Я сокрою себя среди вас: Исаия 8:17 — Ис 8:17 — параллельные ссылки

Содержание

Исаия 8:17 — Ис 8:17 — параллельные ссылки

Исаия 8 глава » Исаия 8:17 — параллельные ссылки.

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

СТАНЬТЕ НАШИМ «АНГЕЛОМ»

сравнение ссылки стронг комментарии

Параллельные ссылки: Исаия 8:17 /

Ис 8:17

Ис 8:17

Итак, я надеюсь на Господа, сокрывшего лицо Своё от дома Иаковлева, и уповаю на Него.


1Фес 1:10

и ожидать с небес Сына Его, Которого Он воскресил из мёртвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева.


2Фес 3:5

Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово.


Втор 31:17

и возгорится гнев Мой на него в тот день, и Я оставлю их и сокрою лицо Моё от них, и он истреблён будет, и постигнут его многие бедствия и скорби, и скажет он в тот день: «не потому ли постигли меня сии бедствия, что нет Бога моего среди меня?»


Втор 31:18

и Я сокрою лицо Моё от него в тот день за все беззакония его, которые он сделает, обратившись к иным богам.


Втор 32:20

и сказал: сокрою лицо Моё от них и увижу, какой будет конец их; ибо они род развращённый; дети, в которых нет верности;


Иез 39:23

И узнают народы, что дом Израилев был переселён за неправду свою; за то, что они поступали вероломно предо Мною, Я сокрыл от них лицо Моё и отдал их в руки врагов их, и все они пали от меча.


Иез 39:24

За нечистоты их и за их беззаконие Я сделал это с ними, и сокрыл от них лицо Моё.


Быт 49:18

На помощь твою надеюсь, Господи!


Авв 2:3

ибо видение относится ещё к определённому времени и говорит о конце и не обманет; и хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится.


Евр 10:36-39

Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное; ибо ещё немного, очень немного, и Грядущий придёт и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя. Мы же не из колеблющихся на погибель, но стоим в вере к спасению души.


Евр 9:28

так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение.


Ос 12:6

Обратись и ты к Богу твоему; наблюдай милость и суд и уповай на Бога твоего всегда.


Ис 25:9

И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Господь; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасении Его!


Ис 26:8

И на пути судов Твоих, Господи, мы уповали на Тебя; к имени Твоему и к воспоминанию о Тебе стремилась душа наша.


Ис 33:2

Господи! помилуй нас; на Тебя уповаем мы; будь нашею мышцею с раннего утра и спасением нашим во время тесное.


Ис 50:10

Кто из вас боится Господа, слушается гласа Раба Его? Кто ходит во мраке, без света, да уповает на имя Господа и да утверждается в Боге своём.


Ис 54:8

В жару гнева Я сокрыл от тебя лицо Моё на время, но вечною милостью помилую тебя, говорит Искупитель твой, Господь.


Ис 59:2

Но беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим, и грехи ваши отвращают лицо Его от вас, чтобы не слышать.


Ис 64:4

Ибо от века не слыхали, не внимали ухом, и никакой глаз не видал другого бога, кроме Тебя, который столько сделал бы для надеющихся на него.


Ис 64:7

И нет призывающего имя Твоё, который положил бы крепко держаться за Тебя; поэтому Ты сокрыл от нас лицо Твоё и оставил нас погибать от беззаконий наших.


Плач 3:25

Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его.


Плач 3:26

Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа.


Лк 2:38

И она в то время, подойдя, славила Господа и говорила о Нём всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме.


Мих 3:4

И будут они взывать к Господу, но Он не услышит их и сокроет лицо Своё от них на то время, как они злодействуют.


Мих 7:7

А я буду взирать на Господа, уповать на Бога спасения моего: Бог мой услышит меня.


Пс 130:5


Пс 27:14


Пс 33:20

Много скорбей у праведного, и от всех их избавит его Господь.


Пс 37:34


Пс 39:7

Жертвы и приношения Ты не восхотел; Ты открыл мне уши; всесожжения и жертвы за грех Ты не потребовал.


Пс 40:1

Начальнику хора. Псалом Давида.


// Детская Библия

// Блог. Новости и размышления

// Сравнение стихов и анализ текста

// Параллельное чтение двух переводов

// План чтения Библии на каждый день

// Бесплатно скачать Библию

2007–2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите: bible-man@mail.ru.

Наверх

Исход 33 / Современный русский перевод (ИПБ им. М. П. Кулакова)

Последствия греха, совершенного народом

«Теперь, — сказал Господь Моисею, — снимайтесь со стоянки и идите — и ты, и весь народ, что вывел ты из Египта, — идите в ту землю, которую Я клятвенно обещал Аврааму, Исааку и Иакову: „Потомкам твоим дам ее“. Я пошлю перед вами Ангела и прогоню ханаанеев, амореев, хеттов, периззеев, хиввеев и евусеев. Вы придете в землю, что источает молоко и мед, но Сам Я с вами не пойду, чтобы Мое пребывание среди вас не обернулось погибелью для васБукв.: чтобы не погубить Мне тебя.» value=»*»> в этом пути, ибо вы — народ упрямый». Загоревал народ, услышав такой суровый приговор, и никто не решался надевать на себя украшений своих.

А Господь сказал тогда Моисею: «Объясни сынам Израилевым: если Я пойду с ними — даже какое-то короткое время, может случиться, что Мне придется их уничтожить из-за их же упрямства. Пусть они снимут с себя украшения, а Я решу, что делать Мне с ними». (И сняли сыны Израилевы украшения свои у горы Хорив.)

Особый шатер Моисея

Пока не было построено Святилище, Моисей обычно разбивал особый шатер вне стана и называл его Шатром ОткровенияШатром Откровения (или: Шатром Встречи; евр. охель моэд) впоследствии называлось и то Святилище, которое было построено по указанию Господа (см.

28:43).» value=»*»>. Тогда всякий, кто искал ответа от Господа, мог пойти за стан к Шатру этому. И когда Моисей направлялся к Шатру, все израильтяне вставали, выходили из своих жилищ и взглядом провожали вождя, покуда не входил он в Шатер. Всякий раз в тот самый момент, когда Моисей оказывался в Шатре, столп облачный опускался и стоял у входа в Шатер, — и Господь говорил с Моисеем. Все люди при виде сего столпа, что стоял у входа в Шатер Моисеев, поднимались со своих мест и в благоговейном трепете падали ниц у своих жилищ. А Господь в это время разговаривал с МоисеемБукв.: говорил… лицом к лицу, т. е. в непосредственной близости.» value=»*»> так, как обычно говорит кто со своим другом. Потом Моисей возвращался в стан; молодой помощник же его, Иисус Навин, от Шатра не удалялся.

Просьба Моисея о явных проявлениях Божественной милости

И сказал однажды Моисей Господу: «Вот Ты говоришь мне: „Веди народ сей“. Но не открыл, кого пошлешь Ты со мной, хотя и объявил мне: „ИзбралБукв. : знаю тебя по имени — так указывается на особые личные отношения (то же в ст. 17).» value=»*»> тебя, ты снискал Мое расположение“. Но если я действительно угоден Тебе, открой, молю, намерения Твои, помоги постигать Тебя, дабы и впредь я оставался угодным Тебе, Господи. И еще молю, помни, что люди эти — Твой народ». Господь ответил ему: «А если явные знаки Моей любви будут сопровождать тебяБукв.: (если) лицо Мое пойдет с тобой… — это может быть понято как указание на личное присутствие Господа, так и на особые проявления Его любви к Моисею и народу в обещанном служении Ангела (см. 23:20; Ис 63:9). Друг. возм. пер.: Мое присутствие (на всем пути) будет для тебя явным, и Я дарую покой тебе.» value=»*»>

на всем пути, будешь ли ты спокоен?» «Если не будет с нами этих явных знаков Твоей заботы и любвиБукв.: если не пойдет Твое лицо (с нами).» value=»*»>, — отозвался Моисей, — то лучше и не уводи нас отсюда. А то как же узнаем мы, я и народ Твой, что обрели благоволение Твое? Не по тому ли, что Ты Сам пойдешь с нами? Это и отличит нас от всех народов на земле».
Господь заверил Моисея: «Сделаю то, о чем ты просишь. Ибо ты снискал Мое расположение, и Я избрал тебя».

Заверение в Божественном расположении

И когда Моисей попросил: «Позволь же мне увидеть славу Твою», Господь ответил: «Я непременно это сделаю: Моей всеблагости дам перед тобою открытьсяБукв.: пройти.» value=»*»> и тем возвещу тебе, что несет в себе имя Господь: Я милую, кого хочу помиловать, и кого хочу пожалеть — пожалею. Но лик Мой нельзя тебе видеть, ибо не может человек, увидевший Меня, в живых остаться». И еще сказал Господь: «Смотри, есть место возле Меня, где ты можешь стоять на скале. И как только здесь появится

свет славы Моей, сокрою тебя в расселине скалы сей и рукою Своей заслоню тебя, пока не пройду мимо. А когда отведу руку, ты сзади посмотришь на Меня; лик же Мой не увидишь».

a) 33:3 Букв.: чтобы не погубить Мне тебя.

b) 33:7 Шатром Откровения (или: Шатром Встречи; евр. охель моэд) впоследствии называлось и то Святилище, которое было построено по указанию Господа (см. 28:43).

c) 33:11 Букв.: говорил… лицом к лицу, т. е. в непосредственной близости.

d) 33:12 Букв.: знаю тебя по имени — так указывается на особые личные отношения (то же в ст. 17).

e) 33:14 Букв.: (если) лицо Мое пойдет с тобой… — это может быть понято как указание на личное присутствие Господа, так и на особые проявления Его любви к Моисею и народу в обещанном служении Ангела (см. 23:20; Ис 63:9). Друг. возм. пер.: Мое присутствие (на всем пути) будет для тебя явным, и Я дарую покой тебе.

f) 33:15 Букв.: если не пойдет Твое лицо (с нами).

g) 33:19 Букв.: пройти.

Книгах « я сокрытием сокрою лицо Мое в тот день за все зло, которое сделал он, обратившись к богам иным»

Юлий Макрон

СОКРЫТИЕМ


СОКРОЮ
«…Я сокрытием сокрою лицо Мое в тот день за все зло, которое сделал он, обратившись к богам иным»
Второзаконие 31:18.
Для чего в
Дварим 31:18 слово «сокрытие» повторено дважды? Чтобы показать – само сокрытие будет сокрыто.
Израэль Бааль Шем Тов

Перевод с латинского, литобработка:
В.И. Сергеев

Ростов-на-Дону

«Терра»

2003


Юлий Макрон

Книга первая

МУХИ


В ПАУТИНЕ
Представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность.

Ф.М. Достоевский.
Преступление и наказание, IV:I

Что такое вечность – это банька,
Вечность – это банька с пауками.
Если эту баньку
Позабудет
Манька,
Что же будет с Родиной и с нами?

Виктор Пелевин.
Generation «П»

Ростов-на-Дону

«Терра»

2003

ББК

С 32


Юлий Макрон. «…Сокрытием сокрою…». – Кн. I: Мухи в паутине. – Интерлюдия: Игра в изломанные кости / Пер. с лат. В.И.Сергеев. – Ростов н/Д.: ООО «Терра», 2004. – 256 с.

ISBN 5-87442-304-4

Книга представляет собой весьма вольный, литературно обработанный перевод произведения предположительно античного автора, оригиналом которого редакция в настоящее время не располагает. Редакция обращается к лицу (лицам) или организации, у которых находятся фрагменты оригинала с настоятельной просьбой связаться с нею в целях полного его научного издания, а также текстологической, почерковедческой, папирологической и прочих экспертиз, которые позволят установить подлинность, надежность и достоверность источника. Выполнение этой работы может пролить новый свет на историю Рима на рубеже эпох. Пока этого не сделано, редакция просит читателей не связывать имена фигурирующих в книге лиц с реальными историческими и мифологическими персонажами и отнестись к предлагаемому тексту исключительно как к художественному вымыслу, апокрифу, а возможно, и злонамеренной фальсификации. Переводчик и издатели просят воспринимать предлагаемый текст буквально, «as is» (как есть), и не несут ответственности за мысли и ассоциации, которые могут прийти читателю в голову в результате его прочтения.

ББК 4484(2)711

ISBN 5-87442-304-4
© В.И. Сергеев, Перевод, литобработка, 2003

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА


Текст этот появился в издательстве «самотеком». Однажды июльским вечером 2001 года, когда асфальт под ногами плавился и тек, а стены зданий источали зной не хуже микроволновки, в помещение редакции зашел высокий и худой, с вислыми усами донской казак. Казак – он так и представился, – из тех, что первыми, по собственному желанию ринулись на защиту братской Югославии. .. Он положил на мой стол толстенную пачку машинописных листов и отрывисто спросил:

– Это можно издать?

Первый же, беглый взгляд на листы привел меня в восторг. Великолепная, пожелтевшая до оттенка слоновой кости бумага первого листа (на нем раскинул острые крылья державный орел со свастикой в когтях) топорщилась многочисленными умлаутами. Текст был напечатан готическим машинописным шрифтом, тем самым, каким печатались почти все немецкие бумаги, и армейские, и гражданских оккупационных властей, в последнюю мировую войну. Это, видимо, была «сопроводиловка». Адресованная – о, удача! о, везение! – в Аненэрбе, «институт расового наследия». На листе стояла единственная фраза: «При сем препровождаю полный текст документа, о котором уведомлял Вас отношением от 11.11.43. Хайль Гитлер!» И размашистая подпись.

Но уже второй лист вызвал недоумение. Он, как и все прочие, был напечатан тем же шрифтом, но не по-немецки: это была чистейшая латынь, я почти сразу начал переводить «с листа». Речь шла об античных временах. Роман, написанный каким-то штабным воякой с рунами СС на мундире?

– Откуда это у вас? – спросил я.

И казак рассказал удивительную историю, которую я кратенько перескажу. Все началось с того, что рядом с железнодорожными путями взорвалась натовская авиабомба. Она-то и выворотила из земли немецкий полевой сейф оккупационных времен. В районе этом тогда действовали югославские антифашисты, видимо, сейф оказался в земле в результате крушения поезда. Бирку, на которой значился номер части, сорвало осколками, от нее оставались лишь погнутые заклепки. Только вдавленные в сталь буквы «REINMETALL» неопровержимо сви­де­тель­ство­ва­ли о былой принадлежности сейфа «Третьему рейху». Он был герметично заварен. «Золото? – подумали ребята. – Бриллианты?»

Когда рассказчик дошел до этого места, передо мной так и поплыли перстни, сорванные с отрубленных пальцев, серьги, с мясом вырванные из ушей расстрелянных или еще живых девушек, золотые зубы, выломанные из челюстей стариков. ..

– Целый ящик золота! – продолжал казак. – Так мы подумали. Что еще могли посылать фашисты в фатерланд в такой надежной упаковке?

Когда свистящий диск «болгарки» прорезал дырочку в стали сейфа, оттуда полилась черная жидкость. Ребята быстро опознали в ней нигрол, смазочное масло, использовавшееся в ходовой части танков тех времен.

Масло слили, одну из стенок сейфа отрезали. Но оттуда не посыпалось ни жемчугов, ни бриллиантов. Там было множество гильз калибра 88 мм (от длинноствольной пушки L-71 – заметил рассказчик, – такую ставили и на «Тигры», и на самоходки. Отличное орудие: высокая начальная скорость снаряда, прекрасная настильность…). Гильзы были попарно соединены – попросту, аккуратно подрезаны и вколочены друг в друга, так что получались поместительные пеналы.

Новый всплеск радости. Бриллианты – в пеналах! Но в них оказалось вот это.

– Здесь – все? – недоверчиво спросил я. – Весь сейф?

– Нет, – сказал казак. – Мы все поделили. .. По жребию. Нас было двенадцать – и пеналов столько же. Что б вы еще придумали? Мы их поделили до того, как вскрывать.

Выяснилось, что бумаги с машинописным текстом оказались только в одном пенале – том, который достался моему посетителю. В остальных, впрочем, тоже был текст, видимо, тот же самый, – но написанный на коже.

– Вот такой, – сказал казак. – Мне ребята дали один лоскут. Чтобы обидно не было. А я им – по своей страничке…

И он показал мне лоскут кожи, производившей впечатление глубочайшей древности. Буровато-коричневый пергамен, скорее всего, телячий, в беловатых и зеленоватых пятнах – следах плесени. Когда-то он был тщательно выдублен и выглажен, но от времени пошел морщинами. С одной стороны – более светлой – пергамен был покрыт не текстом даже, а едва различимыми, бледными следами чернил. Однако, присмотревшись, можно было довольно свободно читать латинский текст, написанный чрезвычайно манерным почерком с наклоном влево и сложными виньетками у знаков, выступающих под и над строкой.

– Я нашел, откуда это, – сказал казак, и начал рыться в машинописной стопке. Действительно, на найденном им листе стоял тот же текст, что и на коже.

– Вы можете оставить это у меня до завтра? – прямо спросил я его.

Он кивнул:

– Но только не лоскут!

Я не уходил из редакции всю ночь. «Файнридер» – отличная программа. К утру у меня слипались глаза, но весь текст был на моем жестком диске.

И очень хорошо, что я это сделал! Потому что утром, чуть свет, казак пришел снова, без всяких объяснений забрал листы, тщательно их пересчитав, и больше не появлялся – по сей день.


***

Отдавая в печать эту книгу я надеюсь, что лица или организации, у которых в настоящее время находится оригинал, свяжутся со мной. Сегодня текст не представляет никакой документальной ценности. Необходимо научное его издание – на языке оригинала, с точным подстрочным переводом, с комментариями. Я не могу сделать даже этого, ибо «файн­ри­де­ровский» оригинал, после того, как я сделал первый, прикидочный, корявый его перевод, погиб у меня вместе с жестким диском, – я подозреваю вирус. .. Клянусь, без зазрения совести вешал бы «ви­ру­со­пи­сателей» на фонарных столбах!

Необходимы текстологическая, почерковедческая, папирологическая и иные-прочие экспертизы, которые установят или подлинность документа, или злонамеренную фальсификацию. А фальсификация, в свою очередь, могла быть выполнена либо в воюющей Германии (для придания фальшивке документальной достоверности поддельщик мог взять палимпсесты древних пергаменов), либо задолго до того – в Византии, например. Кем, зачем, с какой целью?

Пока научное издание не осуществлено, – и будет ли еще осуществлено? – я прошу читателей не связывать имена фигурирующих в книге лиц с реальными историческими и мифологическими персонажами. Я довольно сильно переработал и сократил текст (он изобиловал скучнейшими длиннотами), поэтому пока прошу отнестись к нему лишь как к художественному вымыслу или, если угодно, апокрифу. Надеюсь, что – пока!

Первые семь страниц собственно к тексту не относятся – на них неведомый переписчик живописует страшную судьбу, выпавшую на долю книги и ее хранителей: и убивали-то за нее, и ссылали-то, и сама-то книга, украдкой переписанная, не единожды была ввержена в огонь рукой палача. .. Почему, спрашивается? Для современного читателя она выглядит совершенно невинно. Я опустил эти страницы.

Еще одно. На титульном листе выставлено имя Юлия Макрона. Дело в том, что значительные фрагменты текста (он стилистически весьма неоднороден) написаны от первого лица: «Я приказал стенографистке зафиксировать для потомства эти слова божественного Тиберия…» и т.п., и простейший анализ показывает, что это «я» везде относится или может относиться именно к нему. Юлий Макрон пишет и о себе; поэтому я ввел его в число действующих лиц, не желая приписывать себе текста, автором которого, в сущности, не являюсь.

И последнее. В книге довольно много латыни – я оставлял ее везде, где, на мой взгляд, это придавало тексту дополнительную выразительность или убедительность.

Пролог. ЦИНТИЯ


…Паук ласково жмурит восемь своих красноватых глаз, шевелит влажным бело-розовым провалом рта, обрамленным тонкими и короткими ветвистыми лапками; раздаются шелестящие звуки, но слов она не слышит или не понимает. .. Он похож на обросшего мхом краба, но размером – с вепря. Он нежен с нею – поглаживает ее щеку чудовищной клешней, поросшей мягким седоватым волосом, приносит еду, – сотовый мед, сыр, овощи, куски поджаренного мяса, с которых почему-то капает кровь… Он из своих лап кормит ее, а из его толстого, атласного, бело-золотого брюшка, поросшего спутанной рыжевато-седой шерстью, порой, подрагивая, высовывается и тут же втягивается острое жало… И она, оцепеневшая, заледеневшая от ужаса, криво улыбается и ест эти кровавые блюда, – чтобы не вызвать его гнева…

Он свил гнездо у нее в животе, в fons vitae1. Как он, такой огромный, умудряется влезать в нее, не причиняя ей боли, поворачиваться там, нежно постукивая ножками?..

Пошевелиться она не может – лежит навзничь на травянистом пригорке, заросшем колючим кустарником, вся опутанная сероватыми нитями, волокнистыми и липкими. К ним пристал пыльный мусор – разноцветные блестящие стрекозиные крылышки, пух одуванчиков, желтые сухие листья – и звездное небо видно едва-едва, отдельными кусками. Там, в этом уже давно безлунном небе, развешана чудовищная паутина, похожая почему-то на рыболовные сети. По ней бегают другие пауки, такие же, как этот, серо-золотые, с узором креста на спине. В свою сеть они ловят созвездия: вот несколько пауков слаженно хватают запутавшееся созвездие Рыб, выстригают его из сети, опутывают липкими нитями и подвешивают в дымчатом коконе… Потом обливают кокон смолой и зажигают: летят багрово-черные сполохи, разносится смрадный запах смолы, горелой человеческой кожи, паленых волос…

Желтовато-бурый липкий дым – или туман? – окутывает все, серой пылью путается в волокнах паутины, грязными хлопьями свисает с них копоть… Patriae fumus igne alieno luculentior1. Низкие небеса провисают, как койка галерного каторжника, страдающего недержанием мочи. И на этих серых и пятнистых небесах там и сям, на тех самых местах, где прежде горели груды звездного огня, висят гроздья паучьих коконов, мерцающих изнутри светом, который с равным правом можно назвать и золотым, и гнойно-желтым. ..

Вот пауки чего-то не поделили и схватились между собой: с низких паутинных небес на землю падают обломки жвал, лапок и клешней, хитиновые панцири, капает гной из пропоротых брюх…

И это все длится, длится, рассвет все не наступает…


***

Цинтия застонала во сне.

Тиберий услышал ее стон и тряхнул головой, отгоняя наваждение. Что за кошмар лезет в голову! Откуда эти пауки примерещились?..

Она сквозь сон услыхала, что он идет к ней, и, не открывая глаз, пробормотала:

– Я уйду… сегодня…

– Куда это еще?

Тиберий в который раз удивляется: почему он до сих пор не «отодрал ее по черному», как выражаются легионарии? Потому что она так ошеломительно красива?.. Или потому, что напоминает ему Випсанию?.. Та тоже была совершенно воздушной…

Словно догадываясь о его желаниях, она встречает его во всеоружии, привстав на ложе так, чтобы иметь возможность ускользнуть. Впрочем, движения ее медленны, ленивы и бесстыдны. .. Во имя Венеры Вертикордии, как она пахнет со сна!..

– Откуда не возвращаются, вот куда…

А! Вчера он намекал ей, о чем будет писать Августу. Она подыгрывает ему.

– И ты собираешься унести туда, откуда не возвращаются, это изумительное тело?

Он хочет схватить ее, но она легко уходит от объятий, соскальзывает по ту сторону ложа и тянет за собой покрывало тончайшего виссона с пурпурной полосой по краю.

– Женщина уходит для того, чтобы остаться… – мурлычет она, одной рукой придерживая простыню, а кулачком другой то протирая глаза, то прикрывая зевающий рот. – Женщина потому только и остается, что вовремя уходит…

– В памяти, в памяти остается! – он слегка раздражен. – А не на самом деле. И потом, я еще вовсе не хочу, чтобы ты уходила! Тебе что, нравится поступать наперекор моим желаниям?

– Всякому нравится поступать наперекор чужим желаниям, ты это прекрасно знаешь. А иногда и уступать чужим желаниям… своим изумительным телом. .. – добавляет она, поддразнивая его.

Он усмехнулся:

– То-то…

– Пока оно изумительное… Но и потом!.. – словно спохватывается она, а на самом деле продолжает дразнить. – Послушай, я и потом, я и оттуда буду любить тебя! Ведь не может же быть ut meus obeito pulvis amore vacet2

– Pulvis?3 Но мне не нужен прах! – ворчит Тиберий. – Мне ты живая нужна, живая…

Тиберия возмущает ее явный отказ от утренних забав. И все же на прямое насилие руки у него не подымаются…

– А что значит «живая»? – несколько мягче продолжает Цинтия. – Когда-то я жила в маме – и ничегошеньки о том не помню. Но это не значит, что я была неживая, – из ее крови и семени отца в ней ткалась та пурпурная ткань, которая потом стала мной. Еще раньше я жила в любви, которую мама испытывала к отцу – и тоже об этом ничего не помню. Но это не значит, что я была неживая, – мама вздыхала, плакала, шла на причал, с замиранием сердца смотрела на закатные тучи над морем, на пенные гребни волн, искала глазами среди них его парус. .. Вот как я выглядела тогда… Мама звала меня Мелией – «песней»! – ни с того ни с сего добавляет она.

– Где ты этого набралась? – ворчит Тиберий. – Это – болтовня трусливых софистов. Они, мол, жили до рождения и продолжат жить после смерти. Конечно, nunc cum corpore periunt magnae animae1 и все такое прочее, но это важно для тех, кто остался, а не для того, чье тело предают костру!..

– Действительно, глупы люди, что боятся смерти – забавно морщит носик Цинтия. – Но я-то пребываю вовеки! И через сто, и через тысячу лет все та же я буду вдыхать тот же аромат роз и хлебать ту же горько-соленую морскую воду! Всех и каждого беру в свидетели! Никто не убедит меня в обратном!

Тиберий нахмуренно молчит, стоя у резного столика красного дерева, инкрустированного бронзой. На столике громоздятся письменные принадлежности, пергамены, папирусы… «Вот помрешь – и узнаешь», – думает он раздраженно. Но вслух говорит другое:

– Одному легионарию моему голову снесли, а он в пылу битвы того не заметил и продолжал доблестно сражаться. ..

Цинтия игнорирует его слова.

– Знаешь, как молятся рыбаки в Аркадии, когда корабль уходит под воду? – говорит она, подходя ближе. – «О, Звезда Морей (Ave, Maris Stella), дай мне уснуть, а проснувшись, снова взяться за весла». Они знают, что смерть – всего лишь короткий сон, а потом снова нужно будет натирать мозоли веслами и парусной снастью.

– А ты-то откуда знаешь? Ты что, тонула с ними?

Улыбка и пожатие плечами в ответ.

– Рыбак – он и есть рыбак, – бросает Тиберий. – Умрет – на смену придет такой же точно. Рыбак, земледелец, легионер в твоем смысле бессмертны. Но когда умирает Вергилий… Цезарь…

– А в чем разница? Тот возвращается к веслам, этот – к «Энеиде»… Или к своей паутине из донесений и приказов, гонцов и палачей, интриг и совещаний…

– Возвращается? После своей… после кораблекрушения?

– А разве пылкий поклонник Вергилия – не тот же Вергилий?

– Но он повторяет чужие слова…

– Чужих слов нет. Если в них истина – их диктует Тот, кто обладает истиной, это Его слова, и неважно, кто их записал. Если же в них ложь – один глупец за другим бормочут их, каждый раз считая своим открытием…

– Гм?..

– В тебе живут сотни людей – сотни снов, – и жизнь каждого длится не дольше мысли. Они являются – и тут же умирают; разве ты скорбишь об их смертях? Ты и замечаешь-то их не всегда… Ничего кроме этого нет. В какой-то момент – ты Вергилий, в другие – Август, Дионис, летящая бабочка…

– К воронам сны! – снова раздражается Тиберий. – И к воронам бабочек! Умирать-то будет не Вергилий и не Август, а я! Я, понимаешь, я, тот, что есть, единственный. Других нет.

– Но что же такое «я»? – с ленивой усмешкой возражает она. – Да, других нет, но кто есть, кто существует? Ты? Вот уж нет! Только Он Один, от начала сущий. Только Он может сказать о себе «Я»!

– А я?

– И ты, и я – всего лишь Его сны…

– ?..

– Я ведь только снюсь тебе, – улыбается Цинтия. – Разве ты не знаешь? И сам себе ты только снишься. Но ты уснул слишком крепко, и потому тебе кажется, что ты – есть, что ты – на самом деле… Поэтому тебе и страшно умирать… И больше никогда не пить вина и не трепать одежду на дорогах… Но что значит умереть? Просто присниться тем, кого сейчас нет, кто придет после. Быть их кошмаром – или их сладкой грёзой… Или не присниться им…

– Про сон – это, конечно, чушь. Но главное ты поняла: человек должен остаться в памяти потомков! Иди-ка, прочти, что я написал! – Он самодовольно заводит руки за спину, прогибается, треща суставами. – Кажется, кое-что удалось…

Цинтия подходит, прищуриваясь и тряхнув буйными темно-рыжими кудрями.

– Это, что ли?

«…Мы провели Квинкватрии2 с полным удовольствием: играли всякий день, так что доска не остывала. Вот и вчера гости были все те же, да еще пришли Виниций и Силий Старший. Мы играли по-стариковски: бросали кости, и у кого выпадет «собака» или шестерка, тот ставит на кон по денарию за кость, а у кого выпадет «Венера», тот забирает деньги…».

– Что ты читаешь! Это – Август пишет мне! А мое – вот оно!

«…Разве не истязая, прославила фортуна всех своих любимцев? И разве не смерть придает окончательный блеск славе человеческой? Зайдет ли разговор об известном человеке, и что мы спрашиваем в первую очередь? «Как он умер?» Двенадцатью подвигами славен Геракл, но первое, что вспоминаем мы – тунику, пропитанную кровью Несса и погребальный костер. Лишь чаша с цикутой окончательно сделала Сократа великим; три четверти людей не знают о нем ничего, кроме чаши с цикутой, и не будь ее – не знали бы и его. Лиши Регула гвоздей и досок, вырви у Катона меч, свяжи ему руки, чтобы он не смог сдернуть с ран повязки, – и вот уже немалая часть посмертной славы у них отнята…

Кто-то скажет – нелегко добиться, чтобы дух презрел жизнь. Но разве ты не видишь, по каким ничтожным причинам от нее отказываются? Тот повесился перед дверью отказавшей ему любовницы, этот бросился с крыши, чтобы не слышать упреков хозяина… Так неужели добродетели не под силу то, что с такой легкостью делает страх?

Я сделал для Рима достаточно, чтобы имя мое осталось в памяти потомков. И довольно! Я ухожу!..»

Цинтия с недоумением прочла эти строки, подняла удивленные глаза на Тиберия и заметила:

– Что ж крест-то пропустил?..

– Крест? – удивился он. – Чей?

Но она перебила его:

– Не посылай этого письма. Так нельзя писать…

– Нельзя? Но почему? – опешил Тиберий. Не этих слов ждал он от нее…

– В нем нет спокойствия… уверенности. Здесь они есть, – Цинтия коснулась письма Августа. – А у тебя… котурны, напыщенность… величие второго разбора… Может, это и хорошо для декламации перед толпой… но Август ведь человек умный… Он ждет от тебя другого.

– И чего же он ждет?

Словно не заметив его слов, Цинтия оставляет письмо на столике и идет к балюстраде. Тиберий невольно следует за нею, подрагивая ляжками и шлепая по мрамору босыми ногами. «Какую, однако, власть забрала надо мной эта девчонка! – думает он. – Я ведь и в самом деле хочу узнать, что она об этом думает…»


***

…С полгода назад, в конце осени пришла она к дверям его виллы – худенький подросток с огромными глазами. Озябшая, голодная, со сбитыми пальцами и коленками, одетая не по погоде, в легком платье, без сандалий… Не будь она так красива – ликторы-фацисты попросту досадливо отогнали бы ее. Впрочем, стражи из внешнего оцепления даже не видели, где и как она прошла, и клятвенно уверяли, что мимо них ни зверь не прорыскивал, ни ворон не пролетывал… Однако запах хиосского заставлял думать о другой, более прозаической причине их неведения.

Гречанка, из каких-то дальних далей, из всеми забытого рыбацкого поселка на берегу Аркадии. Что она видела в жизни? Мокрые сети, пахнущие гниющими водорослями, скудные сумерки в хижине, едва освещенной сосновой лучинкой?. .

Она заявила, что у нее есть дело к наследнику императора. Никакого дела не оказалось, но Тиберий влюбился в нее без памяти, как только увидел.

А когда ее отмыли, умастили, приодели и накормили, оказалось, что с ней не стыдно появиться в любой компании, даже среди тех снобов, что то и дело с самыми благовидными поводами заезжают на Родос и из Египта, и с Востока, и из Малой Азии, да и из самого Рима… Да что там «не стыдно»! Они спорили и ссорились за право сказать ей слово, сесть с ней рядом…


***

Плиты, на которых покоится солнце, горячи для босых ног, те же, на которых лежит тень платанов, по-утреннему холодны. Через балюстраду свешиваются длинные плети роз, их почки уже открываются. Тиберий касается руками прохладного мрамора и невольно вздрагивает от его скользкости: за балюстрадой, далеко внизу, вздыхает и взрыкивает море, налетая белопенными волнами на косматые зеленые скалы. Ниже и значительно правее шумит и громыхает торговый порт Камироса; от судов к складам и назад многочисленными цепочками идут рабы с амфорами, бочками, тюками и ящиками. ..

– О, Юпитер, какой чудный день! – жмурится на солнце Тиберий. – И умирать не хочется…

– Зачем же тебе умирать? – замечает Цинтия, полуобернувшись через плечо; глаз ее не видно за ресницами. – Тебе жить и жить! Ведь ты теперь свободен. Уже несколько дней, как свободен! Завтра утром придет почта, и Август с обычными своими ужимками известит, что развел тебя с Юлией. От твоего имени, но по собственной инициативе. А ее отправил в ссылку…

Тиберий недоверчиво хмыкает.

– Как ты можешь знать?

– Он раздумывает сейчас, не казнить ли ее за прелюбодеяние… по древнему праву отца… Ее любовник уже покончил с собой… И ее сообщница, Феба, вольноотпущенница… А он сказал, что лучше бы ему быть отцом Фебы, нашедшей в себе силы на это, чем ее отцом…

– Как звали любовника? – быстро спросил Тиберий.

– Юл Антоний. Ты словно проверяешь меня, – улыбается Цинтия. – Не беспокойся, я знаю.

– Только обреченные на смерть могут знать будущее. ..

– Все мы обречены, – был ответ. – А я сегодня уйду

Тиберий удивленно смотрит на нее, а она – в небесную лазурь, на ту грань, где море перетекает в небо. Так она серьезно? Он делает движение к ней вдоль балюстрады – она отодвигается:

– Не подходи! Прыгну немедленно!

– И вот так всегда, – ворчит Тиберий. – Только почувствуешь себя более-менее уверенно, и на тебе! Либо солнце закатится, либо из цирка возгремит финал Еврипидова хора. Что еще тебе взбрело в голову?

– Я беременна, – говорит Цинтия. – Пятый месяц, он уже стучит ножками…

– Очень за тебя рад. Понятно, что тебе хочется прыгать от радости… но почему со скалы? И, раз уж ты взялась предсказывать: буду ли я императором?

Он просто не сумел сдержаться, задавая этот вопрос, и ему неловко. Она оглядывает его, ему чудится в этом взгляде презрение:

– Разумеется, будешь! – Цинтия поглаживает рукой мрамор балюстрады. – А наш сын – если он будет – будет императором мира. .. Века и века будут править миром его преемники!..

– Императором… Преемники… – иронически растягивает слова Тиберий, словно пробуя их на вкус. – Я по сей день не знаю, буду ли императором Рима, а тут сразу – миратысячи лет… Что ж, я, по-твоему, должен просить тестя, божественного Августа… гм… и сенаторов… признать наследником сына, рожденного… гм… на стороне?.. Не зная еще, наследник ли я сам… Вряд ли они обрадуются. Так что с этим предсказанием ты… ошибаешься. А для пророка, видишь ли, важно, чтобы сбывались все его предсказания. Если он ошибается в одном, ему, как Кассандре, уже ни в чем нет веры… Ты, может, не знаешь: у меня есть сын, Друз, ему десять лет, и я нежно люблю и его, и его мать… Випсанию Агриппину… по сей день. Я и тебя-то… взял… потому, что ты на нее похожа. Если я стану императором, – в чем у меня после твоих слов вовсе не прибавилось уверенности, – супругой моей будет она… я, во всяком случае, все для этого сделаю. .. Она, не ты. А наследником – он.

– А ни от тебя, ни от Августа, ни от Сената ничего уже не зависит, – усмехается Цинтия. – Випсания отдыхает… И Друз… Сейчас все – в моей власти. Забудь я о долге – ты поразишься, как легко устроится все остальное, сколько сил, – и человеческих, и… словом, не человеческих – будет в это вовлечено. Рож – и буду императрицей до гроба. И твоей супругой. Consortium omnis vitae1… Даже если Випсания удавится от злости!

Тиберий некоторое время почти с восхищением смотрит на эту портовую шлюшку: ему нравятся такие, наглые до беспредела.

– Но если так, – хмыкает он, – зачем тебе умирать? Впереди – океан счастья! Ныряй в него, не в эту лужу! С этим ребенком, по твоим словам, к Риму придет власть над миром. Чем же он помешал тебе?

Показалось бы слишком могучим

Племя римлян богам, если б этот их дар сохранило0?

– Дар?.. Да он будет запредельным чудовищем, ужасом человечества. Каких не было в истории…

– Ну и пусть! – скалится Тиберий. – Подумаешь, чудовищем! Лишь бы правил!

– Он целиком, до последнего человека, вырежет народ…

Тиберий хохочет, не дослушав ее:

– И в этом-то состоит запредельное злодейство?

– И еще он уничтожит книги (она выговорила это слово по-гречески – Βιβλιον), и после этого у людей не останется надежды. Уничтожит бесследно, полностью, понимаешь, и их, и тех, для кого они святы. И никто даже знать не будет, что книг нет, и надежды не осталось… Она именно так сказала…

– А кто эта «она»?

– Сивилла, – пожала плечами Цинтия. – Сабба. Старуха. С глубокими морщинами, с ввалившимися глазами, с большими бородавками на лице, заросшими седым волосом. И под крышей ее хижины, среди сушеных трав и мухоморов, висело чучело крокодила… – в голосе Цинтии мелькает тень озорства.

– Настоящая ведьма, – удовлетворен Тиберий. – Разве не могла она сказать ложь специально, во зло тебе или мне?

Цинтия стоит, в упор глядя на Тиберия, но и тот не собирается отводить взгляд:

– Ну, хорошо, я – злодей, сын мой – злодей. .. – Он старается не горячиться и быть убедительным. – Но при чем тут книги? Какое отношение имеют книги к надежде? Какой надежде? Надежде на что? Пойми, это просто бред! Не верь грошовым доморощенным предсказаниям! Из-за пустых слов, сказанных по вздорному поводу, ты собираешься лишить жизни и себя, и сына. Живого, стучащего ножками! Цинтия! Опомнись! Приди в себя! Monstra te esse matrem!1 Кстати, откуда ты знаешь, что будет сын?

– Сын, я знаю. Но его не должно быть, – спокойно, хоть пальчики ее слегка вздрагивают, возражает Цинтия. – Если он будет, он сделает то, что о нем предсказано. Уничтожит народ. Книги. Но те, кто останется, даже не поймут, что произошло. Они будут слагать только славословия в нашу – твою и мою – честь. А проклинать меня тогда, понимаешь, проклинать меня в веках, век за веком, как должно бы, будет просто некому. Некому, понимаешь? Их не будет.

– Да кого ж этих их, разрази их Юпитер!? – откровенно уже паясничает Тиберий. – Кто посмеет проклинать мою девочку! Да я всех их, одного за другим, самолично зарежу, чтобы только ты осталась со мной… Nec Deus intersit!2

– Их? Какая разница…

Цинтия поднимает руки и кончиками пальцев касается лба и висков. Лицо ее жалко и измучено, на верхней губке и на висках – росинки пота.

– В самом деле, какая разница! Мы же не о чем-то реальном говорим… О, позабытая в веках спасительница мира!.. У тебя истерика, девочка, в твоем положении это бывает… Расслабься, успокойся, приляг, сейчас я велю принести вина и легкий завтрак… Соленые маслины, да? И холодной вареной баранины? Постной… С теплой душистой ячменной лепешечкой, а?

Цинтия отрицательно качает головой:

– Не хочу…

– Ты говоришь – книги. Но чту такое книги? Вот Цезарь спалил Александрийскую библиотеку, почти полмиллиона книг – неважно, хотел, не хотел, пусть даже сама сгорела, – что и для кого от этого изменилось? Да хоть все вообще их сжечь – кому от этого станет жарко или холодно, кроме тех, кто сумеет нагреть на этом руки? Хочешь, я сожгу. ..

Не выпуская ее из вида, он отступает на два шага к столику, хватает письмо, подносит его к факелу. Пергамен вспыхивает.

Цинтия, полуобернувшись, смотрит… И молчит.

Дались же ей эти книги… Лет десять назад Август действительно собрал по империи и спалил все писаные оракулы, но они были ложными, а истинные поместили в храме Аполлона Палатинского. Habent sua fata libelli3, и в Риме их судьба – быть сожженными. Тарквиний вверг в пламя Сивиллины книги. Цезарь жег все, до чего мог дотянуться. До Александрийской, хоть не все это помнят, была другая огромная библиотека, в Галлии, в Алезии, принадлежавшая друидам – и он предал ее огню вместе с друидами… Немудрено, что какая-то гадалка, у которой отняли шпаргалку, позволявшую зарабатывать ее вздорный хлеб, могла наболтать что-то невежественной девчонке…

– Она сказала, что я сама все увижу, – лихорадочно забормотала Цинтия. – И пойму. Тогда я почти сразу все забыла. А вспомнила недавно, после сна с пауком… все вспомнила… и поняла. И увидела. Ее слова теперь ни при чем. Я вижу сама! Когда от всего подзвездного мира, лишенного луны, остается жалкая лачуга, заплетенная паутиной, и неразборчивый навязчивый шелест на ухо, – и это уже, пойми, для всех и навеки, надежд нет никаких, надеяться больше не на кого… Sperandum est vivis, non est spes ulla sepultis1

– Сна с пауком? – вздрагивает Тиберий, тут же вспомнив свой предутренний кошмар, в котором он лежал навзничь, спеленатый паутинами, и глядел в полыхающее зарницами пожаров ночное небо. Спину его осыпает холодный пот. – Ты заговариваешься. Ты бредишь. Давай забудем все, что тут произошло, ты приляжешь, и тебе сделают холодный компресс?.. Я сам сделаю его! А?

Цинтия отрицательно качнула головой:

– Конечно, забудем! Меня ты забудешь сегодня же, еще и солнце не закатится. «Цинтия? Чье это имя? Почему оно мне мерещится?» Так должно быть. Лучше безвестность, чем бесславье. .. воплощенное в славословиях…

– Цинтия!

– Он мог бы стать подлинным чудовищем, – медленно говорит она, словно закончив что-то мучительное взвешивать и приняв окончательное решение. – Именно этот. Bellus qua non occisa homo non potest vivere2. Но его не будет… – Она побледнела и пошатнулась. – А другой и сделает другое…

Тиберий не ищет слов: слова не помогут. Он шагает от столика к балюстраде, теперь их разделяет всего несколько локтей… Она стоит, слегка склонив голову, упершись руками в балюстраду, словно собирается с силами… Одно мгновение: броситься, схватить ее…

И вдруг, как-то сразу и до конца, Тиберий понимает, что, собственно, происходит. Цинтия одержима демоном! Да! С красными глазами, горящими, как угли, со зловонным, опаляющим, липким дыханием, cornutus et hirsutus3, – почти наяву предстает он перед ним. И сразу исчезает, но Тиберий чувствует, как мышцы его, руки, спина, ноги наливаются нечеловеческой силой. Пальцы становятся цепкими, словно когти… Броситься и схватить ее! Всего несколько локтей… Неужели не успею?..

Прицеливающимся взглядом, готовясь к прыжку, он глядит на нее, – и вздрагивает, отшатывается, прикрывает глаза рукой… Что это, во имя Юпитера Капитолийского?! За ее спиной распахнулись огромные лебединые крылья… Он отвел руку – разумеется, только показалось! Это всего лишь далекое белое волокнистое облачко, отливая жемчужным и розовым, спешит своим таинственным путем по небесной лазури… Но момент для прыжка упущен, ноги слабеют, поджилки трясутся…

***

Как же неимоверно он устал от этого разговора!.. О чем он старается? Зачем? Девчонка хочет утопиться, потому что ей что-то там такое наболтали о ее ребенке. Ну и пусть топится! В конце концов, ведь invitum qui servat idem facit occidenti4

Но чем больше он так себя уговаривает, тем страшнее ему становится. Словно свет понимания – сначала дымный, чадящий, а потом нестерпимо яркий, опаляющий и слепящий, разгорается в нем. Так Минос Критский вместо семени извергал ядовитых змей и скорпионов и губил сходившихся с ним женщин… С этим ребенком – его ребенком! – связано что-то страшное, лютое, непереносимое… От того, родится он или не родится, зависят судьбы мира. Она это знала заранее. И пришла специально, чтобы не другая, незнающая, а именно она зачала, а потом убила этого ребенка…

– Цинтия!

– Да?


– Осенью, когда ты пришла, ты ведь этого еще не знала?

Ему кажется, что он не сам произносит эти безнадежные слова, а кто-то иной выговаривает их, одно за другим, его губами.

Она не спрашивает, чего она знала, она потупляет глаза, она не в силах солгать:

– Я это знала…

От этого ответа вдоль его хребта снизу вверх пошла волна озноба, поднимая шерстинки.

– Ты только для этого приходила?

Вот уж и на затылке волосы поднимаются от священного ужаса… Так он угадал?! Она из сонма небожителей?!

С минуту она смотрит на него взором оттуда, из безмерного далека.

– То есть, что ли я, как подневольная рабыня, к тебе была послана… а теперь ухожу?..

Тиберий кивает. Глаза его широко открыты.

– А я ведь хотела, я собиралась… ночью… без тебя… Ты спал…

– Ну?


– Я не смогла…

– Почему?

– А ты не понимаешь? Я хотела проститься…

– Цинтия!..

– И я не могу тебя даже поцеловать, – заторопилась она, – потому что тогда ты меня уже не отпустишь… И я сама не смогу уйти… Я не просто орудие судьбы… орудие пытки… Я живая, я хочу добра, я люблю… Но если я не сделаю этого сейчас, я этого вообще никогда не смогу сделать… И все будет не так, как должно быть…

– Цинтия!..

– Не подходи!

***

Через балюстраду легким, мечущимся своим полетом перепархивает крупная яркая бабочка, снижается, снова поднимается почти к самому лицу Цинтии и от нее направляется в морской простор…

– Видишь – это Он, – говорит она, широко распахнув руки, совсем другим, легким и чистым голосом, тем, какой был у нее всегда. – Он зовет меня, видишь?

– Мелия! – вскрикивает Тиберий, и руки его сами собой вскидываются, словно хотят удержать ее…

– Ты запомнил, – оборачивает она к нему счастливое лицо, залитое слезами, а он-то и не видел, что она плачет. – Прощай! Любимый… Я вернусь! Может быть, завтрашним же утром вернусь!..

…Живое женское тело, комок теплой плоти и несказбнных ароматов, легко взлетает над мраморной балюстрадой, а потом, крутясь и переворачиваясь, начинает падать.

***

Тиберий отворачивается. Он не хочет видеть, как это произойдет… В то мгновение, когда тело ее с глухим шлепком коснется острых и корявых известковых скал, где взревывает прибой, – разом разорвутся таинственные нити, которыми дух привязан к материи. Все, что год за годом срасталось с этим телом или отпечатывалось в нем – страхи и надежды, желание счастья и тепла, память о боли и ласках, мечты и тоска, – все в одно мгновение станет ничем, канет во мрак без отклика и возврата. Волна за волной будут равнодушно приподнимать легко уступающие их движениям руки и ноги, желтовато-розовые на зелени водорослей. Но зелень скоро побуреет, пропитываясь кровью из разорванных артерий, покроется серой слизью из расколотого черепа… А потом очередная, более тяжелая волна сорвет труп со скал, оставив на них клочья выцветшей, белесой, обескровленной кожи, и потащит его в открытое море…

– Прости, – шепчет он.

Скачать 1.17 Mb.


Поделитесь с Вашими друзьями:

34 Bible verses about God Hiding

  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • Q
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • W
  • X
  • Y
  • Z

Наиболее соответствующие версии

  • DEUTER 31:

    .

    Тогда воспламенится гнев Мой на них в тот день, и покину их, и сокрою от них лице Мое, и истребятся они, и придут на них многие беды и беды; так что они скажут в тот день: «Не оттого ли, что Бога нашего нет среди нас, постигли нас эти бедствия?» Но Я сокрою лицо Мое в тот день от всего зла, которое они сделают, ибо они обратятся к другим богам.

    Второзаконие 32:20

    Понятия стиха

    «Тогда Он сказал: ‘Я сокрою от них лицо Мое,
    Я увижу, каков будет их конец;
    Ибо род извращенный,
    Сыны, в которых нет верности.

    Михей 3:4

    Понятия стиха

    Тогда воззовут к Господу,
    Но Он не ответит им.
    Вместо этого Он скроет от них Свой лик в то время.
    Потому что они творили злые дела.

    Иезекииль 39:23

    Понятия стиха

    Народы узнают, что дом Израилев ушел в плен за свое беззаконие, потому что они вероломно поступили против Меня, и Я сокрыл от них лицо Мое; и я отдал их в руки противников их, и все они пали от меча.

    Иезекииль 39:24

    Понятия стиха

    По нечистоте их и по беззакониям их Я поступил с ними и сокрыл от них лице Мое»’» 9.0059

    Исаия 57:17

    Понятия стиха

    «Из-за беззакония его неправедной корысти я разгневался и ударил его;
    Я закрыл лице Мое и разгневался,
    А он продолжал отворачиваться, на пути сердца своего.

    Исаия 54:8

    Понятия стиха

    «В порыве гнева
    Я сокрыл лицо Мое от тебя на мгновение,
    Но вечной милостью помилую тебя»
    Говорит Господь, твой Искупитель.

    Псалом 30:7

    Понятия стиха

    Господи, по Своей милости Ты укрепил мою гору;
    Ты скрыл Свой лик, я был встревожен.

    Исаия 64:7

    Понятия стиха

    Нет никого, кто взывает к Твоему имени,
    Кто пробуждается, чтобы ухватиться за Тебя;
    Ибо Ты сокрыл от нас лицо Свое
    И предал нас во власть беззаконий наших.

    Иеремия 33:5

    Понятия стиха

    «В то время как они идут воевать с халдеями и наполнять их трупами людей, которых Я убил во гневе Моем и в гневе Моем, и Я сокрыл лицо Мое от этого города из-за всей их нечестия:

    Псалом 10 :11

    Понятия стиха

    Он говорит себе: «Бог забыл;
    Он сокрыл Свой лик; Он никогда этого не увидит».

    Исайя 8:17

    Понятия стиха

    И я буду ждать Господа, скрывающего Свой лик от дома Иакова; Я даже буду с нетерпением искать Его.

    Осия 5:6

    Понятия стиха

    Они пойдут со своими овцами и стадами
    Искать Господа, но не найдут Его;
    Он ушел от них.

    Исаия 45:15

    Понятия стиха

    Воистину, Ты Бог сокровенный,
    Боже Израилев, Спаситель!

    Псалом 13:1

    Понятия стиха

    Для хормейстера. Псалом Давида.
    Как долго, Господи? Ты забудешь меня навсегда?
    Доколе Ты будешь скрывать от меня Свой лик?

    Псалом 89:46

    Понятия стиха

    До каких пор, Господи?
    Спрячешься ли ты навсегда?
    Будет ли Твой гнев гореть, как огонь?

    Работа 13:24

    Понятия стиха

    «Почему Ты прячешь Свой лик
    И считаешь меня Своим врагом?

    Псалом 44:24

    Понятия стиха

    Почему Ты скрываешь Свой лик
    И забываешь нашу скорбь и наше угнетение?

    Псалом 88:14

    Понятия стиха

    Господи, почему Ты отвергаешь мою душу?
    Почему Ты прячешь от меня Свой лик?

    Псалом 10:1

    Понятия стиха

    Почему Ты стоишь вдали, Господи?
    Почему Ты прячешься в трудную минуту?

    Псалом 104:29

    Понятия стиха

    Ты прячешь Свой лик, они в смятении;
    Вы забираете их дух, они умирают
    И возвращаются в прах.

    Работа 34:29

    Понятия стиха

    Когда Он молчит, кто же может осудить?
    И когда Он скроет Свой лик, кто тогда может Его узреть,
    То есть в отношении как народа, так и человека?—

    Исайя 59:2

    Понятия стиха

    Но ваши беззакония произвели разделение между вами и вашим Богом,
    И ваши грехи скрыли от вас лицо Его, так что Он не слышит.

    Псалом 51:9

    Понятия стиха

    Сокрой Свой лик от грехов моих
    И изгладь все беззакония мои.

    Бытие 4:14

    Понятия стиха

    Вот, Ты низверг меня сегодня с лица земли; и от лица Твоего я сокроюсь, и буду бродягой и скитальцем на земле, и всякий, кто найдет меня, убьет меня».

    Псалом 22:24

    Понятия стиха

    Ибо Он не пренебрегал и не гнушался страданием страждущих;
    И не скрыл от него Своего лица;
    Но когда он воззвал к Нему о помощи, Он услышал.

    Псалом 27:9

    Понятия стиха

    Не скрывай от меня лица Твоего,
    Не отвращай в гневе раба Твоего;
    Ты был мне помощником;
    Не оставь меня и не оставь меня,
    Боже спасения моего!

    Псалом 69:17

    Понятия стиха

    И не скрывай лица Твоего от раба Твоего,
    Ибо я в беде; ответь мне быстро.

    Псалом 102:2

    Понятия стиха

    Не скрывай от меня лица Твоего в день бедствия моего;
    Приклони ко мне ухо Твое;
    В тот день, когда я позову, ответь мне быстро.

    Псалом 143:7

    Понятия стиха

    Ответь мне скорее, Господи, мой дух изнемогает;
    Не скрывай от меня Свой лик,
    Или я стану подобен тем, кто нисходит в яму.

    Псалом 55:1

    Понятия стиха

    Для хормейстера; на струнных инструментах. Маскил Давида.
    Внемли моей молитве, Боже;
    И не прячься от мольбы моей.

    Исаия 30:20

    Понятия стиха

    Хотя Господь дал вам хлеб лишений и воду угнетения, Он, ваш Учитель, уже не скроется, но ваши глаза будут видеть вашего Учителя.

    Иезекииль 39:29

    Понятия стиха

    Я уже не скрою от них лица Моего, ибо излию от Духа Моего на дом Израилев», — говорит Господь Бог.

    Библейский Теазаурус

    • Бог (4960 экземпляров)
    • Сокрытие (85 экземпляров)

    Темы о Боге, скрывающемся

    Бог скрывает людей

    Псалом 27:5

    Понятия стиха

    Ибо в день бедствия Он укроет меня в Своей скинии;
    В укромном месте Своего шатра Он укроет меня;
    Он поднимет меня на скалу.

    • Лицо Бога
    • Бог, Откровение
    • Отвержение Бога, результаты
    • Грех отделяет от Бога
    • Грех, Эффекты
    • вуали
    • Еще 21 тема о Боге
    • Еще 7 тем о сокрытии

    актуальность⇑алфавит⇑книга⇑новый завет⇑

    Подписаться на Стих дня

    Никогда не пропустите пост

    Фильтровать по алфавитуABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ

    Copyright ©19 New Bible60, 1962, 1963, 1968, 1971, 1972, 1973, 1975, 1977, 1995, Фонд Локмана, Ла-Хабра, Калифорния. Все права защищены. Для получения разрешения на цитирование информации посетите сайт http://www.lockman.org

    © Copyright [2011 — 2022] Knowing-Jesus.com — Все права защищены

    Wethersfield, CT > Спрячьтесь

    Мы смотрим на жизнь Илии в 3 Царств. Илия — важная, но малоизученная и недооцененная личность в Библии. Как я упоминал на прошлой неделе, изучать исторические книги сложно, потому что это требует понимания другого времени и места, но это важно, потому что все Писание вдохновлено Богом. Изучая эти трудные для понимания книги, мы получаем более широкое представление о Боге и библейской истории.

    На прошлой неделе мы увидели, что в Израиле все стало очень плохо. Ахав, стремясь к богатству Финикии, женится на женщине по имени Иезавель, дочери царя Сидона. Вместе Ахав и Иезавель заменяют поклонение Богу поклонением Ваалу. Более того, Иезавель систематически убивает священников и пророков Господа. Земля Израиля полностью впала в идолопоклонство и безнравственность. В невероятно смелом противостоянии Элайджа заявляет, что в ближайшие несколько лет дождя не будет.

    3-я Царств 17:1-7 — И сказал Илия Фесвитянин из Фесбе в Галааде Ахаву: жив Господь, Бог Израилев, пред Которым я стою, не будет в эти годы ни росы, ни дождя, кроме по моему слову».

    Ахав и Иезавель, вероятно, хорошо посмеялись над этим. Вот что происходит дальше:

    2 И было к нему слово Господне: 3 пойди отсюда и обратись на восток, и скройся у потока Хорафа, что на восток от Иордана. 4 из потока будешь пить, и Я приказал воронам кормить тебя там». 5 Он пошел и сделал по слову Господню. Он пошел и жил у потока Хорафа, что на восток от Иордана. 6 И вороны приносили ему хлеб и мясо утром, и хлеб и мясо вечером, и он пил из ручья. 7 Через некоторое время поток высох, потому что не было дождя на земле.

    Сразу после противостояния Бог велит Илии пойти и спрятаться у ручья Хорафа. Херит означает отрезать, отрезать от других, срубить, как дерево. Это хорошее слово, так как Бог, по сути, отодвинул Илию на второй план, отрезал его от других. Он пьет из ручья, а вороны приносят ему хлеб и мясо. Почему Бог говорит ему идти и прятаться? Я вижу две причины:

    1) Защита – довольно скоро Ахав и Иезавель поймут, что дождя на земле на самом деле нет, и начнут розыск, чтобы найти Элайджу и убить его. Вороны с едой не привлекут внимания к спрятавшемуся человеку. В слове Бога к Илии мы видим его нежную заботу о своем пророке. Бог всегда обещает Свою защиту Своему народу. Псалом 32:7 — Ты укрытие мое; ты защитишь меня от беды и окружишь меня песнями избавления. Псалом 59:1-2 — Избавь меня от врагов моих, Боже; защити меня от восстающих против меня. 2 Избавь меня от злодеев и спаси меня от кровожадных.

    2) Подготовка – Херит будет тренировочной площадкой для Илии, поскольку Бог готовит его к чему-то большему. Илия, проводя время в уединении с Господом, извлечет ценные уроки о Боге и о себе. В частности, две вещи:

    (1) Зависимость. В Херите Бог учит Илию Своей верности. Илия учится доверять Божьему обеспечению. Бог дает ему воду и пищу каждый день, уча его верить в то, что Он верен, пока, наконец, ручей не пересохнет. И он использует нечистых воронов (Лев 11:13-15), совершенно неожиданно. Филиппийцам 4:19- И Бог мой да восполнит всякую нужду вашу по славному богатству Своему во Христе Иисусе. А потом ручей пересыхает, напоминание о том, что мы должны возлагать надежду не на благословение, а на того, кто благословляет.

    (2) Смирение. Бог смиряет Илию. Он вне поля зрения. Должно быть, он чувствовал себя очень бесполезным, очень незначительным. Он ничего не может сделать сам, но полностью зависит от Бога. Как сказал Иоанн Креститель в Евангелии от Иоанна 3:30: «Он должен стать больше; Я должен стать меньше

    Обучая Илию зависимости от Бога и убеждая его в Своей верности, Бог готовит Илию к грядущим великим свершениям. В то время это может показаться неочевидным, но Бог есть. Илия должен научиться этому, потому что, когда человек находится в центре внимания, гордыня и самонадеянность становятся двумя большими искушениями.

    На протяжении всей Библии пустыня, отрезанная от людей, часто служила тренировочной площадкой. Иосиф, становится вторым в начальстве над всем Египтом, но перед этим проводит долгое время в тюрьме. Моисей вырос в Египте, но Бог отправляет его в пустыню на 40 лет, прежде чем его вызывают противостоять фараону. Павел перед миссионерскими путешествиями три года проводит в одиночестве в Аравии. Даже Иисус провел 40 дней в пустыне, прежде чем начать свое служение. Бог часто приводит людей в уединенные места, отстраняя их от внимания, чтобы подготовить их к грядущим великим свершениям.

    Этим утром я хочу, чтобы вы подумали о том, как Бог может делать это в вашей жизни, приводя вас в пустынные места, приводя вас в Херит, намеренно отстраняя вас, чтобы подготовить вас к более великой работе, которую Он для вас приготовил. Или подумайте, что Бог, возможно, зовет вас на время уединения с Ним, чтобы прийти и поучиться у Него в укромном месте. Позвольте мне распаковать это на трех уровнях:

    1) Повседневный уровень. Уединитесь с Богом в молитве, медитации, чтении Писания. Выключи шум и молчи. Выключите радио или iPod и идите прогуляться в тишине. Матфея 6:6 — А когда молишься, войди в комнату твою, затвори дверь и помолись Отцу твоему, Который невидим. Тогда воздаст тебе Отец твой, видящий тайное. Луки 10:38-42. Когда Иисус и его ученики были в пути, он пришел в деревню, где женщина по имени Марфа открыла ему свой дом. 39У нее была сестра по имени Мария, которая сидела у ног Господа и слушала, что Он говорит. 40 Но Марфа была занята всеми приготовлениями, которые нужно было сделать. Она подошла к нему и спросила: «Господи, тебе все равно, что моя сестра оставила меня, чтобы я работала одна? Скажи ей, чтобы помогла мне!» 41 «Марфа, Марфа, — отвечал Господь, — о многом ты беспокоишься и огорчаешься, 42 а нужно только одно. Мария избрала лучшее, и это не отнимется у нее». Это трудно сделать, если вы деятель, если вы хотите максимально эффективно использовать свое время или если вы привыкли к занятости. Даже Билли Грэм поделился, что сожалеет о том, что не учится и не готовится больше, а говорит меньше. Иисус часто оставался наедине с Богом. Марка 1:35 – «Утром, весьма рано, он встал и вышел в пустынное место». Перед крестом он искал уединения в Гефсиманском саду. Сделайте постоянным ритмом своей жизни проводить время наедине с Богом. Возможно, вам придется бороться за это. Но именно здесь Он учит вас иметь Его разум, Его сердце. Поразмышляйте над этим вопросом: как я могу ежедневно «прятаться», чтобы общаться с Богом?

    2) Продленный временной уровень – Совершите обычное отступление. Уезжайте на ночь или на большую часть дня. Остаться наедине с Богом. Пусть он научит вас. Проведите день без интернета или телефона. Будь спокоен. Посмотрите на Иисуса перед важными решениями – Луки 6:12-13. В один из тех дней Иисус вышел на склон горы помолиться и провел ночь, молясь Богу. 13 Когда же настало утро, Он призвал к Себе учеников Своих и избрал из них двенадцать, которых и поставил Апостолами. Пересмотрите свои цели и задачи в жизни. Оцените свою жизнь. Отражать. Задайте себе этот вопрос: как я могу «спрятаться» на более длительной основе, чтобы я мог соединиться с Богом?

    3) Более высокий уровень. Иногда Бог уводит нас из центра внимания на какое-то время, даже на годы. Мы можем чувствовать, что нас отодвинули на второй план. Мы теряем работу, теряем отношения. У нас есть болезнь, которая сдерживает нас. Мы теряем влияние. Мы становимся полностью зависимыми от Бога и наблюдаем, как пересыхает ручей. Мы этого не понимаем, потому что кажется, что Бог мог бы сделать гораздо больше, если бы только дал нам больше влияния, лучшее здоровье, больше друзей. Тенденция Черита состоит в том, чтобы жаловаться и терять веру, напирать и бороться, чтобы вернуть свое место. Вместо этого примите это как приготовление Бога к чему-то большему. Доверяйте Его времени, служите и поклоняйтесь Ему, ожидая, когда Он двинется с места, чтобы освободить вас. Бог формирует ваш характер, учит вас доверять Ему. Вы чувствуете, что ослабеваете, но вы укрепляетесь, когда он учит вас зависимости от Него. А потом ручей пересыхает. Мы действительно переживаем запустение, страдание, одиночество, что значит обходиться без, жаждать, быть в нужде. Святой Иоанн Креста писал о Темной ночи души, которую он описал как опыт, освобождающий нас через чувство сухости, одиночества и отсутствия зависимости от эмоциональной жизни. Исаия 50:10 – «Кто из вас боится Господа и слушается голоса раба Его, который ходит во тьме и не имеет света, но на имя Господа уповает и на Бога своего полагается?» Мы ясно видим, как часто нас отвлекают бесполезные вещи. Мы учимся полагаться не на вещи этого мира, а только на Бога. Как Бог «скрывает меня», чтобы я научился полагаться на Него?

    Цените время укрытия. Они подарок. Они являются подготовкой. Запланируйте их. Максимально используйте их. Когда вы можете спрятаться с Богом? Когда вы просыпаетесь? Перед сном? В твоей машине? Перед едой? На улице вечером? Найдите способ спрятаться с Богом.

    Помните Иеремию 29:13 — Вы будете искать меня и найдете меня, когда будете искать меня всем своим сердцем.

    (стр. 1) — Библейские стихи о Хиде — 97 отрывков

    Я спину бастующим отдавал, а щеки тем, кто выщипывал волосы; Я не скрывал своего лица от стыда и плевков.

    Он был презираем и отвергнут людьми; человек страдающий и знакомый с болезнями. Его презирали, как того, от кого люди прячут свое лицо; а мы его не уважали.

    Не для того ли, чтобы раздать свой хлеб голодным и привести в свой дом бедных, изгнанных? Когда увидишь нагого, одень его; и что вы не скрываетесь от вашей собственной плоти?

    Возьми купленный тобой пояс, который на твоей талии, и встань, иди к Евфрату, и спрячь его там в расщелине скалы.

    Случилось после многих дней, что Господь сказал мне: встань, пойди к Евфрату и возьми оттуда пояс, который Я повелел тебе спрятать там.

    Может ли кто-нибудь спрятаться в тайниках, чтобы я его не видел? говорит ГОСПОДЬ. Разве я не наполняю небо и землю? говорит ГОСПОДЬ.

    Тогда князья сказали Варуху: пойди, спрячься ты и Иеремия; и пусть никто не знает, где вы находитесь.

    Тогда царь Седекия послал и взял к себе Иеремию пророка в третий вход, который в доме Господнем. И сказал царь Иеремии: я спрошу тебя о чем-то. Ничего не скрывай от меня.

    Но если князья услышат, что я говорил с тобою, и придут к тебе, и скажут тебе: скажи нам теперь, что ты сказал царю; не скрывай от нас, и мы не предадим тебя смерти; и что царь сказал тебе:

    Возьми большие камни в руки твои и скрой их в растворе в кирпичной кладке, которая у входа в дом фараонов в Тафпанесе, в глазах жителей Иуды;

    Но Я обнажил Исава, открыл сокровенные места его, и он не может скрыться: погибло семя его, и братья его, и соседи его; и его больше нет.

    за то, что не затворил дверей чрева моей матери и не скрыл беды от глаз моих.

    Которые черны из-за льда, в котором прячется снег.

    «Только не делай мне двух вещей, тогда я не скроюсь от твоего лица:

    Зачем ты скрываешь свое лицо, а меня держишь за своего врага?

    «О, если бы ты спрятал меня в преисподней, что ты будешь хранить меня в тайне, пока не пройдет твой гнев, что ты назначишь мне срок и вспомнишь обо мне!

    «Хоть нечестие сладко в устах его, хоть он и прячет его под языком своим,

    Они отвращают бедняка от пути. Все бедняки земли прячутся.

    Чтобы он отвлек человека от его цели,

    Нет ни тьмы, ни густого мрака, где могли бы укрыться делающие беззаконие.

    Когда Он дает тишину, кто же может осудить? Одинаково ли с народом, или с человеком,

    Вместе спрячьте их в пыли. Свяжите их лица в укромном месте.

    Вы спросили: «Кто это, кто скрывает совет без знания?» поэтому я произнес то, чего не понял, слишком удивительные для меня вещи, которых я не знал.

    Она сказала им: «Идите на гору, чтобы не нашли вас преследователи, и скрывайтесь там три дня, пока не вернутся преследователи. После этого вы можете идти своей дорогой».

    Иисус Навин сказал Ахану: «Сын мой, пожалуйста, воздай славу Господу, Богу Израиля, и исповедуйся перед ним. Скажи мне теперь, что ты сделал! Не скрывай этого от меня!»

    И пришел Ангел Господень, и сел под дубом, который в Офре, который принадлежал Иоасу Авиезериту, а Гедеон, сын его, вымалывал в точиле пшеницу, чтобы скрыть ее от мадианитян.

    Ты слышал мой голос; не прячь ухо твое от моего дыхания, от моего крика.

    Если весь народ земли скроет глаза свои от того человека, когда он даст от своего семени Молоху, и не предаст его смерти;

    Тогда они воззовут к Господу, но Он не ответит им. Да, он скроет от них свое лицо в то время, потому что они сделали свои дела злыми» 9.0059

    Тот, кто прячет ненависть, имеет лживые уста. Кто злословит, тот глупец.

    Благоразумный видит опасность и прячется; но простые проходят и страдают за это.

    Когда торжествуют праведники, великая слава; а когда восстают нечестивые, люди прячутся.

    Когда восстают нечестивые, люди прячутся; а когда они гибнут, праведники преуспевают.

    Что ты стоишь вдали, Господи? Почему ты прячешься в трудную минуту?

    Он говорит в своем сердце: «Бог забыл. Он прячет свое лицо. Он никогда не увидит его».

    Доколе, господи? Ты забудешь меня навсегда? Как долго ты будешь скрывать от меня свое лицо?

    Храни меня как зеницу ока. Спрячь меня под сенью своих крыльев,

    Ибо в день бедствия он будет хранить меня тайно в своем шатре. В тайне своей скинии он укроет меня. Он поднимет меня на скалу.

    Не прячь от меня свое лицо. Не отпускай своего раба в гневе. Вы были моей помощью. Не оставь меня, и не оставь меня, Боже спасения моего.

    В убежище твоего присутствия ты спрячешь их от происков человека. Ты будешь хранить их тайно в жилище вдали от ссоры языков.

    Я признался тебе в своем грехе. Я не скрывал своего беззакония. Я сказал: исповедую Господу преступления мои, и Ты простил вину греха моего. Села.

    Почему ты скрываешь свое лицо и забываешь нашу скорбь и наше угнетение?

    Сокрой лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои.

    Услышь мою молитву, Боже. Не прячься от моей мольбы.

    Спрячь меня от заговора нечестивых, от шумной толпы злодеев;

    Не скрывай лица твоего от раба твоего, ибо я в беде. Отвечай мне скорей!

    Не скроем их от детей их, возвещая грядущему поколению хвалу Господу, Его силе и Его чудесам, которые Он сотворил.

    Господи, почему ты отвергаешь мою душу? Почему ты прячешь от меня свое лицо?

    Доколе, господи? Ты спрячешься навсегда? Будет ли ваш гнев гореть, как огонь?

    Не скрывай от меня лица Твоего в день моей беды. Обрати ко мне ухо. Отвечайте мне быстро в тот день, когда я позвоню.

    Ты прячешь лицо: они обеспокоены; Ты отнимаешь у них дыхание: они умирают и возвращаются в прах.

    Я пришелец на земле. Не скрывай от меня своих заповедей.

    даже тьма не скроется от тебя, но ночь светит как день. Тьма для тебя как свет.

    Поспеши ответить мне, ГОСПОДЬ. Мой дух терпит неудачу. Не скрывай от меня лица Твоего, чтобы я не уподобился нисходящим в яму.

    Избавь меня, Господи, от врагов моих. Я бегу к тебе, чтобы спрятать меня.

    Сказали горам и скалам: «Падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца,


    Христианская литература

    Подражание Христу

    Тот, кто последует за Мною, не будет ходить во тьме, говорит Господь. Это слова Христа; и они побуждают нас подражать его жизни и характеру. Подражание Христу — это руководство к следованию примеру Иисуса Христа. Нашим самым серьезным изучением должно стать подробное изучение жизни Иисуса Христа. Подражание Христу.

    Полное изложение высказываний Иисуса

    Это версия Короля Иакова собственных слов Христа. В этом сборнике собрано и представлено каждое слово, произнесенное Иисусом, в одном месте, а также имеется указатель, помогающий найти конкретные случаи, места и события. Полное изречение Иисуса необходимо прочитать для изучения Библии.

    Рождение Марии

    Евангелие о рождении Марии было приписано Св. Матфею и было воспринято ранними христианами как подлинное и достоверное. Его можно найти в трудах Иеронима, отца церкви 4-го века, и он переведен из его собрания. Рождение Марии.

    Книга Еноха

    Книга Еноха приписывается прадеду Ноя и включена в канон некоторых церквей. В нем описывается падение ангелов (стражей), видения рая и ада и рождение Ноя. Цитаты из книги Еноха встречаются в Новом Завете. Книга Еноха

    Книга I — Адам и Ева

    Книги 1 начинаются сразу после изгнания из Эдемского сада. Мы узнаем о падении, но также и об обещании спасти Адама и его потомков. История изображает борьбу человека со злом, дьяволом и грехом. Первая книга Адама и Евы

    Книга II — Адам и Ева

    Обсуждает горе и смерть Адама. История патриархов, живших до потопа до рождения Ноя; дети Сифа на горе Ермон и смерть Каина. Он заканчивается завещанием и переводом Еноха. Вторая книга Адама и Евы

    Библейские стихи о любви

    Возлюбим друг друга, ибо любовь от Бога, и всякий любящий есть чадо Божие и знает Бога. Кто не любит человека, тот не знает Бога, ибо Бог есть любовь. Бог показал Свою любовь к нам, ибо послал в мир Сына Своего Единородного, чтобы через Него мы имели жизнь. Библейские стихи о любви

    Апокрифы

    Апокрифы были включены в оригинальную версию Библии короля Якова и многие другие. Это собрание древних книг хранилось в отдельном разделе между Ветхим и Новым Заветами или в качестве приложения. Этот перевод взят из Всемирной английской Библии. Апокрифы.

    Детская Библия

    Детская Библия содержит библейские уроки из Ветхого и Нового Заветов. Всего 216 рассказов, написанных простым английским языком. Рассказы легко читаются, но не только для детей. Я люблю читать детскую Библию, и почти все это делают. Детская Библия.

    Божья Любовь

    Мы знаем, что такое любовь, по тому, что Христос положил за нас Свою жизнь; поэтому мы должны положить наши жизни за братьев. Но если кто имеет богатство мира сего и смотрит на брата своего в нужде и не проявляет к нему сочувствия, то как может пребывать в нем любовь Божия? Будем проявлять свою любовь не только словами и устами, но делами и искренностью. Божья любовь.

    Библия короля Иакова

    Книги Библии короля Иакова включают 39книги Ветхого Завета, межзаветный раздел, содержащий 14 книг Апокрифов и 27 книг Нового Завета. Библия в версии короля Якова — одна из самых важных книг в англоязычном мире. Библия короля Якова.

    Всемирная английская Библия

    Всемирная английская Библия была выпущена для того, чтобы предоставить носителям современного английского языка доступную для понимания версию Библии. Библия находится в общественном достоянии и доступна по всему миру. Это точный современный перевод содержания оригинальной Библии короля Иакова, включая апокрифические книги. Всемирная английская Библия.

    Учебные пособия

    Любимые стихи

    Страница любимых стихов представляет собой список популярных библейских стихов. Каждый стих содержит ссылку на главу и стих книги, где он находится в Библии. Нажмите на любую ссылку для библейского стиха, и вы попадете в это место в Библии.

    Истории

    Библия содержит великие истории. Посетите страницу Библии историй , чтобы найти ссылки на некоторые из самых известных и значительных историй и отрывков из Библии.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *