Историк книга про дракулу: Книга: «Историк» — Элизабет Костова. Купить книгу, читать рецензии | The Historian | ISBN 978-5-17-032723-2

Содержание

Читать онлайн «Дракула», Матей Казаку – ЛитРес

Matei Cazacu. Dracula

© Tallandier Éditions, 2004

© В. И. Удовиченко, перевод на русский язык, 2011

© Палимпсест, 2011

© ООО «Издательство «Этерна»

* * *


Предисловие

История этой книги началась почти сорок лет назад… Будучи студентом университета в Бухаресте, я защитил работу по теме «Влад Пронзитель. Историческая монография» (1909). Казалось бы, странная тема, но её мне посоветовал Константин Жиуреску (1901–1977), известнейший румынский историк того времени, который также руководил работой американца румынского происхождения Раду Флореску, получившего в Бухаресте стипендию Фулбрайта. Таким образом, мы составили группу интересующихся и занялись поисками следов средневекового графа Дракулы, в истории оставшегося под именем Пронзитель, а в литературе, благодаря Брэму Стокеру, – в образе вампира. Один из коллег Флореску, Раймон Макналли, специализировался именно на этом таинственном персонаже. Итак, мы проехали Румынию вдоль и поперёк, разыскивая следы нашего героя. Замки, монастыри, заброшенные церкви, деревушки, затерянные в Карпатах, немецкие города в Трансильвании – нами было исследовано решительно всё.

Самым сложным для «завоевания» оказался замок Дракулы. Сначала наше путешествие привело к одной крепости, которая на самом деле не имела к нему никакого отношения, во второй раз наш «дядя Георгиу» (дядя Раду Флореску) упал и повредил ногу, получив перелом шейки бедра (а ему тогда было 65 лет!). Казалось, третья попытка должна была оказаться самой удачной. Между тем по прибытии в замок Макналли парализовало настолько, что он оказался не в состоянии идти дальше. Я в шутку напомнил, что один из предков нашего Флореску, Винтила, в XV веке встал на сторону Влада Пронзителя. Было это в 1468 году, ровно за 500 лет до того, как мы отправились в Карпаты, а это могло грозить «проклятьем»… Это так напугало Флореску, что теперь в каждую поездку он брал с собой маленькую икону. С другой стороны, одна знакомая как-то призналась мне, что в детстве молилась перед изображением Влада Пронзителя, словно перед святым. Что стояло за этим – может быть, влияние Чаушеску, который был весьма неравнодушен к личности Влада Пронзителя?

В 1970-х годах я оказался единственным специалистом по этой теме в нашей стране, так что Министерство туризма Румынии попросило меня написать текст, чтобы гиды могли использовать его в «туре Дракулы», который пользовался популярностью у западных туристов. С публикацией моей книги о первом правлении Влада в 1448 году моя слава была похоронена…

Однажды произошёл случай, когда я почувствовал настоящее «гостеприимство» Дракулы – в 1992 году в Париже. Тогда меня пригласили на частный показ фильма «Dracula» Фрэнсиса Форда Копполы в один из парижских кинотеатров. Мы с супругой вышли из дома под палящим солнцем, а когда до места оставалось несколько сот метров, обрушился такой ливень, что идти дальше просто не представлялось возможным. Каково же было наше удивление, когда мы увидели подобную сцену на экране: Дракула поднимает страшную бурю против охотников за вампирами. Видели бы это совпадение мои американские друзья, они ещё не так испугались бы!

Но вернёмся к истории книги. В 1971 году Флореску предложил мне написать в соавторстве работу о Дракуле. К сожалению, законы тогдашней коммунистической Румынии не позволяли такое сотрудничество, т. е. я должен был представить свою часть текста, а также всю книгу полностью цензуре при Генеральном комитете Коммунистической партии, которая имела право запретить публикацию и тем более её печать за границей. Они никогда бы не утвердили книгу о вампирах – так что вопрос был решён заранее. Поэтому я отказался, предоставив право писать работу моему американскому коллеге, что он и сделал. В 1972 году Флореску и Макналли опубликовали книгу «В поисках Дракулы», переведённую теперь на многие языки. Я от души был рад, что она стала популярна во всём мире, а для себя нашёл там огромное количество интересных фактов. Тем временем я уже уехал из Румынии и поступил в Парижскую национальную школу хартий. Казалось, Дракула был забыт надолго. По крайней мере, до того момента, пока профессор Анри-Жан Мартен не предложил мне сделать Дракулу предметом моей диссертации. Для неё я ограничился изучением произведений XV века на немецком, латинском, старославянском, русском, греческом языках, а позже нашёл материал и для докторской диссертации (1979), которая была опубликована в Практикуме Высшей Школы. Сократив её для публикации в два раза, в 1988 году я издал «Историю князя Дракулы в центральной и восточной Европе (XV век)», где личность князя рассматривалась весьма поверхностно.

Но чем глубже я задумывался над этой темой, тем больше мне не нравилось, как другие авторы, да и я сам, подходили к ней. Мне казалось, что в процессе работы я сам нашёл или создал нескольких Дракул: валашского князя, тирана из немецких произведений, великого правителя из русских, князя-«революционера» от греческих поствизантийских историков и, наконец, вампира. Во время конференции 1987 года в Бостонском колледже я высказал эту идею, которая дала Флореску и Макналли материал для публикации книги «Дракула, многоликий князь…».

Такой подход оказался правильным, но сам я в силу обстоятельств отдалился от этой темы. В 1989 году румынская революция свергла Чаушеску. Как мне думалось, появившаяся свобода выражения мыслей заставит учёных обратиться к этой теме, но, увы, мои коллеги предпочли анализировать последние сто лет коммунистической истории страны. Наверное, я продолжал бы сомневаться, если бы, как всегда, не пришло решение извне: мне предложили написать книгу, которая стала бы первой реальной биографией Дракулы. Идею я воспринял с большим энтузиазмом и вскоре принялся за работу, анализируя свои исследования за сорок лет.

Работал я с удовольствием, надеюсь не зря, не потому, что этого требовала тематика, а потому, что сюжет был действительно мне близок, мы с ним оказались «на одной волне». Честно говоря, я всегда испытывал сочувствие к таким отверженным историками персонажам, и особенно к мрачной истории Дракулы.

Я не призываю воспевать его или защищать от обвинений, ставящих его в ряд с величайшими тиранами истории. В этой книге читатель найдёт наиболее точный образ средневекового князя, но невероятно разнообразный, показывающий всю сложность политической и дипломатической ситуации в то время. Мы оставим все штампы и клише, когда человека нужно записать хорошим или плохим, верующим или еретиком, трусом или смелым, задумчивым или взрывным. Именно книга о Владе Дракуле напомнит, что биограф должен относиться к герою снисходительно, так же как читатель к произведению.

М. К.
июнь, 2004

Вступление

В середине июня 1463 года внимание всей Европы было привлечено к городку Винер Нойштадт – любимой резиденции короля Фредерика III Габсбурга (1440–1493) в пятидесяти километрах от Вены. Конная делегация в три тысячи человек прибыла из Венгрии, чтобы заключить мир между императором и его непримиримым противником, молодым королём Матиашом Корвином. Эта война между двумя правителями длилась уже пять лет, причиной её стало соперничество за венгерскую корону. После смерти Ладисласа Постума в 1457 году Фредерик III, его наставник, частью знати был провозглашён королём Венгрии. Они пытались удержать свою страну в составе империи, другая же сторона избрала своего «национального» короля, пятнадцатилетнего Матиаша, сына Яноша Хуньяди. Тогда Фредерик III сражался против короля Богемии Георга Подебрада, который обвинялся в сочувствии еретикам-гуситам[1]. Император стремился удержать оба эти государства в своём владении, т. к. они были богаты серебром и полезными ископаемыми. Тем не менее короли не очень радовались такой перспективе: вот уже в течение ста лет империя использовала все полезные ископаемые этих стран. Фредерик III же напоминал им свой девиз, который даже был выгравирован на всей его посуде: «Austriae est imperare omni universo» («Австрия есть империя над миром»). А между тем молодой Матиаш очень достойно противостоял императору, и это неудивительно – он имел благородное происхождение. Отец его принадлежал к валашской (румынской) знати Трансильвании, которая была одновременно одной из богатейших венгерских провинций, поэтому часто страдала от чужеземных набегов.

Янош Хуньяди, отец Матиаша, был урождённым Янко (Iancu, Ianko) из Хунедоары и служил у герцога Миланского Филиппо Мария Висконти, где обучился мастерству ведения войны, заключил брак с венгеркой благородного происхождения, тем самым упрочив своё положение, и вскоре стал регентом королевства и воеводой (правителем) Трансильвании при малолетнем Ладисласе Постуме (1444–1456). Будучи, кроме всего прочего, хорошим полководцем, Янош Хуньяди успешно защищал страну от оттоманов, воюя даже на их территории. То побеждая, то проигрывая в войне, которая не прекращаясь длилась более четырнадцати лет, Хуньяди героически погиб в 1456 году вместе со святым Яношем Капистраном, защищая крепость Белграда (тогда венгерскую) от воинов Мехмеда II Завоевателя. Он оставил двух сыновей, старший был обвинён в заговоре и позже обезглавлен Ладисласом. Матиаш проявил себя лишь в юношестве: после смерти короля – как говорят, он был отравлен своей супругой, которая угостила его яблоком с отравленного ножа, – юноша был провозглашён королём.
Но чтобы стать полноправным и законным королём, необходима была венгерская корона, а она находилась у императора. Корона была символом венгерского народа и состояла из двух диадем: первая была дарована папой Сильвестром II в 1000 году первому христианскому королю Венгрии, а вторая – впоследствии императором Византии, как символ единства стран. Настаивая на том, что корона должна быть у него, император заставил знать короновать его «маленьким валашским королём», сделав, таким образом, Валахию частью империи. Разразилась война, несмотря на протесты папы Пия II, которому не хватало войск для крестового похода против турок в 1459 году. В конце концов, после пяти лет безрезультатных битв, переговоров и интриг
[2]
, воюющие стороны решили заключить мир. По договору император должен был получить 80 000 золотых дукатов для выкупа короны, а Матиаш обязан был выказывать ему всяческое почтение, как «отцу». Оба государя должны были биться с общими врагами, а самое главное – корона должна вернуться к императору, если венгерский король умрёт без законных наследников, что и произошло
[3]

 

Такой была ситуация в июне 1463 года, когда венгры привезли выкуп в Винер Нойштадт. Император принял их не в Вене – столица была охвачена бунтом с апреля месяца. Его брат Альберт Габсбург, герцог Австрийский, собрал группу заговорщиков, прервал всякое сообщение и совершал грабительские набеги на окрестности городов Винер Нойштадт и Эденберг. Они дошли даже до того, что украли льняные рубашки… у императрицы Элеоноры Португальской! Несмотря на нестабильную ситуацию, Фредерик продолжал переговоры и выдвигал всё новые и новые требования. Стало очевидно, что без вмешательства папских представителей дело не решить: Рудольф Рюдершейм, настоятель Фрейзинга и Доменико де Доменичи ди Лука, и архиепископ де Торселло присутствовали при заключении договора 19 и 26 июля 1463 года. Тогда же были внесены деньги, и корона, наконец, передана Матиашу Корвину.

Появление венгерской армии на юге Вены стало главным событием 1463 года. Примерно тогда же, скорее всего тоже в Вене, была издана брошюра в 4–6 страниц, на первой странице украшенная портретом. Это было настоящей новинкой, типографское дело только начинало развиваться, ещё не была опубликована Библия Гутенберга, это произошло лишь в 1454 году

[4]. Книга была озаглавлена «История воеводы Дракулы»

Дракула – это прозвище князя Валахии Влада III, подданного короля Матиаша Корвина, которого король позже пленил в замке на берегу Дуная.

Откуда взялось это прозвище, до сих пор никому достоверно не известно, но большинство исследователей считают, что это воспоминание о его отце по прозвищу Дракул. Император Сигизмунд Люксембургский[5] прозвал его Драконом, в 1408 году, когда он правил только Венгрией. Латинское

«draco» дало румынскую форму «drac», что означает «дьявол». Так, Дракул – «дьявол», а Дракула – «сын дьявола». Другие исследователи предполагают, что прозвище Дракул, Дьявол, близко по смыслу к выражению «дьявол во плоти». В начале XIX века Уильям Уилкинсон, английский посланец в румынских странах, писал:

Дракула на валашском языке означает дьявола. С тех пор у валахов принято было называть так всех людей, прославившихся своей храбростью, жестокостью или же мастерством.

Анонимный автор убеждает нас, что это был человек, превосходящий своей жестокостью Ирода, Нерона, Диоклетиана

[6] и всех прочих тиранов и мучителей, которых знал мир. Простое перечисление пыток, какие учинял Дракула над людьми, своими подданными и «язычниками, евреями, христианами», турками, немцами, итальянцами, цыганами, не сможет оставить читателя равнодушным. Его излюбленный способ казни – посажение на кол. Эта пытка родилась в Ассирии, но Владом III была «доведена до совершенства», но не для того, чтобы быстрее убивать[7], а, наоборот, чтобы продолжать страдания как можно дольше. Кол, вводимый через прямую кишку, не поражал жизненно важных органов, а выходил изо рта, не убивая человека. Оставленные таким образом жертвы умирали спустя два-три дня, а глаза их за это время поедали вороны. Автор рассказывал, что Дракула выставлял целый лес из таких колов прямо перед окнами своего дворца и наслаждался видом жертв. Кстати, по мнению князя, великие турецкие властители и паши заслуживали сидеть выше, чем другие, и обязательно на позолоченных колах! Добавляют также, что он любил трапезничать в тени от таких «лесов», беседуя с «приглашёнными» и выпивая за их здоровье.

Жестокий и беспощадный мир, видевший таких тиранов, как Эззелино Романский в XIII веке (50 тысяч жертв), Ферранте I Неапольский и Сигизмунд Малатест в XV веке или Мехмед II (873 тысячи жертв, если верить современникам), не может не впечатлиться «выдумками» Дракулы, которые описывались в той книге. Сажание на кол мужчин, женщин и детей тысячами (иногда женщин с младенцами на руках), кроме того, добавляет рассказчик, – 25 тысяч турок… Цыгане, преступившие законы, заживо варились в котле, а табор потом ел их… Беременной супруге князя вспороли живот, чтобы он мог увидеть, где находилось его дитя… Во время пира Дракула подавал знати раков, откормленных мозгами их родителей и друзей… Костры ждали всех лжецов и калек его страны… Он заставлял матерей есть своих детей изжаренными, а мужей – отрубленные груди своих жён…

Цинизм и ярость, с которой тиран мучил своих жертв, делает его в наших глазах ещё более зловещим. Когда его жертвы кричали от боли, он говорил: «Послушайте, как приятно, какие прекрасные звуки!» – или, глядя на пронзённых людей, провозглашал: «Как изящно и ритмично вы трясётесь!» Нищенствующим и лжецам, их он обычно сжигал, говорил, что хочет помочь им быстрее попасть на небо, чтобы они не страдали на земле.

Если же кто-то осмеливался спросить, отчего он так жесток, Дракула отвечал, цитируя святого Петра, что правители посланы Богом на землю для того, чтобы наказать зло и наградить добро.

Этот рассказ о зверствах Дракулы был, без сомнения, пересказан при дворе Матиаша Корвина, который, узнав об этих зверствах, захватил своего вассала в плен и бросил в тюрьму. Первый текст, написанный на латинском языке, был отправлен папе в Венецию, а также дошёл и до других князей. Он сохранился и до наших дней на немецком языке в четырёх различных рукописных копиях и был включён в несколько современных изданий. В 1463 году немецкий мейстерзингер Михаэль Бехайм собрал в Вене и Винер Нойштадте ещё другие рассказы и написал о деяниях валашского князя песню из 1070 строк. Начинается она так:

Из всех безумцев и всех тиранов, которых я знаю на этой земле, живших с начала веков, худшего не видел мир.

Брошюра 1463 года была напечатана, вероятнее всего, в Вене, переписана, адаптирована и перепечатана ещё раз, возможно, Ульриком Ханом между 1488 и 1560 годами в крупнейших немецких городах, начиная от Лейпцига и Гамбурга, заканчивая Страсбургом и Нюрнбергом. Все экземпляры воспроизводили портрет Дракулы или одну из сцен его жизни (обед среди пронзённых). В другой части Европы независимо от немецкого появился русский рассказ, известный с 1486 года, но он ни разу не был напечатан, хотя существуют по меньшей мере двадцать две рукописные копии. Дракула там предстает как очень жестокий, но справедливый правитель, защитник своей страны от турков, мудрый и просвещённый. Создавался некий прообраз Ивана Грозного, который, кстати, с большим интересом прочитал рассказ и позже использовал казни, изложенные там.

Греческие и турецкие историки, в свою очередь, тоже записали эти рассказы, добавляя детали, передававшиеся устно. Один греческий историк даже приписал Дракуле совершение настоящей революции в своей стране. Впрочем, это тоже часть его образа: задержим пока это в памяти. Рассказы о деяниях этого персонажа дошли и до Франции, до Жана Бодена[8], который по своему усмотрению ввёл их в свою «Республику» в 1576 году: «…странные злодеяния Дракулы, герцога Трансильванского».

Парадоксально, но в родной стране князя, Валахии, ныне южной части Румынии, воспоминания о его деяниях за последние века стёрлись. Даже официальные хроники Валахии, созданные в XVI веке и позже переписанные, едва упоминали кровавого князя. Остались лишь рассказы, не известные немецким, латинским и русским версиям, о его замке в Карпатах (замок Поэнари). Крестьяне семи окрестных деревень пользовались большими налоговыми льготами, т. к. охраняли подходы к стране и этот замок на границе Трансильвании. Воспоминания о князе дошли до наших дней благодаря тому, что он выстроил крепость, поражающую воображение – как тогда, так и сейчас.

Вновь вспомнили о Дракуле лишь в XIX веке, когда немецкие, венгерские и русские историки опубликовали свои книги и рассказы. Когда современные румынские исследователи обнаружили все эти тексты, то оказались перед дилеммой: князь, жестокий сверх всякой меры, между тем показал смелость и отвагу в битве с Мехмедом II Завоевателем. Герои события такого уровня не могли быть просто забыты. Что делать? Как совместить две стороны персонажа? В конце концов, после многочисленных сомнений, Дракула – а точнее, Влад Пронзитель – был записан в ряд национальных героев, которые защищали независимость Румынии, ставшую национальным государством в 1918 году, объединив Валахию, Молдавию и Трансильванию. Николае Чаушеску отметил 500-летие его смерти в 1976 году, и большое количество публикаций представляли его как великого реформатора, воина, князя строгого, но справедливого. Жестокости, которые ему приписываются, были «отменены» Чаушеску и объявлены клеветой врагов румынского народа. Однако появились и другие идеи: в 1972 году два американских историка, Раду Флореску и Раймонд Макналли, в Бостоне опубликовали работу «В поисках Дракулы». В этой книге они попытались соединить исторический персонаж Румынии (совершенно не известный на Западе) и князя-прародителя всех современных вампиров. Обессмерченный, если так можно выразиться, Брэмом Стокером в 1897 году, вампир Дракула, граф из Карпат, долго тревожил Британскую империю и весь мир, захватил библиотеки, театральные сцены и экраны Голливуда. Воплощённый на экране актёром Белой Лугоши (кстати, он был родом из Трансильвании), Лоном Чейни-младшим, Кристофером Ли и, наконец, Гэри Олдманом в фильме Фрэнсиса Форда Копполы, вампир определённо отбрасывал тень – даже если у вампиров её и нет! – на личность Влада Пронзителя. Именно поэтому Чаушеску, который знал о румынских верованиях в вампиров, запретил говорить о нём без повода. Несмотря на популярность этих верований в некоторых регионах, румынский лидер провозгласил, что вампиризм как явление не изучен и, что самое главное, Влад Пронзитель никогда не пил кровь себе подобных, даже если он и проливал её реками, даже если и обагрял свои руки кровью убитых врагов.

 

А между тем все эти верования существовали тогда и существуют сейчас в Румынии, как пишет в своей книге Иоана Андрееско «Куда ушли вампиры?», так же как они существовали на Балканах и в Греции, в Венгрии и Словакии, Богемии и Моравии, Украине и России. Именно в эту благодатную почву и посадил Брэм Стокер своё зерно. Во-первых, он сделал своего вампира восточным аристократом, он носит имя исторического персонажа, становясь, таким образом, «реинкарнацией» князя XV века, которому вряд ли была нужна «реклама» такого рода.

Вампиризм интересовал людей уже с XVIII века, поскольку это вплетается в различные исследования явления смерти и сопутствующих ей обрядов, например погребение вне городов. Кроме того, существовал вопрос о медицинской фиксации смерти, за что выступали французские учёные, такие как анатом Жан-Бенинь Уинслоу (1669–1740) и его ученик Жан-Жак Брюнье д’Аблэнкур (1685–1756), произведение которого очень талантливо было восстановлено Клаудио Миланези.

Настоящая книга ставит своей целью, во-первых, создать портрет малоизвестного исторического персонажа, Влада III Пронзителя. Конечно, в связи с этим не будет забыт и тиран Дракула, который присутствует в латинских, немецких, русских и балканских рассказах. Они, правда, сосредотачиваются на политических и идеологических интересах, но мы постараемся этого избежать. Вампир Дракула также будет затронут как литературный и киноперсонаж с момента появления «Вампира Носферату» Мурнау до настоящего времени. В общем, герой и его время, тиран и его народ, вампир и тёмный мир.

Интерес к Дракуле возникает из-за того, что главными загадками человечества всё равно остаются жизнь после смерти, кровь как источник существования, одержимость жестокостью и насилием. Всё это присутствует в нашей жизни с тех пор, как люди начали хоронить людей и придумали сложные церемонии, призванные упокоить душу умершего и отправить её в путешествие, откуда нет возврата в мир живых…

История одной книги. «Дракула» Брэма Стокера — Почитать на DTF

Обложка оригинальной книги

2357 просмотров

Вампиры были известны миру с глубокой древности. Само это слово появилось в XVIII веке в Западной Европе. Но их образ разительно отличался от того, к которому мы привыкли в кинематографе. Это были дикие чудовища, духи злых существ, жертвы самоубийств или даже ведьмы. В славянской мифологии вообще считалось, что если кошка или собака перепрыгнет через труп умершего человека, то тот также обречён был стать одним из немертвых.

В более поздние времена образ вампира практически был не отличим от оборотня — так, злодей мог принимать не только стереотипный облик летучей мыши, но и даже волка, что мы и видим в оригинале Стокера. Следует заметить, что в древней мифологии Персии, Ассирии и Вавилонии вампирами считались также и демоны, которые ели плоть и пили кровь.

Первым, кто познакомил нас с литературой про вампира-аристократа из высших слоёв общества, был лечащий врач самого Лорда Байрона — Джон Уильям Полидори, чья повесть так и называлась — «Вампир». Она была опубликована в апреле 1819 года.

Имя заглавного персонажа — Лорда Ратвена — было позаимствовано из книги «Гленарвон» Каролины Лэм. Именно Полидори был первым, кто романтизировал образ вампира в литературе. А затем «эстафета» перешла к Брэму Стокеру.

18 мая 1897 года в свет вышел второй после Мэри Шелли знаменитый во всём мире готический роман. Книга была написана в так называемом эпистолярном жанре — это приём, когда для раскрытия образа и чувств персонажей автор использует их личные дневники и письма.

Брэм Стокер писал Дракулу с вполне реальной исторической личности, с которой в кино часто смешивали и путали вымышленного персонажа — господаря Валахии Влада Цепеша, который, подобно нашему Ивану Грозному, любил устраивать казни путём сажания на кол.

Его отец, тоже Владислав, принадлежал к ордену Дракона, откуда, согласно легенде, и возникло прозвище Дракула. Из Валахии писатель поместил своего персонажа в Румынию, из-за чего Трансильвания навеки обрела дурную славу, стала символом чего-то таинственного и ужасного, а также несколько «понизил» титул персонажа — из Господаря Дракула превратился в графа.

Влад III почитается румынами как народный герой за то , что он прогнал вторгшихся турок-османов, среди которых, как говорят, было до 100 000 его пронзенных жертв. Однако, нет никаких веских доказательств того, что граф в романе был смоделирован по образцу Валахского Пронзителя.

Также в романе были использованы и местные румынские легенды об упырях, которые назывались стригоями. Дракула, в свою очередь, стал их современной интерпретацией. Кто же такие Стригои?

Как я уже сказала, в мифологии этим существам приписывается способность к оборотничеству, становиться невидимыми и получать жизненную силу из крови своих жертв. И у этих существ был свой реальный прототип — Юре Грандо Алилович (Джуре Грандо; 1579-1656), житель из региона Истрия (в современной Хорватии), который, согласно легенде, наводил ужас на местных жителей и был обезглавлен.

Статья Вильгельма Шмидта о трансильванском фольклоре 1865 года описывает стригоев как ночных существ, которые охотятся на младенцев. Также в мифологии стригоем мог стать любой человек, если:

Будет седьмым ребенком того же пола в семье

Ведёт жизнь во грехе

Умрёт незамужней или холостым

Будет казнён за лжесвидетельство

Умрёт путем самоубийства

Умрёт от проклятия ведьмы.

Прежде чем написать «Дракулу», Стокер провел семь лет, исследуя европейский фольклор и истории вампиров, но наибольшее влияние на писателя оказало эссе Эмили Джерард 1885 года «Трансильванские суеверия», которое включало в себя содержание всех мифов о вампирах. За несколько недель до публикации роман носил иное название — «Не-мертвый«.

Источниками вдохновения Стокера называли роман «Кармилла» Шеридана Ле Фаню — слишком уж общий у них жанр и присутствует мотив девушек, пьющих кровь, «Карпатский замок» Жюля Верна и «Тайны Удольфо» Энн Рэндклифф — считалось, что именно из этих произведений писатель позаимствовал описание замка, в котором жил Дракула.

В своей книге «Сущностный Дракула» Клэр Хауорд-Мэден предположила, что замок графа Дракулы был вдохновлен реальным замком Слэйнс, в котором Брэм Стокер был гостем 19-го графа Эрролла. Говорят, что во время этого визита Стокер был особенно впечатлен интерьером замка Слэйнс и окружающим пейзажем, однако имеются и сомнения в строгости этой связи.

Другой рассказ — «Гость Дракулы» — был посмертно опубликован в 1914 году, через два года после смерти Стокера. Это была, по мнению большинства современных критиков, удаленная первая (или вторая) глава из оригинальной рукописи и та, которая дала тому свое название, но которую оригинальные издатели сочли ненужной для общей истории.

В нём также повествуется о молодом англичанине, который бродит по Мюнхену перед отъездом в Трансильванию. Наступает Вальпургиева Ночь, и молодой англичанин, несмотря на предостережения кучера, по глупости покидает гостиницу и в одиночестве бродит по густому лесу. По пути он чувствует, что за ним наблюдает высокий и худой незнакомец (возможно, граф Дракула).

Кульминация рассказа происходит на старом кладбище, где англичанин, застигнутый метелью, находит убежище в мраморной гробнице «графини Долинген Грацской». Внутри гробницы он видит графиню—по—видимому, спящую и здоровую, — но прежде чем он может исследовать дальше, таинственная сила выбрасывает его из гробницы.

Затем молния ударяет в гробницу, разрушая ее и испепеляя немертвую кричащую графиню. Тогда англичанин теряет сознание. Он просыпается, чтобы найти «гигантского» волка, лежащего на его груди и облизывающего его горло; однако волк просто держит его в тепле и защищает, пока не прибудет помощь.

Когда англичанина наконец доставляют обратно в гостиницу, его ждет телеграмма от ожидающего его хозяина Дракулы с предупреждением об «опасности от снега, волков и ночи».

Шведский ученый Рикард Бергхорн отметил , что описание белокурой графини в «Гостье Дракулы» очень похоже на описание Жозефины из романа «Силы Тьмы» (исландский Макт Миркранна, шведский Mörkrets makter), которое он использовал, чтобы доказать, что графиня и Жозефина должны были быть одним и тем же персонажем.

Сам же роман был не оригинальным произведением, а переводом на исландский язык ранней версии «Дракулы». Он был опубликован в газете Fjallkonan с 13 января 1900 по 20 марта 1901 года. Однако, между этими книгами были и различия, которые заключаются в следующем:

  • В «Дракуле» Харкер вскоре чувствует отвращение к графским «невестам». В нордических вариантах он постоянно испытывает к ним влечение и не подчиняется указаниям графа тайно встречаться с ними по разным поводам. Этот и другие элементы добавляют эротическую атмосферу, почти отсутствующую у Дракулы.
  • В «Дракуле» граф живет один в своем замке. В скандинавских вариантах у него есть глухонемая домоправительница, которая готовит и подает еду Харкеру, и у него есть клан последователей.
  • В «Дракуле» акцент делается на вампирской природе графа , которая заставляет его пить кровь своих жертв. За исключением одной сцены, в которой Харкер режет себя во время бритья, нордический граф сосредотачивается на своих элитарных политических целях; во время жертвоприношений он не пьет кровь убитой девушки.
  • В скандинавских вариантах именно Мина вместе с работодателем Харкера Хокинсом и детективами Теллетом и Баррингтоном проводит расследования в Трансильвании и посещает замок Дракулы. На Мину никогда не нападает Дракула, и команда Ван Хельсинга не отправляется в Восточную Европу, чтобы устранить графа. Вместо этого история заканчивается, когда граф все еще находится в Лондоне.
  • В Уитбиском и лондонском отделах «Дракулы» граф почти не появляется на людях; он-невидимая угроза , таящаяся в тени. В скандинавских версиях вампир мило беседует с Миной и Люси на кладбище Уитби, открыто навещает Люси, когда она больна, и устраивает грандиозную вечеринку с международными гостями в своем поместье Карфакс.
  • В «Дракуле» полиция никогда не играет активной роли, в то время как в скандинавских версиях она расследует смерть Люси и ее матери, и два детектива вступают в ряды врагов Дракулы. В шведском варианте Венгерская тайная полиция также играет активную роль. Это мы наблюдаем и в российском мультфильме 2010 года — «Носферату. Ужас Ночи», где Ван Хельсинга сделали патологоанатомом:

Роман после смерти Стокера обрёл большую популярность и, начиная с Белы Лугоши (1931 год) и заканчивая Класом Бангом (2020 год), роль вампира сыграли все знаменитейшие актёры. Был также случай, когда одна студия — Prana Film — не получив разрешения на экранизацию книги, пошла на хитрость и выпустила в 1922 году фильм «Носферату. Симфония Ужаса«.

Действие этой истории было перенесено из Англии 1890-х годов в Германию 1830-х годов и переработала несколько персонажей, отбросив некоторых (например, Люси и всех трех ее женихов) и переименовав других (Дракула стал графом Орлоком, Джонатан Харкер стал Томасом Хаттером, Мина Мюррей стала Эллен и так далее).

Узнав об этом, вдова Стокера, Флоренс, была в ярости и подала в суд на кампанию, в результате чего все копии фильма было приказано уничтожить. Однако, студия вскоре обанкротилась, и Стокер возместила ей только судебные издержки. Некоторые экземпляры всё же сохранились и попали в театры. В конце концов Флоренс Стокер отказалась от борьбы с публичными показами фильма.

Честно сказать, большинство известных экранизаций «Дракулы» не следовали литературному первоисточнику в полном объёме. Так, в книге Дракулу убили не осиновым колом, как принято считать, а закололи кинжалом и вскоре обезглавили. И сам вампир мог днём иногда, в пасмурную погоду оказаться на улице.

Также у книжного вампира полно ограничений — днём вампир должен спать не просто в гробу, а именно на трансильванской земле, не имеет права войти к жертве в дом без приглашения, и дело тут не в этикете. Просто по понятиям того времени Зло не может быть абсолютно всемогущим, подобно Богу.

Именно Дракула и стал эдаким «праотцом» всех известных миру вампиров, начиная от Алукарда и его одноимённого тёзки из игры Кастельвания, Графа фон Кролока из фильма «Бесстрашные убийцы вампиров» Полански и одноимённого мюзикла с Ожогиным в главной роли, Эдварда из «Сумерек», Лестата из «Интервью с вампиром» и заканчивая Барнабасом Коллинзом, который впервые был создан режиссёром Дэном Кёртисом в оригинальном сериале «Мрачные Тени» 1966-70-х годов, и появился в 210-211 эпизодах.

Заставка сериала «Мрачные/Тёмные тени»

Канадский актёр Джонатан Фрид в роли Барнабаса Коллинза

Тот Барнабас изначально очень сильно походил на Дракулу, что мы видели в полнометражном фильме «Дом мрачных/тёмных теней» 1971 года, когда он убил почти всех своих родственников, за исключением хозяйки поместья Коллинвуд — Элизабет Стоддард.

Вначале Барнабас Коллинз, освобождённый по легкомыслию мошенником Вилли Лумисом, который искал на кладбище драгоценности аристократической семьи, был показан невероятно похожим на его собственный портрет, висевший в фойе особняка. Именно это сходство первой замечает Элизабет Стоддард, которая сама же является точной копией матери вампира, Наоми, жившей аж в семнадцатом веке.

Что общего между Барнабасом и Дракулой? Барнабас был создан по его образу и подобию как пародия на все фильмы ужасов о вампирах. Точно так же он спит в гробу, превращается в летучую мышь, похищает молодых девушек. В данном случае это была бармен кафе «Синий Кит» по имени Мэгги Эванс, и Барнабас пытался превратить её в свою невесту из-за внешнего сходства с той, кого он любил 195 лет назад…

Так, Барнабас своим присутствием напугал младшего члена семьи Коллинз — Дэвида, убивает доктора Вударда и друга Вилли Лумиса — такого же мошенника Джейсона Макгуайра, который шантажировал Элизабет Стоддард и довёл её до суицида, однако женщина была спасена трижды — домработницей миссис Джонсон, самим Барнабасом Коллинзом и Викторией Уинтерс, соответственно, доводит Мэгги Эванс до помешательства, покушается на жизнь возлюбленного Виктории Уинтерс — Берка Девлина, психиатра Джулии Хоффман, которая впоследствии и стала эдаким аналогом Ван Хельсинга до появления в истории профессора Стоукса, но она на свой страх и риск помимо жертв Барнабаса пыталась излечить и самого вампира, что было неудачно, убил проституток из Коллинзпорта, стал причиной суицида собственной матери и возлюбленной Жозетты, чье имя было, вероятно, позаимствовано из романа «Силы Тьмы», прикончил лейтенанта Натана Форбса, замуровал заживо преподобного Траска в подвале. ..

Досталось в этой истории и самому Дэвиду — маленький мальчик подружился с призраком девятилетней сестрёнки Барнабаса — Сарой, которая умерла от пневмонии, и виновата в том была назойливая ведьма Анжелика Бушар, и совершенно случайно узнал страшный секрет «кузена из Англии», подошёл слишком близко к его разоблачению. И лишь своевременное вмешательство Джулии Хоффман спасло мальчика от неминуемой гибели.

Дэвид и призрак Сары Коллинз

Лишь с 600 эпизода — то ли из-за харизмы актера Джонатана Фрида, то ли потому что сериал был слишком популярен, характер Барнабаса несколько смягчили: теперь вампир представлен был как борец со вселенским злом в Коллинвуде, который вместе с Джулией Хоффман то и дело изгоняет призраков вроде Квентина Коллинза и Джерарда Стайлза и пытается изменить ход истории, а не только избавиться от собственного проклятия.

Как Вы помните, «Мрачные Тени» изначально повествовали о судьбе девушки Виктории Уинтерс, которая была сиротой, воспитывалась в детдоме и была внезапно вызвана Элизабет Стоддард в Коллинвуд на должность гувернантки для её сына Дэвида, который по характеру был далеко не ангелом. ..Он с порога заявил Виктории, что ненавидит её, строил девушке козни, пытался убить собственного отца Роджера…

Этих людей Виктория видела впервые в жизни и знать о них не знала. Нам всё время намекали на связь девушки с этим домом, именно поэтому Виктория так активно участвовала в жизни его обитателей и попадала в странные и ужасные истории, даже становилась медиумом на спиритических сеансах, регулярно проводимых Коллинзами, случайно в доме отца Мэгги Эванс — художника Сэма — нашла портрет неизвестной девушки, которая как две капли воды была похожа на неё и…

И всё, потом создатели сериала углубились в тему мистицизма и сверхъестественного, и прошлое героини так и осталось нераскрытым. А потом её и вовсе убили за ненадобностью, заставив спрыгнуть с утёса, и заменили гувернантку бывшей барменом — Мэгги Эванс. Даже обидно за неё как-то стало…Именно Виктория, а не Барнабас Коллинз, изначально была самым таинственным персонажем.

Её изначальное имя — Шейла Марч. Образ девушки был навеян сновидением режиссёра Дэна Кёртиса, когда тот увидел черноволосую красавицу, подъезжавшую в поезде к мрачному поместью и использовал этот сюжет в самой первой серии. В аудиодраме «Возвращение в Коллинвуд» всё же выяснилось, что она была внебрачным ребёнком Элизабет Стоддард.

Прибытие Виктории Уинтерс (актриса — Александра Мольтке) в Коллинвуд

Следует сказать, что у этого сериала было три продолжения, не считая двух полнометражных фильмов. Так, в 12-эпизодном сериале 1991 года роль Барнабаса Коллинза сыграл актёр Бен Кросс, в фильме-пилоте 2004 года — Алек Ньюман и в популярном на сегодняшний день фильме Тима Бёртона — Джонни Депп, соответственно:

Бен Кросс в роли Барнабаса Коллинза

Алек Ньюман (справа) в роли Барнабаса Коллинза

Именно Дэн Кёртис положил начало романтичному образу Дракулы, а потом и остальных вампиров в целом. Хотя, эту линию он начал с Барнабаса Коллинза, который потерял свою возлюбленную Жозетту ДюПре (она покончила с собой) и воссоединился с её реинкарнацией в лице Виктории Уинтерс/Мэгги Эванс/Китти Сомс спустя почти 200 лет.

После бешеного успеха 1245-серийной готической мыльной оперы и двух её экранизаций 1970-1971 годов, режиссёр выпустил в 1973 году свою версию «Дракулы», которая в оригинале первоначально и называлась «Дракула Брэма Стокера». Здесь Кёртис также соединил вымышленного персонажа Стокера с его реальным прототипом, о чем нам рассказывалось в финале фильма.

И не Мина, а Люси Вестенра была возлюбленной вампира, а про связь с валашским господарем Цепешем было коротко упомянуто в конце фильма. Лишь в 1990 году Фрэнсис Коппола смог заполучить права на название своего фильма, в котором и развил главную идею Дэна Кёртиса. Позднее, связь графа Дракулы с Цепешем вновь была показана в 2013 году.

Книга «Дракула» Эрлихман В В

  • Книги
    • Художественная литература
    • Нехудожественная литература
    • Детская литература
    • Литература на иностранных языках
    • Путешествия. Хобби. Досуг
    • Книги по искусству
    • Биографии. Мемуары. Публицистика
    • Комиксы. Манга. Графические романы
    • Журналы
    • Печать по требованию
    • Книги с автографом
    • Книги в подарок
    • «Москва» рекомендует
    • Авторы • Серии • Издательства • Жанр

  • Электронные книги
    • Русская классика
    • Детективы
    • Экономика
    • Журналы
    • Пособия
    • История
    • Политика
    • Биографии и мемуары
    • Публицистика
  • Aудиокниги
    • Электронные аудиокниги
    • CD – диски
  • Коллекционные издания
    • Зарубежная проза и поэзия
    • Русская проза и поэзия
    • Детская литература
    • История
    • Искусство
    • Энциклопедии
    • Кулинария. Виноделие
    • Религия, теология
    • Все тематики
  • Антикварные книги
    • Детская литература
    • Собрания сочинений
    • Искусство
    • История России до 1917 года
    • Художественная литература. Зарубежная
    • Художественная литература. Русская
    • Все тематики
    • Предварительный заказ
    • Прием книг на комиссию
  • Подарки
    • Книги в подарок
    • Авторские работы
    • Бизнес-подарки
    • Литературные подарки
    • Миниатюрные издания
    • Подарки детям
    • Подарочные ручки
    • Открытки
    • Календари
    • Все тематики подарков
    • Подарочные сертификаты
    • Подарочные наборы
    • Идеи подарков
  • Канцтовары
    • Аксессуары делового человека
    • Необычная канцелярия
    • Бумажно-беловые принадлежности
    • Письменные принадлежности
    • Мелкоофисный товар
    • Для художников
  • Услуги
    • Бонусная программа
    • Подарочные сертификаты
    • Доставка по всему миру
    • Корпоративное обслуживание
    • Vip-обслуживание
    • Услуги антикварно-букинистического отдела
    • Подбор и оформление подарков
    • Изготовление эксклюзивных изданий
    • Формирование семейной библиотеки

Расширенный поиск

Эрлихман В. В.

Издательство:
Молодая гвардия
Год издания:
2020
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200x130x16
Вес:
330 гр.
Страниц:
264
Тираж:
3000 экз.
Код товара:
50065354
Артикул:
1704
ISBN:
9785235042452
В продаже с:
21. 09.2022

Дополнительная информация

Аннотация к книге «Дракула» Эрлихман В. В.:
Князь Влад III, правивший Валахией в XV веке, вошел в историю с прозвищами Дракула — не только «Сын дракона», но и «Сын дьявола», — и Цепеш, «Колосажатель». В современной массовой культуре его имя прочно связано с образом кровопийцы-вампира, в то время как в Румынии его прославляют как народного героя, борца за независимость страны. О Дракуле сохранилось много легенд и мало документальных свидетельств, позволяющих, однако, воссоздать биографию этого незаурядного правителя, жившего на сломе эпох, на рубеже противоборства сильнейших держав своего времени — Османской и Священной Римской империй, Венгрии, Польши. Историк Вадим Эрлихман в своей книге исследует не только жизнь реального Влада Дракулы, но и развитие «черной легенды» о нем от лубочных книжек эпохи Возрождения до новейших голливудских фильмов. Неизбежно затрагиваются и легенды о вампирах, хотя с ними Дракула оказался связан только в XIX столетии. Случайно или нет — непростой вопрос, который тоже рассматривается автором книги. Читать дальше…

Матей Казаку — Дракула читать онлайн

12 3 4 5 6 7 …87

Матей Казаку

Дракула

Предисловие

История этой книги началась почти сорок лет назад… Будучи студентом университета в Бухаресте, я защитил работу по теме «Влад Пронзитель. Историческая монография» (1909). Казалось бы, странная тема, но её мне посоветовал Константин Жиуреску (1901–1977), известнейший румынский историк того времени, который также руководил работой американца румынского происхождения Раду Флореску, получившего в Бухаресте стипендию Фулбрайта. Таким образом, мы составили группу интересующихся и занялись поисками следов средневекового графа Дракулы, в истории оставшегося под именем Пронзитель, а в литературе, благодаря Брэму Стокеру,— в образе вампира. Один из коллег Флореску, Раймон Макналли, специализировался именно на этом таинственном персонаже. Итак, мы проехали Румынию вдоль и поперёк, разыскивая следы нашего героя. Замки, монастыри, заброшенные церкви, деревушки, затерянные в Карпатах, немецкие города в Трансильвании — нами было исследовано решительно всё.

Самым сложным для «завоевания» оказался замок Дракулы. Сначала наше путешествие привело к одной крепости, которая на самом деле не имела к нему никакого отношения, во второй раз наш «дядя Георгиу» (дядя Раду Флореску) упал и повредил ногу, получив перелом шейки бедра (а ему тогда было 65 лет!). Казалось, третья попытка должна была оказаться самой удачной. Между тем по прибытии в замок Макналли парализовало настолько, что он оказался не в состоянии идти дальше. Я в шутку напомнил, что один из предков нашего Флореску, Винтила, в XV веке встал на сторону Влада Пронзителя. Было это в 1468 году, ровно за 500 лет до того, как мы отправились в Карпаты, а это могло грозить «проклятьем»… Это так напугало Флореску, что теперь в каждую поездку он брал с собой маленькую икону. С другой стороны, одна знакомая как-то призналась мне, что в детстве молилась перед изображением Влада Пронзителя, словно перед святым. Что стояло за этим — может быть, влияние Чаушеску, который был весьма неравнодушен к личности Влада Пронзителя?

В 1970-х годах я оказался единственным специалистом по этой теме в нашей стране, так что Министерство туризма Румынии попросило меня написать текст, чтобы гиды могли использовать его в «туре Дракулы», который пользовался популярностью у западных туристов. С публикацией моей книги о первом правлении Влада в 1448 году моя слава была похоронена…

Однажды произошёл случай, когда я почувствовал настоящее «гостеприимство» Дракулы — в 1992 году в Париже. Тогда меня пригласили на частный показ фильма «Dracula» Фрэнсиса Форда Копполы в один из парижских кинотеатров. Мы с супругой вышли из дома под палящим солнцем, а когда до места оставалось несколько сот метров, обрушился такой ливень, что идти дальше просто не представлялось возможным. Каково же было наше удивление, когда мы увидели подобную сцену на экране: Дракула поднимает страшную бурю против охотников за вампирами. Видели бы это совпадение мои американские друзья, они ещё не так испугались бы!

Но вернёмся к истории книги. В 1971 году Флореску предложил мне написать в соавторстве работу о Дракуле. К сожалению, законы тогдашней коммунистической Румынии не позволяли такое сотрудничество, т. е. я должен был представить свою часть текста, а также всю книгу полностью цензуре при Генеральном комитете Коммунистической партии, которая имела право запретить публикацию и тем более её печать за границей. Они никогда бы не утвердили книгу о вампирах — так что вопрос был решён заранее. Поэтому я отказался, предоставив право писать работу моему американскому коллеге, что он и сделал. В 1972 году Флореску и Макналли опубликовали книгу «В поисках Дракулы», переведённую теперь на многие языки. Я от души был рад, что она стала популярна во всём мире, а для себя нашёл там огромное количество интересных фактов. Тем временем я уже уехал из Румынии и поступил в Парижскую национальную школу хартий. Казалось, Дракула был забыт надолго. По крайней мере, до того момента, пока профессор Анри-Жан Мартен не предложил мне сделать Дракулу предметом моей диссертации. Для неё я ограничился изучением произведений XV века на немецком, латинском, старославянском, русском, греческом языках, а позже нашёл материал и для докторской диссертации (1979), которая была опубликована в Практикуме Высшей Школы. Сократив её для публикации в два раза, в 1988 году я издал «Историю князя Дракулы в центральной и восточной Европе (XV век)», где личность князя рассматривалась весьма поверхностно.

Но чем глубже я задумывался над этой темой, тем больше мне не нравилось, как другие авторы, да и я сам, подходили к ней. Мне казалось, что в процессе работы я сам нашёл или создал нескольких Дракул: валашского князя, тирана из немецких произведений, великого правителя из русских, князя-«революционера» от греческих поствизантийских историков и, наконец, вампира. Во время конференции 1987 года в Бостонском колледже я высказал эту идею, которая дала Флореску и Макналли материал для публикации книги «Дракула, многоликий князь…».

Такой подход оказался правильным, но сам я в силу обстоятельств отдалился от этой темы. В 1989 году румынская революция свергла Чаушеску. Как мне думалось, появившаяся свобода выражения мыслей заставит учёных обратиться к этой теме, но, увы, мои коллеги предпочли анализировать последние сто лет коммунистической истории страны. Наверное, я продолжал бы сомневаться, если бы, как всегда, не пришло решение извне: мне предложили написать книгу, которая стала бы первой реальной биографией Дракулы. Идею я воспринял с большим энтузиазмом и вскоре принялся за работу, анализируя свои исследования за сорок лет.

Работал я с удовольствием, надеюсь не зря, не потому, что этого требовала тематика, а потому, что сюжет был действительно мне близок, мы с ним оказались «на одной волне». Честно говоря, я всегда испытывал сочувствие к таким отверженным историками персонажам, и особенно к мрачной истории Дракулы.

Я не призываю воспевать его или защищать от обвинений, ставящих его в ряд с величайшими тиранами истории. В этой книге читатель найдёт наиболее точный образ средневекового князя, но невероятно разнообразный, показывающий всю сложность политической и дипломатической ситуации в то время. Мы оставим все штампы и клише, когда человека нужно записать хорошим или плохим, верующим или еретиком, трусом или смелым, задумчивым или взрывным. Именно книга о Владе Дракуле напомнит, что биограф должен относиться к герою снисходительно, так же как читатель к произведению.

Читать дальше

12 3 4 5 6 7 . ..87

«Дракула» — продолжения и переосмысления

Ван Хелсинг с компанией храбрых джентльменов победили злобного графа Дракулу и его вампирш. Казалось бы, их история закончена? А вот и нет! – говорят писатели, вдохновлённые яркой историей. А вот и нет! – говорят издатели, впечатлившиеся продажами и популярностью. Так что с начала прошлого века и те, и другие выпускают продолжения и переосмысления романа Брэма Стокера.

«Вампиры» Барон Олшеври

Самым ранним таким продолжением является эта книга, которая появилась вскоре после того, как в России вышел первый перевод «Дракулы» Стокера – в 1912-м году.

Она повествует о наследнике Дракулы, который приехал в Румынию, чтобы вступить в наследство и стать хозяином замка после гибели своего предка. Вот только Дракула был не единственным вампиром в нём, и даже спустя много лет после его смерти там обитают кровожадные монстры.

Роман написан русским писателем, личность которого до сих пор не выяснена окончательно. По одной из версий автором была переводчица из «Синего журнала», который издал в России оригинального «Дракулу». По другой, автором является Сергей Соломин, писавший для того же журнала мистические рассказы.

У этого продолжения «Дракулы» есть своё продолжение, написанное почти сто лет спустя ещё одним анонимом под именем Барон Олшеври-младший — «Вампиры замка Карди».

«Эра Дракулы» Ким Ньюман

Что было бы, если бы Дракула не обратил внимания на красивую, но не особо богатую и лишённую всякого влияния в обществе жену стряпчего? Что если бы он выбрал более разумный способ обеспечить процветание своего рода? Например, выбрал своей целью саму королеву Англии?

Это далеко не единственное ‘если бы’ в романе — автор населил свой Лондон не только вампирами, но и персонажами из множества других произведений. По мрачным городским улочкам бродит ещё не ставший знаменитым Джек-Потрошитель, его преступления расследует Шерлок Холмс, где-то доктор Франкенштейн создаёт своего монстра…

Известный постмодернист и автор книг по играм «Warhammer» и «Dark Future» Ким Ньюман смешал в своей книге сборную солянку из множества отсылок и кусочков известных произведений, написав необычный вампирский ужастик. «Эра Дракулы» начинает серию из нескольких романов, а персонажи из неё появляются и в других книгах автора.

«Оживший Дракула» Роберт ЛориВ России книга издавалась только под такой дурацкой обложкой

Ван Хелсинг воткнул румынскому вампиру кол в сердце и покончил с бесчинствами зла. Но несколько десятилетий спустя зло вернулось. Дракула ожил, как сообщает название этой книги, и оживает всякий раз, когда найдётся человек, желающий вытащить осиновый кол из его сердца. A такие люди находятся постоянно — слуги Князя Тьмы следят за этим.

Вот только на этот раз Дракуле не повезло. Его воскресил не обычный человек, а талантливый учёный, который нашёл способ подчинить себе вампира. И привлечь его к общественно полезным занятиям — раскрытию преступлений. Несмотря на недовольство древнего вампира и его слуг, учёному это удаётся. по крайней мере до тех пор, пока в поле зрения графа не попадает его прекрасная племянница.

«Оживший Дракула» – лёгкий детектив, который является свободным продолжением романа Брэмa Стокера и даже одно время публиковался под одной обложкой с ним. Он не претендует на лавры сколь-либо значимого произведения – это просто развлекательное динамичное чтиво, сочетающее в себе черты мистики и научной фантастики.

«Историк» Элизабет Костова

Жизнь человека коротка, жизнь вампира вечна. Герои этой книги не столь везучи, как персонажи Стокера, и сражаться со знаменитым румынским чудовищем им приходится на протяжении трёх поколений.

Господарь Валахии меж тем не стремится вступать в открытую схватку. Закончив земную жизнь, он скрылся от мира и раз в пару десятилетий обращает в себе подобных тех людей, которых считает выдающимися, чтобы они стали его вечными слугами. Зачем ему это, и как этого избежать? — таким вопросом задался один из героев этой книги, когда понял, что Дракула выбрал его своей целью.

Историк ищет ответ на загадку, его ученик пытается расследовать странное исчезновение учителя, его дочь хочет раскрыть тайну странной книги из библиотеки отца… Все три истории объединяет одно: невидимый кукловод, который заставляет людей совершать безумные поступки — Дракула.

Кроме имени и истории главного антагониста автор отчасти взяла и манеру повествования. Многое подаётся в виде писем, дневников или чьих-то рассказов. Три сюжетных линии в трёх разных эпохах идут не одна за другой а одновременно, постепенно раскрывая свои тайны и задавая интригу.

«Договор с вампиром» Джинн Калогридис

Джинн Калогридис – американская писательница, известная западным читателям многочисленными книгами по вселенной «Звёздного пути». От космоопер она порой отвлекается на исторические романы, и одним из таких отвлечений стала трилогия «Дневники династии Дракул», начинающаяся с этой книги.

Это предыстория оригинального «Дракулы», несколько похожая по завязке на «Вампиров» Олшеври – после смерти родителя богатый наследник возвращается в родовой замок вместе со своей семьёй. И почти сразу выясняется, что в замке и окружающих его лесах творятся странные вещи.

Автор не стремится копировать стиль Стокера или как-то переиначить его сюжет. Однако среди указанных в этом списке продолжений и переосмыслений её трилогия лучше всего передаёт атмосферу «Дракулы», мистическую неизвестность, ждущую героев в старинном замке, и неверие, которое мешает героям осознать нависающую над ними угрозу.  

«Охотник на вампиров Ди» Хидэюки Кикути

Это продолжение, если его можно так назвать, самое отдалённое по времени от событий оригинального «Дракулы». Сюжет ранобэ, в котором на данный момент 31 том, происходит десять тысяч лет спустя в постапокалиптическом мире.

Давным-давно вслед за своим богом Дракулой вампиры пробудились ото сна и взяли под контроль человечество. Они развили технологии и генную инженерию так, что наука стала неотличима от магии, они построили себе готические замки и населили мир существами из средневековых сказок — эльфами, феями, гномами, оборотнями — уважающими своих господ-вампиров, но враждебными к людям.

Однако к моменту начала сюжета первого тома всё это — далёкое прошлое. Тысячи лет спустя вампирская цивилизация пала. Готические замки стали разрушаться, мутанты одичали, люди снова стали хозяевами земли и вырезали прежних господ.

Главный герой как раз охотится на выживших вампиров и странствует по миру в поисках их короля — Дракулы, который хоть и смирился с угасанием своей расы, но всё ещё опасен для людей.

Вадим Эрлихман: Дракула читать онлайн бесплатно

Здесь есть возможность читать онлайн «Вадим Эрлихман: Дракула» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 2020, ISBN: 978-5-235-04245-2, издательство: Молодая гвардия, категория: Биографии и Мемуары / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

любовные романы фантастика и фэнтези приключения детективы и триллеры эротика документальные научные юмористические анекдоты о бизнесе проза детские сказки о религиии новинки православные старинные про компьютеры программирование на английском домоводство поэзия

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

Дракула: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Дракула»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Князь Влад III, правивший Валахией в XV веке, вошел в историю с прозвищами Дракула — не только «Сын дракона», но и «Сын дьявола», — и Цепеш, «Колосажатель». В современной массовой культуре его имя прочно связано с образом кровопийцы-вампира, в то время как в Румынии его прославляют как народного героя, борца за независимость страны. О Дракуле сохранилось много легенд и мало документальных свидетельств, позволяющих, однако, воссоздать биографию этого незаурядного правителя, жившего на сломе эпох, на рубеже противоборства сильнейших держав своего времени — Османской и Священной Римской империй, Венгрии, Польши. Историк Вадим Эрлихман в своей книге исследует не только жизнь реального Влада Дракулы, но и развитие «черной легенды» о нем от лубочных книжек эпохи Возрождения до новейших голливудских фильмов. Неизбежно затрагиваются и легенды о вампирах, хотя с ними Дракула оказался связан только в XIX столетии. Случайно или нет — непростой вопрос, который тоже рассматривается автором книги.

Вадим Эрлихман: другие книги автора


Кто написал Дракула? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Уважаемые правообладатели!

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Дракула — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Дракула», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Шрифт:

GeorgiaGeorgiaTahomaArialVerdanaSymbol

Интервал:

Закладка:

Сделать

1234567…133

Вадим Эрлихман

Дракула

Предисловие

Стылой лондонской зимой 1890 года директору театра «Лицеум» Брэму Стокеру приснился кошмар. Во сне он очутился в темном мрачном подвале, перед открытым гробом, в котором лежал бледный как смерть старик с открытыми остекленевшими глазами. Внезапно мертвец начал подниматься, обнажив в усмешке зубы, неестественно белые и острые, и Стокер в страхе проснулся. Ругая себя — нечего было читать столько историй о привидениях, — он тщетно пытался заснуть: странный сон не отпускал его ни в этот день, ни в последующие. В городе еще не улеглись страхи, вызванные кровавыми делами Джека-потрошителя, и в буйном ирландском воображении Стокера сон упорно связывался с каким-то загадочным преступлением. В конце концов он по давней привычке уселся за письменный стол, чтобы выплеснуть тревожившие его фантазии на бумагу.

Старик в подвале был вампиром — Стокер знал это твердо. Он читал рассказы об этих бессмертных кровопийцах, в которых верили темные крестьяне Центральной Европы. Но что если их вера была истиной и современный мир, беспечно забывший о вампирах, подвергается страшной опасности? Вампир в викторианской Англии, среди не верящих в него мужчин и охотно поддающихся его гибельным чарам женщин — эта тема давала невиданный простор воображению. Сначала Стокер назвал своего героя просто «граф Вампир», поселив его в Штирии — в этой австрийской области происходило действие модной «вампирской» повести Шеридана Ле Фаню «Кармилла». Вскоре он перенес замок кровожадного графа в Трансильванию, в то время тоже австрийскую — само ее название («залесье») звучало загадочно и мрачно, к тому же в местных поверьях вампирам уделялось едва ли не главное место. А потом ему попалась книга по истории Румынии, где говорилось о чудовищно жестоком средневековом князе, пролившем реки крови. Его звали Дракула, что по-румынски значило «дьявол». Так герой будущего романа получил имя, ставшее впоследствии знаменитым. Литературная алхимия вновь показала свою таинственную силу: второстепенный романист и забытый исторический персонаж, вступив во взаимодействие, создали легенду, которая потрясла мир.

В романе граф Дракула говорит о себе и своих предках: «Мы, секлеры, по праву гордимся своим родом — в наших жилах течет кровь многих храбрых поколений, которые дрались за власть как львы… Кто отважнее нас бросался в бой с численно превосходящим противником или по боевому зову быстрее собирался под знамена короля? Когда был искуплен наш великий позор, позор Косова, где знамена валахов и мадьяр склонились перед мусульманским полумесяцем, кто, как не один из моих предков — воевода — переправился через Дунай и разбил турок на их земле? Это был истинный Дракула!. . И опять же, когда после Мохачской битвы было сброшено венгерское иго, вожаками были мы — Дракулы, наш дух не мог смириться с несвободой»[1]. На протяжении XX века это было всё, что читатели, не считая немногих ученых, могли узнать о реальном Дракуле. Только к концу столетия появились книги, рисующие подлинный портрет валашского князя — и он во многом, если не во всем, оказался непохож на героя романа. Он не был графом, не принадлежал к народности секлеров, не дожил до старости — погиб в 45 лет, а воеводой Валахии стал в 25, что отчасти объясняло его горячий нрав. А главное, не был вампиром: до Стокера его обвиняли во всех возможных преступлениях, но только не в питье человеческой крови.

Исторические документы и народная память сохранили и донесли до нас образ настоящего Дракулы, господаря Влада Цепеша — неукротимого властолюбца, твердого государственника, вся жизнь которого прошла в бесконечной и безжалостной борьбе с внешними и внутренними врагами. Эта борьба, где друзья в любую минуту могли оказаться противниками, а победа тут же оборачивалась поражением, приучила его к жестокости — и если оправдать его нельзя, то понять, наверное, можно. Труднее понять другое — почему именно Дракула, ничем особенным не выделявшийся среди правителей своего времени, на века стал воплощением злодея, дьявола в человеческом обличье, а потом и чудовища-вампира. Что это — фатальное невезение, «черный пиар» врагов или справедливое наказание для тирана, убившего, по мнению некоторых авторов, до ста тысяч невинных людей?

Ответить на этот вопрос необходимо, чтобы понять, как на протяжении не то что столетий, а нескольких лет герой может превратиться в злодея, а отважный рыцарь — в мерзкого кровососа. Дракула — самый яркий пример подобной метаморфозы, помогающий отделить подлинную историю от легенд, а заодно и от пропаганды, которая и в наши дни успешно острит колы против мнимых вампиров.

Читать дальше

1234567…133

Шрифт:

GeorgiaGeorgiaTahomaArialVerdanaSymbol

Интервал:

Закладка:

Сделать

Похожие книги на «Дракула»

Представляем Вашему вниманию похожие книги на «Дракула» списком для выбора. Мы отобрали схожую по названию и смыслу литературу в надежде предоставить читателям больше вариантов отыскать новые, интересные, ещё не прочитанные произведения.


Анастасия Монастырская

Вадим Эрлихман

Дейкр Стокер

Кирилл Бенедиктов

Матей Казаку

Вадим Эрлихман

Обсуждение, отзывы о книге «Дракула» и просто собственные мнения читателей. Оставьте ваши комментарии, напишите, что Вы думаете о произведении, его смысле или главных героях. Укажите что конкретно понравилось, а что нет, и почему Вы так считаете.

Историк Елизаветы Костовой: Краткое содержание и рецензии

Какое отношение легенда о Владе Цепеше имеет к современному миру? Возможно ли, что мифический Дракула действительно существовал – и что он жил, век за веком, преследуя свои непостижимые цели? Дебютный роман Елизаветы Костовой приключение монументальных масштабов, беспощадная история, сочетающая факты и фантазии, историю и настоящее, с почти невыносимо напряженной и совершенно незабываемой уверенностью.

«Тебе, проницательный читатель, я завещаю свою историю…»

Однажды поздно ночью, исследуя библиотеку своего отца, молодая женщина находит древняя книга и тайник с пожелтевшими письмами. Все письма адресованы на « Моя дорогая и несчастная наследница », и они погружают ее в мир, о котором она и не мечтала — лабиринт, где хранились тайны ее отца. прошлое и загадочная судьба ее матери связаны с непостижимым злом скрыты в глубинах истории.

В письмах содержится ссылка на одну из самых темных сил человечества. когда-либо известными — и к многовековому поиску источника этой тьмы и вытри его. Это поиск правды о Владе Цепеше, средневековый правитель, чье варварское правление легло в основу легенды о Дракула. Поколения историков рисковали своей репутацией, своими здравомыслие и даже свою жизнь, чтобы узнать правду о Владе Цепеше и Дракула. Теперь одна молодая женщина должна решить, браться ли за этот квест. самой – последовать за отцом в охоте, чуть не погубившей его годы назад, когда он был энергичным молодым ученым, а ее мать была еще жива.

Какое отношение легенда о Владе Цепеше имеет к современному Мир? Возможно ли, что мифический Дракула действительно существовал – и что он жил век за веком, преследуя свои непостижимые цели? ответы на эти вопросы пересекают время и границы, поскольку сначала отец и затем дочь ищет улики, от пыльных библиотек Лиги плюща до Стамбул, Будапешт и глубины Восточной Европы. В городе за городом, в монастырях и архивах, в письмах и тайных беседах всплывает ужасная правда о темном правлении Влада Цепеша… и о бросивший вызов времени пакт, который, возможно, сохранил его ужасную работу на протяжении всей возраст.

Разбор непонятных знаков и скрытых текстов, чтение кодов работало в ткань средневековых монашеских традиций и уклонение от неведомых противников кто пойдет на все, чтобы скрыть и защитить древние силы Влада. женщина все ближе подходит к тайне своего прошлого и конфронтации с самим определением зла. Дебютный роман Елизаветы Костовой приключение монументальных масштабов, беспощадная история, сочетающая факты и фэнтези, история и настоящее, с уверенностью, которая почти невыносимо напряженной и совершенно незабываемой.

Глава 1

В 1972 году мне было шестнадцать — сказал мой отец, — чтобы путешествовать с ним в его дипломатических миссиях. Он предпочитал знать, что я сижу внимательно на занятиях в Международной школе Амстердама; в тех дней его фонд базировался в Амстердаме, и он был моим домом на протяжении так долго, что я почти забыл о нашей ранней жизни в Соединенных Штатах. Теперь мне кажется странным, что я должен был быть таким послушным в подростковом возрасте, в то время как остальная часть моего поколения экспериментировала с наркотиков и протестовать против империалистической войны во Вьетнаме, но я был вырос в мире, настолько защищенном, что это делает мою взрослую жизнь в академических кругах выглядеть предприимчивым. Начнем с того, что я был без матери, и забота отца обо мне была усилена двойным чувством ответственности, так что он защищал меня более полно, чем мог бы …

Прочитать весь отрывок

Имейте в виду, что данное обсуждение может содержать спойлеры!
  1. В «Примечание к читателю, — говорит нам рассказчик, — есть последний ресурс, чтобы к которому я прибегала, когда это было необходимо, — к воображению». этот ресурс в рассказе ее истории? Является ли это ресурсом, к которому другие историки в книжном курорте, а?

     

  2. Тема наставников и учеников является важным в книге. Кто наставники истории, и в каком смысле каждый из них является наставником? Кто такие книги ученики?

     

  3. Рядом с В конце главы 4 Росси говорит: «Человеческая история полна злых дел, и может быть, нам следует думать о них со слезами, а не с восхищением».

Подробнее

Историк Элизабет Костовой – The Book Habit

«Нужную историю я никогда не собирался излагать на бумаге. Однако недавно своего рода потрясение побудило меня оглянуться на самые тревожные эпизоды моей жизни и жизни нескольких людей, которых я любил больше всего. Это история о том, как шестнадцатилетней девочкой я отправилась на поиски своего отца и его прошлого, и как он отправился на поиски своего любимого наставника и собственной истории своего наставника, и как мы все оказались на одном из самые темные пути в историю. Это история о том, кто выжил в этом поиске, а кто нет и почему. Как историк я понял, что на самом деле не каждый, кто углубляется в историю, может ее пережить. И опасность не только в том, что мы тянемся назад; иногда сама история неумолимо тянется к нам своей призрачной клешней».

Я до сих пор с удивительной ясностью помню популярную истерию, которая последовала за выходом Дэна Брауна Код да Винчи . Хотя на момент публикации книги мне было всего 14 лет, у меня было неотвратимое ощущение того, что я окружен романом. Все, кого я знал, читали и обсуждали смесь фактов и вымысла, которую Браун так успешно использовал, чтобы продвинуть себя и истории, на которых он извлек выгоду, в глазах общественности. Это чувство окружения тайнами Приората Сиона, Opus Dei и их странного заговора в отношении наследия Иисуса Христа — это то, от чего потребовалось много лет, чтобы избавиться. Через четыре года после выхода книги я получил степень бакалавра и долгое время работал волонтером в местном благотворительном магазине. Стопки копий «Код да Винчи» были бесконечными и, по-видимому, соперничали только с феноменом, который сопровождал — значительно более взрослую — одержимость «Пятьдесят оттенков серого».

Несмотря на то, что особая смесь Дэна Брауна, состоящая из острых ощущений и замаскированной фантастики, вызвала значительные насмешки в литературном мире,  Код да Винчи  вызвала революцию в издательском деле в отношении этого уникального жанра исторического триллера. Именно в этом контексте в 2005 году вышла эпопея Елизаветы Костовой 9.0045 Триллер по мотивам Дракулы , Историк . Купленный Little, Brown and Company за 2 миллиона долларов, роман стал результатом 10 лет исследований и написания — факт, очевидный благодаря впечатляющему пониманию Костовой средневековой истории и мифов, окружающих вампирские знания. Историк — это путешествие сквозь века, хотя само повествование прочно укоренилось в ХХ веке. История, рассказанная с современной точки зрения дочери неназванного дипломата, жонглирует поисками девушки — в 1972 — для ее отца Пола и его истории, одновременно исследуя историю его наставника, профессора Бартоломью Росси, в 1930-х годах. Когда Пол случайно обнаруживает у себя загадочную книгу, пустую, но с гравюрой на дереве с изображением дракона в центре, он обращается к Росси за советом. Обнаружив, что много десятилетий назад самому Росси была подарена похожая книга, Пол оказывается втянутым в тайну, в которой упоминаются вполне реальные злодеяния валашского принца Влада Цепеша, также известного как Влад Цепеш, и фольклорные тайны Дракулы. Когда Росси исчезает после того, как рассказал о своих собственных попытках раскрыть историю своей любопытной книги и о странных происшествиях, которые, кажется, окружают любого, кто намеревается распутать паутину вымыслов, окружающих смерть Влада Цепеша, Пол берет на себя задачу разобраться в этом. историю и спасти Росси от его теперь неопределенной смертности.

«Мой дорогой и несчастный преемник:

Сегодня меня немного утешает тот факт, что эта дата посвящена в церковном календаре Люсии, святой света, святому присутствию, привезенному домой викингами-торговцами из южной Италии. Что может лучше защитить от сил тьмы — внутренней, внешней, вечной, — чем свет и тепло в преддверии самого короткого и холодного дня в году? И я все еще здесь, после еще одной бессонной ночи. Вы были бы менее озадачены, если бы я сказал вам, что теперь я сплю с чесночным венком под подушкой, или что я ношу маленькое золотое распятие на цепочке вокруг моей атеистической шеи? Я, конечно, нет, но я предоставлю вам представить эти формы защиты, если хотите; у них есть свои интеллектуальные, свои психологические эквиваленты. По крайней мере, за эти последние я цепляюсь день и ночь».

Как триллер, Историк дает все, что читатель может пожелать. Тайна, лежащая в основе романа — истории, окружающие Влада Цепеша, и мифы о Дракуле — исходит из предпосылки, пропитанной фантастическим средневековьем, которое делает этот вид исторической тайны таким интригующим. Подробности подхода Влада Цепеша к войне, в том числе склонность к пронзанию жертв, за что он получил свое известное имя, читаются со странным сюрреализмом, который можно ожидать только в самой жестокой фантастике. Неудивительно, что Цепеш пристрастился к пыткам — «…у него были сожжены все мальчики, пришедшие в его земли изучать язык, четыреста из них. Он приказал посадить на кол большую семью, и многих из его людей закопали обнаженными до пупка и расстреляли. Некоторых он поджарил, а затем содрал кожу». — послужит достаточным источником вдохновения для холодного, кровожадного варварства Дракулы Брэма Стокера. Прямое обращение Костовой к истории Влада Цепеша рядом с фольклорными реалиями Дракулы, безусловно, не является новым литературным сочетанием. Однако ее решение сопоставить их в таком тщательно проработанном и исторически ориентированном произведении является гораздо более удовлетворительным взглядом на возможности исторического триллера / детектива, чем Дэн Браун смог предложить своим читателям.

Большая часть заслуг Историка заключается в приверженности Костовой написанию романа, который воплощает его название. Хотя это довольно сильное отклонение в сторону фетишизации — «Это факт, что мы, историки, интересуемся тем, что отчасти является отражением нас самих, возможно, частью нас самих, которую мы предпочли бы не исследовать иначе, как через посредство науки» —  и часто оставляя у читателя ощущение, что его бьют довольно большим средневековым оружием с надписью «академия», способность Костовой легко играть в исходном материале очевидна. Опираясь не только на мифы, питавшие печально известную работу Стокера, Историк  пахнет экспертным знанием Костовой собственной истории Влада Цепеша и истории его османских врагов. Тот факт, что большая часть романа изложена в виде писем и фрагментов инкунабул, усиливает ощущение, что читаешь книгу со знанием дела и в увлекательной имитации собственного подхода Стокера к написанию Дракулы . Костова с легкостью справляется с этими многочисленными временными линиями и стилистическими отклонениями, хотя и с некоторой очевидной трудностью в легком различении голосов нескольких персонажей, рассказывающих историю через их собственные письма и истории.

«В какое место я попал и среди каких людей? В какое мрачное приключение я вступил? …Я начал тереть глаза и щипать себя, чтобы проверить, не сплю ли я. Все это казалось мне страшным сном, и я ожидал, что вдруг проснусь и окажусь дома, а в окна пробивается заря, как я то и дело чувствовал себя утром после тяжелого дня. Но моя плоть выдержала испытание щипком, и глаза мои не обманулись. Я действительно бодрствовал и среди Карпат. Все, что я мог сделать сейчас, это набраться терпения и дождаться наступления утра».

Название романа является ключом как к пониманию основных недостатков Историк , так и к пониманию его успехов. Постоянные ссылки на аспекты академического исторического исследования, особенно во многих намеках рассказчика-подростка на невероятно шаблонное «историческое образование», предоставленное ей ее отцом, пахнут недостаточным вниманием к характеристике. Большинству персонажей романа не удается достичь какой-либо реальной глубины, кроме их собственной приверженности исторической строгости и академической доблести. Историк  также не предлагает какого-либо реального различия между голосами персонажей, которые действуют вне границ как поколений, так и культур, только усиливает ощущение того, что «историк» — это абстрактный, нечеткий стереотип, в который насильно втиснуты все персонажи. Учитывая, что роман держится на достоинствах своей превосходной сюжетной линии, эти недостатки легко упустить. Однако, когда книга внезапно натыкается на персонажей, которые предлагают немного больше содержания — например, жену и мать Тургута Бора, — степень, в которой читатель понимает, что он невероятно мало знает об основных действующих лицах, становится поразительно очевидной.

То, как это отсутствие различения служит фетишизации исторической академии в романе, еще больше подчеркивается стереотипами и странно неуместными деталями, которые окружают упомянутые академические институты. Само имя «Мастер Джеймс» относится исключительно к области фантастического романа и не имеет никакого отношения к титулу, который был бы присвоен главе любого Оксбриджского колледжа. Подобные ссылки на «комнату раритетов» не имеют реального основания, кроме как служить удобной деталью сюжета. Хотя в литературе такого рода — особенно в романах, которые так откровенно играют со стиранием границ между фактом и вымыслом — никто не ищет какой-либо строгости фактов, я часто чувствовал, что «Историк» позиционировал себя как межкультурный рассказ, написанный на вкус американцев. Тон, персонажи и обстановка романа, безусловно, служат нереальности в духе Гарри Поттера- аудитории, готовой поверить в архаичные мифы о развевающихся плащах (которые, по правде говоря, существуют) и легком доступе к средневековым манускриптам. . Книга страдает таким же проблематичным отклонением от реальности с путешествиями персонажей по Восточной Европе. Я провел немало времени в Румынии, Венгрии и странах Балтии, и описания Костовой оказались недостаточными. В то время как улыбающиеся лица, радушные приемы и сказочные деревни, безусловно, существуют — и я ни на мгновение не хотел бы предполагать, что Восточная Европа населена недружелюбными, озлобленными людьми — в ее описаниях этих мест не хватает глубины, что говорит о невежество. Похоже, больше внимания уделяется коммунизму холодной войны и озабоченности политическими мотивами, чем осязаемому реальному описанию многих захватывающих стран, в которые Нас ведет Историк . Это значительная упущенная возможность – особенно для автора, столь удивительно поэтичного в своих описаниях места.

«Я не мог выдавить из себя сухой смешок. К чему, черт возьми, он вел? Мне пришло в голову, что, возможно, я недооценил какое-то своеобразное чувство юмора у своего наставника. Может быть, это была тщательно продуманная шутка — у него в библиотеке было два варианта угрожающей старой книги, и один он подкинул мне в стойло, зная, что я принесу его ему, и я подчинился, как дурак. Но в обычном свете лампы, исходившей от его письменного стола, он вдруг стал седым, небритым в конце дня, с темными впадинами, лишившими цвет и юмор его глаз. Я наклонился вперед. «Что ты пытаешься мне сказать?»

«Дракула…» Он сделал паузу. «Дракула — Влад Цепеш — еще жив».

Несмотря на все свои стилистические недостатки, Историк по-прежнему заслуживает большого успеха. Впечатляющие знания, которыми располагает Костова, позиционируют этот роман как невероятно образованный, работающий с умом на том странном стыке, который существует между историческим фактом и прочной легендой. Книга выполнена не идеально, но то, чего ей не хватает в характеристике, более чем компенсируется захватывающим темпом и тщательно продуманной предпосылкой. The Historian  заставит вас листать страницы до раннего утра и, безусловно, вдохновит новое желание провести этот Хэллоуин в готических покоях собственного шедевра Брэма Стокера.

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Лучшие книги о мифах о вампирах и их культурном очаровании

Филип Болл
  • Веб-сайт
  • Блог
  • Твиттер

Кто я?

Я написал более 20 научно-популярных книг на самые разные темы. Я получил образование химика и физика, и как писатель и журналист меня больше всего интересуют науки и то, как они взаимодействуют с более широкой культурой — с искусством, политикой, философией и обществом. Иногда этот интерес уводит меня дальше, и в моей новой книге «Современные мифы» я подробно рассматриваю семь сказок, которые приобрели подлинный статус мифа и пересказываются снова и снова как проводники страхов, мечтаний и тревог. современной эпохи. Начиная от Робинзона Крузо и заканчивая Бэтменом, этот список также неизбежно включает классического Дракулу Брэма Стокера, что побуждает его исследовать, как мы использовали легенду о вампирах в прошлом и настоящем.


Книги, которые я выбрал и почему

Shepherd поддерживается читателем. Мы можем получать партнерскую комиссию, когда вы покупаете по ссылкам на нашем веб-сайте. Этот так мы финансируем этот проект для читателей и авторов (узнать больше).

Вампир: новая история

По Ник Грум,

Почему эта книга?

Ник — профессор английского языка в Эксетерском университете в Великобритании, но он более известен как «проф. готики», интересуясь всем, что связано с готикой. Он является примером поколения ученых-гуманитариев, которые разрушили традиционные границы между «высокой» и «низкой» культурой, написав на самые разные темы, от Шекспира до Дж. Р. Р. Толкина и Ника Кейва. Книга Ника о вампирах представляет собой исчерпывающую историю, в которой прослеживается эволюция этих существ от диких зверей из фольклора до аристократического Дракулы, а также его экранные образы от Белы Лугоши до Кристофера Ли. Его книга не оставляет сомнений в том, что кем бы ни были вампиры, они являются важным культурным явлением.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Вампиры: Происхождение и Воскрешение: От графа Дракулы до Вампиреллы

По Кристофер Фрейлинг,

Почему эта книга?

Книга Фрейлинга во многом предшественница Грума, являясь одним из первых серьезных (но также чрезвычайно читаемых) исследований вампиров в культуре. Этот больше нацелен на вампиров девятнадцатого века. Он начинается с «Вампира», истории, написанной Джоном Полидори на вилле Диодати на том же печально известном собрании, которое породило «Франкенштейна» Марти Шелли. Полидори был врачом лорда Байрона, но двое мужчин сильно поссорились, и аристократический кровопийца Полидори лорд Рутвен широко считается образцом для Байрона. Хотя сейчас мало кто помнит, «Вампир» положил начало викторианскому увлечению вампирами, кульминацией которого стал «Дракула» Брэма Стокера. Фрейлинг — идеальный проводник, будучи не только историком культуры с широким кругозором, но и великолепным коммуникатором.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Наши вампиры, мы сами

По Нина Ауэрбах,

Почему эта книга?

Книга Ауэрбаха переносит историю вампиров на более современную территорию и, можно сказать, в более коварные воды. Начав снова с Полидори, она прослеживает эволюцию сказки о вампирах до «Салемской доли» Стивена Кинга, «Вампирских хроник» Энн Райс и «19 лет» Тони Скотта.83 фильма «Голод» (в главной роли элегантно истощенный Дэвид Боуи). Она показывает, как гомоэротизм был частью повествования о вампирах с момента его зарождения в девятнадцатом веке, особенно в новелле Шеридана Ле Фаню 1872 года «Кармилла», и как легко это повествование стало аллегорией эпидемии СПИДа 1980-х годов. Я не согласен со всеми интерпретациями Ауэрбах, но у нее есть несколько острот.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Кембриджский компаньон к «Дракуле»

По Роджер Лакхерст,

Почему эта книга?

Хотя эта книга посвящена только самому известному повествованию о вампирах, вам не нужно далеко заглядывать в Дракулу, чтобы найти универсальные вампирские темы: сексуальность, паранойю, женоненавистничество, ксенофобию, психоанализ и священную силу крови. Этот сборник эссе также помещает историю Стокера в более широкий контекст викторианского вампирского бума и рассматривает, что стало с его историей на сцене и на экране. Это показывает, как Стокер проникал в более богатые и глубокие швы, чем он даже осознавал, делая Дракулу «одним из самых навязчивых текстов всех времен, черной дырой воображения», по словам эксперта по ужасам Дэвида Скала. «Самое пугающее в Дракуле, — говорит Скэл, — это большая вероятность того, что для Брэма Стокера это значило гораздо меньше, чем для нас».


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Живые и нежить: истребление вампиров, уничтожение зомби

По Грегори А. Уоллер,

Почему эта книга?

Откуда взялось наше увлечение «нежитью» (первоначальное название Дракулы, данное Брэму Стокеру)? Книга Уоллера углубляется в темные мысли и фантазии, которые подпитывают нашу неистовую одержимость этими «ночными созданиями», в частности, рассматривая темы, которые развивались в повествованиях о вампирах в фильмах ужасов и литературе в течение двадцатого века, начиная с классического Немецкий экспрессионизм, «Носферату» Ф. В. Мурнау. Он показывает, как история о вампирах слилась с мифом о зомби и породила его во второй половине века, особенно в романе Ричарда Мэтисона19.54 романа-кроссовера «Я — легенда» — сам по себе прародитель историй «зомби-апокалипсиса», выкристаллизовавшихся в подрывных фильмах Джорджа Ромеро. Вы уходите от этой книги с отрезвляющим ощущением тьмы, которая таится в глубине нашей души, но также и с тем, какой катарсической цели она может служить.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

5 списков книг, которые, как мы думаем, вам понравятся!

Лучшие книги по истории ужасов и фантастики

Лучшие книги, в которых Дракула является главным героем

Лучшие книги, которые будоражат ваши чувства

Лучшие книги о городском фэнтези с сильным женским персонажем

Лучшие книги о сильных парах в городском фэнтези/PNR и почему они хороши для вашей романтической души

Увлекающийся вампиры, Граф Дракула, а также оборотни?

5810 авторов порекомендовали свои любимые книги и то, что им в них нравится. Просмотрите их подборку лучших книг о вампиры, Граф Дракула, а также оборотни.

Вампиры

Исследуйте 145 книг о вампирах

Граф Дракула

Исследуйте 12 книг о графе Дракуле

Оборотни

Исследуйте 68 книг об оборотнях

И 3 книги, которые, как мы думаем, вам понравятся!

Мы думаем, вам понравится От Калигари до Гитлера , Раны народов , а также Фильм ужасов если вам нравится этот список.

Дракула | Резюме, персонажи и факты

Дракула , готический роман Брэма Стокера , опубликованный в 1897 году, который был самым популярным литературным произведением, основанным на легендах о вампирах, и стал основой для целого жанра литературы и кино.

Резюме

Дракула состоит из дневниковых записей, писем и телеграмм, написанных главными героями. Он начинается с Джонатана Харкера, молодого английского юриста, который путешествует по Трансильвании. Харкер планирует встретиться с графом Дракулой, клиентом его фирмы, чтобы завершить сделку с недвижимостью. Когда он прибывает в Трансильванию, местные жители с ужасом реагируют на то, что он раскрывает свое место назначения: замок Дракулы. Хотя это его немного выбивает из колеи, он продолжает идти дальше. Зловещий волчий вой раздается в воздухе, когда он приближается к замку. Когда Харкер встречает Дракулу, он признает, что этот человек бледен, изможден и странен. Харкер становится еще более обеспокоенным, когда после того, как Харкер порезался во время бритья, Дракула бросается ему в горло. Вскоре после этого Харкера соблазняют три женщины-вампира, от которых он едва убегает. Затем он узнает секрет Дракулы — что он вампир и выживает, выпивая человеческую кровь. Харкер правильно предполагает, что он станет следующей жертвой графа. Он нападает на графа, но его усилия безуспешны. Дракула оставляет Харкера в ловушке в замке, а затем вместе с 50 ящиками грязи отправляется в Англию.

Викторина «Британника»

Вхождение в роль: правда или вымысел?

От Тарзана и Дракулы до Шерлока Холмса и Маугли, проверьте свою сообразительность и читайте между этими литературными персонажами.

Тем временем в Англии невеста Харкера Мина навещает свою подругу по имени Люси Вестенра, которая недавно обручилась после того, как отказалась от ряда женихов. Однажды ночью Мина должна найти Люси, так как она вернулась к своей старой привычке ходить во сне. Когда Мина находит ее снаружи возле кладбища, кажется, что на долю секунды над ней парит какая-то фигура. Мина замечает две маленькие красные отметины на шее Люси и предполагает, что она, должно быть, случайно уколола Люси булавкой. В последующие дни Люси заболевает, и иногда ее видят в окно рядом с летучей мышью. Мина обеспокоена, но ее вызывают, как только она получает письмо от Джонатана. Люси переходит на попечение доктора Сьюарда и доктора Ван Хельсинга, которые после ряда неудачных переливаний крови решают, что необходимы дальнейшие действия. Затем они драпируют Люси и ее комнату чесноком — стратегия, используемая для защиты от вампиров. Люси, однако, вскоре умирает.

После ее смерти многие сообщают о появлении существа, которое нападает на детей в этом районе. Когда Джонатан (который смог сбежать из замка графа Дракулы) и Мина возвращаются в Англию, теперь уже как супружеская пара, рассказы Джонатана о Дракуле заставляют Ван Хельсинга поверить в то, что Люси заразилась вампиризмом от графа и именно она мучает детей. Чтобы предотвратить ее дальнейшее убийство, они выкапывают ее труп, протыкают ей сердце, отрезают ей голову и набивают ей рот чесноком.

Теперь, когда о Люси позаботились, группа решает выследить графа Дракулу и 50 ящиков с грязью, которые он принес с собой. Согласно преданиям, Дракуле нужна грязь его родной страны, чтобы оставаться здоровым. Группа пытается уничтожить ящики, чтобы у Дракулы не было средств регенерации. Однажды ночью, на фоне чувства беспокойства по поводу недавнего поведения Мины, Ван Хельсинг и Сьюард врываются в ее комнату и обнаруживают, что Джонатан без сознания, а Мина пьет кровь из раны на груди Дракулы. Вампир исчезает и возвращается в Трансильванию только для того, чтобы за ним последовала целеустремленная группа. Они находят его похороненным в последнем ящике с грязью, тут же отрезают ему голову и пронзают сердце. Дракула рассыпается в прах. Охотники на вампиров также теряют во время экспедиции одного из своих, Куинси Моррис.

Анализ

Среди критиков популярна теория о том, что персонаж графа Дракулы основан на печально известном варваре Владе III, более известном как Влад Цепеш. Влад родился в Трансильвании в 15 веке и был известен в народе как Дракулея, что означает «Сын Дракула» (его отец получил прозвище Дракул после того, как был назначен в рыцарский орден под названием Орден Дракона). Это имя произошло от латинского draco , что означает «дракон», что стало основой для эпитета старшего Влада. В современном румынском языке драк превратился в «дьявол». Считается, что Стокер выбрал имя Дракула после прочтения книги, которая открыла ему этот современный перевод. В его примечаниях есть аннотация «на валашском языке означает ДЬЯВОЛ», написанная в ответ на drac . Однако имя — это не все, что общего у Дракулы и Влада III. Влад насадил своих врагов на кол, чтобы укрепить свою политическую власть в Валахии. В одном сообщении также утверждалось, что, пока его жертвы умирали на кольях, Влад макал хлеб в их кровь и ел его на их глазах, но этот рассказ не подтвержден. Действительно ли Влад потреблял кровь, параллели с Дракулой Стокера остаются очевидными. Некоторые критики, однако, утверждали, что вдохновение Стокера пришло в основном из других источников и что Влад просто предложил имя.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Дракула был истолкован как выражение беспокойства по поводу вторжения восточных европейцев в Западную Европу, представленное трансильванцем, который прибывает в Лондон и терроризирует его жителей. Другие видят в романе Стокера исследование подавленного сексуального влечения и реакцию на патриархальные и консервативные нормы, широко распространенные в Великобритании в викторианский период. Примечательно, что он переворачивает стереотипные гендерные роли эпохи через сильно сексуализированные действия женщин-вампиров. Тем не менее, Дракулу также можно рассматривать как олицетворение зла искушения, поскольку он охотится на женщин, которых затем должны защищать окружающие их мужчины (хотя эти мужчины все еще терпят неудачу, особенно в случае с Люси). Сложность романа, особенно в представлении пола, допускает многочисленные, иногда противоречивые интерпретации.

В то время как вампиризм явно находится на переднем крае романа Стокера, будь то буквальный, метафорический или просто для готической паники, Дракула также озабочен современностью. Некоторые критики утверждают, что роман рассказывает об отношениях между прошлым и будущим, причем граф Дракула, возможно, представляет примитивную природу прошлого, пронизывающую настоящее и бросающую вызов модернизации. Например, Дракула высасывает кровь Люси, а недавно появившаяся технология вливания крови подводит ее. Она погибает от руки прошлого, несмотря на использование современных медицинских технологий. Стокер, возможно, признает современные подозрения относительно эффективности новых технологий. Как пишет Джонатан, говоря о Дракуле, «прошлые века обладали и имеют собственные силы, которые не может убить простая «современность».

Адаптация

« Дракула » Стокера сыграл важную роль в создании образа вампира, который проник в популярную западную культуру как в романах, так и в фильмах. Дракула был хорошо принят, когда он был опубликован, но его успех еще лучше измеряется количеством адаптаций, которые он вдохновил. Эти адаптации начались в 1922 году, когда роман был плагиатом в немом кинофильме Носферату , в котором режиссер Ф. В. Мурнау взял историю Стокера, подправил ее и поместил результаты на большой экран. Поместье Стокера выиграло судебный процесс против продюсерской компании, ответственной за фильм, но фильм попал в Соединенные Штаты, где Дракула уже был в открытом доступе. Были созданы дубликаты, и таким образом Носферату выжили.

С тех пор подобные вампиры появились в массовой культуре. Некоторые из них были модернизированы, как в «Сумеречной саге» Стефани Майер. Другие сохранили целостность оригинального графа Дракулы Стокера, как, например, в романе Стивена Кинга « Салемский лот » (1975), который, как утверждал Кинг, был вдохновлен Стокером. Даже американское детское телешоу Улица Сезам разработал персонажа, графа фон графа, по образцу Дракулы; вместо того, чтобы пить кровь, этот вампир считал все вокруг себя (и помогал своей аудитории изучать простую математику).

Кейт Лонс Редакторы Британской энциклопедии

Историк — Роман Элизабет Костовой о будущем Дракулы

Прочтите или прослушайте

[ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕРЫ: я действительно должен это говорить? Это обзор! Читайте дальше на свой страх и риск.]

Несколько лет назад я читал Историк Елизаветы Костовой как пригородный роман. Затем прошлым летом я купил подержанный экземпляр той же книги в очаровательном книжном магазине в Южном Юджине. После беглого чтения научной фантастики конца двадцатого века я открыл спекулятивную фантастику Костовой о вампирах.

Укушенный однажды… Знания о вампирах Newby

Я никогда не считал себя поклонником литературы о вампирах. Тем не менее, я совершенно случайно наткнулся на The Historian. Затем в классе Семинарии поп-культуры я ненадолго познакомился с фильмами «Сумерки», а затем предался греховному наслаждению сериалом «Сумерки» Стефани Майерс. После этого я присоединился к массам в театрах и даже ждал в очереди, чтобы увидеть тревожный роман Беллы, разыгранный на большом экране. Несколько лет спустя я был в Шотландии, чтобы работать над диссертацией, и взял копию «Дракулы» Брэма Стокера. У книги жуткое и хорошо рассказанное начало, но она настолько увязла в мачизме, сверхобразованности, мэнсплейнере — Аврааме Ван Хельсинге, который, кстати, носит то же имя, что и автор (насколько Фрейд?). Я признаю, что было сложно закончить роман, и я поймал себя на том, что пробежался глазами до конца, задаваясь вопросом, почему мы не говорим больше о бесстрашной и безжалостной Мине Харкер (Мюррей), которая постоянно отодвигается на второй план как «умная… для женщины». В то время как Ван Хельсинг стал героическим истребителем вампиров в художественной литературе, создав комиксы и фильмы, чтобы прославить его героизм, Мину часто упускают из виду, и, честно говоря, я никогда раньше не замечал ее имени в популярной культуре, пока не прочитал роман для себя.

Дважды укушенный… Разоблаченный

Затем, в прошлом году, BBC выпустила мини-сериал из трех частей под названием Дракула . Сериал был написан и создан Марком Гэтиссом и Стивеном Моффатом, известными благодаря некоторым из моих любимых серий «Доктор Кто » и блестящему сериалу BBC «Шерлок Холмс » с Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли. Я не типичный фанат ужасов. То есть, у меня все еще есть случайный кошмар Jaws , и я избегаю этого жанра, когда это возможно. Однако моя вампирская страсть к британскому литературному кино победила, и я посмотрел весь мини-сериал за один день. Я был очарован и влюблен… в монахиню-агностика по имени сестра Агата Ван Хельсинг. Дракула написан феноменально. Он гигантский человек и адское чудовище. Но звездой сериала является Агата и ее потомок, которых играет блестящая и красивая Долли Уэллс. «Дракула» BBC — это великолепная смесь религиозных комментариев, феминизма, саспенса и путешествий во времени. По этой причине я снова посмотрел сериал со своим партнером и в третий раз со своей дочерью-подростком. Через несколько недель я обсужу первый эпизод со студентами университета в рамках курса, который я преподаю по фильму и религии, в тематическом разделе, озаглавленном «9».0045 Зло, Дьявол и Ужас .

Как я мог устоять перед возможностью перечитать Историка , когда он мелькнул в моем видении в Tsunami Books? Поэтому я приступил к длинному подробному рассказу Костовой об историческом прошлом Дракулы, которое восходит к 15 веку. Эпистолярный роман Костовой рассказывает о приключениях американского историка, академика, который отвлекается от завершения своей диссертации из-за одержимости исследованием потенциальной реальной истории Стокеровского Дракулы (как это бывает). История также следует за его дочерью, которая ссылается на письма своего отца, чтобы проследить его путешествие по Восточной Европе.

Пятеро ученых из двух поколений гоняются друг за другом, за своими письмами и знаниями о Драконе Дракуле во времени и пространстве. Они исследуют историю Османской империи, валашского румынского народа и нескольких монашеских орденов, чтобы раскрыть правду о так называемом вымышленном персонаже. По пути они сталкиваются с врагами в виде тайных орденов, шпионов и даже вампиров. В результате они набивают свои карманы чесноком, носят распятие, когда это необходимо, и носят с собой серебряные пули и деревянные колья, когда их можно носить с собой. Правила вампира таковы: один раз укусил — хорошо. Дважды укусил, ладно. Укушенный трижды, вы становитесь полным вампиром.

Историк — академический роман. Дракула — настоящий дальновидный ученый, создающий самую обширную и самую полную библиотеку в мире в секретном подземном монастыре. Он ищет ученых, одержимых его историей, и собирает их для своей цели — штатных библиотекарей-вампиров. В романе Костовой есть за что любить. Это история, раскрывающая исторические зерна известного вымышленного рассказа и трактующая их как факт. Дракула — естественная личность, и реальность вампиров — это возможность, которая скрытно преследует мир, в основном наводя ужас на маленькие деревни, заполненные суеверными и невежественными людьми, которые либо поклоняются дракону, либо его святому средневековому победителю. Спасибо также Костовой за то, что она сделала своей истребительницей вампиров и настойчивым героем женщину, солидного ученого, чья дочь очень гордо идет по ее стопам.

Укушенный Трижды …

Теперь я вряд ли смогу избежать этого ярлыка и буду счастлив считать себя поклонником историй о вампирах. Мне приятно видеть противовес гордому типично мужественному герою Стокера в современных изображениях вампира. Возможно, я должен также упомянуть «Баффи — истребительница вампиров» , чья дружественная к феминисткам предпосылка, безусловно, помогла повысить роль женщин как борцов со злом. На мой взгляд, чем больше женщин борется со злом, тем лучше. И кто лучше подходит для борьбы со злом, чем женщины, чьи тела формируют, защищают и питают следующее поколение человечества.

Вампиры — естественные враги света, их знания смешаны с историями о добрых святых и религиозными иконами. Любому, кто интересуется формой христианства в истории, было бы неплохо прочесть парочку романов о вампирах.

Vampire Novels:
The Historian by Elizabeth Kostova
Dracula by Bram Stoker
Abraham Lincoln Vampire Slayer by Seth Grahame-Smith
The Twilight Series by Stephanie Meyer

Кинематографическая серия:
Buffy The Vampire Slayer (1197-2003)
BBC Dracula (2020)

Films :
.

Нравится Загрузка…

Историк — Елизавета Костова

Историк — одна из книг, изданных в 2005 году, и она была очень популярна в те годы. В прошлом году, когда я увидел его в благотворительном магазине, я не мог не купить его; Я подумал, что это может быть хорошей историей, чтобы уйти от реальности и отвлечься. «Историк» был романом, который временами надоедал мне, временами я не мог оторваться от него от волнения, и, наконец, мне он показался слишком длинным. Как и в случае с любой книгой, прочитанной в неподходящее время, я был немного разочарован, но не мог злиться, потому что это напомнило мне радость чтения Стамбула в романах.

Рекламные объявления


«Историк» — это роман, в котором Дракула все еще жив и преследует множество людей со всего мира, чтобы заставить их работать на работе, которую он ценит. Помимо того, что это роман, тонко питающий мифы о воеводе Цепеш и Дракуле, это также книга, содержащая большие и маленькие любовные истории, много драмы и научных кругов. Нельзя сказать, что она приносит большое удовлетворение в литературном плане, но именно поэтому такую ​​книгу все равно не прочитаешь.

«Историк» — это книга, на которой я не хочу ни останавливаться, ни много писать. Если вам интересна его тема, советую посмотреть, но не ожидайте слишком многого. Наслаждаться!

Историк: Тебе, проницательный читатель, я завещаю свою историю… Однажды поздно ночью, исследуя библиотеку своего отца, молодая женщина находит древнюю книгу и тайник с пожелтевшими письмами. Все письма адресованы «Моей дорогой и несчастной наследнице» и погружают ее в мир, о котором она и не мечтала, в лабиринт, где тайны прошлого ее отца и загадочная судьба ее матери соединяются с непостижимым злом, скрытым в глубинах история.

Письма связаны с одной из самых темных сил, когда-либо известных человечеству, и с многовековым поиском источника этой тьмы и уничтожением ее. Это поиск правды о Владе Цепеше, средневековом правителе, чье варварское правление легло в основу легенды о Дракуле. Поколения историков рисковали своей репутацией, здравомыслием и даже жизнями, чтобы узнать правду о Владе Цепеше и Дракуле.

Теперь одна молодая женщина должна решить, стоит ли самой браться за этот квест — следовать за своим отцом в охоте, которая едва не привела его к гибели много лет назад, когда он был энергичным молодым ученым, а ее мать была еще жива. Какое отношение легенда о Владе Цепеше имеет к современному миру? Возможно ли, что мифический Дракула действительно существовал и жил век за веком, преследуя свои непостижимые цели?

Ответы на эти вопросы пересекают время и границы: сначала отец, а затем дочь ищут улики в пыльных библиотеках Лиги плюща, Стамбуле, Будапеште и глубинах Восточной Европы. В городе за городом, в монастырях и архивах, в письмах и тайных беседах всплывает ужасная правда о темном правлении Влада Цепеша и о бросившем вызов времени договоре, который, возможно, сохранил его ужасную работу на протяжении веков.

Купить на Amazon

Элизабет Костова

Элизабет Костова родилась в Коннектикуте в 1964 году. Она является автором трех романов: Историк (Маленький, Браун, 2005), Похитители лебедей (Маленький, Браун, 2010) и Страна теней . (Рэндом Хаус, 2017). «Историк » стал первым дебютным романом в истории издательского дела США, который дебютировал под номером 1 в списке бестселлеров New York Times, был переведен на 40 языков и получил награды Quill и Independent Bookseller Awards. Похитители лебедей также был бестселлером New York Times и был переведен на 28 языков. Ее короткие прозы, стихи и эссе публиковались в таких периодических изданиях и антологиях, как The Mississippi Review , Poets & Writers Magazine, The Best American Poetry , T he Michigan Quarterly и Another Chicago Magazine .

Костова преподавала по программам в Университете Северной Каролины в Уилмингтоне, Мичиганском университете, Университете Дрекселя, Университете искусств в Филадельфии и Пенсильванском университете, а также на Созопольских семинарах по болгарскому Черному морю и медведю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *