтанов и туалетов. Он был чемпионом в супертяжелом весе, но ему все еще не разрешалось останавливаться в большинстве отелей на юге.

    Его слава и богатство, полученные в результате сражений, все еще могли обеспечить ему комфортную жизнь. И все же он смело рисковал всем, чтобы начать говорить, когда он чувствовал, что это необходимо.

    Конфронтационный характер этих слов заставил многих в спортивном мире и за его пределами чувствовать себя очень неловко. Но это был момент в истории, когда людям нужно было чувствовать себя некомфортно. Тем самым Али помог изменить общество к лучшему.

10 из 10

    Я не могу вспомнить время, когда Мухаммед Али не был моим героем. Поэтому, когда я был в шестом классе, и мой учитель попросил класс написать известным людям, чтобы спросить их, можем ли мы взять у них интервью по телефону, я знал, что буду писать Али.

    Это было через несколько месяцев после финального боя Али против Тревора Бербика. Он все еще был на пике своей славы, но находил время для меня и моих одноклассников, вставая в 6 утра, чтобы поговорить с нами перед полетом.

    И он дал нам полное обращение с Али, действуя точно так же, как если бы он столкнулся со студийной публикой и телекамерой.

    Когда я начал звонить, я стал объектом классической колкости Али: «Я слышал о вас», — сказал чемпион. «Ты тот уродливый парень.»

    Али сделал еще одну замечательную реплику одному из моих приятелей, спросив его, боксирует ли он. «Я немного побоксировал», — сказал мой друг». 

    «Что ты боксировал, яблоки или апельсины?» — парировал Али. которого он считал лучшим бойцом всех времен

    Когда мой учитель закончил разговор, Али притворился, что ожидает чека, а затем прочитал для нас заключительное стихотворение, которое заканчивалось двустишием: «Мне нравится ваш класс и я восхищаюсь вашим стилем / но у тебя такая маленькая зарплата, не перезванивай мне какое-то время.»

    Большой частью величия Али всегда была его готовность уделять время фанатам и общаться на личном уровне. Я один из бесчисленных поклонников бокса, которым посчастливилось испытать это на себе.

🚨 НОВОСТИ СПОРТА ➡️ ВАШ ВХОДЯЩИЙ

Ежедневная рассылка новостей из мира спорта.


Лучшие цитаты Мухаммеда Али

01:25 — Источник: CNN

Самые провокационные моменты Али вне ринга

Основные моменты истории

Мухаммед Али был мастером сногсшибательных цитат

Он мог быть устрашающим, высокомерным и вдохновляющим

Си-Эн-Эн —

Легенда бокса скончался в пятницу в возрасте 74 лет.

Возможно, его самая известная цитата была сделана, когда он был не по годам развитым 22-летним парнем, собиравшимся сразиться с чемпионом мира в супертяжелом весе Сонни Листоном.

«Порви, как бабочка, жали, как пчела. Руки не могут поразить то, чего не видят глаза».

Эта фраза часто повторялась, чтобы описать его стиль на ринге, и стала сокращением для человека, который считал себя «Величайшим» до того, как до всего мира дошло.

«Я боролся с аллигатором, я дрался с китом, я сковал молнию, бросил гром в тюрьму, я плохой человек…. На прошлой неделе я убил скалу, ранил камень, госпитализировал кирпич. Я такой злой, что отравляю лекарства» , — сказал он, смеясь перед своим знаменитым «Грохотом в джунглях», но с Джорджем Форманом в 1974 году,

В следующем году Али использовал еще одну игру слов для рекламы: он предсказал избиение Джо Фрейзера на «Thrilla in Manila».

«Это будет убийца, чиллер и триллер, когда я получу гориллу в Маниле».

Али вывел искусство говорить на новый уровень, напоминая соперникам, что есть только один король ринга.

‘Если ты хоть мечтаешь меня побить, лучше проснись и извинись’.

«Трудно быть скромным, когда ты такой же великий, как я».

«Я не только нокаутирую их, но и выбираю раунд».

«Я поэт, я пророк, я воскреситель, я спаситель мира бокса. Если бы не я, игра была бы мертва».

«Это не хвастовство, если вы можете это подтвердить».

«Я такой быстрый, что прошлой ночью я выключил свет в своем гостиничном номере и оказался в постели до того, как в комнате стало темно».

«Не считай дни, считай дни».

«Живи каждый день так, как будто он последний, потому что однажды ты окажешься прав».

«Невозможно — это просто громкое слово, брошенное маленькими людьми, которым легче жить в мире, который им дан, чем исследовать силу, которая у них есть, чтобы изменить его. Невозможно — не факт. Это мнение. Невозможное — это не декларация. Это вызов. Невозможное потенциально. Невозможное временно. Невозможность — ничто.»

«Человек, который в 50 лет смотрит на мир так же, как и в 20, потратил впустую 30 лет своей жизни».

По иронии судьбы, он также сказал: «Мне не нравятся бойцы, которые слишком много болтают».

Цитаты Мухаммеда Али (автор книги «Душа бабочки»)

,

Показаны 1-30 из 114

«Дружбу объяснить сложнее всего. Этому не учат в школе. Но если вы не узнали значения дружбы, вы действительно ничему не научились».
― Мухаммед Али

Нравится

«Невозможно — это просто громкое слово, брошенное маленькими людьми, которым легче жить в мире, который им дан, чем исследовать силу, которую они имеют, чтобы изменить его. Невозможно — не факт. Это мнение. Невозможное — это не декларация. Это вызов. Невозможное потенциально. Невозможное временно. Невозможность — ничто.»
― Мухаммед Али

Нравится

«Если мой разум может это постичь и мое сердце может в это поверить, тогда я могу этого достичь».
― Мухаммед Али, Душа бабочки: размышления о жизненном пути

Нравится

«Я ненавидел каждую минуту тренировок, но я сказал: «Не бросай. Страдай сейчас и проживи остаток своей жизни как чемпион».
― Мухаммед Али

Нравится

«Не считай дни, считай дни».
― Мухаммед Али

Нравится

«Ненавидеть людей из-за их цвета кожи неправильно. И неважно, какого цвета ненавидит. Это просто неправильно».
― Мухаммед Али

Нравится

«Чемпионами становятся не в спортзалах. Чемпионы созданы из чего-то, что есть у них глубоко внутри — желания, мечты, видения. У них должны быть навыки и воля. Но воля должна быть сильнее умения».
― Мухаммед Али

Нравится

«Я боец. Я верю в бизнес «око за око». Я не щекоток. Я не уважаю человека, который не дает сдачи. Убьешь мою собаку, лучше спрячь свою кошку».
― Мухаммед Али, Величайшая моя собственная история

Как

«Часто вас утомляют не горы впереди, а маленький камешек в ботинке».
― Мухаммед Али

Нравится

«Лучший способ осуществить свои мечты — проснуться».
― Мухаммед Али

Нравится

«Я боролся с аллигаторами,
Я боролся с китом.
Я сделал молнию в наручниках
И кинул гром в тюрьму.
Ты знаешь, что я плохой.
Буквально на прошлой неделе Я убил камень,
Ранил камень, Госпитализировал кирпич.
Я такой злой, от меня от медицины тошнит».
― Мухаммед Али

Нравится

«Порхай, как бабочка, жаль, как пчела. »
― Мухаммед Али, Мухаммед Али: его жизнь и времена
― Мухаммед Али

Нравится

«Чтобы стать великим чемпионом, вы должны верить, что вы лучший. Если нет, притворись».
― Мухаммед Али

Нравится

«У человека без воображения нет крыльев».
― Мухаммед Али

Нравится

«Почему они должны просить меня надеть униформу и отправиться за 10 000 миль от дома и сбрасывать бомбы и пули на коричневых людей во Вьетнаме, в то время как с так называемыми неграми в Луисвилле обращаются как с собаками и отказывают в простом человеческом права? Нет, я не поеду за 10 000 миль от дома, чтобы помочь убить и сжечь еще одну бедную нацию, просто чтобы продолжить господство белых рабовладельцев над темными людьми во всем мире. Это день, когда такому злу должен прийти конец. Меня предупредили, что такая позиция обойдется мне в миллионы долларов. Но я сказал это один раз, и я скажу это снова. Настоящий враг моего народа здесь. Я не буду позорить свою религию, свой народ или себя, становясь инструментом для порабощения тех, кто борется за свою справедливость, свободу и равенство. Если бы я думал, что война принесет свободу и равенство 22 миллионам моих людей, им не пришлось бы призывать меня, я бы присоединился завтра. Мне нечего терять, отстаивая свои убеждения. Так что я пойду в тюрьму, и что? Мы сидели в тюрьме 400 лет».
― Мухаммед Али

Нравится

«Порви, как бабочка, жали, как пчела. Руки не могут поразить то, чего не видят глаза».
― Мухаммед Али

Нравится

«О чем вы думаете, тем вы и становитесь».
― Мухаммед Али

Нравится

«Человек, который смотрит на мир в 50 лет так же, как и в 20, зря потратил 30 лет своей жизни».
― Мухаммед Али

Нравится

«Только человек, который знает, что значит быть побежденным, может дойти до глубины души и придумать дополнительную унцию силы, необходимую для победы, когда матч равен».
― Мухаммед Али

Нравится

«Тот, кто недостаточно смел, чтобы рисковать, ничего не добьется в жизни»
― Мухаммед Али

Нравится

«Внутри ринга или за его пределами нет ничего плохого в том, чтобы падать. Оставаться внизу — неправильно».
― Мухаммед Али

Нравится

«Если они могут сделать пенициллин из заплесневелого хлеба, то они наверняка смогут сделать что-то и из вас».
― Мухаммед Али

Нравится

«Вы ничего не теряете, когда боретесь за правое дело… На мой взгляд, проигрывают те, у кого нет дела, которое им небезразлично».
― Мухаммед Али

Нравится

«Молчание — золото, когда не можешь придумать хороший ответ».
― Мухаммед Али

Нравится

«Я Америка. Я та часть, которую ты не узнаешь. Но пусть
привыкнет ко мне. Черный, уверенный в себе, дерзкий; мое имя, а не твое;
моя религия, а не твоя; мои цели, мои собственные; привыкай ко мне».
― Мухаммед Али

Нравится

«Это просто работа. Трава растет, птицы летают, волны бьют песок. Я избивал людей».
― Мухаммед Али

Нравится

«Трудно быть скромным, когда ты такой же великий, как я».
― Мухаммед Али

Нравится

«Я верю в религию Ислам. Я верю в Аллаха и мир. ”
― Мухаммед Али

Нравится

«Люди боятся испытаний из-за отсутствия веры, а я верил в себя».
― Мухаммед Али

Нравится


« предыдущая 1 2 3 4 следующая »

Все цитаты | Добавить цитату


Поэзия Мухаммеда Али « Mumble Words

Поэзия Мухаммеда Али

Опубликовано Обновлено

Глина стоит над поверженным Сонни Листоном

Поэт-воин — одна из самых выдающихся личностей в истории. В англоязычном мире их зенит пришелся на ужасы Первой мировой войны, когда Зигфрид Сассун, Уилфред Оуэн и другие отказались от покровительства благородной смерти солдата с напыщенным лиризмом и приступили к разоблачению истинной опасности и отчаяния. боя. Пятьдесят лет спустя мир столкнулся с поэтом-воином другого рода, боксером по имени Кассиус Клей / Мухаммед Али, который, подобно высокопоставленному галльскому друиду, обученному бардом, вынес приговор эпохе гражданских прав.

Я Америка.
Я та часть, которую ты не узнаешь.
Но привыкай ко мне:
Черный, уверенный, дерзкий.
Мое имя, не твое.
Моя религия, а не твоя.
Мои цели, мои собственные.
Привыкай ко мне.
Мухаммед Али


ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ МНЕ ПРИснился

Прошлой ночью мне приснился сон, Когда я попал в Африку,
У меня был адский грохот.
Сначала я должен был победить Тарзана,
За то, что он назвал себя Королем джунглей.
Для этого боя я боролся с аллигаторами,
Я боролся с китом.
Я сделал молнию в наручниках
И кинул гром в тюрьму.
Ты знаешь, что я плохой.
Буквально на прошлой неделе Я убил камень,
Ранил камень, Госпитализировал кирпич.
Я такой злой, от меня от медицины тошнит.
Я такой быстрый, чувак,
Я могу пробежать сквозь ураган и не промокнуть.
Когда Джордж Форман встречает меня, 9 лет0216 Он заплатит свой долг.
Я могу утопить глоток воды и убить мертвое дерево.
Подожди, пока не увидишь Мухаммеда Али.
Автор Мухаммед Али | Создайте образ из этого стихотворения
Живёт великий человек по имени Джо
Живёт великий человек по имени Джо
, которого принижал крикливый враг.
В то время как его соперник насмехался и дразнил
Джо молча переносил укусы.
А потом дрались, как гладиаторы на ринге.


ГЛИНА ВЫХОДИТ, ЧТОБЫ ВСТРЕЧАТЬ СПИСОК

Клей выходит навстречу Листону
, и Листон начинает отступать,
если Листон отойдет на дюйм дальше
, он окажется на месте у ринга.
Клэй замахивается левой,
Клэй замахивается правой,
Посмотрите на молодого Кассиуса
Держите бой
Листон продолжает отступать, но места мало,
Это вопрос времени, когда Клэй опустит стрелу.
Теперь Клэй приземляется справа,
Какой красивый замах,
и ударом Медведя
выбрасывает за пределы ринга.
Листон все еще поднимается, а рефери хмурится,
Потому что он не может начать считать
, пока Сонни не упадет.
Теперь Листон исчезает из поля зрения,
Толпа сходит с ума,
Но радары засекли его,
Где-то над Атлантикой.
Кто бы мог подумать
, когда они пришли в бой?
Что они станут свидетелями запуска
человеческого спутника.
Да не снилась толпа,
когда деньги вкладывали,
Что б увидели 902:16 полное затмение Сонни.


Читать

Новый драматический мюзикл от

Damian Beeson Bullen

. Мальчик тоже мог сражаться — чистая кольцо, но он на самом деле создал великолепную, веселую, веселую, веселую, веселая, веселая, веселая, веселая, веселая, веселая, но веселая, веселая, но веселая, веселая, но веселая, веселая, но и веселая, но и веселая, но и веселая, но и веселая. стих. Вдохновленный подшучиваниями в парикмахерской, которые он слышал в юности, и под влиянием сверхвысокомерного образа «Я величайший», основанного на образе борца по имени Великолепный Джордж, мир зацепился за каждое слово, сказанное молодым Кассиусом. знал это, коснувшись целой планеты своим простым лиризмом, подкрепленным его глобальной персоной. «Порви, как бабочка, жали, как пчела».


АЛИ В ДЖО ФРЕЙЗЕР

Дин! Али выходит навстречу Фрейзеру
Но Фрейзер начинает отступать
Если Фрейзер пойдет дальше
Он окажется на месте у ринга

Али качнет влево
Али качнет вправо
Посмотри на ребенка
Неси мяч бой

Фрейзер продолжает поддерживать
Но места не хватает
Это вопрос времени
Тогда Али опускает стрелу

Теперь Али приземляется справа
Какие красивые качели!
И депонирует Фрейзера
Убрать с ринга

Фрейзер все еще поднимается
Но судья хмурится
Потому что он не может начать отсчет
Пока Фрейзер не спустится

Теперь Фрейзер исчезает из поля зрения
Толпа приходит в бешенство
Но наши радиолокационные станции засекли его
Он где-то над Атлантикой

Кто бы мог подумать, что
Когда они пришли в бой
Чтобы они стали свидетелями
Запуска цветного спутника!

Это стихотворение было прочитано в эфире в Ирландии и изображает протест заложников за улучшение условий, который привел к 29заключенных, расстрелянных солдатами. Прочитав стихотворение, Мухаммед Али связал борьбу афроамериканцев за свободу и справедливость с борьбой ирландцев против британского империализма. величайший боец, который когда-либо будет.
Он много говорит и даже хвастается.
Мощного удара и ослепляющей скорости.
Али отлично сражается, у него есть скорость и выносливость.
Если вы подпишетесь на бой с ним, увеличьте свою страховку.
У Али левая, у Али правая;
Если он ударит тебя один раз, ты будешь спать всю ночь
Автор Мухаммед Али | Создайте образ из этого стихотворения
Сделать Америку величайшей — моя цель
Сделать Америку величайшей — моя цель,
Итак, я победил русских, и я победил поляка,
и для США завоевал золотую медаль.
Итальянцы сказали: «Ты больше, чем старый Кассий».
Нам нравится ваше имя, нам нравится ваша игра,
Так что сделайте Рим своим домом, если хотите.
Я сказал, что ценю ваше гостеприимство,
Но США по-прежнему моя страна,
Потому что они ждут меня в Луисвилле.


В следующем скандальном интервью 1975 года для журнала Playboy Али рассказывает о своей поэзии и своей вновь обретенной любви к «поговоркам». Вы пишете все стихи, которые выдаете за свои?

АЛИ:
Конечно знаю. Эй, чувак, я так хорош, что мне предложили должность профессора в Оксфорде. Я пишу поздно ночью, когда телефоны перестают звонить, становится тихо и никого нет — всем великим писателям лучше ночью. Я сплю как минимум один раз в течение дня, а потом встаю в два часа ночи и занимаюсь своими делами. Вы знаете, я мирской человек, который любит людей и действия, и мне всегда нравились города, но теперь, когда я оказываюсь в городе, мне не терпится вернуться в свой тренировочный лагерь. Неоновые вывески, движение, шум и люди — все это может свести с ума. Это забавно, потому что я должен был мучить себя, строя тренировочный лагерь в глуши на севере Пенсильвании, но это хорошая жизнь — свежий воздух, вода из скважины, тишина и вид на сельскую местность. Я думал, что мне это совсем не понравится, но, по крайней мере, я буду много работать вместо того, чтобы быть в городе, где, возможно, я не буду тренироваться достаточно усердно. Ну, теперь мне это нравится больше, чем быть в любом городе. Это действительно хорошая обстановка для сочинения стихов, и я пишу все время, даже когда учусь. На самом деле, я написал здесь одно стихотворение, которое лучше любого стихотворения в мире.

PLAYBOY:
Откуда ты это знаешь?

АЛИ:
Моя поэма объясняет правду, так что может быть лучше? И это имя тоже

Истина:
Лик Истины открыт, глаза
Истины ясны
Губы Истины всегда сомкнуты,
голова Истины прямо
Грудь Истины выступает вперед ,
взгляд Истины прямой
У Истины нет ни страха, ни сомнения,
У Истины есть терпение ждать.
Слова Истины трогательны,
голос Истины глубок
Закон Истины прост: Все
посеешь, то и пожнешь.
Душа Истины пламенна,
сердце Истины тепло
Ум Истины ясен и
тверд в дождь и бурю.
Факты лишь его тень, Истина
стоит выше всякого греха.
Велика будет битва жизни — Истина
в конце концов победит.
Образ Истины — Достопочтенный
Элайджа Мухаммед, послание мудрости — его жезл
Знак Истины — полумесяц
и душа Истины есть Бог.
Жизнь Истины вечна
Бессмертно ее прошлое
Сила Истины пребудет
Истина будет держаться до последнего.
Это шедевр, если я сам так говорю.

Но я пишу не только стихи. Я также сосредоточился на высказываниях. Вы хотите услышать некоторые?

PLAYBOY:
У нас есть выбор?

АЛИ:
Слушай, может быть, я сделаю тебя таким же знаменитым, как сделал Говарда Козелла. «Войны против наций ведутся для того, чтобы изменить карты, а войны с бедностью ведутся для того, чтобы менять карты». Хорошо, да? «Человек, который смотрит на мир в 50 лет так же, как и в 20, зря потратил 30 лет своей жизни». Это мудрые слова, так что обратите внимание, мистер Плейбой. «Человек, у которого нет воображения, стоит на земле, у него нет крыльев, он не может летать». Запомните это: «Когда мы правы, никто не помнит, но когда мы ошибаемся, никто не забывает. Уотергейт!» Мне очень нравится следующий: «Где богатство человека? Его богатство в его знаниях. Если его богатство было в банке, а не в его ведении, то он им не владеет, потому что оно в банке!» У тебя есть все это?

PLAYBOY:
Понял, Мухаммед.

АЛИ:
И это еще не все. «Надзиратель тюрьмы находится в худшем состоянии, чем сам заключенный. Пока тело узника в плену, разум надзирателя в тюрьме!» Слова мудрости Мухаммеда Али. Это о красоте: «Тот, кто прикоснулся к внутренней красоте, ценит красоту во всех ее проявлениях». Я даже тебе это объясню. Некоторые люди посмотрят на сестру и скажут: «Она действительно уродлива». Другой мужчина увидит ту же сестру и скажет: «Это самая красивая женщина, которую я когда-либо видел». Как вам эта: «Любовь — это сеть, в которую сердца ловятся, как рыбы»?

PLAYBOY:
Разве это не банально?

АЛИ:
Я понял, что ты не умный, как только увидел тебя. Но я знаю, что вам понравится этот, который называется «Верхом на моем коне надежды»: «Держа в руках поводья мужества, одетый в доспехи терпения, шлем выносливости на голове, я тронулся в путь. путешествие в страну любви». Вау! Мухаммед Али определенно идет глубже, чем бокс.


ЧТЕНИЕ

НОВЫЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ МУЗЫКАЛЬ ОТ

ДЭМИАН БИЗОН БУЛЛЕН

Али «поэт» также должен войти в историю как автор самого короткого стихотворения на языке. Согласно «Знакомым цитатам» Бартлетта, самым коротким стихотворением на английском языке было «90 168 строк о древности микробов 90 169» Стрикленда Гиллилана, которое называлось «Адам / Хадем». / Мы.» Да, Мухаммед Али, ты действительно был величайшим.


Если вам понравилась эта статья

Пожалуйста, сделайте пожертвование

***

Нравится:

Нравится когда-либо звонил Мухаммед Али 1 я негр»? Мухаммед Али беседует с прессой после того, как большое федеральное жюри предъявило ему обвинение в отказе призываться в вооруженные силы в 1967 году.

Беттманн/Getty Images

Стефан Фатсис рассказал версию этой истории выпуск на этой неделе спортивного подкаста Slate Hang Up and Listen. Адаптированная стенограмма аудиозаписи приведена ниже, и вы можете прослушать эссе Фатсиса, нажав на проигрыватель под этим абзацем и перемотав вперед до отметки 55:22.

«Я не ссорюсь с ними, Вьетконг» — одна из фирменных фраз молодого Мухаммеда Али. Это помогло определить его самого, его оппозицию войне во Вьетнаме, его поддержку гражданских прав и, по сути, все десятилетие 19-го века.60-е годы. Возможно, это одно из самых сильных предложений, когда-либо сказанных спортсменом. Он изображен на футболке.

На протяжении многих лет фраза «Я не ссорюсь с ними, Вьетконг» сопровождалась еще одной незабываемой, безошибочно узнаваемой цитатой Али, цитируемой в эссе, книгах и статьях, а также повторяющейся в некрологах и посвящениях, которые текли потоком. как вода из-под крана после смерти чемпиона в супертяжелом весе: «Ни один вьетконговец никогда не называл меня негром».

Но Али не сказал: «Ни один вьетконговец никогда не называл меня негром», когда он впервые сказал: «У меня нет ссоры с этим вьетконговцем» или что-то близкое к этому 17 и 19 февраля.66. На самом деле, возможно, он вообще не говорил этого вне съемочной площадки. И нет никаких доказательств того, что он сам придумал эту терзающую фразу.

Начнем с первого предложения, с которого Али говорил. Али был в Майами, готовился к бою с Эрни Терреллом. После дневных тренировок он садился в шезлонг возле своего серого цементного проката и болтал со старшеклассницами, пока они шли домой. Члены «Нации ислама» посетили его, и репортеры окружили его. В тот февральский день 1966 декабря репортер сообщил Али, что призывная комиссия в его родном городе Луисвилле, штат Кентукки, изменила его классификацию с 1-Y, или непригодного для военной службы, на 1-A, что дало ему право быть немедленно призванным.

По словам Роберта Липсайта, который был в доме и делал репортаж для New York Times , немедленная реакция боксера была скорее эгоистично личной, чем вызывающе политической. «Почему я?» Lipsyte процитировала слова Али в Times на следующий день. «Я не могу этого понять. Как они сделали это со мной — чемпионом мира в супертяжелом весе?» По мере того как новости распространялись, репортеры волнами прибывали, а также соседи и прохожие, часами задавая вопрос за вопросом.

Али ответила всем. Он сказал: «Как они могут сделать это без еще одного теста, чтобы увидеть, стал ли я мудрее или хуже, чем в прошлый раз?» (Али в 1964 году дважды провалил армейский тест на умственные способности перед призывом в армию. ) Он задавался вопросом, почему правительство США «охотится» за ним. Он предположил, что чиновники предубеждены против его мусульманской веры. «Я борюсь за правительство каждый день, — сказал Али. «Я думаю, что пребывание во Вьетнаме стоит им 12 миллионов долларов в день, и я покупаю много патронов, по крайней мере, три реактивных бомбардировщика в год, и плачу зарплату 50 000 бойцов деньгами, которые они берут у меня после моих боев».

«В конце концов он утих, — написала Липсайт в майском профиле 1967 года в New York Times Magazine , — и допрашивающие надавили, расспрашивая Али о Вьетнаме. Он признался, что не знает, где находится Вьетнам. Они спросили его о Вьетконге. Он пожал плечами. «Я не ссорился с ними, вьетконговцами». нерешительно произнесенное усталым Али после стольких часов разговоров, оно не нашло мгновенного отклика. (Липсайт сказал, что он просто все испортил.) Но эту цитату или ее версию подхватили другие репортеры. «Я член черных мусульман, и мы не вступаем в войны, если они не объявлены самим Аллахом», — цитирует Али Ассошиэйтед Пресс. «У меня нет никаких личных ссор с этими вьетконговцами». В депеше AP неделей позже слово «Вьетконг» было в единственном числе.

Замечания Али произвели мгновенный эффект. Губернатор Иллинойса осудил их как «непатриотичных». Спортивная комиссия штата назначила слушание, чтобы обсудить запрет Али на бой с Терреллом в следующем месяце в Чикаго; Али появился на том слушании и отказался извиняться, и бой был отменен. (Али победил Террелла в ноябре того же года в Хьюстонском Астродоме в так называемом «Битве за то, что меня зовут».)

Али понял, что линия имеет силу: она была простой и прямой, резкой и мятежной, красочной и разговорной. Согласно книге Дэйва Зирина Как меня зовут, дурак? Спорт и сопротивление в Соединенных Штатах 90 169 , Али спросили о его антивоенной риторике на пресс-конференции позже в том же году. «Продолжайте спрашивать меня, сколько бы времени ни было», — ответил он стихами. «На войне во Вьетнаме я пою эту песню. У меня нет ссоры с вьетконговцами.

«Ни один вьетконговец никогда не называл меня негром», однако, не появился из Луисвилльской Губы. Когда Али получил известие о своем призывном статусе, эта фраза уже циркулировала в контркультуре. 23 февраля 19 г.66, всего через шесть дней после комментариев Али в Майами, газета Times сообщила об антивоенной акции протеста в Нью-Йорке, где «один демонстрант-негр нес табличку с надписью «Вьетконг никогда не называл меня негром». Марш против страха в Миссисипи в июне прошел с плакатом, гласившим: «Ни один вьетконговец никогда не называл меня негром». Газета Times заметила тем летом в Чикаго девочку-подростка с «пуговицей, приколотой к цветочной блузке, на которой было написано: «Вьетконг никогда не называл меня негром»» и United Press International 9.0168 увидел пуговицу в Кливленде «на лацкане лидера J.F.K. Хаус, боевой молодежный центр.

У этой фразы была стойкость. В апреле 1967 года на антивоенном марше в Нью-Йорке, на котором присутствовало более 100 000 человек, газета Times описала вывеску с надписью «Ни один вьетнамец никогда не называл меня ниггером», а газета Washington Post услышала, как чернокожие протестующие выкрикивали эту фразу. В апреле 1969 года студенты исторически сложившегося чернокожего колледжа Вурхиз в Южной Каролине развесили антивоенные плакаты с изображением этой строки. В свои 1998 memoir Walking With the Wind , лидер движения за гражданские права Джон Льюис, возглавлявший Студенческий координационный комитет ненасильственных действий в середине 1960-х годов, вспоминал, что «Ни один вьетнамец никогда не называл меня ниггером» был «чрезвычайно популярным плакатом», который висел на стенах в черные колледжи и организации. «У нас была копия, прикрепленная к стене нашей штаб-квартиры SNCC в Атланте», — написал Льюис.

Так кто придумал эту фразу? Не ясно. Социолог Чарльз Лемерт, автор книги 2003 года Мухаммед Али: Трикстер в культуре иронии , написал, что слова «были впервые обнаружены во вьетконговской пропаганде, распространяемой среди преимущественно чернокожих наземных войск в дельте Меконга». В своей книге 2007 года «Афроамериканский опыт во Вьетнаме: братья по оружию » историк Джеймс Э. Вестхайдер упомянул лидера гражданских прав Стокли Кармайкла на Марше против страха в Миссисипи в 1966 году: «Почему чернокожие должны вести войну против желтых, чтобы белые люди могут сохранить землю, которую они украли у красных людей? Мы не собираемся во Вьетнам. Разве ни один вьетконговец никогда не называл меня негром!» Но это было через четыре месяца после плаката на антивоенном марше в Нью-Йорке.

Независимо от происхождения, Али получил признание за свою популяризацию. Слова «стали визитной карточкой Мухаммеда Али», — написал Пениел Э. Джозеф в своей биографии 2014 года, Stokely: A Life . «Для Али, все еще ищущего способ сформулировать точку зрения, которую он инстинктивно понял, когда выпалил свое собственное замечание о Вьетконге, фраза Кармайкла нашла отклик», — написали Ховард Л. Бингхэм и Макс Уоллес в своей книге 2000 года «Величайшая битва Мухаммеда Али»: Кассиус Клей против Соединенных Штатов Америки . «С тех пор он часто говорил толпе и репортерам: «Ни один вьетконговец никогда не называл меня негром!», когда его заставляли объяснять его антивоенную позицию».

Правдоподобный и удобный рассказ. Но ни одно из современных сообщений об этой фразе не приписывает ее Али или иным образом не связывает с ним, и поиски в нескольких базах данных публикаций не обнаруживают, что Али произносит эти слова дословно или даже почти так. Согласно поиску на Amazon, в книге Зирина, в книге Дэвида Ремника «19 лет» эта цитата вообще не упоминается.98 биография Король мира: Мухаммед Али и восхождение американского героя , или в устной истории Томаса Хаузера 1992 года Мухаммед Али: его жизнь и времена .

Али сказал что-то вроде цитаты по крайней мере пару раз, хотя и не достойно плаката. Вот один из таких случаев из интервью 1970 года журналу Black Scholar :

Некоторое время назад в аэропорту я встретил двух чернокожих солдат. Они сказали: «Чемпион, чтобы делать то, что ты делаешь, нужно много мужества». Я им сказал: «Братья, вы просто не знаете. Если бы ты знал, куда ты сейчас идешь, если бы ты знал свои шансы остаться без руки или без глаза, сражаться с этими людьми на их собственной земле, сражаться с азиатскими братьями, ты должен был стрелять в них, они никогда не линчевали тебя, никогда не звонили тебе. ниггер, никогда не натравливай на тебя собак, никогда не стреляй в твоих лидеров. Вы должны стрелять в своих «врагов» (они их называют), и как только вы вернетесь домой, вы не сможете найти работу. Попасть в тюрьму на несколько лет — ничто по сравнению с этим».

Тогда вот это, из интервью, которое, по-видимому, было взято вскоре после того, как Али отказался от призыва в армию в апреле 1967 года, и было частью документального фильма 1980 года, снятого чернокожей телевизионной программой по связям с общественностью Like It Is :

Моя совесть победила’ Не дай мне пойти застрелить моего брата, или каких-то темных людей, или каких-то бедных, голодных людей в грязи, за большую, могущественную Америку, и стрелять в них. Для чего? Они никогда не называли меня негром. Они никогда не линчевали меня. Они никогда не подпускали ко мне собак. Они никогда не лишали меня моей национальности, не насиловали и не убивали моих мать и отца. … Как я могу стрелять в них, бедняги? Просто отвезите меня в тюрьму.

На самом деле, Али произносил эту фразу по крайней мере один раз — в The Greatest , биографическом фильме 1977 года, в котором Али играет самого себя, а Эрнест Боргнин играет тренера Анджело Данди, а Джеймс Эрл Джонс играет Малкольма Икс. Сценаристы представляли, как Али говорит линия в тот день в Майами, когда он узнал о своем призывном статусе. Когда репортер спрашивает, хочет ли он пойти сражаться с «врагом», Али отвечает: «Чей враг? Чувак, вьетконговцы никогда не называли меня негром. Они твои враги, а не мои.

Художественный фильм 2001 года Али пошел еще дальше. В этом фильме режиссера Майкла Манна Уилл Смит произносит две основополагающие строки: «У меня нет ссоры с вьетконговцами. Разве ни один вьетконговец никогда не называл меня ниггером», — спина к спине, повторяя популярный миф. В этой реконструкции боксер произносит реплики не в Майами, а в номере отеля в Хьюстоне после того, как он отказался от индукции, и не из-за бездумного истощения, а с преднамеренным намерением. «Али воспринимает это интуитивно и рефлекторно», — говорится в постановке сценария.

Подробнее Сланцевое освещение Мухаммеда Али.

Мухаммед Али


Слова Мухаммеда Али эхом отдаются в веках

Если вы собираетесь говорить на словах, вам лучше уметь ходить пешком.

И никто не справился с обоими лучше, чем Мухаммед Али, «Величайший», родившийся в этот день в 1942 году. Все их позерские второсортные караоке-версии Али в его великолепном ораторском искусстве.

Али часто выигрывал бои на предматчевых пресс-конференциях. Игры разума, клише в современном спорте, были второй натурой «Луисвилльской губы».

25 февраля 1964 года тогдашний Кассиус Клей потряс мир, победив самого жестокого бойца в истории бокса того времени, Сонни Листона. Перед боем, поскольку эксперты опасались за его жизнь, Клей уволил человека, которого он называл «медведем», с помощью этой нестареющей классики, которую он настраивал для других бойцов на протяжении всей своей карьеры.

«Клэй выходит навстречу Листону, и Листон начинает отступать,
Если Листон отступит на дюйм дальше, он окажется на месте у ринга.
Клэй замахивается левой, Клэй замахивается правой,
Посмотрите, как молодой Кассиус ведет бой
Листон продолжает отступать, но места мало,
Это вопрос времени, когда Клей опустит стрелу.
Теперь Листон исчезает из поля зрения, толпа сходит с ума,
Но радарные станции засекли его где-то над Атлантикой.
Листон все еще поднимается, а рефери хмурится,
Потому что он не может начать считать, пока Сонни не упадет.
Кто бы мог подумать, когда они пришли в бой?
Что они станут свидетелями запуска человеческого спутника.
Да и не мечтала толпа, когда вкладывала деньги,
Что увидит полное затмение Сонни»

 

Умно, смешно и оригинально. Некоторые даже рассматривают фристайл Али как предшественника рэпа, который более десяти лет спустя появится на улицах Нью-Йорка как форма городского искусства.

Чтобы было ясно, Али был жесток со своими жертвами. Он назвал Флойда Паттерсона, когда-то самого молодого чемпиона в супертяжелом весе, «кроликом» после того, как тот застыл в особенно сокрушительном поражении от Листона.

Он насмехался над Джорджем Форманом как над фигурой из истеблишмента, называя его «дядей Томом» — настолько уничижительно, насколько можно назвать афроамериканца. А затем вышел и победил его в, возможно, самом известном спортивном моменте, «Грохоте в джунглях» в Заире.

Но свои самые дикие комментарии он приберег для «Смокина» Джо Фрейзера.

«Джо выйдет курить, но я не буду шутить, я буду ковырять и тыкать, поливая водой его курение. Это может вас шокировать и поразить, но я уничтожу Джо Фрейзера», — было достаточно забавно.

Но он также часто называл Фрейзера «уродливым». Фрейзер редко реагировал на натиск Али.

В преддверии их легендарного третьего боя — «Триллера в Маниле» 1 октября 1975 года — он стал называть Фрейзера «гориллой».

«Это будет килла,
И чилла,
И триллер,
Когда я получу гориллу,
В Маниле».

 

Али выиграл – второй после боя Фрейзера – в бою, который, по его словам, был «наиболее близким к смерти, о котором я знаю».

Сняв перчатки и выключив рекламную машину, Али зажег маску и раскрыл свои истинные чувства.

«Джо Фрейзер — настоящий мужик. Если Бог когда-нибудь призовет меня на священную войну, я хочу, чтобы Джо Фрейзер сражался рядом со мной». — сказал он великодушно, хотя для некоторых и слишком поздно. Словесные насмешки Али в течение многих лет причиняли Фрейзеру гораздо больше боли, чем физические.

Он был особенно безжалостен к тем, кто осмеливался оскорблять его имя или религию.

Эрни Террелл, который настаивал на том, чтобы называть его старым именем: «Я встретил вас как Кассиуса Клея. Я оставлю тебя как Кассиуса Клея», — доживет до сожаления о своей гордыне.
Али унижал Террелла более 15 раундов, отказываясь нокаутировать его, его джебы все чаще сопровождались теперь уже известным «как меня зовут?» припев.

Он был прежде всего первым спортсменом-активистом, проложившим путь другим, от Томми Смита и Джона Карлоса в 1968 Олимпийских игр в Мехико, Колину Капернику из Сан-Франциско 49, который стал на колени во время исполнения национального гимна и, следовательно, заплатил высокую цену за свои убеждения.

В 1967 году Али, которого многие в Америке уже ненавидели за то, что он принял ислам, и который, как известно, отказался участвовать в войне во Вьетнаме («Я не ссорюсь с ними, Вьетконг»), был признан виновным в уклонении от призыва , но отказался пойти на компромисс по своим принципам.

Возможно, это были его самые запоминающиеся слова, когда он указал пальцем на заведение.

«Я не уклоняюсь от призыва. Я не сжигаю флаг. Я не бегу в Канаду. Я остаюсь прямо здесь. Ты хочешь отправить меня в тюрьму? Хорошо, вы идете прямо вперед. Я сидел в тюрьме 400 лет. Я мог бы быть там еще четыре или пять, но я не поеду за 10 000 миль, чтобы помогать убивать и убивать других бедняков. Если я хочу умереть, я умру прямо здесь, прямо сейчас, сражаясь с тобой, если я хочу умереть. Ты мой враг, ни китаец, ни вьетконговец, ни японец. Ты мой противник, когда я хочу свободы. Ты мой противник, когда я хочу справедливости. Ты мой противник, когда я хочу равенства. Хочешь, я пойду куда-нибудь и буду сражаться за тебя? Вы даже не заступитесь за меня здесь, в Америке, за мои права и мои религиозные убеждения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *