Если в начале пьесы на стене висит ружье то оно должно выстрелить: Если в начале пьесы на стене висит ружье, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить

Содержание

«Если в начале пьесы на стене висит ружье, то к концу пьесы оно должно выстрелить» — Новости хоккея

КУБОК ГАГАРИНА, финал. Пятый матч  
(1) ЦСКА – (2) «Металлург» Магнитогорск – 1:2 ОТ, счет в серии 2-3

В одном из предыдущих репортажей мне довелось сравнить обстановку на трибунах ЛДС ЦСКА с театральной. Не берусь утверждать, что это сравнение предельно точно, но, так или иначе, где-то в подсознании оно засело, и по возвращении из горячего Магнитогорска в степенную Москву различные соображения на тему театра так и крутились в голове. По ходу матча они сменяли друг друга, а в самом его конце всплыла известная фраза Антона Чехова.

В вольном переложении она звучит так: «Если в начале пьесы на стене висит ружье, то к концу пьесы оно должно выстрелить». На самом деле Антон Павлович несколько иначе изложил эту мысль: «Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него», — написал он 1 ноября 1889 года литератору Александру Лазареву-Грузинскому.

Не думаю, что Илья Воробьёв мог бы снискать лавры на поприще драматургии, хотя кто знает, вдруг со временем у него откроется и этот талант. Ну, а если не откроется – не беда, он ведь себя посвятил другому делу, тренерскому. Но обе профессии творческие, а значит, имеющие кое-что общее. Так почему бы нам не применить чеховский тезис к хоккею? Допустим, так: ««Нельзя выпускать на лед Мозякина, если он не имеет в виду забивать».

Конечно, Мозякин всегда имеет в виду забивать, но по законам драматургии делать это надо в урочный час. Вот, например, в первой игре финальной серии он забил уже на четвертой минуте – ну, куда это годится? Результат, как мы помним, получился совсем неутешительным для «Металлурга».

Сегодня же Сергей выстрелил, как то чеховское ружье, в самый нужный момент. Выстрелил дважды: сперва в третьем акте, потом в эпилоге. И тем подвел свою команду к последней черте, за которой располагается второй за три года Кубок Гагарина. Вот это по-чеховски!

Пятый матч серии ничем не отличался от трех предыдущих (первую игру, понятно, оставим за скобками). Такая же плотная, вязкая борьба на каждом квадратном сантиметре льда, такая же запредельная самоотдача игроков обеих команд, не дававших друг другу ни малейшего пространства для маневра. И, как и двумя днями ранее, считанное количество опасных моментов и ни одного гола за два периода.

Кульминация, как и положено, наступила ближе к концу – на авансцену вышли герои пьесы. А для того чтобы стать героем, актер (он же хоккеист) должен все-таки получить свободное пространство, иначе как попасть в луч прожектора и обратить на себя внимание зрительного зала?

Первым пространство получил форвард ЦСКА Роман Любимов. Получил, в общем-то, случайно: гости только что «убили» меньшинство, образовавшееся из-за удаления Александра Сёмина, и, облегченно вздохнув, попытались пойти вперед. Но попытка оказалась неудачной, Сёмин еще не включился в борьбу, да и смена, похоже, была затеяна не вовремя… Армейцы вновь перехватили инициативу, сыграв на противоходе, и у Любимова оказалось несколько метров, чтобы войти в зону и точно бросить.

Аплодисменты!

А десять минут спустя концентрация изменила уже хозяевам льда, и те же четыре-пять метров чистого льда получил Мозякин. Большего ему никогда и не требовалось: ювелирный кистевой бросок – и магнитогорская галерка ликует. А мы переходим к эпилогу в виде овертайма.

Но переходим не сразу. На предпоследней минуте на авансцену вновь вышел Любимов, причем на сей раз он получил столько пространства, сколько ему и не снилось – ровно половину площадки. И времени у него было сколько угодно. В театре это называется монолог, в хоккее – буллит. «Быть или не быть?», — задал Любимов вопрос Кошечкину. Голкипер ответил отрицательно. Значит, все-таки нужен эпилог.

Все сюжеты в искусстве испокон века повторяются. И в этой серии уже мы привыкли к тому, что команда, пропустившая первой, побеждает (если, конечно, Кошечкин не вознамерится заработать «сухарь»). Поскольку в данном случае счет уже был 1:1, победа «Магнитки» напрашивалась. Это почувствовали и армейцы, начавшие овертайм под девизом «сейчас или никогда». О потрясающей физической форме гвардейцев Дмитрия Квартальнова давно уже ходят легенды, и на старте дополнительного периода она проявилась во всей красе. Кажется, все пять минут команды простояли в зоне «Металлурга». Но шквальный огонь успеха не принес, а перезарядить оружие хозяева не успели. Чуть ли не в первый раз за овертайм магнитогорцы перешли среднюю линию и соорудили атаку, которую замкнул все тот же Мозякин. Это его пятая победная шайба в нынешнем розыгрыше Кубка Гагарина.

Выходит, от судьбы не уйдешь, и если уж сценарий написан, его надо придерживаться. Очередной матч завершился поражением команды, открывшей счет. А второй овертайм в серии снова принес победу гостям. Так что со сценариями матчей всё понятно. Осталось только узнать, каков сценарий всей серии, но для этого придется потерпеть пару дней.

Если в первом акте висит ружьё…

Товарищи, у меня просто истерика. Это гениально! Народ развивает мем про «Если на стене висит ружье, оно может когда-то выстрелить». .. Сначала процитирую оригинал:
«Если в начале пьесы на стене висит ружьё, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить».
Из письма А.П. Чехова к А. Лазареву-Грузинскому от 1 ноября 1889 г.

А теперь отрыв башки:

* Если в фильме Павла Лунгина на стене висит ружье, то оно напоминает про загадочную русскую душу.

* Если в фильме Альфреда Хичхока на стене висит ружье, то оно всем своим видом нагнетает саспенс.

* Если в фильме Девида Линча на стене висит ружье, то оно выстрелит в середине, что должно подразумевать, что оно выстрелило в начале, хотя мы об этом узнаем в самом конце.

* Если в фильме Такеши Китано на стене висит ружье, то знаток японской культуры сможет отметить, что оно висит по всем правилам театра Кабуки.

* Если в фильме Квентина Тарантино на стене висит ружье, то оно стреляет очередями и ядовитыми разрывными патронами.

* Если в фильме Родригеса на стене висит ружье, то оно стреляет очередями, которые в два раза длиннее чем у Тарантино, яд в два раза ядовитее, а разрывы в два раза разрывнее.

* Если в фильме Сергея Эйзенштейна на стене висит ружье, то до Эйзенштейна НИКТО И НИКОГДА не снимал ружье висевшее на стене.

* Если в фильме братьев Вачовски на стене висит ружье, то ЕГО НЕТ. Как впрочем и стены.

* Если в сериале «Улицы разбитых фонарей» на стене висит ружье, то на нем висит два «глухаря».

* Если в фильме Вуди Алена на стене висит ружье, то в фильме обязательно будет какая-нибудь тонкая ироничная шутка про Чехова и евреев. А скорее всего только про евреев.

* Если в фильме Джима Джармуша на стене висит ружье, то оно просто там висит. Оно ничего не символизирует, оно ничего не значит, оставьте это ружье в покое!

* Если в фильме Девида Финчера на стене висит ДВА ружья, то в конце окажется что это ДВУСТВОЛКА.

* Если в фильме Ларса фон Триера на стене висит ружье, то оно не висит на стене, а нарисовано мелом на полу.

* Если в фильме Гая Ричи на стене висит ружье, то за этим последует биографическая вставка, из которой мы узнаем, что это за парень такой и откуда у него взялась такая странная кличка — «Ружье».

* Если в фильме Джеймса Кэмерона на стене висит ружье, то на съемки этого ружья в разных ракурсах и на компьютерные спецэффекты сцены с ружьем на стене было потрачено около 50 миллионов долларов.

* Если в фильме Андрея Тарковского на стене висит ружье, то оно будет сниматься 17 минут, одним планом и через сепию.

* Если в фильме Питера Джексона на стене висит ружье, то оно из мифрила.

* Если в фильме со Стивеном Сигалом на стене висит ружье, то плохие парни не успеют даже посмотреть в его сторону.

* Если в фильме Эмира Кустурицы на стене висит ружье, то в конце пьяные медведи будут танцевать под музыку Бреговича и палить из него в воздух.

* Если в фильме Федора Бондарчука на стене висит ружье, то у Сергея Бондарчука оно висело на стене гораздо лучше.

* Если в индийском фильме на стене дворца Раджи висит ружье, то оно по особой родинке узнает своего брата, который все это время висел на стене бедняцкой лачуги и все будут танцевать и петь.

* Если в фильме Френсиса Форда Копполы на стене висит ружье, то с его помощью кому-то сделают предложение, от которого тот не в силах будет отказаться.

* Если в фильме с Арнольдом Шварцнегером на стене висит ружье, то его послали сюда из будущего, чтобы убить Сару Коннор.

* Если в «Санта-Барбаре» на стене висит ружье, то что с ним в конце концов произойдет узнают только ваши внуки.

* Если в мексиканском сериале на стене висит ружье, то Хуан Педро захочет пристрелить из него Хосе Игнасиоса на зло Марии, но он потеряет память и забудет где оно собственно висит.

* Если в фильме Леонида Гайдая на стене висит ружье, то каждый житель постсоветского пространства знает как минимум семь цитат про это ружье.

* Если в фильме Джорджа Лукаса на стене висит ружье, то оно не убивало твоего отца. ОНО И ЕСТЬ ТВОЙ ОТЕЦ!!!!!

* Если в фильме Тима Бертона на стене висит ружье, то его играет Джонни Депп.

* Если в фильме Стенли Кубрика на стене висит ружье, то оно будет неспешно вплывать в кадр под музыку Рихарда Штрауса.

* Если в фильме Никиты Михалкова (раннего) на стене висит ружье, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить, потому что это экранизация Чехова.

* Если в фильме со Стивеном Сигалом на стене висит ружье, то плохие парни не успеют даже посмотреть в его сторону.

* Если в фильме Альмодовара на стене висит ружье, то в конце фильма трансвестит будет угрожать им пластическому хирургу, чтобы тот сделал ему операцию по смене пола.

* Если в фильме Тинто Брасса на стене висит ружье, то вы даже представить не можете в каком месте оно окажется в конце…

* Если в «Докторе Хаусе» на стене висит ружье, то оно висит в доме смертельно больного пациента и в конце серии по нему поставят правильный диагноз.

* Если в фильме Чарли Чаплина на стене висит ружье, то об него кто–нибудь споткнется и упадет лицом в торт.

* Если в фильме Яна Шванкшмайера на стене висит бесформенный кусок пластилина, бабушкины спицы и говорящий носок, то поначалу сложно будет понять, что это и есть то самое ружье.

Из чего сделано «чеховское ружье»

Чехов высказывался о своем ружье неоднократно – не только в письмах, но и прилюдно. Например, он обсуждал эту тему с литератором С.Н. Щукиным, которому оказывал покровительство. Уже после смерти Чехова Щукин описал в своих воспоминаниях услышанный от него полезный совет: «Не надо ничего лишнего. Все, что не имеет прямого отношения к рассказу, все надо беспощадно выбрасывать. Если вы говорите в первой главе, что на стене висит ружье, во второй или третьей главе оно должно непременно выстрелить. А если не будет стрелять, не должно и висеть».

Молодого писателя Илью Гурлянда Чехов в 1889 году наставлял аналогичным образом: «Если вы в первом акте повесили на сцену пистолет, то в последнем он должен выстрелить… Иначе – не вешайте его». В общем, смысл, казалось бы, ясен и не подразумевает двояких трактовок. Но недалекие литературные критики умудрились привязать «чеховское ружье» к смыслу другого литературного приема – «предзнаменования» (foreshadowing). Хотя концепция «предзнаменования» не является перефразировкой Чехова и, если присмотреться, заявляет о практически противоположной вещи: «Чтобы герой мог снять с крючка ружье и воспользоваться им, сначала его нужно туда повесить», – в том смысле, что автору следует заранее предупреждать зрителя или читателя, что у героя есть ружье. Иначе, если оружие появится словно из ниоткуда и сразу начнет палить, это будет выглядеть жульническим трюком, подобно вынутому из рукава тузу. Именно эту идею в итоге стали называть «чеховским ружьем», отчего классик, наверное, не устает переворачиваться в гробу (хотя насчет правильности самой идеи, надо полагать, он вряд ли стал бы спорить).

«Предзнаменование» существовало в западной литературной традиции и раньше. Но путаница привела к тому, что «чеховское ружье» стало теснить его и сегодня большинством людей считается чем-то вроде синонима – лишь самые настырные критики борются с этой подменой понятий, предлагая не выворачивать мысль русского классика наизнанку. Всем остальным яркий пример с ружьем настолько нравится, что в массовой культуре идею «предзнаменования» уже много лет принято объяснять именно через него. Исконный же смысл, который вкладывался в «ружье» самим Чеховым, сегодня подзабылся.

Профессиональные драматурги упирают на то, что «предзнаменование» – более правильный термин, поскольку он четко и ясно формулирует суть явления. В частности, под «знамением» подразумевается некая деталь, которой зритель первоначально не придает значения, но впоследствии она может стать важным элементом истории, сыграть ключевую роль в сюжете (иначе говоря – да, «выстрелить»). Предзнаменование может проскользнуть в виде фразы во вроде бы шутливом диалоге, который по ходу сюжета обретет для зрителя совершенно новое значение, в форме «случайной» песни по радио, в отрывке новостей по телевизору и, конечно, в виде какого-нибудь предмета, вроде бы ради украшения висящего на стене, тоже. Задача сценариста состоит в том, чтобы вставить «обещание» в кадр как можно незаметней. Например, когда в начале «Назад в будущее» по радио передают новости о террористах, укравших плутоний, мы еще не знаем, что дальше по ходу действия главные персонажи столкнутся и с плутонием, и с террористами. Но когда это происходит, у зрителя срабатывает необходимый эффект узнавания: «А, знаю, слышал про этих ребят, да». Когда сумасшедшие старики в хоррорах типа «Пятница, 13-е» начинают пугать приехавших на отдых подростков завываниями «Вы все умрете!» – можно не сомневаться, позже окажется, что дедушка был не такой уж и псих.

Специалистами выделяется три основных типа предзнаменования: а) когда нам демонстрируют некий объект, функции которого прояснятся позднее; б) когда намекают на особый навык или талант у кого-то из персонажей; в) когда упоминают нечто важное для понимания мотиваций и дальнейшего поведения героя.

Хорошим примером объектов, которые позже «выстрелят», являются гаджеты, вручаемые Джеймсу Бонду перед каждым заданием, – мы понятия не имеем, как он их будет использовать, но, конечно, в трудную минуту они ему пригодятся. Еще пример: в «Челюстях» никто не придает значения валяющемуся под ногами баллону с кислородом, о который спотыкается Броди, но зато когда он впоследствии использует баллон, чтобы убить гигантскую акулу, никто уже не задается вопросом, откуда этот баллон вообще взялся.

Особые навыки тоже не должны браться «ниоткуда». Если у персонажа есть скрытые таланты – хорошим тоном считается хотя бы намекнуть о них по ходу дела, иначе это будет «рояль в кустах», в который никто не поверит в нужный момент. Скажем, в прологе комедии «Маска» не просто так вставлен эпизод с собачкой: главный герой Стэнли просит своего любимца найти ключи от машины, и тот их приносит. Вроде бы ничего особенного, но этот отрепетированный трюк очень пригодится впоследствии, когда собака поможет Стэнли сбежать из камеры, притащив ключи.

Не менее важны и мотивации. Флешбэк-эпизод «Криминального чтива», являющийся отсылкой к прошлому боксера Бутча и рассказывающий историю часов его отца, помогает понять, почему он готов рискнуть ради них жизнью. Не будь этого эпизода, зритель бы нашел поведение Бутча неадекватным: да подумаешь, какие-то часы! Но «предзнаменование» ставит все на свои места. Предсказать поведение героя может даже брошенная походя фраза, которая сразу все про него объясняет. Бад Фокс в «Уолл-стрит», поговорив с могущественным бизнесменом по телефону, в двух словах объясняет приятелю свою жизненную программу: «Знаешь, о чем я мечтаю? Оказаться однажды на другом конце провода». Так что нам уже не приходится удивляться, что ради исполнения этой мечты он готов даже преступить закон.

Все это классические «ружья», которые стреляют без осечек, то есть работают на сюжет, делая его логичным и правдоподобным. Хотя бывают и такие намеки, без которых фильм ничего не потерял бы. Например, в «Людях в черном» в кадре появляется таракан – это сигнал о том, что вскоре на Землю пожалует таракан куда покрупней. Два таракана никак не связаны, и первый вполне может быть выброшен без ущерба для второго – просто с «предсказанием», конечно, получается красивей. Флешфорвард, помещаемый в пролог фильма или сериального эпизода, также часто является необязательным знамением, вставляемым чисто для сенсационности и разжигания зрительского любопытства (так, например, в начале «Титаника» мы видим затонувший корабль, а затем уже узнаем, что с ним случилось).

Предзнаменование может быть закопано и гораздо глубже, находя выражение в неких предметах, в сюжете вовсе не участвующих. Например, в «Крестном отце» подсказкой работали апельсины – каждый раз, как они возникали в кадре, это был намек, что сейчас прольется чья-то кровь. В ремейке «Безумного Макса» таким маркером было изображение черепа (возможно, большинство зрителей этих подсказок не заметили, но, безусловно, они работали на подсознательном, эмоциональном уровне). В «Бешеных псах» намек на то, кто из гангстеров является полицейским стукачом, засунут прямо в кадр в виде оранжевого воздушного шарика (а персонажи, как мы помним, называют друг друга кодовыми «цветными» именами). Вы ведь видели этот шарик?

Типичным примером фильма, в котором первые полчаса состоят из одних сплошных предзнаменований, являются «Типа крутые легавые» Эдгара Райта – в DVD-здании даже есть специальная секция с фактами, подробно разбирающая, к чему было сказана та или иная фраза и какое отражение она позже нашла в сюжете. То же касается другой ленты Райта – «Зомби по имени Шон». Что и говорить, развешивать подсказки стало модно настолько, что без злоупотреблений не обходится.

Но предзнаменование – все же техника достаточно тонкая: если слишком явно тыкать зрителю в глаза каким-то предметом, даже дурак догадается, что это неспроста, и знамение превратится в грубый спойлер. Неудачный подбор актеров тоже может обернуться спойлером – ежу понятно, что если Джонни Депп в начале фильма пьет кофе за столиком на заднем плане, то он еще «выстрелит» впоследствии, ведь такой видный актер на роль серенького статиста никогда бы не согласился. С другой стороны, режиссеры, зная, что прием несколько поистрепался и зрители в последнее время склонны видеть подсказки даже там, где их нет, уже наловчились дурить аудиторию «фейковыми ружьями»: специально суют им под нос какую-то отвлекающую деталь, направляющую по ложному следу (такую обманку американцы зовут red herring – букв. «копченая селедка»), и в итоге, конечно, это ружье не стреляет, а стреляет совсем другое, на которое никто и внимания не обратил.

На тему ружей не устают шутить как писатели-юмористы, склоняющие чеховскую сентенцию на все лады (напр.: «Если в фильме Тинто Брасса на стене висит ружье, то ВЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, В КАКОМ МЕСТЕ оно окажется в конце»), так и кинематографисты: например, канадская драматическая комедия Стефана Лефлера «Континенталь – фильм, в котором нет ружья» прямо в названии декларирует отказ от «чеховского» принципа. Зачем предупреждать всех о том, чего нет? Надо понимать, таков тонкий канадский юмор. Внеся эту необязательную деталь, авторы убили сразу двух зайцев: подкололи классика и одновременно обезопасили себя от возможных претензий начитанных киноманов: мол, понимаете, друзья, про ружья мы в курсе, но решили обойтись без них. Вместе с тем в качестве специфического «знамения» название работает отлично – ведь всё правда, никаких ружей в фильме нет, и зритель получит именно то, о чем был предупрежден.

Выражение о чеховском ружье стало крылатым, и это хорошо: знание законов драматургии зрителям еще никогда не вредило. Хуже то, что старательные режиссеры-середняки порой используют подсказки без всякой меры, развешивая «ружья-знамения» в каждом своем фильме, хотя далеко не всякий сюжет этого требует – в результате на экране появляются ненужные спойлеры, а сам прием потихоньку превращается в набор штампов. Но что уж поделать – в массовом искусстве без штампов никуда.

Возвращаясь к истинному значению советов Антона Палыча, заметим, что сам Чехов позволял себе время от времени использовать нестреляющие ружья (вписывал в произведения детали, не имевшие видимых последствий). Но Чехов был не просто хорошим писателем, он был гением. А гениям, как известно, можно все.

Чеховское ружье: что это такое и как им пользоваться Он взят из известного книжного совета Антона Чехова: «Если вы скажете в первой главе, что на стене висит ружье, то во второй или третьей главе оно непременно должно выстрелить». Если он не собирается стрелять, он не должен там висеть».

«Чеховское ружье» — это концепция, которая описывает, как каждый элемент истории должен способствовать целому. Он взят из известного книжного совета Антона Чехова: «Если вы скажете в первой главе, что на стене висит ружье, то во второй или третьей главе оно непременно должно выстрелить». Если он не собирается стрелять, он не должен там висеть».

Другими словами, все, что представлено в истории, должно иметь функцию.

Кем был Антон Чехов? Происхождение термина «Чеховское ружье»

Антон Павлович Чехов был русским врачом, писателем и драматургом, жившим с 1860 по 1904 год. Чехов широко известен как один из великих мастеров короткого рассказа (вы можете прочитать несколько примеров лучшие рассказы Чехова здесь). Хотя Чехов прожил свою жизнь как врач, он умудрялся в то же время продолжать писать. Однажды он сказал: «Медицина — моя законная жена, а литература — любовница».0003

Термин «чеховское ружье» происходит от слова, якобы произнесенного Чеховым в 1880-х годах (его записал Илья Гурлянд): «Если в первом акте у тебя на стене висит пистолет, то в последнем акте он должен выстрелить». .

Эта фраза стала часто повторяться на уроках художественной литературы и сценарного мастерства, потому что она просто описывает, как история должна подчиняться собственной внутренней логике и давать подразумеваемые, приближающиеся откровения.

Чему учит чеховское ружье?

Урок Чеховского ружья заключается в том, что ваша история должна быть связной.

Каждая часть должна вносить свой вклад в целое таким образом, чтобы это имело смысл.

Это не означает, что каждая точка сюжета вашей истории должна иметь огромное значение. Некоторые элементы истории служат для создания настроения или описания обстановки. Тем не менее, события или объекты, которые вы считаете значимыми, должны раскрывать это подразумеваемое значение.

Как использовать Чеховское ружье как профессионал

Если вы упомянули автомобили на оживленной улице, это не создает автоматического предположения, что они будут играть значительную роль в предстоящей сцене. Автомобили на улице — обычное дело для описания городской сцены.

Вот почему мудрее обходить несущественные подробности более кратко, чем задерживаться на существенных .

Набросайте связную историю

Составьте план истории с помощью простых пошаговых подсказок и создайте обзор идей для ключевых сцен.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

Подумайте о драматическом значении объектов

Предмет должен играть важную роль в истории когда вы представляете его читателю таким образом, который предполагает драматическое значение . Есть три способа предложить драматическое значение:

  1. Показ объекта, который имеет внутреннее значение. Например, если ваш персонаж берет пистолет в кобуру перед выходом на улицу, мы знаем, что позже может начаться перестрелка. Оружие по своей сути означает потенциал насилия и агрессии (Пол Вирилио сказал: «Когда вы изобретаете корабль, вы также изобретаете кораблекрушение». Когда вы изобретаете оружие, вы изобретаете перестрелку). объект . Элемент может стать важным для вашего читателя из-за того, как вы сосредоточитесь на нем. Чье-то обручальное кольцо не кричит автоматически о драматическом значении. Тем не менее, если вы упомянете или подробно опишете это, это сигнализирует читателю, что что-то, связанное с кольцом (или, возможно, с женитьбой персонажа), произойдет.
  2. Представление обычного предмета в необычном контексте. Например, если в снежный день персонаж появляется в сарафане, читатель ожидает объяснения. Объект не соответствует своему контексту.

Будьте преднамеренны с отвлекающими маневрами

В некоторых жанрах художественной литературы, в частности детективной, авторы выдвигают на первый план определенные объекты или символы, чтобы намеренно ввести читателя в заблуждение. Это так называемые отвлекающие маневры. В тайне мы используем их, чтобы сбить детектива (и читателя) со следа или направить его по ложному следу при разгадывании тайны.

Даже здесь должен действовать принцип чеховского ружья. Отвлекающие факторы не могут появиться без их собственной причинно-следственной связи с остальной частью истории.

Если у ложного подозреваемого в первой главе грязная обувь и кровь на руках, а ваш детектив находит жертву в грязи со следами вокруг нее, то в какой-то момент вам нужно раскрыть, почему первый подозреваемый не был убийцей ; раскрыть свое алиби.

Практические способы использования чеховской сюжетной концепции

Как вы можете применить принцип чеховского ружья в своем собственном письме?

  1. Избавьтесь от фальшивого оружия. Начать поиск ненужного «оружия» на этапе определения. Если вы больше склонны к штанам, проверьте детали, которым вы придали вводящее в заблуждение или разочаровывающее ощущение чрезмерной важности при редактировании.
  2. Аналогично подумайте о сценах и персонажах. Не только предметы могут функционировать как не стреляющее ружье. Сцены и персонажи, например, также могут показаться излишними, если они не вносят вклад в целое. Все элементы истории должны работать вместе, чтобы значительно продвинуть историю вперед.
  3. Используйте каталожные карточки или электронные таблицы , чтобы определить важность основных элементов в каждой сцене. Спросите: «Каково общее значение этой сцены?» И «Какие вопросы она поднимает или на какие вопросы отвечает моему читателю?»

Совет Чехова можно истолковать слишком буквально и попытаться сделать так, чтобы каждая минутная деталь в рассказе играла значительную роль. Применяя совет Чехова таким образом, можно было бы получить историю одновременно надуманную и безжизненную.

Вместо этого используйте эту концепцию, чтобы убедиться, что ваша история не замусорена деталями, которые кажутся более важными, чем они есть на самом деле.

Начните создавать план своего романа и получите помощь от других писателей. Он позаботится о том, чтобы каждое оружие в вашем романе — фигуральное или реальное — было на своем месте.

Джордан

Джордан — писатель, редактор, менеджер сообщества и разработчик продуктов. Он получил степень бакалавра с отличием по английской литературе и степень бакалавра по английской литературе и музыке в Кейптаунском университете.

Просмотреть архив →

Что такое чеховское ружье? Определение и примеры этого повествовательного приема • Образ жизни кинопроизводства

Чеховское ружье — это литературный прием, используемый для описания принципа, согласно которому каждый элемент истории должен быть необходим, а ненужные элементы должны быть исключены.

Часто используется, чтобы напомнить писателям о том, что следует избегать упоминания несущественных деталей фона или персонажей в начале рассказа, так как позже они могут оказаться важными.

Если они не окажутся важными, говорят, что такие элементы были выпущены, как пули из чеховского ружья, создавая своего рода саспенс.

Принцип широко известен как «если вы говорите в первой главе, что на стене висит винтовка, во второй или третьей главе она обязательно должна выстрелить».
 

чеховский пистолет

Что такое чеховский пистолет?

Чеховский пистолет — драматический принцип, который гласит, что каждый элемент в рассказе должен быть необходим, а ненужные элементы должны быть удалены.

По чеховскому оружию, если автор что-то вводит в первом акте рассказа, то это должно быть востребовано к концу. Если это не имеет отношения к сюжету или развитию персонажа, то его следует убрать.

Пистолет Чехова часто ошибочно принимают за устройство, которое относится только к физическим объектам. Однако Чехов заявил, что этот принцип может применяться к персонажам, действиям и чему-либо еще в сцене.

Концепция была разработана Антоном Чеховым, известным русским писателем. Концепция была идеей обеспечения того, чтобы все элементы истории были необходимыми и важными.

Он разработал стиль письма, в котором он не включал в свои рассказы ненужные предметы или события. Если предмет был не нужен, он считал, что его вообще не следует включать в историю.

 

 

Чтобы понять, что такое Чеховское ружье, нужно сначала понять, чем оно не является. Дело не в предсказуемости, когда дело доходит до сюжета истории.

На самом деле, многие считают это концепцией антипредсказуемости.

Если вы пытаетесь заставить своих читателей или зрителей думать, что они знают, что произойдет дальше, им больше понравится ваша история, если они не угадают правильно.

Что такое Чеховское ружье?

Термин был придуман Стивеном М. Брайаном в его книге «Литературные термины: удобное руководство» (1981), хотя он приписывает его драматургу Антону Чехову.

В роман и рассказы нельзя вкладывать ничего такого, что впоследствии не привело бы к чему-то другому, иначе читатель почувствует себя потерянным и разочарованным. В романе все без исключения должно быть необходимо.

Русский автор сам затронул этот вопрос в письме 1896 г. к своему брату Александру:

По моему мнению, одна из величайших задач автора состоит в том, чтобы сделать Пистолет — это драматический принцип, согласно которому каждый элемент истории должен быть необходим для истории. Другими словами, каждая деталь, включенная в историю, имеет цель.

Это очень полезный инструмент для писателей, потому что он помогает им убедиться, что все, что они пишут, играет определенную роль в рассказывании истории, даже если не сразу понятно, в чем заключается эта роль.

Закон Чехова назван в честь Антона Чехова, написавшего рассказ «Дама с собачкой», в котором он так описывает принцип своего письма: «Если вы скажете в первой главе, что на стене висит винтовка, в вторая или третья глава она обязательно должна уйти.

«Если он не собирается стрелять, он не должен там висеть».

Другими словами, каждый элемент вашей истории должен влиять на сюжет. На первый взгляд персонаж может показаться посторонним, но по мере того, как вы будете продолжать писать и добавлять больше деталей о своих персонажах, вы можете найти способы, с помощью которых они могут внести свой вклад в ваш сюжет позже.

И не думайте, что закон Чехова применим только к романам — его можно применить и к рассказам, эссе и чему угодно еще.

Пистолет Чехова Реверсивный пистолет

Если вы посещали курсы сценарного мастерства, вы, вероятно, слышали термин «Чеховское ружье». Идея проста: если вы вводите оружие в первом акте, вы должны использовать его в третьем.

Это эмпирическое правило, помогающее писателям помнить, что они должны убедиться, что все их сюжетные элементы актуальны и необходимы.

Что менее известно, так это обратная сторона Чеховского ружья, называемая Чеховским обратным ружьем. Эта идея была предложена Беном Хиллером, чтобы помочь обратному инженеру определить детали, которые не нужны в новом продукте.

Приведу пример. Допустим, я разрабатываю новый mp3-плеер. Я смотрю на печатную плату и вижу это:

Я замечаю, что на плате нет микросхемы ЦАП, что означает, что звук идет откуда-то еще в устройстве. Выкрутив несколько винтов, я нахожу это:

Оказывается, вся плата просто для галочки. В нем нет никакой функциональности, кроме того, что он выглядит так, как будто внутри находится сложное электронное устройство и у него нет кабеля питания, потому что питание поступает непосредственно из настоящих внутренностей устройства, которые спрятаны внутри корпуса.

Чеховское ружье против предзнаменования

Предвидение означает дать тонкие подсказки о чем-то, что вы собираетесь раскрыть позже.

Это образ во многих рассказах. Его лучше всего использовать, чтобы дать читателю понять, что что-то происходит, но не предоставить достаточно информации, чтобы он мог понять, что это на самом деле.

В наши дни предзнаменования часто используются, чтобы намекнуть на неожиданные повороты сюжета или даже как способ намекнуть, чем все закончится (хорошим или плохим).

Как и большинство литературных приемов, предвидение можно использовать разными способами и по многим причинам. Его можно использовать для комедийного эффекта или для создания напряжения и предвкушения того, что происходит.

Его также можно использовать, чтобы дать читателям представление о том, какую историю они читают и как она может развиваться.

Пистолет Чехова, с другой стороны, относится к тому, чтобы убедиться, что каждая часть вашей истории имеет какую-то цель или выполняет какую-то повествовательную функцию.

Если вы вводите какой-то элемент в свою историю, тогда у него должна быть причина для его появления, и он должен иметь какое-то значение в дальнейшем в истории.

Как пистолет Чехова используется в письме?

В мире художественной литературы существует литературный прием, который использовался на протяжении сотен лет под названием Чеховское ружье.

Это особенно эффективно в коротких рассказах, потому что добавляет напряжения и волнения.

Отношение к оружию как к персонажу вашей истории может повысить эффективность этой техники.

Что такое Чеховское ружье?

Антон Павлович Чехов — врач и драматург, начавший писать в конце 19 века. Он наиболее известен своими короткими рассказами, в которых он использовал эту технику, чтобы создать напряжение во время повествования.

Сам термин был придуман сценаристом Мелом Бруксом, который имел в виду анекдот, рассказанный Чеховым о ружье, висевшем на стене, в одном из своих рассказов.

В ответ на вопрос аудитории о том, почему такой предмет не нужен ни в одной из его историй, он ответил, что он нужен ему для будущего использования.

Термин «чеховское ружье» с тех пор стал обозначать все, что вводится в рассказ или пьесу с преднамеренным предзнаменованием и значением за его пределами.

Как чеховский пистолет используется в сценарии?

Вы когда-нибудь смотрели фильм и задавались вопросом, почему что-то было включено в сценарий? «Чеховское ружье» используется для того, чтобы каждая деталь в рассказе или сцене была необходима — чтобы каждая строчка диалога, действие или опора дополняли сюжет.

Взятый из произведений Антона Чехова, пистолет относится к тому, что было включено в сцену — само оружие — но также и к тому, что было исключено, а именно к пуле.

Во многих случаях сценаристы используют Чеховское ружье, чтобы сделать свои истории более интересными. Однако в других случаях это может указывать на то, что автор попытался включить слишком много.

Пуля может потеряться, если не выстрелить в нужный момент. Писателям легко думать, что они включили все, что им нужно, когда на самом деле все еще есть незавершенные концы, которые нужно связать.

Что делает «Чеховское ружье» таким эффективным, так это его способность заставить зрителей почувствовать себя частью истории.

Фраза предполагает, что отсутствует элемент ожидания, если нет действия или события, которое приводит к результату. По сути, это заставляет зрителей задаться вопросом: что было раньше? Что будет дальше?

Примеры чеховского ружья в кино

Теория чеховского ружья может быть применена ко многим другим формам повествования, включая кино, телевидение и книги.

В основном это означает, что любая деталь или информация, представленная в повествовании, должна иметь отношение к сюжету или развитию персонажа.

Название происходит от рассказа Антона Чехова «Ставка», где мужчина прикрепляет винтовку к стене и говорит: «Если я не заплачу до конца недели, я застрелюсь».

Хотя мы никогда не видим этого в рассказе, мы знаем, что это произойдет, потому что Чехов сделал это одним из своих драматических принципов.

Примеры чеховского пистолета в фильмах:

В «Звездных войнах. Эпизод IV: Новая надежда» Оби-Ван Кеноби получает задание присматривать за Люком Скайуокером на Татуине.

Позже мы узнаем, что он оберегает Люка, потому что верит, что в нем есть что-то хорошее, и его нужно найти.

В Гарри Поттере и узнике Азк

Невыстреленное ружье Чехова Примеры

Невыстреленное ружье Чехова относится к элементу истории, который был введен, но никогда не объяснялся. В литературе его также называют наковальней.

Идея заключается в том, чтобы избежать добавления в историю ненужных элементов, если они не имеют отношения к сюжету или развитию персонажа.

* Первое использование термина «незаряженный чеховский пистолет» происходит в эпизоде ​​киноподкаста «Большая картина» с Сэмом Адамсом от 20 сентября 2005 года, в котором Адам Кемпенаар и Гарри Шип рассказывают о своем разочаровании в третьем эпизоде ​​«Звездных войн»: Месть ситхов после просмотра Эпизода II: Атака клонов.*

В своей колонке для «Гардиан» от 27 ноября 1979 года Антон Чехов писал о сокрытии элементов повествования, заявляя: «Если вы говорите в первой главе, что на стене висит винтовка, то во второй или третьей главе это совершенно необходимо». уходить. Если он не собирается стрелять, он не должен там висеть».

С тех пор эта цитата была перефразирована множество раз, чтобы указать на то, что происходит, когда элемент вводится в историю, но не используется позже. С тех пор этот термин используется писателями и критиками средств массовой информации для обозначения любого элемента, который кажется неотъемлемой частью истории.

Использование чеховского пистолета для подрывной деятельности

Чеховский пистолет — это драматический принцип, согласно которому каждый элемент истории должен быть необходим для сюжета. Ни один пистолет на стене не должен оставаться без использования, иначе присутствие этого пистолета может уменьшить напряжение сцены.

Чехов сказал нам, что каждый инструмент в нашем арсенале повествования должен быть необходим.

У нас не может быть элементов, которые включаются случайным образом только потому, что они могут понадобиться нам позже; у них должна быть цель быть там и иметь значение для действия сцены. Это относится не только к буквальным объектам, но и к персонажам и их действиям.

Если это не продвигает сюжет, ему не место в истории.

Мы называем эти ненужные инструменты «сюжетными купонами», и они губительны для хорошего повествования. Сюжетные купоны — это такие вещи, как персонажи, которые появляются, делают что-то, казалось бы, не относящееся к делу, а затем исчезают (например, один из наших главных героев исследует сцену в библиотеке).

Это сцены, которые существуют только для того, чтобы показать, насколько нормальным является другой персонаж (например, когда два вспомогательных учителя обсуждают свои летние планы, а нашего главного героя даже нет в комнате). Эти сюжетные купоны загромождают наши истории и прерывают поток повествовательной энергии, требуя от нас остановиться.

Как чеховское ружье может быть эффективным в сериале

Чехов считал, что если в начале рассказа ввести что-то ненужное, позже придется объяснять, почему оно там было. Например: если вы добавите в свой сюжет пистолет, в какой-то момент вам придется его использовать.

В противном случае, этот пистолет только смутит ваших читателей: Почему вы так много внимания уделили именно этому пистолету?

Давайте рассмотрим пример из одного из самых важных фильмов всех времен: «Крестный отец» Фрэнсиса Форда Копполы (сценарий Марио Пьюзо).

Этот фильм считается одним из лучших когда-либо созданных фильмов и был номинирован на бесчисленное количество наград — настолько, что получил три Оскара за лучший фильм и лучшую мужскую роль!

Как узнать чеховское ружье?

Чтобы понять, как идентифицировать «чеховское ружье», нужно разобраться, чем оно является и чем не является. Во-первых, чеховское ружье названо не в честь Антона Чехова, одного из самых известных русских драматургов всех времен.

На самом деле, если вы видите, что этот термин используется для описания чего-то, написанного Чеховым, то можете быть уверены, что он был использован неправильно и его следует игнорировать.

Так к кому на самом деле относится чеховский пистолет? Это относится к Константину Станиславскому, одному из его учеников актерского мастерства, который разработал подход к актерскому мастерству под названием «метод актерского мастерства».

Эта техника основана на способности актера привнести в свое выступление как можно больше реализма.

Что предвещает чеховское ружье?

Если в 1-м акте появляется ружье, из него нужно выстрелить к концу 3-го акта.

В истории возникает напряжение, когда у вас есть информация, которой нет у вашего главного героя. Пистолет Чехова — это литературный прием, который создает напряжение, потому что вы знаете, что произойдет что-то плохое, но не знаете, когда и как это произойдет.

Что предвещает чеховское ружье?

Однажды он сказал: «Если вы говорите в первой главе, что на стене висит винтовка, то во второй или третьей главе она непременно должна выстрелить. Если он не собирается стрелять, он не должен там висеть».

Примеры Чеховского ружья

Давайте рассмотрим пример из «Повести о двух городах» Чарльза Диккенса. Человек по имени Гаспар, один из лидеров Французской революции, был приговорен к публичной казни на гильотине.

 

Что такое Чеховское ружье? Определения, советы и примеры

Ответ: Чеховское ружье — это фундаментальная концепция письма, согласно которой все значимые детали, вводимые в рассказ, должны иметь повествовательную функцию. Этот термин восходит к русскому драматургу Антону Чехову, который использовал пример заряжания винтовки, чтобы проиллюстрировать этот момент.

Словосочетание «Чеховское ружье» восходит к совету, который писатель обычно давал молодым драматургам: «Если в первом акте у вас на стене висит пистолет, то в последнем акте он должен выстрелить».

Сегодня драматургический принцип чеховского ружья — каждый элемент, представленный в рассказе, должен иметь свою функцию в общем повествовании — кажется нерушимым правилом повествования. При правильном применении он также направляет писателей к лучшему развитию сюжета, более глубокому развитию персонажей и более эффективному письму в целом.

Чеховское ружье vs. предзнаменование

Многие писатели часто путают чеховское ружье с предзнаменованием, поэтому давайте быстро разберемся, чем они отличаются:

  • Чеховское ружье относится к негласному соглашению о том, что писатель не будет давать читателю «ложных обещаний», вводя необъяснимые элементы. Другими словами, если вы привлекаете к чему-то внимание, вы в конечном итоге обнаружите, почему на это стоит обратить внимание.
  • Предзнаменование происходит, когда писатель намекает, что читатель, вероятно, не заметит, пока все детали не соберутся воедино. Чтобы узнать больше о предзнаменовании, перейдите сюда, чтобы ознакомиться с нашим подробным описанием тактики.

Вот пример:
Если вы упомянули, что персонаж может читать мысли в Главе 1, вы будете следовать мандату Чеховского ружья, если, в конце концов, телепатические способности этого персонажа станут важным сюжетным моментом.

Однако, если вы хотите, чтобы чтение мыслей было сюжетным поворотом, вам нужно предвосхитить это откровение. Вам не нужно указывать , конкретно , что персонаж обладает телепатией в начальных сценах. Тем не менее вы должны давать подсказки, чтобы, если читатель оглянется назад, он увидел, что история все время шла к раскрытию.

 Большинство современных читателей хорошо осведомлены о предзнаменовании — и будут ожидать объяснения в дальнейшем: прекрасный пример чеховского ружья в действии.

Чеховский пример : В первом акте своей пьесы «Чайка» Константин Треплев стреляет из ружья в чайку, а затем приносит ружье с собой на сцену. В конце пьесы Константин использует эту же винтовку, чтобы покончить жизнь самоубийством за кулисами.

4 способа использования пистолета Чехова

Как и в случае с любым литературным «правилом», вы должны относиться к Чеховскому ружью с долей скептицизма и помнить о том, где и как вы его применяете. Если вы хотите, чтобы предложение с пистолетом работало в вашем письме, вот несколько способов сделать это и несколько напоминаний, которые нужно держать под рукой.

Если вы хотите узнать больше о других литературных приемах, вы можете ознакомиться с нашими подробными руководствами по иронии и метафорам, а также с этим исчерпывающим списком из 35+ литературных приемов, которые вы можете использовать в своем письме.

1. Выделите предмет

Авторы могут использовать прозу, чтобы оживить сцену или обстановку. Вы можете описать, как сладко пахнет весенний воздух или как свежий слой утреннего снега вызывает ностальгию у персонажа. Сенсорные детали — отличный способ применить правило «показывай, а не рассказывай» и помочь оживить историю.

Детали такого рода важны, потому что они делают письмо насыщенным, но то, что вы сосредоточились на них, не означает, что каждая из них должна составлять основную точку сюжета. Если персонаж садится на стул в первой главе, это не значит, что стул должен ожить в кульминационный момент (без сомнения, чтобы передать некоторую мудрость). В этот стул можно просто сесть и забыть.

Однако, если вы пишете, что ваш персонаж сидел в кресле, которое поднимало в воздух облачка пыли, когда оно прогибалось, и заставляло персонажа задуматься, как ему удастся встать позже, — теперь вы придали стулу значение, и это значение должно играть роль в какой-то момент в истории. Возможно, через несколько мгновений персонажу нужно сбежать, и ему мешает провисший стул. Или, может быть, важно знать, что стул провис, потому что он добавляет обстановку старого, забытого дома — и эта обстановка является важным элементом сцены. Как бы то ни было, вернитесь к тому, почему кресло заслуживает особого внимания. В противном случае это лишняя деталь и по правилу должна быть удалена.

Пример:
Первому игроку приготовиться от Эрнеста Клайна

«Пистолет» — монета

четвертак, прилипший к машине. Он поднимает ее, кладет в карман и не задумывается о ней до тех пор, пока…

В Первому игроку приготовиться , монета является образцом Чеховского ружья (изображение: Warner Bros)

Глава 36. В кульминации книги Парсифаль попадает в замок посреди массовой битвы: «Когда мы втроем вышли вперед, готовясь войти в ворота, я услышал оглушительный грохот. Казалось, что вся Вселенная треснула пополам. А потом мы все умерли».

Однако, как назло, та безобидная монетка, которую Парсифаль подобрал в начале истории, на самом деле является «дополнительной жизнью», и он выживает.

Почему это работает: Нет ничего необычного в том, чтобы выиграть монету или приз, играя в аркадную игру. Но Клайн придает большое значение этому элементу, написав, что он привязан к машине до тех пор, пока не будет сыграна идеальная игра. Это могло бы стать случайной точкой сюжета, если бы монета не была повторно просмотрена позже, и причина, по которой только определенные люди могут поднять монету, не была раскрыта.

2. Выделите черту характера

При развитии персонажа также следует помнить о Чеховском ружье. Два отличных способа для автора получить представление о своих персонажах — это упражнения по развитию персонажа и создание профиля персонажа. Однако не каждый факт о вашем персонаже должен — или должен — стать частью вашей истории. Определите черты, которые имеют отношение к роману и которые обогатят и продвинут сюжет. Сосредоточьтесь на тех.

Возможно, ближе к началу романа вы обнаружите, что с детства у персонажа есть сверхъестественная способность чувствовать, что чувствуют другие люди. Этот атрибут теперь должен каким-то образом вступить в игру — будь то то, что формирует их взаимодействие с другими персонажами на протяжении всей истории, или он играет решающую роль в кульминационной сцене в самом конце. В противном случае это нерелевантная деталь, которая не добавляет к нашему пониманию истории или персонажа.

Пример: «Голодные игры» Сюзанны Коллинз

«Пистолет» — знания Китнисс о ядовитых растениях съедобны, но один ложный глоток, и ты мертв. Я проверял и перепроверял растения, которые собирал, с фотографиями моего отца. Я сохранил нам жизнь». Особое внимание уделяется навыкам Китнисс.

В Голодные игры , Знание Китнисс о ядовитых растениях является примером Чеховского ружья (изображение: Lionsgate)

Позже Китнисс демонстрирует это знание, когда отчитывает Пита за то, что тот собирал ядовитые ягоды и чуть не съел их.

И, конечно же, кульминация романа наступает, когда Китнисс использует те самые ягоды, чтобы обманом заставить Капитолий позволить ей и Питу пережить Голодные игры.

Почему это работает: Это пример «Оружия», которое постепенно строится на протяжении всей повествовательной дуги. Он символически висит на стене в начале, когда раскрывается мастерство Китнисс. Важность этого знания демонстрируется, когда Пит чуть не отравил себя — те самые ягоды почти стали их собственным «Пулеметом». И тогда пистолет «выстреливает» в кульминации романа.

3. Сделай что-нибудь неожиданное

Представьте себе: вы читаете роман и на полпути два главных героя ведут жаркие споры в кофейне, когда появляется мужчина с тростью, розовым костюмом в тонкую полоску, котелком и Мимо проходит веселая прогулка, останавливая спор, когда два персонажа смотрят на его необычный наряд.

В этот момент человек в шляпе послужил цели, связанной с сюжетом: положить конец спору. Однако на этом его роль в истории не заканчивается. Если вы собираетесь внезапно ввести нестандартный элемент, вам необходимо дать объяснение для ваших читателей. Почему мужчина так одет? Почему он в кофейне? Почему именно этому человеку было необходимо положить конец спору других персонажей? Введение элементов в необычный контекст — отличный способ придать значимость чему-либо, но если у вас нет для этого целенаправленной причины, вы — нарушитель правил в книгах Чехова.

Что такое отвлекающий маневр?
Отвлекающий маневр — это литературный прием, используемый для того, чтобы сбить читателей со следа. Чаще всего они используются в детективах и триллерах, но их можно найти и во многих других жанрах. Когда автор использует отвлекающий маневр, он представляет элементы таким образом, что читатель думает, что они важны для истории, хотя на самом деле они здесь для того, чтобы отвлечь читателя от того, что на самом деле происходит.

Хотите увидеть образцы чеховского ружья в лучших детективных романах и триллерах? Мы вас прикрыли. Посмотрите эти посты, чтобы узнать о девяти лучших уютных детективах и 22 лучших психологических триллерах.

Но то, что они здесь для того, чтобы отвлекать читателя, не означает, что чеховское правило ружья не применимо к отвлекающим маневрам — вы все равно не хотите вводить совершенно случайные элементы, которые никуда не денутся. Даже если он второстепенный или связан только с второстепенным сюжетом, отвлекающий маневр все равно должен иметь какое-то отношение к истории.

Можно ли использовать Чеховское ружье как риторический прием? Узнайте здесь.

Пример:
Большие надежды Чарльза Диккенса

«Пистолет» — персонаж Мэгвич
В главе 1 Пип сидит на кладбище у надгробий своих родителей, когда внезапно появляется грубый человек, одетый в лохмотья и ножные цепи, и хватает Пипа. Мы узнаем, что этот человек (Мэгвич) — сбежавший каторжник, и он требует, чтобы Пип принес ему еду и напильник, чтобы он мог избавиться от кандалов. На следующий день Пип возвращается с запрошенными предметами, но, как ни странно, случайно пытается передать их другому сбежавшему заключенному, похожему на Мэгвич. Ошибка устранена, и Пип в конце концов доставляет еду и утюг Мэгвичу, который становится сердитым и агрессивным, когда Пип описывает свою встречу с другим осужденным.

В Большие надежды , Мэгвич является примером Чеховского ружья (изображение: BBC Films)

Значение Мэгвича просто замалчивается в этих начальных сценах, но читатели не сразу понимают, что он сыграет решающую роль в Жизнь Пипа. Что, конечно же, оказывается совершенно неправдой, поскольку позже выясняется, что Мэгвич является тайным благодетелем Пипа — главным, хотя и закулисным, влиятельным лицом в жизни Пипа и его «больших ожиданиях».

Почему это работает: Роль Мэгвича — эффективное использование Чеховского ружья, потому что он представлен нам необычным и сомнительным образом, что придает ему значимость. Тайна, окружающая обстоятельства его осуждения и его отношения со вторым заключенным, с которым сталкивается Пип, провоцирует нас ровно настолько, чтобы задаться вопросом, какую роль этот человек мог бы сыграть в истории, — и все же не уделяет ему слишком большого внимания, чтобы мы вновь ожидая грандиозного открытия, когда это произойдет.

4. Сосредоточьтесь на элементе, имеющем сильное значение

Чехов не зря указал на пистолет. Пистолет — это объект, который имеет символическое значение и может подразумевать ряд вещей, например насилие. Поэтому, если вы собираетесь представить предмет, к которому люди обычно испытывают сильные чувства, вы должны быть осторожны, чтобы дать этому предмету цель для выполнения.

И помните: из пистолета можно стрелять, но его можно использовать и по-другому, выполняя чеховское правило оружия. Его можно было повесить на стену человека, который недавно использовал пистолет, чтобы выиграть дуэль. Это мог быть муляж пистолета, висевший на стене эксцентричного художника, предпочитающего оружие в качестве декора. Опять же, если вы фокусируетесь на предмете, вам нужно придать ему какое-то значение в сюжете. Его не обязательно «использовать» в действии — он может просто обслуживать образы сцены. Просто убедитесь, что у него есть четкая цель, которая интегрирует его в историю.

Пример:
Во все тяжкие

«Пистолет» — нож для коробок

«Во все тяжкие» — кладезь блестящих образцов Чеховского ружья. Тем не менее, одним из самых запоминающихся моментов, должно быть, является первый эпизод четвертого сезона, где мы видим нож для коробок, лежащий на земле во вступительном акте.

В сериале «Во все тяжкие» есть несколько образцов Чеховского пистолета, в том числе нож для коробок. (изображение: AMC)

Что происходит в финальном акте эпизода, спросите вы? Вот и смотрите: именно этим ножом Гас перерезает горло Виктору.

Почему это работает: Канцелярский нож в данном случае идеально подходит для Чеховского ружья. Показав зрителям, казалось бы, обычный, невинный инструмент в начале эпизода, а затем перевернув все с ног на голову и превратив его в орудие убийства к концу эпизода, сценаристы Во все тяжкие сделали жестокое убийство Виктора еще более запоминающимся и запоминающимся. удивительный.

И это сработало: в день выхода в эфир серия побила рекорды по просмотрам. Забавный факт, сам эпизод называется «Коробкорез».

Забавный факт: сюжетный прием, который можно рассматривать как противоположность чеховскому ружью, — это «Макгаффин». МакГаффин, популяризированный Альфредом Хичкоком, обычно принимает форму цели или объекта желания главного героя, который просто используется для того, чтобы взять персонажа в путешествие, в то время как фактическая цель/объект сама по себе не имеет повествовательного значения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *