Гете афоризмы: Иоганн Вольфганг Гёте цитаты (466 цитат)

Содержание

Биография, стихотворения, драмы, лирика — Иоганн Вольфганг Гёте

Иоганн Вольфганг Гёте (Goethe) (28.8.1749, Франкфурт-на-Майне, — 22.3.1832, Веймар), немецкий поэт, мыслитель и естествоиспытатель. Выдающийся представитель Просвещения в Германии, один из основоположников немецкой литературы нового времени, разносторонний учёный.

Сын имперского советника, образованного бюргера, Гёте учился в Лейпциге (1765-1768) и Страсбурге (1770-1771), слушал лекции по юриспруденции и многим другим научным дисциплинам, включая медицину. В Страсбурге Гёте познакомился с И. Г. Гердером и стал участником движения «Бури и натиска». В 1775 году приехал в Веймар по приглашению герцога Карла Августа. Пренебрегая мнением двора, Гёте вступил в гражданский брак с работницей цветочной мастерской Кристианой Вульпиус. Великую французскую революцию принял сдержанно, но в сентябре 1792 года, в битве при Вальми, гениально определил всемирно-историческое значение победы революционных войск Франции: «С этого дня и с этого места начинается новая эпоха всемирной истории».

Важное значение имела для Гёте дружба с Шиллером (с 1794 года). В Веймаре Гёте руководил организованным им в 1791 году театром.

Ранние поэтические произведения Гёте (1767-1769) тяготеют к традициям анакреонтической лирики. Первый сборник стихов Гёте издал в 1769 году. Новый период его творчества начинается в 1770 году. Лирика Гёте периода «Бури и натиска» — одна из самых блестящих страниц в истории немецкой поэзии. Лирический герой Гёте предстаёт воплощением природы или в органическом слиянии с ней («Путник», 1772, «Песнь Магомета», 1774). Он обращается к мифологическим образам, осмысляя их в бунтарском духе («Песнь странника в бурю», 1771-1772; монолог Прометея из неоконченной драмы, 1773). Историческая драма «Гёц фон Берлихинген» (1773) отразила события кануна Крестьянской войны 16 века, прозвучав суровым напоминанием о княжеском произволе и трагедии раздробленной страны. В романе «Страдания юного Вертера» (1774) Гёте, использовав форму сентиментального романа в письмах, передаёт драматические личные переживания героя и в то же время создаёт картину немецкой действительности.

В драме «Эгмонта» (1788), начатой ещё до переезда в Веймар и связанной с идеями «Бури и натиска», в центре событий — конфликт между иноземными угнетателями и народом, сопротивление которого подавлено, но не сломлено; финал драмы звучит призывом к борьбе за свободу.

Десятилетие 1776-1785 — переходное в творческом развитии Гёте. Реакция на индивидуалистическое бунтарство обусловила мысль Гёте о необходимости самоограничения личности («Границы человечества», 1778-1781; «Ильменау», 1783). Однако верный героическим заветам гуманизма, Гёте утверждает, что человек способен к творческим дерзаниям («Божественное», 1782). В этом противоречивость мировоззрения Гёте. Поэт не мог полностью избежать гнетущего влияния отсталых социальных отношений. В конце 80-х годов 18 века оформляется концепция т. н. веймарского классицизма — особого варианта европейского и немецкого просветительства. В идее гармонии, воспринятой Гёте от И. Винкельмана и разработанной Гёте и Шиллером, утверждение идеала гармонической личности сочетается с программой постепенных реформ, происходит замена идей борьбы идеей воспитания, что в конечном счёте означало примирение с существующими порядками (драма «Торквато Тассо», 1780-1789, изд.

1790).

Языческо-материалистическое восприятие античной культуры ярче всего выражено в «Римских элегиях» (1790), прославляющих плотские радости. Позднее в балладе «Коринфская невеста» (1797) Гёте противопоставит это жизнеутверждающее язычество аскетической религии христианства. Трагедия «Ифигения в Тавриде» (1779-1786, изд. 1787) написана на сюжет древнегреческого мифа, идея трагедии — победа человечности над варварством. Великая французская революция получает непосредственное отражение в «Венецианских эпиграммах» (1790, изд. 1796), в драме «Гражданин-генерал» (изд. 1793), новелле «Беседы немецких эмигрантов» (1794-1795). Гёте не приемлет революционного насилия, но вместе с тем признаёт неизбежность социального переустройства. В эти годы он пишет сатирическую поэму «Рейнеке-Лис» (1793), обличающую феодальный произвол. В поэме «Герман и Доротея» (1797), написанной гекзаметром, по жанру близкой к идиллии, Гёте сталкивает тихий патриархальный уклад немецкого захолустья и «небывалое движение», развернувшееся за Рейном.

Крупнейшее произведение Гёте 90-х годов — роман «Годы учения Вильгельма Мейстера» (1793-1796, изд. 1795-1796). Сценические увлечения героя предстают как юношеское заблуждение, в финале романа он видит свою задачу в практической экономической деятельности. Фактически это означало примирение с отсталой немецкой действительностью. Яркость реалистических бытовых сцен, колоритность образов сочетаются в романе Гёте с надуманно загадочным финалом, изображением таинственных фигур и т. п. Автобиографическая книга «Поэзия и правда из моей жизни» (ч. 1-4. изд. 1811-1833) охватывает ранний период жизни Гёте, до переезда в Веймар, и критически оценивает бунтарство «Бури и натиска». «Итальянское путешествие» (т. 1-3, изд. 1816-1829) — замечательный художественный документ эпохи. В семейном романе «Избирательное сродство» (изд. 1809) Гёте поднимает вопрос о свободе чувства, но — под знаком отречения и верности семейным устоям. Роман «Годы странствий Вильгельма Мейстера» (ч. 1-3, 1821-1829), уже во многом связанный с традицией немецкого романтического романа, примечателен идеей коллективного труда, воплощённой как наивная утопия ремесленной общины.
Характерный для романтизма интерес к Востоку отражён в цикле «Западно-восточный диван» (1814-1819, издан в 1819 году), навеянном персийской поэзией. В публицистике последних лет Гёте, отвергая тевтономанию и мистические стороны немецкого романтизма, приветствует сборник народных песен Л. И. Арнима и К. Брентано «Волшебный рог мальчика» (1806-1808), высоко оценивает романтизм Байрона. В полемике против националистических тенденций, развившихся в Германии в период и после наполеоновских войн, Гёте выдвигает идею «мировой литературы», не разделяя при этом гегелевского скептицизма в оценке будущности искусства.

Трагедия «Фауст» (1-я ч. — 1808, 2-я ч. — 1825-1831) подводит итог развитию всей европейской просветительской мысли 18 века и предваряет проблематику 19 века. В обработке сюжета Гёте опирался на народную книгу о Фаусте (1587), а также на кукольную драму. В образе Фауста воплощена вера в безграничные возможности человека. Пытливый ум и дерзания Фауста противопоставлены бесплодным усилиям сухого педанта Вагнера, отгородившегося от жизни, от народа.

В процессе исканий Фауст, преодолевая созерцательность немецкой общественной мысли, выдвигает деяние как основу бытия. В произведениях Гёте нашли отражение гениальные прозрения диалектики (монолог Духа земли, противоречивые стремления самого Фауста). У Гёте снимается метафизическая противоположность добра и зла. Отрицание и скепсис, воплощённые в образе Мефистофеля, становятся движущей силой, помогающей Фаусту в его поисках истины. Путь к созиданию проходит через разрушение — таков вывод, к которому, по словам
Чернышевского
, приходит Гёте, обобщая исторический опыт своей эпохи. История Гретхен становится важным звеном в процессе исканий Фауста. Трагическая ситуация возникает в результате неразрешимого противоречия между идеалом естественного человека, каким представляется Фаусту Маргарита, и реальным обликом ограниченной девушки из мещанской среды. Вместе с тем Маргарита — жертва общественных предрассудков и догматизма церковной морали. В стремлении утвердить гуманистический идеал Фауст обращается к античности.
Брак Фауста и Елены выступает символом единения двух эпох. Но это единение лишь иллюзия — Елена исчезает, а сын их гибнет. Итогом исканий Фауста становится убеждение, что идеал надо осуществлять на реальной земле. При этом Гёте уже понимает, что новое, буржуазное общество, создаваемое на развалинах феодальной Европы, далеко от идеала. Поставленный перед сложным комплексом проблем 19 века, Гёте сохраняет просветительский оптимизм, но обращает его к будущим поколениям, когда станет возможным свободный труд на свободной земле. Во имя того светлого будущего человек должен действовать и бороться. «Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идёт на бой!» — таков конечный вывод, вытекающий из оптимистической трагедии Гёте.

Смерть Гёте, по словам Г. Гейне, обозначила конец «художественного периода» в немецкой литературе (понятие, означающее, что интересы искусства преобладали тогда над общественно-политическими).

В России творения Гёте изучались и переводились начиная с 18 в. В переводах принимали участие Василий Жуковский, поэты пушкинского круга, а также Федор Тютчев, К. С. Аксаков, Н. П. Огарев, Михаил Лермонтов

, Афанасий Фет. Имеется 23 перевода 1-й части «Фауста». Первый перевод «Фауста» сделан в 1838 году Э. И. Губером. Лучшими признаны переводы Н. А. Холодковского и Бориса Пастернака. Стихи Гёте переводили Н. Н. Вильмонт, В. В. Левик и др.

Широкую известность приобрели рисунки Эжена Делакруа к «Фаусту». На тему «Эгмонта» сочинил музыку Бетховен (1810). Шарль Гуно написал оперу «Фауст» (1859), Арриго Бойто — оперу «Мефистофель» (1868), Гектор Берлиоз — ораторию «Осуждение Фауста» (1846).

С. В. Тураев.

В области естествознания Иоганн Вольфганг Гёте выполнил ряд работ: по сравнительной морфологии растений и животных, по физике (оптика и акустика), минералогии, геологии и метеорологии. Наибольшее историческое значение имеют морфологические исследования Гёте. В труде «Опыт о метаморфозе растений» (1790) им прослежены признаки сходства в устройстве различных органов растений. В области сравнительной анатомии животных Гёте принадлежит открытие межчелюстной кости у человека (1784, опубликована в 1820 году одновременно с другими анатомическими работами в мемуаре «Вопросы морфологии», где, в частности, изложены представления Гёте о том, что череп состоит из слившихся позвонков). Ему принадлежит самый термин «морфология». Возражения Гёте Исааку Ньютону, открывшему сложный состав белого света, были ошибочны, но его труды по теории цветов сохраняют историческое значение, главным образом в области физиологии и психологии зрения. Взгляды Гёте на единство строения растительного и животных организмов позволяют считать его одним из предшественников Ч. Дарвина.

Л. Я. Бляхер.

Основные разделы сайта:
| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |

Ошибка: 404 Метка не найдена.

Именно такой страницы не существует, но существует же масса других, возможно, даже гораздо лучше той, которую Вы искали.

  • Мне замужем не очень, но живётся…

    Мне замужем не очень, но живётся…

    Владимир Вишневский

  • Всё тайное, рано или поздно, становится явным…

    Всё тайное, рано или поздно, становится явным.

    Сократ

  • Чтобы правильно задать вопрос — надо знать…

    Чтобы правильно задать вопрос — надо знать большую часть ответа.

    Роберт Шекли

  • Красота в глазах смотрящего…

    Красота в глазах смотрящего.

    Оскар Уайльд

  • А я чё?! Я ничё! Другие вон чё, и ничё!.

    .

  • Всё новое — это хорошо забытое старое…

    Всё новое — это хорошо забытое старое.

    Пословица

  • Всё не то, чем кажется и не наоборот…

    Всё не то, чем кажется и не наоборот.

    Конфуций

  • Официально доказано, что слово на этой картинке…

  • Как говорил Генеральный прокурор СССР: «Главное…»

    Как говорил Генеральный прокурор СССР: «Главное, в ходе следственных действий не выйти на самих себя…»

    Анекдот

  • Иной и не ведает, как он богат, покуда не узнает.

    ..

    Иной и не ведает, как он богат, покуда не узнает, какие богатые люди всё ещё обворовывают его.

    Фридрих Ницше

  • Лучше поздно, чем никогда…

    Лучше поздно, чем никогда.

    Пословица

  • Судьба. Она не наказывает и не мстит…

  • Ёж — птица гордая, пока не пнёшь — не полетит…

    Ёж — птица гордая, пока не пнёшь — не полетит.

    Николай Фоменко

  • У дураков и у влюблённых мысли сходятся…

    У дураков и у влюблённых мысли сходятся.

    Пословица

  • Красиво жить не запретишь.

    ..

  • Поспорила с мужем, что он не сможет сварить борщ…

  • Не рой яму другому — сам в неё попадёшь…

    Не рой яму другому — сам в неё попадёшь.

    Пословица

  • Красиво жить не запретишь. Но помешать можно…

    Красиво жить не запретишь. Но помешать можно…

    Михаил Жванецкий

  • Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться…

    Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать и опять начинать и опять бросать и вечно бороться и лишаться. А спокойствие — душевная подлость.

    Лев Толстой

  • Зубов бояться — в рот не давать…

  • В глаза смотри!..

  • Встречи бывших одноклассников показывают…

    Встречи бывших одноклассников показывают, что у жизни свой взгляд на отличников и двоечников.

    Ашот Наданян

  • Тонко…

  • Мадам, вы не меня ищете?..

  • Вы не ошибётесь, если поступите правильно…

    Вы не ошибётесь, если поступите правильно.

    Марк Твен

  • Наконец-то я дома…

  • Живи так, как хочешь ты, а не как ожидают от тебя другие…

    Живи так, как хочешь ты, а не как ожидают от тебя другие. Не важно, оправдаешь ты их ожидания или нет, умирать ты будешь без них. И свои победы одержишь сам!

    Конфуций

  • Чтобы избавиться от любви с первого взгляда…

    Чтобы избавиться от любви с первого взгляда, нужно взглянуть второй раз.

    Сократ

  • Никогда не сдавайся!..

  • Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь…

    Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь.

    Пословица

  • Смысл жизни. Ты не там его ищешь…

  • Вчера психанул и ушёл из дома. Вспомнил что живу один. Вернулся…

  • Иногда сама жизнь — лучший демотиватор…

  • Любая правда — это только грань истины…

  • Как живу? Да, по-разному…

  • Изгнание или свобода?..

  • Не плюй в колодец — пригодится воды напиться…

    Не плюй в колодец — пригодится воды напиться.

    Пословица

  • В жопу всё! Теперь я лягушка!

  • Лучший правитель — тот, о котором народ знает лишь то…

    Лучший правитель — тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют от народа его любить и возвышать. Ещё хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те правители, которых народ презирает.

    Лао-Цзы

  • Захочешь — найдёшь время, не захочешь — найдёшь причину…

    Захочешь — найдёшь время, не захочешь — найдёшь причину.

    Сократ

  • Привычка думать головой — одна из черт, сугубо личных…

    Привычка думать головой —
    Одна из черт, сугубо личных,
    Поскольку ум, как таковой,
    У разных лиц — в местах различных.

    Игорь Губерман

  • Во всём нужно видеть позитив…

  • Сегодня поздравила свою свекровь: «Желаю тебе, Мама, всего того…»

  • На каждую хитрую жопу — найдётся х*й с винтом…

    На каждую хитрую жопу — найдётся х*й с винтом.

  • Кого хочу?.. Не знаю… Кого знаю — не хочу…

    Кого хочу?.. Не знаю… Кого знаю — не хочу. ..

  • И хочется и колется 2…

  • Супергерои. У каждого они свои…

  • Счастье упорно лезло в дом…

  • Лови момент!..

    Лови момент!

    Гораций

  • В любви и на войне все средства хороши…

    В любви и на войне все средства хороши.

    Пословица

Иоганн Вольфганг Гёте афоризмы |

(1749–1832 гг.) Поэт, государственный деятель, мыслитель, ученый-энциклопедист, естествоиспытатель.

  • Высокие цели, хотя бы невыполненные, дороже нам низких целей, хотя бы и достигнутых.

  • Гораздо легче найти ошибку, нежели истину. Ошибка лежит на поверхности, и ее замечаешь сразу, а истина скрыта в глубине, и не всякий может отыскать ее.
  • Двух вещей очень трудно избежать: тупоумия — если замкнуться в своей специальности, и неосновательности — если выйти из нее.
  • Для того чтобы какая-нибудь наука сдвинулась с места, чтобы расширение ее стало совершеннее, гипотезы необходимы так же, как показания опыта и наблюдения.
  • Если радуга долго держится, на нее перестают смотреть.
  • Если человек займется исследованием своего организма или морального состояния, то непременно признает себя больным.
  • Есть люди, которые никогда не заблуждаются, потому что никогда не задаются никакими разумными мыслями.
  • Жизни верь, она ведь учит лучше всяких книг.
  • Жизнь — прекраснейшая из выдумок природы.
  • Жизнь — это долг, хотя б она была мгновением.
  • И великий человек — всего лишь человек.
  • Каждый день следует прослушать хоть одну песенку, посмотреть на хорошую картину и, если возможно, прочитать хоть какое-нибудь мудрое изречение.
  • Каждый писатель до известной степени изображает в своих сочинениях самого себя, часто даже вопреки своей воле.
  • Кто не слишком мнит о себе, тот лучше, чем он сам думает.
  • Кто сознательно считает себя ограниченным, тот ближе всего к совершенству.
  • Кто хочет многого достигнуть, должен ставить высокие требования.
  • Надо постареть, чтобы стать добрее; мне не встречаются ошибки, которых я уже не совершал.
  • Надежда живет даже у самых могил.
  • Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.
  • Никто не знает, каковы его силы, пока их не использует.
  • Некоторые поэты похожи на медведей, которые постоянно сосут собственную лапу.
  • Ненависть — активное чувство недовольства; зависть — пассивное. Нечего удивляться тому, что зависть быстро переходит в ненависть.
  • Нет ничего опаснее для новой истины, чем старое заблуждение.
  • Ограниченный честный человек часто видит насквозь все плутни тончайших дельцов.
  • По выбранной мужчиной невесте легко судить, каков он и знает ли он себе цену.
  • Поверь, лишь тот знаком с душевным наслажденьем, кто приобрел его трудами и терпеньем.
  • Природа не имеет органов речи, но создает языки и сердца, при посредстве которых говорит и чувствует.
  • Природа не признаёт шуток; она всегда правдива, всегда серьезна, всегда строга; она всегда права; ошибки же и заблуждения исходят от людей.
  • Природа — творец всех творцов.
  • Развитие науки сильно задерживается благодаря тому, что занимаются вещами, не представляющими научной ценности или недоступными знанию.
  • «Разделяй и властвуй» — мудрое правило; но «объединяй и направляй» — еще лучше.
  • С детьми мы должны поступать так же, как Бог с нами: он делает нас самыми счастливыми, когда дает нам возможность бросаться из стороны в сторону в радостном заблуждении.
  • С тем, кто отрицает идеал, может легко случиться, что он пошлое примет за прекрасное.
  • Самый тонкий волос тоже бросает тень.
  • Смерть — зло для всех.
  • Сознание своего несовершенства приближает к совершенству.
  • Таланты образуются в покое, характеры — среди житейских бурь.
  • Те, у которых мы учимся, правильно называются нашими учителями, но не всякий, кто учит нас, заслуживает это имя.
  • Трудно найти человека разумного и в то же время способного на поступок.
  • Умные люди — лучшая энциклопедия.
  • Факты имеют безграничную власть над умами большинства людей, и то, что казалось невозможным, помещается наряду с обычным, как только оно произошло.
  • Человек должен верить, что непонятное можно понять.
  • Человек живет настоящей жизнью, если счастлив чужим счастьем.
  • Человек, обладающий врожденным талантом, испытывает величайшее счастье тогда, когда использует этот талант.
  • Я не хотел бы походить на тех, чье времяпрепровождение днем протекает в жалобах на головную боль, а ночью — в поглощении вина, которое вызывает эту головную боль.
  • Я уважаю людей, которые точно знают, чего хотят. Большая часть бед во всем мире происходит от того, что люди недостаточно точно понимают свои цели. Начиная возводить здание, они тратят на фундамент слишком мало усилий, чтобы могла выстоять башня.

Опубликовано admin / September 1, 2017 / 0 Комментарии / Метки: antrio цитаты, вдохновляющие цитаты, жизненные цитаты, Иоганн Вольфганг Гёте, Иоганн Вольфганг Гёте афоризмы, Иоганн Вольфганг Гёте высказывания, Иоганн Вольфганг Гёте цитаты, мысли великих, умные мысли, цитаты, цитаты великих людей / Рубрики: Цитаты

Афоризмы о природе Иоганна Вольфганга фон Гёте

Природа! Мы окружены ею и заперты в ее объятиях: бессильны покинуть ее и бессильны приблизиться к ней. Без просьбы и без предупреждения она вовлекает нас в водоворот своего танца и спешит с нами, пока мы не устанем и не упадем из ее рук.

Она создает новые формы без конца: то, что существует сейчас, никогда не было прежде; что было, того уже не будет; все новое и все же всегда старое.

Мы живем среди нее и чужие. Она говорит с нами непрестанно и не выдает своей тайны. Мы всегда влияем на нее и все же не можем причинить ей никакого насилия.

Индивидуальность, кажется, вся ее цель, и она не заботится о людях. Она всегда строит и всегда разрушает, и к ее мастерской нельзя приближаться.

Природа живет только в своих детях, а мать, где она? Она единственная художница, из самых простых материалов величайшее разнообразие; достижение без следа усилий тончайшего совершенства, высочайшей точности, всегда мягко завуалированной. Каждая из ее работ имеет свою собственную сущность; каждая форма, которую она принимает, в идее совершенно изолирована; и все же все образует одно.

Она играет драму; Видит ли она это сама, мы не знаем; и тем не менее она играет ее для нас, стоящих немного в стороне.

В ней постоянная жизнь, движение и развитие; и все же она остается там, где она была. Она вечно меняется и ни на мгновение не стоит на месте. О покое она ничего не знает, и всему застою она наложила свое проклятие. Она непоколебима; ее шаг размеренный, ее исключения редки, ее законы непреложны.

Она думала, и она размышляет непрестанно; не как человек, а как Природа. Смысл всего она держит при себе, и никто не может узнать его от нее.

Мужчины все в ней, а она во всех мужчинах. Со всеми она играет в дружескую игру и радуется, чем больше мужчина выигрывает у нее. Для многих ее игра настолько тайна, что она заканчивает ее до того, как они об этом узнают.

Даже самое неестественное — это Природа; даже в самом грубом мещанстве есть что-то от ее гения. Кто не видит ее везде, тот не видит ее нигде.

Она любит себя и вечно цепляется за себя бесчисленными глазами и сердцами. Она разделила себя, чтобы быть самой себе наслаждением. Она всегда заставляет новых существ рождаться, чтобы восхищаться ею, и ненасытно делится собой.

Она радуется иллюзиям. Если мужчина разрушает это в себе и других, она наказывает его, как самый жестокий тиран. Если он следует за ней доверчиво, она прижимает его к своему сердцу, как своего ребенка.

Ее дети бесчисленны. Ни для кого из них она не совсем скупа; но у нее есть любимцы, которых она щедро расточает и ради которых приносит много жертв. Над великим распростерла она щит своей защиты.

Она рождает своих созданий из ничего и не говорит им, откуда они приходят и куда уходят. Им остается только идти своей дорогой: она знает путь.

Ее пружин действия немного, но они никогда не изнашиваются: они всегда работают, всегда многогранны.

Драма, которую она играет, всегда нова, потому что она всегда приводит новых зрителей. Жизнь — ее самое прекрасное изобретение, а Смерть — ее способ иметь жизнь в изобилии.

Она окутывает человека тьмой и постоянно призывает его к свету. Она делает его зависимым от земли, тяжелым и медлительным, и всегда снова пробуждает его.

Она создает желания, потому что любит движение. Как чудесно, что она так легко все это получает! Каждое желание — это благо, которое вскоре удовлетворяется, вскоре снова возрастает. Если она дает больше, это новый источник желания; но баланс быстро выравнивается.

Каждое мгновение она отправляется в дальние путешествия, и каждое мгновение достигает своей цели.

Она развлекается суетным зрелищем; но для нас ее игра имеет первостепенное значение.

Она позволяет каждому ребенку работать над собой, каждому дураку судить о ней, и тысячи проходят мимо нее и ничего не видят; и она имеет свою радость во всех них, и во всем находит свой счет.

Мужчина подчиняется ее законам, даже противодействуя им: он работает с ней, даже когда хочет работать против нее.

Все, что она дает, оказывается хорошим, ибо прежде всего она делает это необходимым. Она задерживается, чтобы мы могли жаждать присутствия; она спешит, чтобы мы не устали от нее.

Ни речи, ни языка у нее нет; но она создает языки и сердца, которыми она чувствует и говорит.

Ее корона — Любовь. Только через Любовь мы можем приблизиться к ней. Она ставит пропасти между всеми вещами, и все вещи стремятся смешаться. Она изолирует все, чтобы собрать все воедино. Несколькими глотками из чаши Любви она расплачивается за жизнь, полную хлопот.

Она все вещи. Она вознаграждает себя и наказывает себя; и в себе радуется и скорбит. Она грубая и нежная, любящая и ужасная, бессильная и всемогущая. В ней все всегда присутствует. Прошлое или Будущее она не знает. Настоящее – это ее Вечность. Она добрая. Я хвалю ее со всеми ее работами. Она мудра и неподвижна. Никто не может заставить ее объясниться или запугать ее в подарок, который она делает не по своей воле. Она лукавая, но для хорошего конца; и лучше всего не замечать ее хитрости.

Она цела и все же никогда не закончена. Как она работает сейчас, так она может работать вечно.

Каждому она предстает в его собственной форме. Она прячется в тысячах имен и терминов и всегда одна и та же.

Она поместила меня в этот мир; она также выведет меня из него. Я доверяю себя ей. Она может делать со мной все, что ей заблагорассудится. Она не будет ненавидеть свою работу. Я не говорил о ней. Нет! что правда, а что ложь, она все сказала. Во всем ее вина, во всем ее заслуга.

Литературная сеть » Иоганн Вольфганг фон Гёте » Афоризмы о природе

Включите JavaScript для просмотра комментариев с помощью Disqus.

Первая статья в Nature: Хаксли о Гёте

11 января 2019 г., Бриджит Нерлих

Первая статья в Nature: Хаксли о Гёте

Раньше я писал в блоге о популяризации науки в XIX веке и роли периодических изданий в этом процессе, поскольку они «сыграли гораздо большую роль, чем книги, в формировании понимания новых открытий и теорий в науке, технике и медицине». Мой интерес к научно-популярным журналам возродился, когда я увидел объявление о том, что журнал Природа в этом году отмечает свое 150-летие.

Nature at 150

Журнал был основан, когда астрофизик Дж. Норман Локьер и биолог Томас Генри Хаксли призвали Александра Макмиллана публиковать еженедельный «общий научный журнал». Его первый номер появился в ноябре 1869 года, немного опоздав на бурно развивающийся тогда научно-популярный рынок.

Как было отмечено в недавней редакционной статье, посвященной годовщине, Nature изначально «предназначался, чтобы больше походить на Scientific American или New Scientist сегодняшнего дня», но вскоре он превратился в журнал, который обслуживал все более профессиональное научное сообщество. Это означало, что он сильно отличался от таких журналов, как, например, Science Gossip , Recreative Science и The Intellectual Observer (если вы готовы немного заняться гражданской наукой, сортируя рисунки в этих журналах 19 го века). , посмотрите здесь).

В этом юбилейном году  Nature будет оглядываться на некоторые из наиболее влиятельных опубликованных ею статей, а также будет думать о том, как лучше всего развиваться в эти переменчивые политические и научные времена. (Если вы хотите узнать больше об истории Nature и «создании научного сообщества», взгляните на работы Мелинды Болдуин здесь и здесь)

самый первый выпуск Nature 1869 года – и я был очень удивлен.

Гёте и Хаксли

Когда вы открываете номер, первое, что вы видите, это Природа «мачта», то есть изображение, представляющее половину земного шара, в центре которого видна Британия, выходящая из океана и /или облака (см. изображение). На гравюру в характерном для того времени стиле наложено художественно переданное слово Природа .

Под этим изображением находится подзаголовок журнала, написанный заглавными буквами: «ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ». Под этим мелким курсивом мы находим цитату Уильяма Вордсворта: « На твердую почву природы доверься разуму, который строит для да ». «Да» — архаичное слово, означающее «всегда». Строка взята из Sonnet 36, Poetical Works  (1827), Vol. 2, 290.

Но на этом сюрпризы не заканчиваются. Первая статья журнала называлась «Гёте: афоризмы о природе». Ее написал Томас Хаксли, который перевел афоризмы Гёте.

Эти афоризмы обычно приписывались Иоганну Вольфгангу фон Гете, одному из величайших поэтов и ученых XIX века.-й век (в статье Хаксли указывает, в частности, на его интерес к сравнительной анатомии). Однако Хаксли отмечает, что сам Гёте не был до конца уверен, действительно ли он написал афоризмы или нет. Гёте прислали этот текст в 1828 году, потому что отправитель подумал, что это его манера письма, а Гёте, глядя на него, подумал, что он действительно мог написать такой материал в 1786 году.

Сейчас считают, что Автором афоризмов был Георг Кристоф Тоблер, и что они были «впервые опубликованы в 1783 году в Журнал Тифурта . Тоблер написал эссе после неоднократных бесед с Гёте». (Википедия)

Сам Хаксли ссылается на это оспариваемое авторство в 1894 году, когда он написал в Nature:   «Перевод лучше моего и интересный отчет об очень любопытной неясности, которая висит на происхождении Die Natur  является можно найти в недавно опубликованных «Афоризмах и размышлениях Гёте» мистера Дж. Бейли Сондерса». Сам Сондерс подчеркивал, что «мы не имеем права делать вывод, что Тоблер сделал больше, чем сообщил или, самое большее, упорядочил слова и фразы, использованные самим поэтом». Ну вот!

Афоризмы о природе

О чем же эти афоризмы? Они о Природе. Природа в образе женщины — изображение природы, не редкое для того времени и уходящее корнями в представления о Матери-природе  в греко-римской мифологии. Афоризмы написаны в экспансивном, даже «восторженном» стиле, который может показаться несколько раздражающим современным читателям, но не только современным читателям.

В отличие от Эрнста Геккеля, который использовал немецкую версию афоризмов, чтобы начать свои Natürliche Schöpfungsgeschichte от 1868 года, и Зигмунд Фрейд, который, по-видимому, вдохновился ими на изучение медицины, Т. С. Элиот, например, провозгласил, что «для меня это так же уныло, как сельская проповедь». (Более подробную информацию о восприятии этих афоризмов до и после перевода Хаксли см. здесь)

Ома Стэнли писал в 1957 году, выражая мои собственные мысли: «Эта пьеса действительно представляет собой феерию поэтической прозы, в которой Природа предстает как живая, дышащая матрона, деятельная, целеустремленная, мудрая и благодетельная». Он цитирует некоторые отрывки, такие как: «Человечество обитает в ней, а она в них. Со всеми мужчинами она играет в любовную игру и радуется, чем больше они выигрывают. При этом многие ее ходы настолько скрыты, что игра заканчивается раньше, чем они узнают». Это не так уж и плохо.

Но есть и другие пассажи, более вызывающие отвращение, по крайней мере, на первый взгляд: «Она окутывает человека тьмой и постоянно побуждает его к свету. Она делает его зависимым от земли, тяжелым и медлительным, и всегда снова пробуждает его». Или: «Человек подчиняется ее законам, даже противодействуя им: он работает с ней, даже когда хочет работать против нее».

Пока не осознаешь, что в первом случае «человек» — это перевод «Mensch» (человек), а во втором — «человек» (один): «Sie hüllt den Menschen in Dumpfheit ein und spornt ihn ewig zum Lichte». . Sie macht ihn abhängig zur Erde, träg und schwer, und schüttelt ihn immer wieder auf. «Man gehorcht ihren Gesetzen, auch wenn man ihnen widestrebt; man wirkt mit ihr, auch wenn man gegen sie wirken will». Однако «Mensch» все еще «ihn», то есть мужского рода…

Природа, романтика и наука

Но как первые читатели первого выпуска Nature отреагировали на эти афоризмы, выбранные в честь первого номера научного журнала и переведенные Хаксли? Их реакция была интересной! В статье, опубликованной в журнале Nature в 1932 году, мы находим следующее, вызвавшее у меня улыбку:

«В первоначальном виде случайный читатель мог бы легко заключить, что это лирическое сочинение было произведением самого Хаксли, а в письме к Дорн [известный немецкий дарвинист], написанный вскоре после этого, говорит: «Это немало удивляет британских филистимлян. Когда они начали ее читать, то подумали, что она моя, и что я внезапно сошел с ума». Сам Дарвин пришел в восхищение и написал Гукеру [основателю географической ботаники и самому близкому другу Чарльза Дарвина] следующее: «Господи! какая это была рапсодия Гёте, но как хорошо она переведена; мне казалось, как я сказал Гексли, как если бы написан самым безумным английским ученым. Это поэзия, а могу ли я сказать что-нибудь более суровое?»

Еще более интересно то, что Стэнли предположил, что Хаксли вскоре после перевода афоризмов изменил свою концепцию «Природы» с романтической на научную, прочитав и переварив эссе Джона Стюарта Милля «Природа», опубликованное посмертно в 1874 г. Смотреть!). Вместо того чтобы предаваться восторженным излияниям о Природе как о женщине, Гексли, по-видимому, отныне будет писать о природе как о системе, как сумме явлений, как порядке. Этот взгляд на природу, в отличие от афоризмов, до сих пор с нами, особенно в журнале Природа . (Интересно, что таблица Менделеева в этом году тоже отмечает свое 150-летие — это вам порядок, хотя бы видимость порядка!)

Размышления Хаксли об афоризмах первую статью

Nature , он также прокомментировал их и то, как они появились. Самое главное, он указал, что они значат для него по отношению к науке:

Он писал: «Когда мой друг, редактор Nature, попросил меня написать вступительную статью для его первого номера, мне пришла в голову эта замечательная рапсодия. о «Природе», которая доставляла мне удовольствие с юности. Мне казалось, что нельзя поместить более подходящего предисловия к журналу, целью которого является отражение прогресса в том, что Природа формирует образ самой себя в сознании человека, что мы называем прогрессом Науки». (В отличие от фразы «люди науки», «человек» здесь используется, я надеюсь, в смысле «человек (независимо от пола или возраста)» (9).0075 Oxford English Dictionary )

В своих комментариях он в целом акцентировал внимание на том, что афоризмы заставляли Гёте «улыбаться» и заставляли улыбаться и его самого. И сам Гёте, и Хаксли знали, насколько эти афоризмы, так сказать, «зашкаливали»: они были гиперболическими, экспансивными (даже пантеистическими) и «превосходными». Я полагаю, что этот перевод предназначался для того, чтобы отправить читателей Nature в научное путешествие, науку, которая в то время считалась прогрессом. Современные читатели Природа , наблюдающая постепенное разрушение «Природы», может больше не согласовываться с этой концепцией природы и науки!

Хаксли заканчивает свою статью словами: «Когда пройдет еще полстолетия, любопытные читатели последних номеров Nature, вероятно, будут смотреть на наши лучшие, «не без улыбки»; и, может быть, спустя много времени после теории философов, достижения которых описаны на этих страницах, устарели, видение поэта останется правдивым и действенным символом чуда и тайны Природы».

Хотя метафора путешествия науки как прогресса в наши дни может быть оспорена, и хотя мы больше не персонифицируем Природу как женщину, природа, безусловно, по-прежнему скрывает множество тайн, которые пытаются разгадать поэты и ученые. В процессе многие другие научные достижения устареют, но будут записаны для дальнейшего изучения в журнале Nature .

PS Ричард Холлиман только что сообщил мне об этом фантастически информативном интервью с Яном Флинтоффом, который защитил докторскую диссертацию по истории журнала Природа . Послушай это!!!

Изображение: Wikimedia Commons

Опубликовано в Научная коммуникация

  • Поделиться через фейсбук
  • Поделиться в Твиттере
  • Поделиться в Google+
  • Поделиться в LinkedIn

4 жизненно важных афоризма из философии Гете

Иоганн Вольфганг фон Гёте (28 августа 1749 г. — 22 марта 1832 г.) был немецким эрудитом, писателем, драматургом, ученым, поэтом и дипломатом, более 10 лет проработавшим в Веймарская республика.

Гёте был кладезем философской мудрости. Он обрел мудрость, посвятив свою жизнь обучению, глубокому размышлению и распространению знаний в различных областях. Литературная знаменитость в возрасте 25 лет после успеха его книги «Страдания юного Вертера» и его первой крупной научной работы «Метаморфозы растений», опубликованной после его возвращения из путешествия по Италии в 1788 году.

Эта статья будет посвящена четыре изменивших его жизнь афоризма, отражающих его личное и литературное путешествие.

1. «Любовь — величайшая ценность, пока она нас не увлекает».

После того, как Гёте закончил юридический факультет Лейпцигского университета в 1768 году, он основал собственную юридическую практику. Во время работы он влюбился в Шарлотту Буфф, которая уже была помолвлена ​​с одним из его коллег, Иоганном Кристианом Кестнером.

Его безответная любовь вдохновила его на написание романа «Страдания юного Вертера», который принес ему международное признание и стал одним из самых известных его произведений. Наполеон Бонапарт считал его одним из величайших литературных произведений в европейской литературе.

Печали юного Вертера — это автобиографический эпистолярный рассказ, рассказывающий историю главного героя Вертера, который безумно влюбляется в девушку Шарлотту, несмотря на то, что знает, что она помолвлена ​​с другим мужчиной. Роман заканчивается на очень жалкой ноте, когда Вертер убивает себя.

После написания этого насыщенного романа мировоззрение Гёте постепенно сместилось от романтизма к идеологии любви, называемой «классицизмом». Пока; это не значит, что Гёте полностью осуждал любовь, но он взвесил все за и против увлечения любовью.

2. «Ничто не сравнится с новой жизнью, которую дарит мыслящему человеку открытие другой страны. Хотя я все тот же, я верю, что изменился до костей.»

С 1786 по 1788 год Гете посетил Италию и понял, что путешествие в другую часть мира способствовало его эстетическому и философскому развитию. Он написал научно-популярное «Путешествие по Италии» в форме дневника, чтобы рассказать обо всех своих путешествиях и событиях.

Для Гёте Италия была теплым страстным югом в противоположность сырому осторожному северу; место, где классическое прошлое еще было живо, хотя и в руинах; последовательность пейзажей, цветов, деревьев, нравов, городов, памятников, которые он до сих пор видел только в своих произведениях.

Он посетил Неаполь, Сицилию, и был поражен восхождением на Везувий и посещением Помпеи. Именно в Риме он познакомился с известными художницами, такими как Анжелика Кауфман, и подружился с ней.

3. «Нет ничего более ценного, чем ценность каждого дня».

Гете прожил насыщенную жизнь. Будучи дипломатом, он работал в сфере управления, чтобы практически реализовать свои идеи и претворить их в жизнь.

Кроме того, он писал драмы, чтобы усилить свои творческие способности. Одна из его пьес «Фауст» стала сенсацией и шла почти на всех немецкоязычных сценах. «Фауст» считается величайшим произведением Гёте и одним из величайших произведений немецкой литературы.

Честный человек Фауст, продающий свою душу демону Мефистофелю в обмен на мирские удовольствия и плотские занятия, является метафорой современного общества, где люди соблазняются преходящей жизнью и развращаются.

Гёте экспериментировал почти во всех областях искусства, используя каждый день и делая свою жизнь значимой.

4. «Наука возникла из поэзии… когда времена меняются, они могут снова встретиться на более высоком уровне как друзья».

Гёте был одним из европейских философов, одинаково интересовавшихся наукой и философией. Он написал свою первую крупную научную работу «Метаморфозы растений», а затем «Теорию цветов», в которой обсуждались такие явления, как преломление и тени. Хотя многие физики отвергли его книгу, она послужила отправной точкой для многих художников и философов для продолжения исследований в области теории цвета.

Гёте чувствовал: «Все мы являемся звеньями человеческой цепи, и если мы будем делать свою работу правильно, звеньев будет много».

Чтобы что-то делать, нужно быть кем-то. Данте кажется нам великим; но за ним была культура веков. Дом Ротшильдов богат; но понадобилось не одно поколение, чтобы накопить такие сокровища… Тот, кто произведет что-нибудь великое, должен так улучшить свою культуру, чтобы, подобно грекам, он был в состоянии поднять простые тривиальные реалии природы до уровня своего собственного разума, и действительно осуществить то, что .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *