Книги о холокосте список: Что прочитать о Холокосте? – советует Библиотека иностранной литературы :: Подборка :: Новости Библиотеки иностранной литературы

Содержание

Что прочитать о Холокосте? – советует Библиотека иностранной литературы :: Подборка :: Новости Библиотеки иностранной литературы

  • весь сайт
  • мероприятия
  • статьи
  • документы
  • подборки
  • весь каталог
  • автор
  • название
  • предметная область
  • ISBN/ISSN
  • расширенный поиск

Lost your raison d’être?
Try French existentialists.

#10

Научно-просветительный центр «Холокост» и Библиотека иностранной литературы запускают цикл лекций «Сохрани мои письма…» о судьбах евреев Советского Союза, переживших Холокост.

Специально для Еврейского музея Иностранка составила подборку исторических и художественных книг о Холокосте, написанных американскими, европейскими и советскими авторами.

#12

42872317-eva-shloss-posle-aushvica.jpg

Источник: ЛитРес

1. «Танцующая в Аушвице» Паул Гласер

Автор этого знаменитого романа, родился в Нидерландах в 1947 году и мало что знал о своем происхождении, но однажды заинтересовался историей своей семьи и ее послевоенной судьбой. Так Паул Гласер отыскал свою тетушку Розу в Швеции, благодаря которой узнал не только о своих еврейских корнях, но и об ужасах Холокоста: его тетя в годы войны вела дневники, писала письма и снимала на пленку хронику трагедии. Эти бесценные свидетельства легли в основу книги Гласера, главной героиней которой и стала его тетя. Это удивительная история о женщине, которая выжила благодаря тому, что ее вера и любовь к жизни были сильнее страха и боли.

2. «После Аушвица» Ева Шлосс 


Одно из самых знаменитых документальных свидетельств Холокоста — дневник Анны Франк, юной еврейки из Нидерландов, попавшей в Аушвиц. Мало кто знает, что у Анны была сводная сестра по имени Ева Шлосс, сумевшая выйти из концентрационного лагеря живой. Она до конца своих дней вела дневник и опубликовала его под названием «После Аушвица». Это исповедь узницы концлагеря, пережить который ей удалось, но избавиться от его тени — никогда. В своем откровенном дневнике Шлосс описывает историю своей жизни и семьи после освобождения из Аушвица: каким было возвращение к нормальной жизни и как она заглушала в себе боль воспоминаний.

#13

V7atrxDL-ipad.jpg

Источник: Bookmate

3. «Черная книга» Эренбург, Алигер, Гроссман

70 лет эта книга была лишь «рукописью в столе», потому как по политическим причинам сборник дневников и писем знаменитых советских евреев-литераторов и журналистов не мог увидеть свет. «Черная книга» — это архив-расследование свидетельств антисемитских преступлений в Польше и СССР во время войны. Это «Нюрнбергский процесс» в советской литературе, составленный под редакцией Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана и полностью рассекреченный лишь в 90-е годы, а изданный в России — лишь несколько лет назад.

4. «Why We Watched» Theodore S. Hamerow

Почему Запад многие годы «с широко закрытыми глазами» смотрел, как Гитлер убивал 6 миллионов европейских евреев? Почему не вмешались США и другие страны? Наверное, это самые популярные вопросы, касающиеся Холокоста. Однако мало кому удалось дать на них столь непопулярный, хотя и правдивый ответ, как американскому историку Теодору Хамероу. В своей книге «Why We Watched» он рассказывает о роли западных антисемитских движений в «еврейском вопросе». Если бы хоть одна страна не была поражена этой «болезнью» и смогла вовремя открыть двери для еврейских беженцев, история могла быть совершенно другой.


#3

5. «Landscapes of the Metropolis of Death» Otto Dov Kulka

«Метрополия смерти» — такой образ Освенцим оставил в памяти 11-летнего мальчика, ставшего в будущем знаменитым историком. В своей книге он пишет о Холокосте через призму восприятия ребенка. Это очень личная книга, эмоционально воздействующая на читателя благодаря образности повествования: здесь у смерти главный компаньон — жизнь, а у страшной реальности — яркий сон. Это не столько книга об Освенциме, сколько о том, как смириться с шоком выживания.

Из этих книг, которые можно взять почитать в Библиотеке, вы узнаете, менялось ли отношение общества к «еврейскому вопросу» в зависимости от геополитических и идеологических настроений в разных странах.

Автор: Мария Штайн.

#16

О том, как в Советском союзе решался «еврейский вопрос» можно узнать на лекциях из цикла «Сохрани мои письма…».

Ближайшая лекция «Трагедия Змиёвской балки — места массовой казни евреев Советской России» состоится 14-го августа в 18:00 и будет посвящена истории трагедии, произошедшей под Ростовом-на-Дону в августе 1942-го.

Спикеры: профессор РГГУ, сопредседатель Научно-просветительного центра «Холокост» Илья Альтман, также доцент исторического факультета университета Потсдама (ФРГ), профессор РГГУ Кристина Винклер и руководитель проекта Российского еврейского конгресса «Вернуть достоинство», лауреат Госпремии СССР, профессор Юрий Домбровский.

#14

WhatsApp Image 11.08.2020 at 14.47.09.jpeg

3588

Центр культур англоязычных стран

Поделиться

Иностранка рекомендуетнаши изданияпрофессионаламдетскиередкая книга

Холокост 📚 – топ лучшей литературы по теме

Холокост 📚 – топ лучшей литературы по теме | Читайте и слушайте онлайн на MyBook

Что выбрать

Библиотека

Подписка

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

    Главная
  1. Библиотека
  2. Темы
  3. холокост

Сортировать

Фильтры

Фильтры

Выбор. О свободе и внутренней силе человека

Эдит Ева Эгер

Премиум

Эдит Ева Эгер в юном возрасте была отправлена вместе со своей семьей в Аушвиц. Там ее родители погибли в газовой камере, а Эдит и ее сестра испытали на себе все ужасы отвратительных лагерей смерти. Через 35 лет после окончания войны, став известным психологом, Эдит вернулась в Аушвиц, чтобы избав…

Бабий Яр

Анатолий Кузнецов

Премиум

Эта книга – полная авторская версия знаменитого документального романа “Бабий Яр” об уничтожении еврейского населения Киева осенью 1941 года. Анатолий Кузнецов, тогда подросток, сам был свидетелем расстрелов киевских евреев, много общался с людьми, пережившими катастрофу, собирал воспоминания дру…

Дневник Анны Франк

Анна Франк

Премиум

Эта книга не может оставить равнодушным никого. Отбросив нас на 75 лет назад в период нацистской оккупации Нидерландов, дневник Анны Франк поведает о том, как несколько еврейских семей пытались выжить в тайном убежище, скрываясь от гестапо. День за днем еврейская девочка в своем дневнике рассказы…

После Аушвица

Ева Шлосс

Премиум

Откровенный дневник Евы Шлосс – это исповедь длиною в жизнь, повествование о судьбе своей семьи на фоне трагической истории XX века. Безоблачное детство, арест в день своего пятнадцатилетия, борьба за жизнь в нацистском концентрационном лагере, потеря отца и брата, возвращение к нормальной жизни …

Освенцим. Нацисты и «окончательное решение еврейского вопроса»

Лоуренс Рис

Премиум

Каждый человек в своей жизни хоть раз слышал слово «освенцим». Но не каждый знает настоящую историю этого страшного места. Лоуренс Рис приоткрывает завесу тайны концентрационного лагеря Освенцим, где происходили самые кровавые расправы времен Второй мировой войны. Благодаря кропотливой работе с н…

Пианист

Владислав Шпильман

Премиум

Книга выдающегося польского пианиста и композитора Владислава Шпильмана рассказывает о тяжёлых испытаниях, выпавших на его долю в годы Второй мировой войны в Варшавском гетто. Он не просто пытался выжить, но по мере сил участвовал в сопротивлении врагу, пришедшему на родную землю. Однако впоследс…

Книга утраченных имен

Кристин Хармель

Премиум

Эта книга – основанный на реальных событиях времен Второй мировой войны во Франции рассказ о двадцатитрехлетней девушке Еве, которая, используя свой талант художника для изготовления поддельных документов, помогает сотням еврейских детей бежать от нацистов в нейтральную Швейцарию. Дети получают н. ..

Ключ Сары

Татьяна де Ронэ

Премиум

Татьяна де Ронэ – англо-французская писательница, сценарист, журналист и литературный критик, произведения которой переведены на многие языки мира и изданы миллионными тиражами. Но самый громкий ее успех связан с романом «Ключ Сары» и одноименным фильмом с Кристин Скотт-Томас в главной роли, обош…

Книга утраченных имен

Кристин Хармель

Премиум

1942 год, Франция. В оккупированном немцами Париже начинаются преследования евреев. Не желая оказаться в депортационном лагере Дранси, откуда один путь – в Освенцим, Ева Траубе бежит в маленький городок Ориньон, расположенный в свободной зоне. Она надеется перебраться в нейтральную Швейцарию, но …

Даниэль Штайн, переводчик

Людмила Улицкая

Премиум

Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Озлобленная коммунистка, доживающая свой век в израильском приюте. Сорокалетняя американка – якобы благополучная, но искалеченная воспоминаниями. Немка, ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Католическая мо…

Фильтры

Фильтры

В данном разделе представлен топ лучших книг и аудиокниг по теме «Холокост». Полный список из 93 популярных книг и аудиокниг по теме, рейтинг и отзывы читателей. Читайте книги или слушайте на сайте онлайн, скачайте приложение для iOS или Android, чтобы не расставаться с любимыми книгами даже без интернета.

О проекте

Что такое MyBook

Правовая информация

Правообладателям

Документация

Помощь

О подписке

Купить подписку

Бесплатные книги

Подарить подписку

Как оплатить

Ввести подарочный код

Библиотека для компаний

Настройки

Другие проекты

Издать свою книгу

MyBook: Истории

Книги про холокост список лучших

В этой подборке представлены документальные и художественные книги про Холокост, а также книги отрицающие его существование. Холокост в переводе с древнегреческого \»всесожжение\». Обычно так называют физическое уничтожение, преследование еврейского народа нацистами.

Книги про холокост пропитаны болью, слезами взрослых и детей, прошедших через ужас концлагерей, видевших массовые смерти от голода и болезней, провожавших друзей и родных в газовые камеры и печи крематориев. В них описываются судьбы реальных людей, которые погибали и мучились просто за то, что родились евреями. Страшное время, тяжелые судьбы, рвущие душу книги…

Но об этом нельзя забывать… Чтобы не повторилось.
Холокост – Джеральд Грин
Нацистская идея превосходства арийцев над другими народами загубила миллионы жизней при фашизме. Еврейская семья Дорфов и немецкая чета Вайсов мирно соседствовали, пока «кровавый диктатор» не приказал истребить всех иудеев как «неугодных» обществу элементов…

Мальчик в полосатой пижаме – Джон Бойн 
Отец 9-летнего немецкого мальчика Бруно получает повышение, и семья переезжает… в Освенцим, где находится концлагерь. Там мальчонка быстро знакомится со Шмуэлем – еврейским малышом. Но он не понимает, почему его новый друг – в полосатой пижаме и за колючей проволокой?

Пианист. Варшавские дневники 1939-1945 – Владислав Шпильман
В. Шпильман описал в своей знаменитой книге ужасающую правду о польском геноциде немецкими оккупантами. Всех его родных «вырезали» фашисты, а самого автора несколько раз спасало «чудо». И с тех пор он наигрывал только печальную и щемящую сердце музыку на пианино…

Храброе сердце Ирены Сендлер – Джек Майер 
Сегодня весь мир знает о беспредельном подвиге Ирены Сендлер, работающей в годы войны социальным работником в неблагополучных еврейских районах. Она спасла более двух с половиной тысяч маленьких деток, вынося их в неприметных мешках и пристраивая в безопасные места…

Я пережила Освенцим – Кристина Живульская
К. Живульская, будучи молоденькой полькой, была заклеймена печально известным номером заключённых в Освенциме. Этот след на руке отпечатался на всю жизнь, напоминая о страшных днях нахождения в концлагере. Освободившись, девушка записала всё пережитое на бумагу…

Искра жизни – Эрих Мария Ремарк 
Если хоть малюсенькая искра жизни теплится в обессилевшем теле человека, то он живой! Он может ещё бороться за своё существование на Земле, изо всех сил стараясь выплыть из засасывающей всё глубже пучины вечного сна. И эту искорку просто так не погасить злому гению…

Ключ Сары – Татьяна де Росней
Французская власть, стремясь «умаслить» гитлеровцев, дала увезти в Освенцим тысячи евреев в жарком июле 1942 года. Девочка Сара помнит, как её насильно разлучили с братиком. Кое-как она сумела вырваться из лап смерти, но когда вернулась домой – было слишком поздно…

Без судьбы – Имре Кертес
Как ощущает себя человек, когда ему насильно меняют судьбу? Об этом рассказал Имре Кертес в пронзительной книге о еврейском мальчике Дёрде, которого вместо летних каникул теперь ожидали «лагеря смерти». Он сумел выжить, но будут ли рады его возвращению родные?

Сосчитай звезды – Лоус Лоури
Лоус Лоури написала для детей совсем не детскую книжку о деятельности концлагерей в период Второй мировой войны. О жестокой смерти миллионов людей по приказу Гитлера всегда будут помнить. Попробуйте сосчитать количество загубленных жизней – не хватит звёзд на небе…

Как я объяснила моей дочери, что такое Освенцим – Аннет Вивьерка
Молодая мамочка-историк решила выпустить для маленьких читателей книжку об истреблении фашистами «ненужных» народов. В её исчерпывающих ответах звучат пояснения для своей дочурки о концлагерях и геноциде. Современные дети не должны повторить такой жуткой ошибки!

Книга Давида – Стиг Далагер
Датский писатель С. Далагер решил всему миру поведать печальную историю жизни реально существовавшего еврейского мальчика по имени Давид Рубинович. В свои 11 лет он с широко раскрытыми глазами видел, как всех его родных «страшные люди» увозят в концлагеря….

Убежище. Дневник в письмах – Анна Франк 
Спустя семьдесят лет после страшных событий «Дневник Анны Франк» невозможно читать без слёз. Юная девушка-еврейка с нидерландскими корнями с 12 июня 1942 года и по день своего ареста фашистами писала о жизни обитателей убежища, скрывавшихся от неминуемой расправы…

Сохрани мои письма… — Илья Альтман, Леонид Терушкин
В печальном сборнике собраны письма или их уцелевшие обрывки евреев друг к другу. Они писали о фронтовой жизни, об эвакуации, о еврейском гетто, о партизанах… и конечно о концлагерях и холокосте. Документальная хроника дополняется «живыми» фотоснимками и открытками.

Мое столетие – Гюнтер Грасс
Гюнтер Грасс сумел в одной книге объединить историю жестокого и кровопролитного XX века. Он через призму времени размышляет о становлении гитлеровского режима, еврейском геноциде и холокосте. И просит всех читателей сегодня почтить память невинных жертв …

Убежище – Корри тен Боом
Гуманистические идеи спасения невинных людей принесли Корри тен Боом и её семье ужасные страдания. Совместными усилиями они сумели «избавить от кошмара» множество евреев, но сами очутились в концлагере. Выжившая Корри поведала жуткую историю своей жизни…

5 285

Книги о Холокосте — коллекция от Эли Визеля до Гарольда Гордона и Абрама Корна — История Холокоста — История людей и выживших

  • А  | Б | С | Д | Е | Ф | г | Н
  • ИЖ | К | л | М | Н | О | П  | Вопрос
  • Р | С | Т | У | В | Вт | Х | Y | Z

Книжный магазин Remember. org

 

Нажмите, чтобы перейти:

Новое от Меира Шапиро, Мира больше нет

Идиш Вильно.

 

Также от Меира Шапиро, Образы, прошлое и настоящее

 

 

У нас есть несколько способов искать книги. На этой странице

Избранное наших читателей.


 

Книги о Холокосте по темам:

  • Геи, Холокост и Розовый треугольник
  • ответов на Холокост
  • Исследование выживших, выживания и детей выживших
  • Точка зрения женщины
  • Концентрационные лагеря

 

Или по рекомендации таких же зрителей, как вы. Нам указали на две книги стихов:

  • Кровь, чтобы помнить американских поэтов о Холокосте;
    , Чарльз Фишман; Мягкая обложка; 14,35$ и
  • Смерть Мазурка : Стихи; Чарльз Фишман; Мягкая обложка; 8,05 $
  • Преступление и наказание IG Farben Джозефа Боркина

Электронные книги в Cybrary’s Book by Survivors Section

Последний рассвет;

Гарольд Гордон; Мягкая обложка; 15,95 долларов США

(специальный заказ)   Последний восход солнца: правдивая история;

Гарольд Гордон; Твердый переплет; 25,95 $ (специальный заказ) Abe’s Story,

, отредактированный Джоуи Корном и написанный его отцом Абрамом Корном.

Как темны небеса: 1400 дней в тисках нацистского террора;

Сидни Айвенс; Твердый переплет; $18,95 (специальный заказ)

Как задокументировать жертв Холокоста и найти выживших: Документирование жертв, поиск выживших (Монография Авотайну); Гэри Мокотофф; Мягкая обложка; 25,95 долларов США

Последний свидетель: ребенок, переживший Холокост;
Джудит С. Кестенберг, Айра Бреннер; Твердый переплет; $36,50

(Специальный заказ)

Карский: Как один человек пытался
остановить Холокост;

Э. Томас Вуд, Станислав М. Янковский; Твердый переплет; 22,46 долл. США

Книги о Холокосте, написанные людьми, вдохновившими Кибрари:

Три книги Ины Фридман:

  • Побег или смерть, мягкая обложка 12,95 долл. США.
  • Другие жертвы
    Твердый переплет 13,45 долл. США или закажите книгу в мягкой обложке за 5,35 долл. США
  • «Полет против ветра», мягкая обложка за 11,95 долларов.
  • Кровь, чтобы помнить американских поэтов о Холокосте;
    , Чарльз Фишман; Мягкая обложка; 14,35$ и
  • Смерть Мазурка : Стихи; Чарльз Фишман; Мягкая обложка; 8,05 $
  • Из пепла в жизнь: Мои воспоминания о Холокосте;
    Люсиль Эйхенгрин; Мягкая обложка; 16,16 $
  • Мужество в осаде:
    Голод, болезни и смерть в Варшавском гетто (Исследования по еврейской истории);
    Чарльз Г. Роланд; Твердый переплет; 27,00 долларов США
  • Дневник Давида Сераковяка: пять записных книжек из Лодзинского гетто;
    Давид Сераковяк и др.; Твердый переплет; 25,00 долларов США (специальный заказ)

Любимые книги о Холокосте Предложено посетителями:

  • История фашизма в твердом переплете
    $39,95
  • Истоки нацистского геноцида: от эвтаназии до окончательного решения;
    Генри Фридлендер; Твердый переплет; $ 31,46, Мягкая обложка
  • Духовное сопротивление: Искусство из концлагерей, 1940-1945: Подборка рисунков и картин из коллекции кибуца Лохамей Хагета;
    Союз амерских еврейских общин; Твердый переплет; 35,00 долларов США (специальный заказ)
  • Преступники Жертвы Прохожие: еврейская катастрофа 1933-1945 гг . ;
    Рауль Хильберг; Мягкая обложка; $12,60
  • Отрицание Холокоста: растущее нападение на правду и память;
    Дебора Э. Липштадт; Твердый переплет; 22,46 $
  • Отрицание Холокоста: растущее нападение на правду и память;
    Дебора Э. Липштадт; Мягкая обложка; 10,75 $
  • Путеводитель по видеосвидетельствам Холокоста в библиотеке Йельского университета;
    Твердый переплет (Специальный заказ)
  • Путеводитель по видеосвидетельствам о Холокосте в библиотеке Йельского университета: Видеоархив Fortunoff для свидетельств о Холокосте, Библиотека Йельского университета (Garland Re), Том 1;
    Видеоархив свидетельств Холокоста Fortunoff; Твердый переплет; 30,00 долларов США (специальный заказ
    )
  • Гитлеровские лагеря смерти: здравомыслие безумия;
    Коннилин Г. Фейг; Твердый переплет; 47,95 долларов США (специальный заказ)
  • Наследие Шиндлера: правдивые истории выживших из списка;
    Элинор Дж. Бречер; Твердый переплет; 24,75 $
  • Наследие Шиндлера: правдивые истории списка выживших/кассета;
    Элинор Дж. Бречер; аудиокассета; 9,90 $
  • Список Шиндлера;
    Томас Кенилли; Мягкая обложка; $10,80
  • Список/кассеты Шиндлера;
    Томас Кенилли, Бен Кингсли; аудиокассета; 18 долларов США  

 

Лучшие книги о Холокосте

Вы выбрали книги, которые помогут нам понять Холокост, и ваш первый выбор – 9.0210 Уничтожение европейских евреев , знаковое исследование Холокоста Рауля Хильберга. Впервые он был опубликован полвека назад, и сейчас он состоит из трех томов. Можете ли вы рассказать мне об этом?

Дело в том, что раньше были книги о Холокосте, например, француза по имени Леон Поляков, и они были важными первыми шагами. Но настоящая профессионализация дисциплины, огромный сдвиг в признании важности Холокоста произошли после публикации Рауля Хильберга «9».0210 Уничтожение европейских евреев в 1960-1960 гг.

Ему было очень трудно опубликовать ее, но как только она была опубликована, люди увидели, что это тема огромной исторической важности. Кроме того, то, как он это делал — Хильберг в молодости помогал проводить некоторые исследования для процессов в Нюрнберге и других местах. Так что его близкое знакомство с огромной коллекцией немецких документов, собранных для этих процессов, просто изменило всю картину. И Рауль продолжал работать над этой книгой в течение следующих 50 лет — он скончался всего два года назад — и она все росла и росла до настоящего трехтомника.

И почему у него проблемы с публикацией?

В то время люди, похоже, не считали Холокост предметом интереса читателей, что к нему есть большой интерес. Сегодня мы так хорошо осознаем, что это такая большая часть публичного дискурса и публичного разговора, но в то время это была тема, о которой мало говорили на публике. Выжившие не разговаривали, а пострадавшие не разговаривали, так что было общее согласие отодвинуть это в сторону — и в учености, и в общем разговоре.

Есть ли в книге что-нибудь особенно важное, на что бы вы указали?

Да, его метод. Он был студентом Колумбийского университета на факультете политологии. Так что его метод — это метод политолога. Кроме того, что более важно, Рауль подчеркивал немецкую сторону Холокоста. Он не изучал так внимательно еврейские документы, не смотрел на поведение жертв, на сопротивление или что-то в этом роде. Он обратился прямо к документам, которые он знал по военным процессам, и сосредоточился на том, как массовые убийства были организованы немецким государством, нацистами.

Особое внимание он уделял проблемам бюрократии и технологии, которые, по его мнению, были решающими факторами, сделавшими это преступление новым видом крупного преступления. Что здесь было особенного, так это использование современных организационных методов, которым он был студентом, для осуществления этого массового убийства.

И никто раньше не обращал на это внимание?

Не так, как он. Он проследил, как приказ начинался в одном центральном месте, как он передавался в другое место, а затем приказ приводился в действие третьей группой где-то в другом месте, и как бюрократы играли решающую роль в организации логистики, снабжения, всего логика предприятия. Это действительно было его целью, и он сделал это с большим гением.

Вторая книга в вашем списке книг о Холокосте — « Ночь», — короткая, но очень мощная книга Эли Визеля.

Это было опубликовано Эли Визелем, и теперь это, вероятно, самые известные мемуары, написанные о лагерях смерти. Эли Визел был 14-летним мальчиком, когда его крошечный город, местечко под названием Сигет, в основном еврейское, на территории тогдашней румыно-венгерской границы был захвачен. Вы должны помнить, что до 1944 года венгерское еврейство не подвергалось самым крайним формам нацистского насилия. Но в 44 году ситуация изменилась, и нацисты фактически взяли на себя большую часть организации еврейского населения Венгрии. Они пришли в его маленький городок, местечко, и забрали его и его семью. Он отправился в Освенцим, где умер его отец. Но он чудом пережил войну.

Затем, в 1950-х годах, он написал мемуары на идиш. Это были очень длинные воспоминания, слишком длинные, и в то время он жил в Париже. Он был с некоторыми французскими интеллектуалами, которые посоветовали ему сократить том и опубликовать очень разбавленную или ограниченную версию на французском языке. Что он и сделал, а остальное уже история. Его начали широко читать, и он продолжает оказывать огромное влияние во всем мире. Например, несколько лет назад в Чикаго ее выбрали книгой года, которую читают все во всех школах. Кроме того, недавно Опра Уинфри выбрала его книгу в новом переводе для своего книжного клуба. Так что я бы сказал обо всех книгах, которые люди читают о Холокосте, помимо Дневник Анны Франк , самые известные мемуары принадлежат Эли Визелю.

Как вы думаете, что делает его таким хорошим?

Я думаю, как описаны личные сцены, выразительная сцена смерти его отца, персонажи, которых он может нарисовать и изобразить, и эта странная сумеречная жизнь, которой жили люди. Все это имеет огромную эмоциональную силу. И у него есть ремесло; он романист, и, в отличие от многих мемуаров (которые все важны, все содержат информацию и проливают свет), у этого есть литературный характер. Он способен донести до читателя глубокую эмоциональную силу, а также некоторую таинственность того, что происходило в лагерях. Здесь было что-то такое, что действительно достигло пределов человеческого опыта.

«Здесь было что-то, что действительно достигло пределов человеческого опыта»

Я должен добавить, что есть и другие важные воспоминания. Другой человек, заслуживающий упоминания, — великий итальянский писатель и мемуарист Примо Леви. Книги Примо Леви также чрезвычайно важны. Они, наряду с записями Эли Визеля, представляют собой самую важную из имеющихся у нас записей воспоминаний выживших о лагерях от первого лица. Как и Эли Визель, Примо Леви обладает огромной силой. Это очень скудный, очень минималистичный, очень-очень прямой, но очень мощный материал.

Следующей в вашем списке книг о Холокосте является « Юденрат » Исайи Транка о еврейских советах в гетто.

В фильмах и в разного рода публичных разговорах всегда есть дискуссия и акцент на роли немцев: Что приказал Гитлер? Почему Гитлер был одержим евреями? Почему Третий рейх сделал то, что он сделал на пути антисемитизма? Какова была логика их расовой политики? Почему они создали лагеря смерти, айнзатцгруппы [см. ниже] и гетто? Но эта история лишь частично немецкая история. Жертвами трагедии являются евреи, и поэтому в изучении Холокоста очень важно уметь видеть реакцию жертв.

Так вот, это происходит во многих местах и ​​во многих формах, и одна из самых противоречивых была в гетто. Гетто существовало с начала 1940 года, когда первое гетто было огорожено, до того, как в августе 44-го было ликвидировано последнее гетто, Лодзинское гетто. И были сотни гетто, разбросанных по всей Европе. Итак, в течение пяти лет миллионы евреев жили и умирали в этих замкнутых пространствах, и в какой-то степени они имели возможность контролировать аспекты своей жизни. Немцы давали приказ, приказ о работе, требования к питанию, проблемы со здоровьем, депортации, что бы это ни было, и сами евреи должны были передать эти приказы и в значительной степени выполнять их. Теперь люди, которые имели право сделать это, были членами еврейских советов. Одним из первых действий нацистов при создании гетто было создание еврейского совета: в больших гетто были советы побольше, в маленьких гетто тоже были советы. Нацисты напрямую назначали лидеров советов гетто, и они были важными посредниками между немецким повелителем, немецкой политикой и еврейским народом.

Получить еженедельный информационный бюллетень Five Books

Теперь, после войны, велись огромные споры об их роли, о том, как они действовали, о морали некоторых из них, о судьбе многих из них. Особенно она накалилась во время суда над Эйхманом в начале 1960-х годов в Израиле, когда Ханна Арендт опубликовала свою книгу « Эйхман в Иерусалиме », которая до сих пор широко читается и очень известна. По сути, она обвинила их в том, что они коллаборационисты, и сказала, что если бы не было еврейских советов, если бы не было еврейского руководства, выжило бы больше евреев, было бы меньше массовых убийств. Так что эта тема находится в самом центре изучения Холокоста. И Исайя Транк, выживший, предпринял это исследование различных советов и исследовал вопрос сотрудничества и трусости, героизма, поддержки сопротивления или отсутствия поддержки. И его книга стала одной из действительно великих классиков еврейской литературы о Холокосте.

И что он делает?

Суть в том, что, во-первых, советы имели очень, очень ограниченное влияние, очень ограниченную автономию или свободу. Во-вторых, особенно вначале, они почти не знали о том, что происходило: нацисты принимали чрезвычайные меры, пытаясь ввести их в заблуждение и держать в неведении о разработанном плане геноцида. В-третьих, что даже если бы соборов не было, не было бы и разницы. В совете были люди, спасшие себе жизнь, пытавшиеся воспользоваться ситуацией, не всегда являвшиеся образцами морали. Но суть оценки этого поведения заключается в том, что на самом деле это не имело никакого значения. Нацисты были так полны решимости, так одержимы освобождением мира от евреев, совершением геноцида, что политика и практика еврейских советов не были главным фактором в результате. Так что это очень важная книга. Если люди хотят узнать о еврейской стороне трагедии, они должны прочитать эту фундаментальную книгу.

Перейдем к следующей книге в вашем списке книг о Холокосте, которая называется «Обычные люди: резервный полицейский батальон 101 и окончательное решение в Польше». Эта книга, по-видимому, рассматривает вопрос о том, как обычные люди стали совершать такие злодеяния?

Эту книгу написал Кристофер Браунинг, который сейчас преподает в Университете Северной Каролины. Крис нашел коллекцию документов, которые представляли собой показания, данные на суде над группой немецких полицейских, и в них говорится об их роли в убийстве восточноевропейского еврейства. Нужно знать, что с вторжением в Россию, летом 1941, нацисты организовали новую форму насилия, и они назвали их Einsatzgruppen . Было четыре группы мужчин. Они не были добровольцами, их приписали к этим частям. Самая большая группа составляла тысячу человек, и было три отряда немного меньшего размера, всего 3000 человек. И их приказы были очень просты – идти по пятам за вермахтом [немецкой армией], когда русские отступали, а гитлеровская армия продвигалась вперед.

Сначала они должны были войти в большие города, а затем в более мелкие общины, собрать всех евреев и убить их. Первоначально приказ предназначался для мужчин-евреев, но очень скоро, по прямому приказу Генриха Гиммлера, он также стал убивать женщин и детей. Эти группы ходили буквально из города в город, собирали евреев и либо расстреливали их, либо бросали в синагогу и поджигали. Или, например, как это было в Вильнюсе в Литве, вели их за город, в лесные массивы, заставляли рыть большие траншеи, выстраивали в ряд, расстреливали, потом следующая группа должна была заходить, расстреливаться, лягте на первую группу, и постепенно у вас получится эффект пирамиды тел на тела. Тогда его бы прикрыли. Так что это убийство, унесшее около полутора миллионов жизней за 18 месяцев, в основном было совершено этими четырьмя группами. Но они были не одни. Им помогали как вермахт (хотя армия долгие годы это отрицала), так и различные полицейские батальоны. Были местные полицейские батальоны – литовцы, украинцы и т. д. Но из Германии прибыли и другие батальоны, так называемая «полиция порядка».

Итак, эта группа, о которой писал Крис Браунинг, называлась 101-й полицейский батальон порядка. Они описывают экстраординарное поведение, в котором они участвовали. Причина, по которой эта книга является такой важной и поднимает глубокие вопросы, заключается в том, что когда вы изучаете Холокост, вы задаете почти немедленно: Как люди могли сделать это? Как мужчины, у которых были собственные дети, могли пойти и убить других детей? Как могут мужчины-отцы брать детей и разбивать их головой о стену? Или мужья берут женщин и разрывают их утробы, убивают их младенцев и стреляют им за ухо? Итак, книга Браунинга подняла этот вопрос очень, очень сильно и убедительно, основываясь на свидетельствах из первых рук. Он также пытается предложить ряд более противоречивых объяснений человеческого поведения. Историю этого батальона затем подхватил Даниэль Гольдхаген, написавший книгу, вызвавшую такой огромный резонанс, Добровольные палачи Гитлера . Вероятно, это был самый большой ажиотаж в публикациях о Холокосте со времен книги Ханны Арендт « Эйхман в Иерусалиме».

И что он возразил?

Гольдхаген обвинил немцев, в частности, в том, что они обладают тем, что он назвал элиминационным антисемитизмом, лежащим в самой основе их характера, их культуры, их общества. И это, конечно, подняло вопросы коллективной вины, а также, существует ли такая вещь, как национальная идентичность? Это вызвало огромные споры в Германии и других странах. Таким образом, две книги вместе, в которых один и тот же набор документов использовался в качестве основного доказательства, являются жизненно важной частью сегодняшних дебатов о Холокосте и о поведении убийц.

А какие объяснения предлагает Браунинг, с которыми вы согласны?

Браунинг дает разные объяснения, и я со многим согласен, и со многим не согласен. Есть старое объяснение, что люди просто следуют приказам. После Второй мировой войны проводились различные эксперименты, особенно человеком по имени Стэнли Милгрэм из Йельского университета, где он экспериментировал со своими учениками, чтобы увидеть, как далеко они зайдут, чтобы получить пятерку в классе. А потом идут разные дискуссии социологов и других о жестокости людей во время войны, о том, как меняются ценности.

А еще есть те, кто подчеркивает силу идеологической обработки и антисемитизма: это объяснение Гольдхагена. Сам Браунинг придавал большое значение проблеме давления со стороны сверстников. Людям в этих группах была предоставлена ​​возможность выйти и не участвовать. Но почти никто этого не сделал, потому что боялся прослыть трусом и потерять уважение других людей в группе. Браунинг придает особое значение тому психологическому элементу, что люди очень конформисты, очень боятся выйти за рамки и быть замеченными как говорящие «нет» группе. Гольдхаген нашел это объяснение слишком прохладным для такого преступления и сосредоточился на глубокой важности идеологии. Таковы дебаты, которые продолжаются, и я думаю, что идеология была, вероятно, более важной, чем это считает Кристофер Браунинг.

Люди просто способны на ужасные вещи. Посмотрите на геноцид в Руанде.

Вам не нужно ждать геноцида в Руанде. Еще 200 лет назад Гегель называл человеческую историю бойней. У нас были массовые преступления, насилие и убийства невинных со времен Каина и Авеля. Что особенного в Холокосте, так это не насилие и убийства, а то, что в его основе лежит идеологическое стремление к полному исчезновению целого народа. Мне кажется, это центральный и уникальный идеологический элемент Холокоста.

«Что особенного в Холокосте, так это то, что его ядром является идеологическое стремление к полному исчезновению целого народа»

Итак, вы должны убить всех еврейских детей, вы должны убить всех еврейских женщин, которые могут родить Еврейские дети, вы должны запретить всем женщинам быть беременными, а если они беременны, вы должны их убить. Если каким-то чудом они рожают, ребенка нужно немедленно убить. Это то, чего вы больше нигде не найдете.

Последняя из ваших книг о Холокосте — « Заметки из Варшавского гетто » Эммануэля Рингельблюма.

Это снова способ получить доступ к еврейской стороне трагедии. В варшавском гетто существовала организация, основанная великим человеком по имени Эммануэль Рингельблюм. Рингельблюм до войны был историком, а когда началась война, в нем случился приступ гениальности, трагической гениальности. Он организовал группу людей, чтобы они вышли и спасли все материалы, которые они могли найти о жизни гетто. Он также поручил некоторым из своих коллег исследовать темы, которые могут быть важны для будущих поколений: например, как еврейские дети вели себя в гетто? Как вели себя еврейские женщины в гетто? Что представляла собой операция самопомощи в гетто? Что случилось с сиротами? Каким было снабжение продовольствием? Как оно распространялось? А религиозные службы? А как насчет традиционных религиозных общин, раввинов и студентов?

Его группа называлась группой Онег Шаббат, потому что они собирались в субботу и собирали огромное количество материала, потому что они беспокоились о том, чтобы мир получил информацию, которую нацисты не дали бы им. Они не хотели, чтобы голос нацистов был единственным голосом о гетто; они хотели, чтобы еврейский голос был услышан. Итак, они собрали этот материал и ближе к концу войны, когда стало ясно, что Варшавское гетто сгорит в дыму в результате восстания на Песах 43-го года, поместили его в большие металлические молочные бидоны и закопали. их. После войны большинство этих банок нашли, но не все. Таким образом, самый важный источник информации о поведении евреев во время войны в гетто поступает к нам из этих Записки из Варшавского гетто от Рингельблюма и его команды. Записи Онегского шаббата — абсолютно самые важные еврейские документы, которые у нас есть о Холокосте.

А Рингельблюма казнили?

Какое-то время он выжил после Варшавского восстания, но да, погиб во время войны.

Есть ли что-то личное в том, что он пишет?

Он пытается этого не делать. У него, безусловно, есть своя точка зрения. Он критически относится к определенным видам еврейского поведения, он критически относится к определенным действиям, но на самом деле идея заключалась в том, чтобы быть объективным летописцем гетто, и он очень старается делать это, не позволяя своим эмоциям мешать. Хотя, конечно, в той ситуации, в которой оказался он сам и еврейский народ, нельзя было совсем отделять суждения. Таким образом, вы получаете очень критические суждения о еврейском совете, о еврейской полиции в гетто и о некоторых других людях, занимающих руководящие должности. Но, по большому счету, важность сбора материала заключается в этой добросовестной попытке собрать материал и предоставить будущим поколениям отчет о том, что происходило ежедневно в осажденных еврейских общинах.

Изучение Холокоста — ваша область. В июле 2009 года в New York Review of Books была опубликована статья Тимоти Снайдера «Холокост: игнорируемая реальность», в которой утверждалось, что, когда речь идет о Холокосте, слишком много внимания уделяется западноевропейскому еврейству, в то время как основная масса убитых были восточноевропейские евреи. Это была важная статья?

Это была важная статья, но в ней не было ничего нового. Он сделал это так, как будто он открыл колесо. Дело в том, что ученым известно, что центр Холокоста находился не в Западной Европе, а в Восточной Европе – в Польше, а также в Прибалтике, Украине, окраинах России, Румынии и, наконец, Венгрии. Это была большая центральная еврейская община Европы, и именно там существовали большие гетто, и именно здесь проводилась политика айнзатцгрупп с вторжением в Россию. Наконец, шесть лагерей смерти — лагерей, созданных специально для производства трупов, — все находились в Польше. Таким образом, людей привозили в Польшу из других мест и помещали в Польшу, потому что Польша была центром еврейской жизни. До войны в Польше было 3,3 миллиона евреев, еще четыре-пять миллионов евреев было в черте оседлости, самой западной части Советского Союза. В Прибалтике были сотни тысяч евреев, в Венгрии почти 800 тысяч, в Румынии три четверти миллиона.

Поддержка Five Books

Производство интервью Five Books обходится дорого. Если вам понравилось это интервью, пожалуйста, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Так что неудивительно, что если вы собираетесь убивать евреев Европы, вы собираетесь делать это в Центральной и Восточной Европе, и нацисты это знали и делали это. Так что акцент в той статье правильный — это только посторонние, люди, которые толком не знают всех деталей, получают информацию из Голливуда, концентрируются на Западной Европе. Но ученые знали, что Восточная Европа была центром бури, и вот почему Хильберг, например, так много внимания уделяет польской деятельности, роли немецкого государства в Польше, вот почему книга Транка о Еврейском совете в первую очередь посвящена польским гетто, Книга Браунинга о войне на восточном фронте с вторжением в Россию и так далее.

Есть ли консенсус по поводу количества евреев, убитых нацистами?

Сам Гиммлер разными способами придумал число, когда хотел узнать, чего он добился, и это было шесть миллионов. И это стало своего рода каноническим числом в Нюрнберге и впоследствии. Ученые, которые изучали записи лагерей смерти, записи айнзатцгрупп и т. д., предлагали разные суммы. Все цифры находятся где-то в диапазоне от пяти до шести миллионов человек. Это всеобщий консенсус, и никто, кроме отрицателей Холокоста, не затруднится обнаружить, что было по крайней мере 5,1, 5,2 миллиона, до 6 миллионов, 6,2 миллиона смертей, когда вы суммируете все различные места, где люди были убиты в имеющихся у нас записях. .

Получить еженедельный информационный бюллетень Five Books

И это включает в себя Восточную Европу, где мы не так много знаем о том, что произошло?

Включает Восточную Европу. Например, из 3,3 миллиона евреев в Польше после войны умерло 92–93 процента. В Вильнюсе, Риге и других частях этих прибалтийских государств у вас 96-процентная смертность, самая высокая где-либо. Доказательств у нас много: Нюрнбергский трибунал довольно тщательно собирал документацию, русские собирали документацию, у самих немцев хранилось много захваченных документов. Так что у нас есть довольно хорошее представление о том, где и как это было сделано. Это не точно, есть еще чему поучиться и найти важную информацию, но общая схема, особенно числовая, демографическая схема, довольно ясна.

22 февраля 2018 г.

Five Books стремится постоянно обновлять свои книжные рекомендации и интервью. Если вы дали интервью и хотели бы обновить свой выбор книг (или хотя бы просто то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу editor@fivebooks. com

Лучшие книги о Холокосте (отобраны более 6000 авторов)

49 авторов выбрали свои любимые книги о Холокост и почему они рекомендуют каждую книгу.

Вскоре вы сможете фильтровать по жанру, возрастной группе и т. д. Подпишите здесь чтобы следить за нашей историей, поскольку мы создаем лучший способ исследовать книги.

Shepherd поддерживается читателем. Когда вы покупаете по ссылкам на нашем веб-сайте, мы можем получать партнерскую комиссию. (учить больше).

Три минуты в Польше

По Гленн Курц,

Бабушка и дедушка Гленна Курца отправились в Польшу в августе 1938 года, за год до начала Второй мировой войны, чтобы навестить семью. Они сняли части этой поездки, в том числе 3 минуты в Польше, кадры, которые в конечном итоге стали одним из последних записей о некогда яркой еврейской общине. Десятилетия спустя Курц кропотливо взялся за опознание героев фильма. В конце концов он нашел семерых выживших, в том числе восьмидесятишестилетнего мужчину, который появился в фильме как тринадцатилетний мальчик. Душевный и мощный рассказ о том, что значит спасать историю и истории выживания.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Сопротивление Примо Леви

По Серджио Луццатто,

Партизанский опыт Примо Леви — химика, пережившего Освенцим и писателя — подробно исследуется и излагается Луцатто. Леви в своих трудах ссылался на инциденты, которые произошли во время его пребывания в партизанском отряде, а Луццатто глубже вникает в мотивы этих событий и вовлеченных в них личностей. Сопротивление в первые дни своего существования, преследуемое нацистами и их итальянскими союзниками, превратилось в небольшую силу, созданную им самим, использующую коллективные военные решения и тактику и вершащую свои собственные формы правосудия. Важная книга, чтобы получить представление о сложностях целей Сопротивления, узнать о преступлениях и последующем правосудии членов Сало — марионеточного правительства, установленного в северной Италии, — и понять влияние на политические взгляды и фашизм в период после войны. .


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Анна Франк

По Анна Франк, Б.М. Муярт,

Несмотря на то, что у этой истории трагический конец, Анна Франк является настоящим источником вдохновения своими словами. Она вела этот дневник, пока она и ее семья прятались от нацистов во время Второй мировой войны. Она делится с нами своими надеждами, страхами и мечтами, и через ее глаза мы можем почувствовать надежду, любовь к семье и столько силы. Я перечитывал ее несколько раз и до сих пор не могу понять, как Энн после всего, через что она прошла, могла сказать: «Несмотря ни на что, я все еще верю, что у людей доброе сердце». Ух ты. Хотел бы я знать ее.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Пепел на ветру

По Джейкоб Прессер,

Покойный Джейкоб Прессер (1899–1970) был историком, ученым и сам пережил Холокост. Его жена была депортирована и умерла, а он выжил, скрывшись. Он провел пятнадцать лет, исследуя нацистскую оккупацию Нидерландов и бедственное положение голландских евреев.

Он трогательно говорит о найденных клочках бумаги, сообщениях, выброшенных из поездов, отправляющихся из Вестерборка (лагеря для интернированных, а затем транзитного лагеря в Нидерландах), отмечая, что «до меня их почти никто не читал, а после меня они заперты в архивах и, возможно, их больше никто не увидит». В нем пробудилось, сказал он, осознание того, что одна из задач историка — «дать мертвым голос».


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Современность и Холокост

По Зигмунт Бауман,

Это глубокая и тревожная работа, написанная после прочтения рассказа его жены о том, как она, ее мать и сестра, еврейки по происхождению, пережили нацистские/военные годы в Варшаве («Зима утром» Янины Бауман (1986)). Бауман разоблачает популярное заблуждение, будто Холокост был исключительным событием, досадной прорехой в ткани цивилизации, с ужасающей ясностью демонстрируя, что на самом деле он был (логическим) продуктом модернизма: «Без современной цивилизации и ее наиболее существенной сущности достижений, не было бы Холокоста».


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Этти Хиллесум

По Этти Хиллесум,

Зачем включать в этот список дневники светской еврейки, охваченной эгоцентричными тревогами и необычными, если не сказать причудливыми, отношениями со своим аналитиком? Потому что духовная трансформация начинается и развивается сверхъестественным образом, приводя человека к обретению трансцендентности там, где его никогда нельзя было ожидать. Дневники и письма Этти позволяют нам проследить процесс, благодаря которому она стала настолько глубоко ясной и открытой, что смогла увидеть человечность даже в нацистах, организующих истребление.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Воспринимаемая память

По Роберт Н. Крафт,

Крафт использовал 200 часов свидетельских показаний выживших в Холокосте, чтобы продемонстрировать, как память реагирует на зверства. Его сопоставление рассказов позволяет представить одного человека по отношению к другим, показывая личные трагедии, а также коллективные злодеяния на основе идей многоголосых повествований.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Побег от кита

По Рут Ротковиц,

Я выбрал эту книгу, потому что это была первая прочитанная мною книга, в которой проблема второго поколения затрагивалась очень интимным и личным образом. Действие происходит в восьмидесятых годах, Марсия Голд борется со связью и разъединением людей вокруг нее по отношению к событиям. Сложность ее работы в качестве психолога, помогающего молодым девушкам принимать решения, отношение сверстников к ее роли, включая ее бойфренда Джейсона, — все это усугубляет ее непрекращающийся гнев, негодование, необъяснимые сны и кошмары. В конце истории Марсия решает избавиться от своих демонов, шрамов истории ее родителей как переживших Холокост, и перейти к переопределению себя. Побег от кита честен и искренен.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Лила

По Роуз Росс,

Лила рассказывает историю двух семей, переживших 11 мировую войну, чьи дочери родились в один и тот же день в лагере для перемещенных лиц, которые примерно в одно и то же время иммигрируют в Соединенные Штаты и снимают квартиры в одном здании в Южном Бронксе, Нью-Йорк. Район иммигрантов, полный назойливых персонажей, прекрасно прорисован. Все ожидают, что две девушки будут такими же близкими, как сестры, их жизни и судьбы счастливо переплетутся. Однако их взросление сворачивает на опасную территорию. В то время как одной семье удается создать дом любви и заботы, другая превращается в логово дисфункции и извращений. Перевернув все ожидания, две девушки встают на путь ревности и ненависти. По мере раскрытия секретов их пути расходятся, заканчиваясь трагедией. Роман представляет собой сокрушительный портрет того, как травма Холокоста и унаследованная травма, передаваемая следующему поколению, могут разрушить жизни.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Сила прощения

По Ева Мозес Кор,

Еве Мозес Кор было десять лет, когда ее отправили в Освенцим. Как выжившая, она стала красноречивой и противоречивой активисткой движения за прощение. В ее книге рассказывается захватывающая история о том, как она освободилась от бремени ненависти. Не все согласятся с ее позицией, но все будут ею оспорены и тронуты.


  • Купить в:
  • Книжный магазин.org
  • Амазонка

Или просмотрите все 179 книг о Холокосте.

Новые списки книг, связанные с Холокостом

Лучшие книги для размышлений о самых страшных преступлениях нацистов

Майкл С. Брайант

Лучшие книги о том, о чем наши отцы никогда не рассказывали нам о Второй мировой войне

Дональд Л. Уиллертон

Лучшие молодежные книги о девочке-подростке, оказавшейся посреди хаоса

Энни Вуд

Лучшие книги о жизни в нацистской Германии

Мориц Фёльмер

Или просмотрите все 25 новых списков книг, связанных с Холокостом.

Все списки книг о Холокосте

Лучшие книги, написанные детьми и внуками переживших Холокост

Элизабет Рынецки

Лучшие книги о Холокосте с разных точек зрения

Дерек Ниманн

Лучшие книги о свидетельствах Холокоста

Джошуа М. Грин

Лучшие книги о войне глазами детей

Лоис Лоури

Лучшие книги о надежде и понимании после Холокоста

Эллен Кэссиди

Лучшие книги о Холокосте в Восточной Европе

Этти Зильбер

Самые красивые детские книги о необычных правдивых историях о мужестве во время Холокоста

Карен Грей Руэль

Лучшие книги о межпоколенческих травмах после геноцидов

Этти Зильбер

Или просмотрите все 49 списков книг, связанных с Холокостом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *