Сайт ницше: Ницше: биография его мысли | Информационный комплекс РГГУ

Содержание

Точки соприкосновения в творчестве Ницше и Достоевского

Гордеев Кирилл Сергеевич1, Жидков Алексей Андреевич1, Бычков Даниил Владимирович1, Дубровин Никита Алексеевич1
1Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме, которая заключается в определении точек соприкосновения творчества, идей и взглядов Ницше и Достоевского. Актуальность статьи обусловлена тем, что на тему влияния Достоевского на творчество Ницше, а также схожести в их творчестве и, в какой-то степени мировоззренческих взглядах в определённых аспектах, продолжаются споры и в настоящее время. Научная новизна статьи заключается в приведении точки зрения на то, является ли пример Раскольникова из книги Достоевского «Преступление и наказание» опровержением идей Ницше.

Ключевые слова: Антихрист, Достоевский, Идиот, Ницше, Преступление и наказание, сверхчеловек, Сумерки идолов или как философствуют молотом, Так говорил Заратустра

Библиографическая ссылка на статью:
Гордеев К. С., Жидков А.А., Бычков Д.В., Дубровин Н.А. Точки соприкосновения в творчестве Ницше и Достоевского // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 11 [Электронный ресурс]. URL: https://human.snauka.ru/2017/11/24581 (дата обращения: 02.06.2022).

Во многих книгах Ницше называет Достоевского великим и выдающимся психологом, а также единственным психологом, у которого ему было бы чему поучиться. Правильно будет сказано, что Ницше мало кого ценил из мыслителей, и мало кому отдавал дань своего уважения, но Достоевский, если учитывать все имеющиеся факты, входит в этот круг, наряду с Гераклитом, Стендалем, Спинозой и так далее. Достоевский же скорее всего и не знал о Ницше, но многие его произведения можно сопоставить с его философией.

Можно сказать о том, что текст и идеи романа Достоевского «Преступление и наказание» синонимичны в ряде аспектов тому, что пишет в своих работах Ницше и даже с его жизненным путём. В пример аналогии с жизненным путём Ницше можно привести отрывок из «Преступления и наказания», где рассказывается о сне Раскольникова, который снится ему накануне преступления. Ему снится детство и то, как на его глазах погонщик избивает лошадь. В данном аспекте можно даже говорить о некой полумифической связи с тем, что происходит с Ницше в конце его жизни в момент, когда он идёт по улице и также как Раскольников видит, как погонщик избивает лошадь, что вызывает у него колоссальное впечатление. Он бросается обнимать лошадь и, как принято считать, с этого момента постепенно сходит с ума. В данном случае аналогию также можно проследить с князем Мышкиным, который является героем романа Достоевского «Идиот». Жизнь героя заканчивается тем, что он также сходит с ума, пребывая в конце жизни  в состоянии поверхностной комы в Швейцарии, где Ницше прожил большую часть своей жизни.

На страницах многих произведений Ницше присутствуют отсылки к произведениям Достоевского. Так, к примеру, к книге «Антихрист» есть ссылка на упомянутый выше роман Достоевского «Идиот». В «Антихристе» Ницше говорит о том, что термин «герой» не применим к Иисусу, и что к нему гораздо уместнее подходит другая характеристика, вернее сказать, термин – идиот.

Он говорит о том, что проповедь Христа содержит в себе тенденцию сокращения влияния и воздействия внешних физиологических раздражителей. То есть известные заповеди о том, что если человека ударили по щеке, он должен подставить вторую щёку, или о том, что человек не должен судить другого человека, и тогда он сам не будет судим им, и многие другие, являются отказом от конфронтации, стремлением к минимизации любых внешних физиологических раздражителей. В данном случае также можно увидеть аналогию с Достоевским, ведь на полях произведения «Идиот» присутствует сделанная его рукой пометка «Мышкин = Христос». Это говорит о том, что сам Достоевский понимал некую параллель между образом Иисуса Христа и образом князя Мышкина. На это место прямо ссылается Ницше в упомянутой выше книге «Антихрист».

Также в книге «Сумерки идолов или как философствуют молотом» Ницше ссылается на книгу русского писателя «Записки из Мёртвого дома» и говорит о том, что понимание Достоевским психологической природы преступников и его собственное понимание синонимичны.

Для Ницше преступник – сильный человек при неблагоприятных обстоятельствах. Он говорит о том, что ему близко мнение Достоевского, который, находясь в Сибирской каторге среди людей совершенно изолированных от общества и совершивших тяжёлые преступления, всё-таки находит этих людей самыми сильными и цельными людьми, сделанными из самого ценного дерева, которое только способно давать русская земля.

Роман Достоевского «Преступление и наказание» часто рассматривается в качестве опровержения ницшеанских идей. По нашему мнению, данная точка зрения имеет место быть, но всё же является не совсем верной.

Главной проблемой упомянутой точки зрения является то, что на момент написания романа «Преступление и наказание» Достоевский совершенно не знал о том, кто такой Ницше, о его творчестве. Более того, за всю жизнь, по всей видимости, он так и не узнал о нём. Также следует отметить, что на момент написания романа «Преступления и наказания», то есть в 1866 году, Ницше также не был знаком с творчеством русского писателя. Он познакомился с его творчеством позднее, уже в 1887 году. Впервые имя Достоевского упоминается в его письме к Овербеку 12 февраля 1887 года, в котором говорится о том, что в книжной лавке в Швейцарии он обнаруживает произведение «Записки из подполья» только что переведённое на французский язык. Ницше положительно отзывался о данной работе, и впоследствии ознакомлялся также и с другими работами Достоевского такими как «Записки из Мёртвого дома», «Идиот» и тд. В критике дореволюционной России было принято считать, что Ницше гораздо раньше узнал о Достоевском. В доказательство данной точки зрения цитировалось письмо Ницше к Брандесу, где якобы сказано, что Ницше теперь читает русских писателей, особенно Достоевского, над чтением произведений которого он сидит ночами и упивается глубиной его мысли. Впервые эта цитата, которой приписывалось авторство Ницше, появилась в одной из статей  Вергуна без ссылки на источник в журнале «Славянский век», который он издавал. После Тихомиров заимствует её у Вергуна и, можно сказать, что она прочно входит в обиход критики.

Но можно с уверенностью сказать, что слова, которые приписываются Ницше, являются явным домыслом в силу следующих причин:

1. Ницше никак не мог писать Брандесу в 1873 году, так как на тот момент они ещё не знали друг друга.

2. В 70-е годы в Германии не знали о Достоевском, и, соответственно, переводы его произведений нельзя или, по крайней мере, почти невозможно было найти. Ницше же не владел русским языком, чтобы читать их в оригинале.

И всё-таки и правда можно увидеть аналогию между героями книг Достоевского «Преступление и наказание» и Ницше «Так говорил Заратустра», а именно между Раскольниковым и бледным преступником. Интересный момент состоит в том, что даже чисто хронологически можно установить невозможность заимствования Достоевским у Ницше: смерть первого датируется 1881 годом, а Ницше заканчивает своё произведение “Так говорил Заратустра” в 1885 году. Из этого следует вывод, что они оба доходят до теории сверхчеловека или к близкому к ней мировосприятию параллельными и совершенно самостоятельными путями.

Но для рассмотрения того, опровергает ли произведение Достоевского идеи и взгляды Ницше, на самом деле, не так важно знал ли Достоевский на момент написания «Преступления и наказания» о Ницше. По сути можно провести сопоставительный анализ данных идей и взглядов и без знания этого факта. Точка зрения, которую мы сейчас приведём в статье, состоит в следующем: случай Раскольникова не обязательно опровергает идеи Ницше, а наоборот все события его жизни, преступление, совершённое им, и последующая моральная рефлексия, которая привела его в состояние нервного истощения, подтверждают верность дихотомии на людей высшего и низшего порядка. Следуя этим рассуждением, можно сделать вывод, что Раскольников изначально был «тварью дрожащей», человеком низшего порядка. В таком случае Раскольников совершил поступок, не характерный для своего ментального уровня, к которому он принадлежит, поэтому и был впоследствии раздавлен тем, что совершил преступление. То есть случай Раскольникова является лишь подтверждением того, что для разных категорий субъектов, говоря словами Достоевского, «тварей дрожащих» и «права имеющих» следует приписывать разные системы морали, этические системы.

Ведь из примера Раскольникова следует, что если «тварь дрожащая» будет поступать как субъект из категории «права имеющих», то в итоге она сама будет раздавлена последствиями своего поступка. То же самое и наоборот: субъекту из категории «права имеющих» будет тяжело и некомфортно жить, соизмеряя свои действия с моралью и этической системой «тварей дрожащих».

Таким образом, в творчестве Ницше и Достоевского определённо существует связь в идейных представлениях, причём такие взаимоотношения можно даже считать полумифическими, ведь два разных мыслителя, говорящие на разных языках, причём один скорее всего даже не знал второго, пришли к похожим по своей сути идеям, и их творчество имеет множество точек соприкосновения.

Библиографический список

  1. Достоевский в Германии – обзор В. В. Дудкина и К. М. Азадовского //  Сайт Фёдор Достоевский. URL: http://dostoevskiy.niv.ru/dostoevskiy/kritika/dostoevskij-v-germanii/germaniya-iii-problema-dostoevskij-nicshe. htm
  2. Садовников В.Н. Ницше и Достоевский // Сайт КиберЛенинка. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nitsshe-i-dostoevskiy
  3. Жейц Е.А. «Тема сверхчеловека в произведениях русских классиков» (Достоевский – Ницше.) // Сайт Фридрих Ницше. URL: http://www.nietzsche.ru/around/russia/jeits/


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Гордеев Кирилл Сергеевич»

Русский спор о Ницше на рубеже XX-XXI столетий Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 130.2

Вестник СПбГУ. Сер. 17. 2015. Вып. 1

Ю. В. Синеокая

РУССКИЙ СПОР О НИЦШЕ НА РУБЕЖЕ XX-XXI СТОЛЕТИЙ

Цель статьи — обозначить основные черты «портрета русского Ницше» начала XXI в., выявить тенденции, проблемы и стереотипы российской ницшеаны на современном этапе ее становления (1988-2013 гг.). В центре внимания автора три ключевых вектора сегодняшней интерпретации наследия Ницше: 1) культурологический (религиозно-метафизический), заданный парадигмой прочтения Ницше деятелями Серебряного века русской культуры рубежа XIX-XX столетий; 2) прагматический (политический), который определен содержащейся в работах Ницше критикой коммунизма, национал-социализма, религиозного фундаментализма, его призывами к поиску новых интерпретаций демократии, либерализма, социализма, консерватизма; 3) стратегический (ценностный), который обращается к ницшевскому проекту философии как средства созидания ценностей и мифов, как законотворчества.

Ключевые слова: Ф. Ницше, русская философия, взаимовлияния русской и западной философской мысли, консерватизм, национальное самоопределение, культурная идентичность.

Yu. V. Sineokaya

RUSSIAN DISPUTE ON NIETZSCHE AT THE TURN OF THE XX-XXI CENTURIES

The purpose of the article is to outline the main features of the portrait of «Russian Nietzsche» in the beginning of the XXI century, to reveal tendencies, problems and stereotypes of perception of Nietzsche’s ideas in Russia nowadays, more precisely in the years 1988-2013. The attention of the author of the article is concentrating on the three key vectors of interpretation of Nietzsche’s heritage in Russia today: religious, which has been launched by paradigm of understanding of Nietzsche’s ideas in Silver Age of Russian culture on the turn of the XIX-XX centuries; political, which is based on Nietzsche’s criticism of communism, nazism, religious fundamentalism, his appeals to search of new interpretations of democracy, liberalism, socialism and conservatism; the strategic approach, which is appealing to Nietzsche’s project of philosophy as creation of new values and myths.

Keywords: F. Nietzsche, Russian philosophy, interinfluence of the Russian and Western philosophical thought, conservatism, national self-identification, cultural identity.

В фокусе моего исследования небольшой отрезок времени — четверть века: 1988-2013 гг. Почему меня заинтересовал именно этот промежуток истории отечественной ницшеаны? Какие события послужили его символическими границами?

Давно замечено, что от столетия к столетию время течет всё быстрее. В последние двадцать пять лет с головокружительной скоростью были проиграны заново наиболее существенные варианты рецепции идей Ницше в России.

В 1988 г. в российском прокате появился фильм Андрея Тарковского «Жертвоприношение» (1986), содержащий дискуссию о Ницше. Одновременно этот год вошел в историю как год первой публикации Ницше на русском языке после 63-летнего табу на работы философа в Советской России. Первым текстом Ницше, изданным в посткоммунистический период, стало запрещенное цензурой в дореволюционные годы сочинение «Антихристианин» (1888). Публикация эта появилась в год празднования тысячелетия крещения Руси и официального возвращения православия в постсоветскую Россию.

Синеокая Юлия Вадимовна — доктор философских наук, профессор, Институт философии Российской академии наук, 119019, Москва, ул. Волхонка, 14 строение 5; juliasineokaya@yahoo.com

Sineokaya Yulia V. — Doctor of Philosophy Professor, Institute of Philosophy of Russian Academy of Sciences, 14-5, ul. Volkhonka, Moscow, 119019, Russian Federation; juliasineokaya@yahoo.com

2013 год был отмечен выходом на российские экраны черно-белого фильма классика венгерского кино Белы Тарра «Туринская лошадь» (2012), посвященного антиномии ценностей жизни и морали в философии Ницше. Кинолента стала одним из бурно обсуждаемых явлений интеллектуальной жизни в России. Ее появление совпало по времени с выходом из печати пятого тома Критического издания полного собрания сочинений Ницше на русском языке, в который вошла наиболее популярная сегодня в России работа философа «По ту сторону добра и зла» (1886).

За последнюю четверть века наметились три вектора интерпретации наследия Ницше:

— первый — культурологический (религиозно-метафизический), заданный парадигмой прочтения Ницше деятелями Серебряного века русской культуры рубежа Х1Х-ХХ столетий;

— второй — прагматический (политический), который был задан содержащейся в работах Ницше критикой коммунизма, национал-социализма, религиозного фундаментализма, его призывами к поиску новых интерпретаций демократии, либерализма, социализма, консерватизма. Именно Ницше, значительно раньше других, уловил траекторию европейской истории: переход от национального политического порядка к глобальному — и высказал много интересных соображений о будущем единой Европы;

— третий — стратегический (ценностный), который обращается к ницшевскому проекту философии как средства созидания ценностей и мифов, как законотворчества.

Нынешний этап истории отечественного ницшеведения, вошедший в летопись русской ницшеаны под названием «Возвращение философии Ницше в Россию» [1, с. 56], начался в 1988 г. и продолжается в наши дни. Он распадается на два периода, отражающих две противоположные тенденции.

1. С 1988 до 2000 г. — ренессанс философии Ницше в нашей стране. По аналогии с культурным расцветом России пушкинской поры и культурным взлетом начала прошлого века этот период можно было бы назвать серебряным веком русской ниц-шеаны. (Золотой же век философии Ницше в России — первая декада ХХ столетия.) Возрождение интереса к философии Ницше в России совпало с перестроечным временем вхождения страны в мировое сообщество на правах европейской державы.

2. С 2000 г. до нынешнего времени длится период, который, я всё-таки надеюсь, хоть полной уверенности у меня нет, войдет в историю русской ницшеаны под названием «Ницшеанство и антиницшеанство в России второй декады XXI века», а не под заголовком «Кризис российского ницшеанства в десятые—двадцатые годы XXI столетия». Для нашего времени характерны две взаимоисключающие тенденции: академизация портрета русского Ницше и вульгаризация наследия философа, уходящая корнями в первые перестроечные годы.

Ренессанс философии Ницше в России в 1988-2000 гг. уже достаточно хорошо изучен как у нас в стране, так и за рубежом. Это время характеризуется головокружительным взлетом популярности Ницше.

В 1990 г. московское издательство «Мысль» выпустило знаменитый «черный» двухтомник сочинений Ницше, подготовленный и откомментированный Кареном Свасьяном. Невероятно, но более 100 000 экземпляров первого издания были распроданы моментально, второе — вновь 100-тысячное — издание также было сметено

с полок книжных магазинов за несколько недель. В предисловии к двухтомнику К. Свасьян, прозорливо обозначив проблему стереотипов в восприятии наследия Ницше в нашей стране, предостерегал: «И вот — после столь глухого перерыва — снова: Фридрих Ницше на русском языке… Ницше, оболганный, табуированный, пораженный в культурных правах; Ницше, обреченный на пиратское существование между спецхраном и чёрным рынком, пущенный на культурный самотёк и всё еще — сенсационный, подпольный, мушиный; будем надеяться, этому Ницше приходит конец. Мошеннический образ, долгое время служивший прообразом «сильных» ничтожеств — от героев Арцыбашева и Пшибышевского до маньяков государственной власти, — безвозвратно сдается в архив авантюрного века. Остается иной образ, но — внимание! — отнюдь не безопасный, отнюдь не разминированный, отнюдь не легко перевариваемый: да, всё еще опасный, взрывоопасный, всё еще «динамит», но — иной. «Философ неприятных истин» — так однажды вздумалось ему назвать себя еще до того, как истины эти были названы им же «ужасными». Какая странная ирония! Десятилетия мы держали эти ужасные писаные истины под замком, отдаваясь по-неписаному ужасам, в сравнении с которыми они показались бы разве что невинными приближениями; десятилетиями кому-то думалось, что читать «вот это вот» опасно. Опасно? Но не опаснее же самой действительности, которую так разрушительно чувствовал и небывалые вирусы которой впервые привил себе, продемонстрировав на себе их действие, этот человек! Вирусы остаются в силе, и, покуда ещё они будут оставаться в силе, жертве Фридриха Ницше придется быть не столько философским наследием, сколько злобой дня» [2, с. 45-46].

Поток публикаций текстов Ницше увеличивался стремительно. В 1990-е годы о Ницше писали как об идеалисте, религиозном мыслителе, идеологе единой Европы, либерализма и свободы творчества. Интерес к наследию немецкого философа определялся прямым влиянием его идей на формирование российской идентичности как идентичности европейской.

Имя Ницше стало играть роль лакмуса, определявшего политические изменения в стране. Он сделался наиболее цитируемым в российской политически ангажированной периодике философом, причем востребованным идеологами как правого, так и левого крыла. В эти годы появились первые публикации отечественных ниц-шеведов о «воле к власти» и «большой политике».

Первым симптомом новой парадигмы прочтения Ницше в России, а именно — как мыслителя по преимуществу политического, стала монография американского историка Бернис Розенталь «Новый миф, новый мир» [3]. Сам жанр исследования Розенталь — уход в историю политических идей (начиная с рубежа XIX-XX вв. и вплоть до эпохи президентского правления Владимира Путина) — свидетельствовал о том, что современный «русский Ницше» интересен в первую очередь как политический мыслитель.

XXI век — пока еще terra incognita или, точнее, белое пятно в летописи русской ницшеаны. Очевидно, что для понимания любого исторического феномена необходима временная отстраненность, дистанция, однако рискну представить свой анализ сегодняшней повседневности так, как если бы речь шла о законченном отрезке истории.

2005 год — поворотная веха для отечественного ницшеведения: опубликован первый том 13-томного издания русскоязычной версии наиболее полного на сегодняшний день собрания сочинений Ницше под редакцией Джорджио Колли

и Мадзино Монтинари, осуществляемого издательством «Культурная революция» под эгидой Института философии РАН. Год завершения проекта — 2014.

Однако, к сожалению, посткоммунистическая реабилитация не до конца освободила ницшеанство от обвинений в связях с национал-социализмом, шовинизмом и антихристианством. По сей день в нашей стране распространен «синдром» неприязни к немецкому философу. Нередко российские исследователи творчества Ницше сталкиваются с проблемой преодоления антиницшеанских стандартов, исходя из которых их порой осуждают.

Иллюстрацией к прочтению Ницше в про- и контрницшеанском лагерях сегодня могут служить два сетевых издания: академический сетевой журнал «Гефтер»1 и портал «Агенство политических новостей» (АПН)2.

Открывая дискуссию о Ницше, издатели «Гефтера» подчеркивали, что мысль Ницше — это вызов тем, кто исследует сегодня историю европейской культуры. «Вслед за Жоржем Батаем, Альбером Камю, Мишелем Фуко, Жилем Делёзом и многими другими мыслителями, которые первыми предприняли попытки вписать Ницше и его философемы в историю философии и — шире и глубже — духа, а не только сделать из его текстов очередную серию лозунгов, авторы «Гефтера» видят свою задачу в продолжении этого начинания в современной российской культуре. Задача осложнялась тотальной девальвацией в России идей и ценностей Ницше, введенных им в европейскую культуру» [4].

С конца января по апрель 2006 г. на сайте АПН продолжалась не получившая тогда большого резонанса полемика о значении философии Ницше для реалий современной России. Участники дискуссии пытались осмыслить наследие Ницше как необходимое звено в процессе национально-цивилизационного самоопределения России.

В интернет-конференции «Спор о Ницше», которую организовал Борис Межу-ев (впоследствии — респектабельный политолог, заместитель главного редактора «Известий» и главный редактор портала «Terra America»), приняли участие полтора десятка авторов3, в большинстве своем представляющиеся как христианские консерваторы [5].

Разговор шел о необходимости скорейшего формирования в России новой консервативной восточнохристианской цивилизации как альтернативы цивилизации пост-христианской, сменившей, в результате «ницшевской революции», западно-христианскую цивилизацию. Сторонники данного подхода были едины во мнении, что Ницше совершил самую радикальную из возможных революций — революцию

1 «Гефтер» — интернет-журнал, посвященный исторической науке, общественным и политическим трансформациям. Основан в 2011 г.

2 «Агентство политических новостей» (АПН) — российское интернет-издание организации «Институт национальной стратегии». Своей задачей называет «представление политически активной аудитории эксклюзивной информации о политической жизни в России и мире».

3 Вадим Нифонтов («Ницше как воспитатель»), Егор Холмогоров («О пользе и вреде Ницше для истории»), Андрей Рассохин («Воля к смерти»), Владимир Можегов («Всечеловек против сверхчеловека»), Дмитрий Володихин («Философия действия»), Андрей Ашкеров («Ницшедейство»), Юрий Тюрин («»Ницше» и «сверхчеловечки»: ветер с Запада»), Вадим Штепа («Консерваторы пустоты»), Андрей Мартынов («Когда «умер Бог»?»), Александр Люсый («Поиск Ксантиппы»), Александр Филиппов («Искуситель посредственности»), Василий Ванчугов («Кумир сумерек»), Игорь Чубаров («»Европейский нигилизм»: ошибка популярной интерпретации»), Дарья Ефремова («Загадка Сфинкса») и др.

против ценностей. Его философия, как они считают, разрушила классическую культурную парадигму, не только нанеся урон христианству, но и поставив под сомнение правомерность идеи трансценденции как таковой, в результате чего христианские ценности европейской культуры утратили свою власть.

Участники дискуссии возложили на Ницше ответственность за формирование неоязыческой и постхристианской Европы XXI в., результатом чего стал не только кризис традиционных христианских ценностей — Истины, Добра и Красоты, но и диктат западных (языческих) антиценностей, таких как политкорректность, толерантность, мультикультуризм, глобализм, эвтаназия, официальное признание гомосексуальных браков и т. п. Одновременно философия Ницше объявлялась безнадежно устаревшей: «Сегодня можно говорить лишь о «закавыченном ницшеанстве», представляющем собой неоязыческую идеологию современной Европы» [6].

Согласно вердикту участников проекта, философия Ницше стала тем рубежом, перешагнуть который отечественная философия не смогла. Более того, «русская ницшеана» выявила неактуальность русской идеалистической философии для понимания проблем современности, поскольку сегодня на передний план вышла ниц-шевская идея «переоценки ценностей», не востребованная русским «серебряным веком». Это обстоятельство, по мнению христианских консерваторов, объясняется тем, что «Генеалогию морали» в русской философии начала ХХ в. не обсуждали и не комментировали, тогда как западная мысль увидела именно в этом сочинении смысловой центр ницшевского проекта «переоценки ценностей». «Пора перестать говорить банальности в духе Мережковского: «Ницше не любил христианство, но любил Христа», — писал Борис Межуев, — ведь решение этой психологической загадки лежит на поверхности, и оно-то и есть движущий мотив всей «ницшеанской революции»: «ценности», или, чтобы не входить в схоластический спор о ценностном плюрализме, мораль принимается философом только в одном и исключительном случае, когда она абсолютно бессильна, когда она не проникается «жаждой мести», не господствует над «жизнью», а дает этой самой «жизни», проще говоря, аморальной власти безусловное право господствовать над ней» [5].

Призывы к крестовому походу против Ницше не новы. Конец XIX в. можно по аналогии с нашим временем охарактеризовать как эпоху «культурного консерватизма», своеобразие которой состоит в том, что обращение к истокам европейской духовности носило не революционный, а именно консервативный характер. Отечественные мыслители (за редкими исключениями, такими как Константин Леонтьев) стремились не противопоставить прошлое Европы ее настоящему, но найти такие ценностные основания, которые бы позволили Европе оставаться Европой, несмотря на появление новых культурных феноменов типа философии Ницше. Российские мыслители — Николай Грот, Лев Лопатин, Лев Толстой — стремились вернуть культуре ее класическую форму единства трех первоценностей, распадавшегося, по их убеждению, в сознании европейца на отвлеченные начала жизни и познания; найти путь естественного и гармоничного примирения разума и веры, жизни и культуры, политики и религии.

Итак, первоначально, в конце XIX в., идеи Ницше дали импульс к пробуждению русского культурного национализма. Принятие этой стороны учения немецкого философа было подготовлено всей предшествующей славянофильской традицией,

а также панславизмом Николая Данилевского, консерватизмом Константина Леонтьева и Николая Гилярова-Платонова.

Затем, в предреволюционные годы, суждения Ницше послужили моделью для поворота от культурного национализма к национализму политическому. Однако если в Европе смещение акцента с культуры на политику привело к формированию национальных государств, то в России русский политический национализм обернулся программой сохранения империи.

В 1930-е — 1970-е годы имя Ницше упоминалось публично лишь с целью разоблачения «реакционной сущности» его сочинений.

В сталинскую эпоху главной книгой о Ницше считалась монография Михаила Лейтейзена «Ницше и финансовый капитал» (1928), базовым тезисом которой было утверждение о том, что философия Ницше выражает классовые интересы монополистической буржуазии. Учение Ницше объявлялось «идейным базисом фашистской идеологии»4.

Монография, воплощавшая официальную позицию хрущевской эпохи по отношению к Ницше — «Реакционная сущность ницшеанства», была опубликована в 1959 г. Автором этой книги, написанной в духе риторики холодной войны и напечатанной тиражом 4 400 экземпляров, был Степан Одуев, единственный признанный властью специалист по философии Ницше, который в своих одиозно-официозных статьях более двадцати лет сохранял имя философа в советской литературе. Подчеркивая «генетическую связь» между Ницше и фашизмом, Одуев разоблачал Ницше как духовно коррумпированного философа, глашатая эгоизма, бессовестного апологета варварской «воли к власти», «зоологического антигуманизма», насилия, милитаризма и расизма. Социальные идеалы Ницше объявлялись одновременно космополитическими и расистскими. В заключении делался вывод о необходимости и своевременности жесткого марксистского отпора опасным идеям Ницше. Следующая книга Одуева «Тропами Заратустры: влияние ницшеанства на немецкую буржуазную философию», выпущенная в 1971 г. уже 16-тысячным тиражом, воплощала официальное отношение к Ницше в брежневскую эпоху.

Советские историки, энциклопедисты и издатели философских словарей вплоть до второй половины 1980-х годов ассоциировали Ницше исключительно с «волей к власти», иррационализмом, нигилизмом и индивидуализмом как главной составляющей ницшевского «морального нигилизма».

В 1982 г. огромным тиражом в 50 000 экземпляров было опубликовано исследование Юрия Давыдова «Этика любви и метафизика своеволия», в котором Ницше был представлен как экзистенциалист и образчик морального нигилизма буржуазного Запада, а Толстой и Достоевский воплощали высокие моральные идеалы, хранимые русским народом. Смысл книги заключался в противопоставлении Ницше и Достоевского. Давыдов убеждал читателя, что Ницше использовал идеи Достоевского для обоснования своих собственных взглядов, абсолютно неприемлемых для великого русского писателя. В противоположность Ницше, выступающему на страницах книги защитником аморальных идеалов Ренессанса, озабоченным лишь проблемой личного счастья и реализации своих способностей, Достоевский

4 Ср. работы некоторых других авторов: Б. Бернадинер, «Ницшеанство в идеологии фашизма»; Б. Быховский, «Ницше и фашизм»; И. Лежнев, «Пророк империализма»; Г. Лукач, «Ницше как предшественник фашистской эстетики»; М. Митин, «Идеология фашистского мракобесия».

представал мыслителем, отстаивающим идею долга по отношению к другим. Ученик Юрия Давыдова, известный политолог Александр Филиппов так определил суть «Этики любви и метафизики своеволия»: «.. .В «Этике…» враги и друзья были названы поименно: главным другом оказался Достоевский, а главным врагом — Ницше. Собственно, здесь подразумевалось большее: били Ницше, но в виду имели также и Маркса. Били Ницше и Маркса, но в виду имели также ренессансного человека (того самого, что звучит гордо). Били ренессансного человека — и вместе с ним Запад, с его потребительством, индивидуализмом, контркультурой, инфантилизмом. Русская же литература — от Пушкина (которого Давыдов противопоставлял Сартру и раннему Камю), от Толстого и Достоевского до Астафьева, Распутина и Белова представляла альтернативу: потенциал добродетельного поведения, угнездившегося в принципах и правилах повседневной морали простого человека» [7].

Книга Юрия Давыдова пользовалась огромной популярностью в горбачевскую эпоху. В 1989 г. она вышла вторым изданием тиражом 65 000 экземпляров. В 1988 г. на конференции в Фордхамском университете (США), посвященной влиянию Ницше на советскую культуру, Давыдов отстаивал тезис о том, что влияние Ницше на российскую и советскую культуры носило исключительно негативный характер [3, р. 426].

2010-е годы уже можно охарактеризовать как начало эпохи «культурного консерватизма». Обращаясь к досоветской эпохе в поисках новых идеалов, противостоящих либеральной идеологии 1990-х, ряд отечественных интеллектуалов стремится не противопоставить прошлое России ее настоящему, а найти такие ценностные основания, которые бы позволили России вновь стать европейской державой в классическом смысле, какой она была в XIX в., до появления культурных феноменов типа Ницше. Это вновь была попытка вернуть культуре ее классическую, утраченную Западом форму: идеал «цельной личности», единство жизни и культуры, политики и религии.

Идеологический вакуум, образовавшийся в стране после краха официального коммунизма и кризиса 1990-2000 гг., привел к усилению русской национал-патриотической оппозиции. К 2000 г. ситуация в России заметно изменилась по сравнению с серединой 1990-х годов: традиционалистские, неофашистские и национал-коммунистические теории сменили свой статус интеллектуального маргинализма на положение признаваемых в обществе идеологий. Они не без успеха стали претендовать на место в смысловом поле современной культуры. Освободившееся место в политическом «райке» заняли отечественные младотеоретики консервативной революции, сторонники антимондиализма, антипостмодернизма, антиглобализма.

Свою цель идеологи третьего пути видели в формировании «консервативно-революционного полюса» (трактовка Александра Дугина) и выработке альтернативного нынешнему курса цивилизации, базирующегося на возвращении к традиционалистским ценностям: «Дискурс Консервативной Революции (или Третьего Пути) — тексты Ницше, Шпенглера, Хаусхофера, Шмитта, Артура Мюллера ван ден Брука, Шпанна, Хайдеггера, Никиша, Тириара, Леонтьева, кн. Николая Трубецкого, Савицкого, Алексеева, Устрялова и т. д. — это политическая проекция интегрального традиционализма, и только в этой версии они обладают реальным эсхатологическим статусом» [8, с. 9].

Однако в самые последние годы парадигма консерватизма в России вновь претерпела изменения. Сегодня фаворитом оказалась идеология группы Бориса Межуева. Восемь лет назад, подводя итоги дискуссии на сайте АПН, её организатор

выразил сожаление, что русская мысль до сих пор больна родовым недугом культуры XX столетия — попытками разного рода «оправдания» Ницше и «примирения» с ним, а также посетовал на отсутствие практических оснований для появления ан-тиницшевской «восточно-христианской цивилизации»: «Давайте не тешить себя иллюзиями. Ничто в нашем сегодняшнем национальном бытии, в нашей государственной политике, в нашей изо всех сил тянущейся к Европе интеллигенции («левой», «правой», «красной», «оранжевой», «зеленой», «голубой», «коричневой» — всякой) не свидетельствует о возможности создания в России новой восточно-христианской цивилизации. Да уже слышны голоса о том, чтобы бросить всё к чёрту и присоединяться к европейцам, к «белой расе», но удивительным образом все эти голоса стихают, при первых звуках песни «День Победы». Во время великого праздника нашей цивилизационной независимости. Потому что в этот день становится ясно, что подлинное, а что наносное, что идет от глубины сердца, а что является плодом интеллектуальных игр и духовных соблазнов» [5].

Спустя восемь лет очевидно, что Борис Межуев ошибался: «практические основания» возникли. Консерватизм сегодня становится основой государственной политической доктрины, новой национальной идеологией России. «В мире всё больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей. Конечно, это консервативная позиция. Но, говоря словами Николая Бердяева, смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперед и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию», — сказал Президент России Владимир Путин в 2013 г. в Послании Федеральному собранию [9], процитировав популярное сегодня сочинение Николая Бердяева «Философия неравенства».

Сегодня в консерватизме ищут обоснование русской идентичности. К консерватизму обращаются в поисках смысла русской цивилизации: «Консервативная революция сверху, опирающаяся на консервативный запрос снизу, способна произвести огромные изменения в общественно-политическом устройстве России, убрать то, что не отвечает национальному коду и мешает развитию страны» [10]. Центральным условием, определившим востребованность идеи консерватизма, является поиск национальных путей развития России как не-Европы, которые бы показали свою эффективность в современном конкурентном мире.

Востребованными сегодня оказались те молодые сторонники христианской консервативной революции, которые негативно отзываются о роли Ницше, именуя его «искусителем и очарователем посредственности» (Александр Филиппов)5. Их выводы относительно наследия Ницше достаточно радикальны: «Необходимо поставить на дискуссии о Ницше жирную точку. Мы должны сказать себе, что «спор» этот —

5 Приведу несколько выдержек из текстов, опубликованных АПН: «Иллюзия близости Ницше консерватизму возникает, вероятно, из-за его включенности в пантеон германской консервативной революции прошлого века. Но дело в том, что это была именно «революция», а не просто «консерватизм». Это восстание новой античности, язычества против ветхого христианства» [11]. «Русские, «русская цивилизация» могут и должны взять максимальную дистанцию от того, что происходит сегодня с «цивилизацией ницшепоклонников» на Западе» [6]. «Ницше сегодня в куче ненужного, что не должно быть прочитано за полной бесполезностью. В Ницше нечего преодолевать, он не нужен, да и все. Он сам себя преодолел. Из Ницше нечего брать, он писал слишком давно и в слишком других условиях, поэтому ни один кирпич из обломков его философского здания не может быть использован здесь и сейчас. Зато, опять-таки, есть Хоружий, Панарин, Дугин. И Гиренок» [12].

не о Ницше, но о судьбе восточно-христианской цивилизации, которая может состояться лишь как духовная альтернатива цивилизации пост-христианской, в ходе «ницшевской революции» сменившей цивилизацию западно-христианскую» [5].

Почему же сторонники идеологии неоконсерватизма видят в Ницше противника? Ницше для них — создатель именно тех постклассических ценностей современного западноевропейского мира, именуемого ими «»языческой» тенью западного христианства», которые противоречат образу Европы par excellence, вечному недостижимому идеалу Европы, который они мечтают воплотить в России, но который существует лишь в мифическом прошлом или мифическом будущем.

Как и в XIX в., консерватизм, возникнув как идеологическое течение в виде культурно-философской оппозиции режиму, на сей раз — либерально-демократическому, имел поначалу преимущественно культурный характер. Однако ко второй декаде XXI в. он постепенно стал приобретать прагматическую политическую проекцию.

В статье «Искуситель посредственности» Александр Филиппов прозорливо заметил, что «в любой революционной установке нашего времени Ницше будет таиться, как вирус в компьютере, как геном радикальной мысли» [7]. В этом обстоятельстве и состоит непреходящая актуальность философии Ницше. Думаю, что интерес к идеям Ницше скоро начнет набирать обороты вновь. Россия — европейская страна, а значит, Ницше будет востребован в России.

Литература

1. Синеокая Ю. В. Три образа Ницше в русской культуре. М.: ИФ РАН, 2008. 197 с.

2. Свасьян К. Фридрих Ницше: мученик познания // Ницше Ф. Собр. соч.: в 2 т. М.: Мысль, 1990. Т. 1. С. 5-46.

3. Rosenthal B. G. New Myth, New World: from Nietzsche to Stalinism. University Park, PA: Pennsylvania State University Press, 2002. 480 p.

4. Максаков М. Тяжба с сердцем // Гефтер. 26.02.2014. URL: http://gefter.ru/archive/11494 (дата обращения: 01. 05.2014).

5. Межуев Б. Революция против ценностей // АПН. 10.05.2006. URL: http://www.apn.ru/publica-tions/article1944.htm (дата обращения 01.05.2014).

6. Тюрин Ю. «Ницше» и «сверхчеловечки»: ветер с Запада // АПН. 01.03.2006. URL: http://www. apn.ru/publications/article1800.htm (дата обращения: 01.05.2014).

7. Филиппов А. Искуситель посредственности // Фридрих Ницше — 6000 футов над уровнем человека: [сайт]. 20.04.2006. URL: http://www.nietzsche.ru/look/xxc/politik/discuss-apn/ 4 (дата обращения: 01.05.2014).

8. Малер А. Гештальт-революция Эрнста Юнгера // Философская газета. 2002. № 2 (3). С. 8.

9. Путин В. В. Послание Президента Федеральному Собранию // Президент России: [сайт]. 12.12.2013. URL: http://www.kremlin.ru/news/19825 (дата обращения: 01.05.2014).

10. Яковлев П. Зеркало русской идеологии // ВЗГЛЯД. РУ 17.05.2014. URL: http://www.vz.ru/ politics/2014/5/17/687154.html (дата обращения: 01.05.2014).

11. Штепа В. Консерваторы пустоты // АПН. 16.03.2006. URL: http://www.apn.ru/publications/ article1825.htm (дата обращения: 01.05.2014).

12. Володихин Д. Философия действия // АПН. 30.01.2006. URL: http://www.apn.ru/publications/ article1751.htm (дата обращения: 01.05.2014).

Статья поступила в редакцию 24 мая 2014 г.

Лучше Ницше, чем никогда / ЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА / Независимая газета

Автор философского романа «Так говорил Заратустра» как самый русский из европейских писателей

Сегодня сверхчеловека (и сверхписателя) надо инициировать заново не столько как форму, а как прежде всего метафизическое действие. Никакого оригинала нет, есть лишь копии. Фото Виктора Гоппе

Мир как текст – ницшеанский концепт, и это не метафора, а руководство к действию. Писать текст (интерпретировать мир) надо самому. И способны к этому, увы, немногие. Большинству нужны готовые рецепты. Не случайно Заратустра уже в своей первой речи говорил о «последнем человеке». «Земля стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, делающий все маленьким».

«Мы ставим свой стул в середине, – говорит их («последних людей». – А.Б.) ухмылка, – одинаково далеко от умирающих воинов и от довольных свиней». Но это посредственность, хотя и называют ее теперь умеренностью».

Заратустра ищет и находит перспективу: он противопоставляет «последнему человеку» сверхчеловека. И мы не скроем, что если уж речь зашла о текстах, то нашей задачей будет противопоставить и писателям для «последних людей» сверхписателей. Рассудит история? Рассудит прежде всего битва. И битва возвращается. Вот оно – вечное возвращение равного. Стремительный концепт Ницше – чеканить на мгновении признаки вечности. Сбросить вслед за Заратустрой с плеч карлика тяжести – дух уныния, усталости, поражения. И отчеканить победу. Сверхчеловек – это не какое-то фантастическое существо, это человек, поднятый над самим собой.

Бодрит свежий ветер. Пора проветрить времена. «Так это была жизнь? Ну что ж! Еще раз!» «Сколь многое еще возможно!» Так говорил Заратустра.

Ницше – самый русский из европейских писателей. Ницше – Достоевский наоборот. Он признавал это сам: «…странно, но я ему благодарен, хотя он неизменно противоречит моим самым сокровенным инстинктам». «Достоевский – это единственный психолог, у которого я мог кое-чему научиться; знакомство с ним я причисляю к прекраснейшим удачам моей жизни». Вслед за Достоевским (и, конечно, вслед за Шопенгауэром) Ницше продумывает самые трагические основы жизни. И – делает прямо противоположные выводы. Ницше «узрел обратный идеал: идеал веселейшего, полного жизни и мироутверждения человека, который не только научился мириться и ладить с тем, что было и есть, но хочет его повторения». Он возвращает (в силу вечного возвращения – не так ли?) древнейший герметический принцип «Что вверху, то и внизу. Что внизу, то и вверху». Он разрешает и себе (и нам) бросаться в разные стороны. Твои вершины – это твои пропасти и наоборот. Из твоих скорбей да поднимутся твои радости.

«Кое-чему научил» его и Лермонтов, правда все с той же герметической «точностью до наоборот»: «Совершенно чуждое мне состояние – эдакая западноевропейская пресыщенность: описано совершенно очаровательно, с русской наивностью и подростковой умудренностью…» Это о «Герое нашего времени» (в «Ecce homo» русский фатализм тем не менее предлагается как последнее лекарство). И – как воскресение – из «Отцов и детей» Тургенева высекается «истовая вера в неверие».

Вполне вероятно, что русская литература подтолкнула Ницше не только к обдумыванию его основополагающих концептов, но и к выражению их в литературной форме. Его не устраивала философия как система – он видел в этом «недостаток честности». «Так говорил Заратустра» – и поэма, и философский роман, и книга притч. Да ведь и для нас, для русских, система всегда пагубна. Наша философия – это наша литература. Быть может, потому что нами движет другой род познания? Быть может, потому что нами движет наша чрезмерность?

Трагедия – по Ницше – рождается из духа музыки: «Новая форма познания – трагическое познание, которое, чтобы быть вообще выносимым, нуждается в защите и целебном средстве искусства». О, эта целебная сила иллюзий! А ведь он и Гоголя обожал, в один ряд ставил с Байроном и По. И – еще 20-летним – положил на музыку «Заклинание» Пушкина.

Итак, осмелимся заявить: трагический род познания у Ницше рождается не просто из духа музыки, но, вопреки всем сократовским чертям, из духа русской литературы.

Увы, мы, русские, прозевали Ницше. Проиграли мы нашего Ницше. Серебряный век проиграл. Хотя и спорили о нем и обожали его тогда даже больше, чем Соловьева. Но – промахнулся Серебряный век. Матушка Россия промахнулась. Вместо славянина Ницше попал в нас немец Маркс со своим социализмом. А акмеизм и символизм (о, Аполлон и Дионис!) пали, затоптанные ордами соцреализма. Даже футуризм с его «переоценкой ценностей» (опять же ницшевский концепт) сдался на откуп «массовым богам». Растаяло «Облако в штанах», штаны запахли гимнастеркой и спецовкой. «Переоценку ценностей» довершил Октябрьский переворот. Грешна матушка Россия! Уж не православие ли подкачало? Недаром слово «грех» и означает «попадание мимо мишени». А ведь как прицеливались…

Увы, ницшеанская стрела просвистела мимо. Ну разве что слегка задела. И (о, вечное возвращение!) вернулась в западную мысль. Ницше попал в Хайдеггера, Делеза и Фуко… Попал и в литературу, лучшие западные писатели – ницшеанцы. Его мысль поражает (порождает) литературу Кафки – первая настоящая вещь Кафки, «Приговор», инициирована последними вменяемыми словами Ницше, записанными на латыни: «Приговариваю тебя жить жизнью дьявола». Без фундаментальной мысли Ницше немыслим Джойс: «Бытие и мир от века можно оправдать лишь как эстетический феномен» – чем не кредо автобиографического героя, Стивена, порвавшего с религией? И даже беккетовский абсурд как потеря смысла отсылает опять же к Ницше: «Что значит нигилизм? – Что высшие ценности теряют цену.   Что цели нет. Что нет ответа на вопрос «Почему?». Опять же Борхес, Томан Манн, Камю… С Ницше появляется загадка, что мы не знаем истины, и его убеждение, что с истиной мы можем лишь экспериментировать, гадать. Что мы можем ее лишь симулировать. Эту мысль подхватит Бодрийяр: «Симулякр – это вовсе не то, что скрывает собой истину, – это истина, скрывающая, что ее нет. Симулякр есть истина».

А что же русские? Ницшеанская стрела просвистела мимо… А ведь он так хотел попасть в нас: «Мыслитель, на совести которого лежит будущее Европы, <…> будет считаться с евреями и с русскими как с наиболее надежными и вероятными факторами в великой игре и борьбе сил».

Так вернется ли? И не самое ли время ницшеанской стреле возвратиться именно в Россию? Ведь «Господин Годо сегодня не придет».

В нынешние времена бал в России правят «манагеры». И литература с философией не исключение. Посредственность – причина всех зол. Глупость любит все упрощать. Боится она всего сложного, непонятного, боится признать она, что причина всех общественных бед – прежде всего «последний человек». «Опирайтесь на костыли!» – вот все, что может сказать посредственность. А костыли спокон веку все те же: религия, церковь, общественные идеалы, моральный закон и, разумеется, государство. Впрочем, так было у нас всегда, о чем писал еще и Достоевский от лица героя «Записок из подполья»: «Ни с кем и ни с чем не примиряться, но в то же время ничем и не брезгать». Посредственность обожает фразу, она же знает, «как все устроено на самом деле», поэтому обожает фасад. То, что за фасадом, всегда сложнее. Но и здесь есть готовые протезы-образцы. «Что есть любовь? Что есть созидание? Что такое страсть? Что такое звезда?» – спрашивает последний человек и… моргает».

Проблему о человеке сегодня можно ставить только со стороны проклятых вопросов: всего самого сложного, непонятного, иррационального и перверсивного (в самом общем смысле слова). И надо искать выражению этой загадки о человеке адекватную форму. Язык славен своим молчанием. Умалчиваемое не называется. Но заурядность хочет готовых ответов и решений. Она обожает все подверстывать под канон. Проблему посредственности надо ставить и с точки зрения конца человека как изовравшегося морального существа. И именно так ее и ставит Ницше, когда говорит о своем сверхчеловеке. И именно так ее следует «перепостить» и сегодня для всех авторов самих себя, противопоставляя писателям для «последних людей» – сверхписателей. Ницше в «Так говорил Заратустра» инспирирует сверхчеловека через литературную форму. Но послание его метафизично. Поэтому сегодня сверхчеловека (и сверхписателя) надо инициировать заново не столько как форму, а как прежде всего метафизическое действие (вот где истинно опасные и рискованные игры!) – надо не побояться сыграть в вечное возвращение равного и победить, сбросить с плеч посаженного нам «манагерами» карлика. И Ницше дает нам инструменты, это он, а не гештальт-терапевты, изобретает перспективизм. «Рассматривать с точки зрения больного более здоровые понятия и ценности, и наоборот, с точки зрения полноты и самоуверенности более богатой жизни смотреть на таинственную работу инстинкта декаданса». Точка зрения – вот секрет! Да это же почти наше, русское. Не только Достоевский, но и Рублев и Феофан Грек – обратная перспектива. И опять – с точностью до наоборот. Но мы уже знаем: «Что вверху, то и внизу. Что внизу, то и вверху». Перемещать перспективы – так становится возможна «переоценка ценностей». Чтобы победить заковывающих нас в кандалы «манагеров», надо прежде всего увидеть себя без кандалов.

О чем же умалчивают все эти писатели для «последних людей», возглавляемые «манагерами»? О том, что творится за ширмой их общественного договора. Литературы самой по себе нет, – перемигиваются они. – Литература – это театральная постановка. И она должна быть прежде всего правильной. Текст вторичен. Надо верно выстроить проект, пиар и взаимовыгодный обмен. Ловкость рук и никакого мошенничества – технические решения побеждают повсюду. А талант? Да здравствует успех как мерило таланта! Но где есть мерило, там не забывают и об умеренности. Среднее сегодня – мера всех вещей. С усмешкой смотрит писатель для «последних людей», этакий «писдляпос», на сверхписателя (и с ненавистью в сердце): «Он хочет остаться с тяжестями проклятых вопросов? Он так и останется с ними внизу». «Писдляпос» не понимает, что с тяжестями поднимаются. Но самое тяжелое сегодня – это и самое сложное. Многого не понимает «писдляпос». Сложный мир не для него. Он хочет упрощений, и он упрощает. Но еще Элиот говорил: «Центр больше не держится». Добавим: бог больше не держит. Зато все держится на мне, восклицает «писдляпос». И – по-своему – прав. «Весело наблюдать игру всевозможных фантазмов как игру «природы» (сущего)», – язвит Ницше. Да! Все, что подобные писатели называют современной литературой, – не более чем фантазм. И он «узаконен» только литературной властью «манагеров». Звериная суть заурядностей (а их всегда подавляющее большинство) – оттеснять и замалчивать все яркое. На фоне яркого бездарности не засветиться. «Лишь бы не прорвался опять Заратустра и не назвал нас всех по именам» – страшный сон всех «творцов» современной литературной реальности. Увы, проблема «объекти-ква-ква-ции» успеха «писдляпосов» скрыта не только на поверхности болотца. Не только в литературной ряске дело. «Сердце» подобных писателей – в «теле без органов» «последнего человека». Ведь для него они и пишут. Сердце «последнего человека» они протезируют шунтами «последних идей». «Писдляпосы» ссылаются на самого Платона. Ведь первый протез истины – идею – изготовил именно он. Мы могли бы подсказать им сослаться и на Парменида, который на основной вопрос метафизики: «Что есть сущее?» – ответил: «Сущее есть». Вот за это «есть» и цепляются «манагеры» всех времен («раз мы есть и мы держим власть, значит, мы и есть сущее»). Но можно также напомнить «писдляпосам» и о Гераклите, который ответил на основной вопрос метафизики по-другому: «Сущее – это перемены». Вот чего всегда так боялись «манагеры». Они боялись и боятся перемен. Им на руку и «долгое государство пэ», даже если они его и критикуют, отчего, заметим, оно стоит почему-то только крепче. Сам Платон как автор «Государства» всегда боялся всего того, что не есть идея, того, что на сегодняшнем языке мы называем смыслом и событием. Он боялся непонятности изменений, оттого и настаивал на статике идей. Он был против становления (смотри его диалог «Кратил»). Платон постулировал оригиналы. И дозволял лишь копии. Он боялся непредсказуемости становления, фундаментальной непохожести его результатов на свыше данные оригиналы. Вот и наши «писдляпосы» настаивают на оригиналах. Да ведь и «духовные пастыри» призывают нас быть пусть плохими, извращенными, грешными, но прежде всего копиями. Они всегда хотели отпускать копиям грехи именем оригинала. Изо всех сил они всегда стремились замолчать самое проблематическое – что никакого оригинала нет. Что мы можем лишь экспериментировать с «оригиналом». Что наша свобода – это воображение. «Жизнь же истинная, безгрешная – в вере, то есть в воображении, то есть в сумасшедствии» (Лев Толстой). «Вера в форме, неверие в содержании, следовательно, моральный парадокс» (Ницше).

В парадоксах сила сверхписателей. И вслед за Ницше они должны поставить Гераклитову печать на парменидовскую «неизменность». Во многом это – вопрос о воле к власти. Но именно в постановке Ницше. Воля к власти не как животная жажда власти, нет. А как воля к необходимости. Верить, что все изменится. А если и не судьба – погибнуть, сопротивляясь. Преодолеть себя, свое отчаяние, свое отвращение к «манагерам» и к «писдляпосам». И – не тратить силы на ресентимент, а найти мужество и волю пройти мимо. Продолжать писать. Пусть «из одной только любви воспарит полет презрения моего и предостерегающая птица моя: но не из болота!» – так говорил Заратустра.

Настоящее литературное письмо – это то же самое вечное возвращение. Посредственные писатели спешат, они не умеют ждать. Они пропускают то самое мгновение, когда начинается настоящее письмо. Они не знают выбора, потому что они рабы литпроцесса и погони за успехом. Но хорошее письмо хочет писателя целиком. Ведь пишет все существо (все сущее) писателя. «Писдляпос» никогда не понимал концепта вечного возвращения. Для него этот концепт всегда был лишь банальностью. На уме у него (как и у карлика из главы «О призраке и загадке» из «Заратустры») всегда круг, ежу понятная смена времен года, дня и ночи. На эти перемены и он, и карлик смотрят со стороны, извне, они же обожатели фасадов. И они не понимают, почему Ницше говорит, что в настоящем (в мгновении) «прошлое и будущее сталкиваются лбами», для них одно лишь следует за другим. Вот и банальности, которые они в упоении описывают, всего лишь следуют одни за другими. Но для всего этого «писдляпосы» слишком маленькие. Видеть в концепте вечного возвращения всего лишь круг и не заметить воли к власти – их удел, так же как и для «философов для последних людей». Увы, таким философам это тоже не под силу. Наверное, они плохо читали Хайдеггера, у которого, впрочем, довольно ясно написано, что «в отношении сущего в целом Ницше дает два ответа: сущее в целом есть воля к власти и сущее в целом есть вечное возвращение равного». Увы, такие «философы» тоже возвращаются к нам с ницшеанской стрелой. И сверхписатели должны с этим смириться, как смирился и Заратустра, которого утешали его любимые звери орел и змея.

Но пора назвать отгадку для тех, кто еще не утратил надежды, как она названа у самого Ницше: «Отчеканить на становлении признаки бытия – высшая воля к власти. <…> Что все возвращается – крайняя степень приближения мира становления к миру бытия: вершина созерцания». Каждый настоящий писатель в своем волении к сверхписателю должен знать и как следует понимать эту волю к необходимости сегодня. «Воля к власти, – говорит Делез, – мерцающий мир метаморфоз, сообщающихся интенсивностей, различий различий, дуновений, инсинуаций и выдохов: мир интенсивных интенциональностей, мир симулякров и «тайн».

Из любви к русской литературе Ницше написал свой философский роман. Парадокс – русская литература возвращается к нам сегодня посредством Ницше. «Заратустра» был написан после размолвки с Лу Саломе (дочерью русского генерала!). Но, смеем заметить, роман с русской литературой не кончается.

Невидимо возвращается ницшеанская стрела. И может, это и не так плохо, что лишь немногие слышат ее чарующий звук: «О, эти греки! Они умели-таки жить; для этого нужно храбро оставаться у поверхности, у складки, у кожи, поклоняться иллюзии, верить в формы, звуки, слова, в весь Олимп иллюзии!» 

Русский космизм | Мысли об эстетике Ницше

Н. Федоров

МЫСЛИ ОБ ЭСТЕТИКЕ НИЦШЕ

Для Ницше, как ученого, история есть книжка, а не дело, не жизнь; точно так же Ницше, как художнику, известно лишь или мертвое подобие пластических искусств, или только звук и его сочетания, без дела ими вызываемого, ими руководимого. Признавая в пластических искусствах лишь снимок, он вместе с Шопенгауэром видит в музыке полное проявление воли, вещи в самой себе и даже не замечает, что музыка необходимо требует дела, и что только дело всеобщее, регулирующее слепую, рождающую и умерщвляющую силу, может быть полным выражением воли, но уже не как проявления похоти, не как опьянения. Только музыка, соединяющая людей в один хор, в одном общем деле, ускоряющая и облегчающая это дело, может быть названа музыкою действительно содержательною, плодотворною, творческою, хотя еще и искусственною. Высшею же, естественною для сынов человеческих музыкою была бы та, под звуки коей собирались бы рассеянные частицы отцовских тел, слагались бы в их тела и в самих сынах вызывали бы ту силу, которая теперь проявляется в чувственном рождении. Музыка дела всеобщего не только противодействовала бы поглощению последующим предыдущего (сынами отцов), но и выражалась бы в восстановлении предыдущего, отцов.

Ницше можно признать ученым и художником; но нельзя его признать не только сыном человеческим, а даже и человеком в активном смысле. Сознавая себя бессильным противодействовать трагической гибели, он хочет показать, будто сам желает гибели и даже находит в этом какую-то доблесть. Не верх ли это тщеславия и пошлости?!. Христианская же эстетика выражается в осуществлении чаемого и в жизни будущего века.

Чем должна бы быть ницшеанская эстетика?

В противоположность происхождению греческой, т. е. языческой трагедии нужно поставить христианскую трагедию Великого Пятка, Субботы и Воскресения, или Пасхи Страдания и Пасхи Воскресения. Трагедия возникает из плачей и причитаний сынов и дочерей над отцами в их Великие Пятки и Субботы, что, конечно, ничего общего с вакхическим происхождением греческой трагедии не имеет, так как эти оргии надо считать искажением плачей. Когда мы слышим сокрушение людей, не имеющих сынов и дочерей, которые бы их оплакивали, то под оплакиванием разумеется отчитывание и отпевание, т. е. воскрешение.

У Толстого трагическое (преступление в «Крейцеровой сонате») также возникает из духа музыки; а теоретическому (по Ницше) соответствует у Толстого нравственное, но не истинное нравственное, а лишь метафорическое, не действительное воскресение, а только раскаяние, ничего не исправляющее, как у Нехлюдова в «Воскресении». Но что в нем толку, и на что нужно такое бесплодное толстовское воскресение, этот только внутренний переворот в Нехлюдове? Его воскресение показывает человеку, что преступление и даже ошибка непоправимы.

Учение Толстого об искусстве и пример приложения этого учения, данный в его «Воскресении», есть произведение человека, совершенно лишенного философского смысла, человека поразительно легкомысленного. При таком младенческом или ребяческом понимании весны, описанием которой начинается повесть, нельзя понять надлежащим образом и воскресения. Читал Толстой Шопенгауэра и не понял, что воля (Шопенгауэра) есть похоть, особенно сильно проявляющаяся весною; тогда как ученик Шопенгауэра Ницше понял такое значение весны, как видно из следующих слов: «Благодаря опьяняющему напитку, от действия которого речь всех первобытных людей и народов принимала форму гимна, или же благодаря приближению весны, имевшей могущественное влияние на всю природу и внушавшей ей похотливые желания, и пробуждались те соответствующие духу Диониса стремления, которые, будучи напряжены до сильной степени, доводят все субъективное в человеке до полного самозабвения». Дошли до этого самозабвения и Нехлюдов с Катюшей, весною же, и произвели на свет существо, которое, даже не достигнув выхода из самозабвения, лишилось не только сознания, но и жизни. Они же сами пробудились от сна, навеянного Аполлоном, от сна, при коем наслаждались кажущимся, видимостью, и сделались в конце концов Сократами, но не христианами; они пришли к сократовскому воскресению.

В стихотворении «Призыв»<<*1>> слова «Брат, проснись!» относятся ко сну аполлоно-вакхическому, к ночи языческой и к дню мнимого воскресения и требуют уже не сократовского воскресения, а действительного. Правда, многим замена воскресения всеобщим воскрешением, т. е. всеми всех, представляется предерзостью, покушением на узурпацию права божественного, несвойственного якобы человеку. Но для разоблачения этого заблуждения достаточно сравнить вспоминаемый тем же Ницше арийский миф о Прометее со сказанием о грехопадении: в первом человек наказывается за присвоение себе божественных свойств; во втором он наказывается за любопытство, за ложь, за обман. И Христос наказывается за присвоение человеку божественных свойств. Но кем наказывается? — Самим же человеком! Если, следовательно, некоторым благочестивым христианам участие в деле воскрешения людей кажется присвоением божественных свойств, то очевидно, что в этом случае христиане становятся язычниками, смешивая Бога христианского с Зевсом, карателем добродетелей и жажды света и знания.

Но те, которые не впадают в такое заблуждение, для тех призыв к пробуждению есть призыв к действительному воскрешению. При таком пробуждении, «когда мы, мертвые, пробуждаемся», т. е. сонные, в аполлоно-вакхическом сне находящиеся, проснемся, тогда-то и рождается вопрос, не решенный ни Ибсеном об отношении Рубека к Ирене, ни автором «Воскресших богов» об отношении Леонардо да Винчи к Джиоконде. Трагическая дилемма, возникающая перед Рубеком и Иреною: невозможность с одной стороны удовлетвориться только подобием жизни в художественном произведении, а с другой — и самою жизнью, если она ограничена только чувственностью, — эта дилемма, конечно, не разрешаемая и слепою силою смертоносной лавины, может быть разрешена силою разумною, сознательным делом всех людей, трудом воскрешения, обращающим слепые влечения в воссозидающие силы, способные создать не подобие только жизни из камня или на полотне, а из праха, в который обращаются живые существа, вернуть к жизни само существо, тех, от кого некогда чувственным путем получили жизнь не удовлетворяющиеся ни чувственным счастием, ни одним художественным подобием жизни. Почему Рубек и Ирена, Леонардо и Джиоконда, создав художественное произведение из камня и на полотне, не довольствуются этим подобием, как мертвым, но и не решаются также дать волю и похоти, слепой и бессознательной? Потому, конечно, что половой акт есть преступление (грех для признающих греховность), грех против знания и самого искусства, как и нынешнее искусство, создание идола, есть грех и против жизни, и против знания; а то и другое есть грех против Бога отцов. Человек в этом акте является орудием слепой силы; он не знает и не управляет ни тем, что предшествовало этому акту, ни тем, что последовало за ним. Плод бессознательного увлечения повторяет в утробной жизни в общих чертах все пороки, представленные животным царством, произведением силы, не управляемой разумом. Явясь на свет, плод будет подобием родителей и предков. Половой грех тогда только будет искуплен, когда дана будет регулятивная форма способности давать подобие себе самим и своим отцам, и тому, что последует за этим актом, т.  е.: это будет уже сознательное воспроизведение родителей к жизни бессмертной, а вместе с тем и условие собственного бессмертия. В таком решении, не фатальном, а сознательно-добровольном, и заключается наша, всех сынов человеческих цель, которую так болезненно и страстно искал XIX век. В ней, и только в ней, найдет человечество разрешение своих научных, художественных и нравственных задач.

Само собою понятно, что осуществление такой цели требует соединения теснейшего и непременно родственного, всеобщего и братского соединения, как и самое дело это есть общее для всех и родное, ближайшее для каждого. Только такое дело и может создать союз, т. е. единственно возможную форму умиротворения. Каковы бы ни были трудности задачи, тем не менее уже и прежде, в нашей русской истории бывали примеры объединения безупречного, бескорыстного, совершенно добровольного, хотя бы и кратковременного. Разумеем построение обыденных храмов. Порыв, создавший их, исходил уже не из духа вакхического, не из опьянения и похоти, а из воли в ее чистейшем проявлении, то есть из духа отрезвления; иными словами — из совершенной противоположности тому, как возникали хор и трагедия языческая. Бывали, конечно, и в древней Руси нередкие примеры распрей и побоищ, внушенных дурными страстями, духом опьянения, как, напр., новгородские буйства. Но тем более отрадным явлением было то объединение духовных и физических сил, которое проявлялось при созидании обыденных храмов. Построение их, быть может, также сопровождалось пением (вокальною музыкою), подобно походу к Троице-Сергию в 1892 году, в год 500-летнего юбилея кончины Преподобного Сергия.<<1>> Но благочестивые, целомудренные хоры эти были полною противоположностью вакхическим хорам, превращавшим языческие торжества, дионисии и сатурналии, в безобразные оргии. Таким образом вопрос об обыденных храмах противопоставляется не только случаям массового религиозного экстаза, так называемым «ревивалям» нового времени, но и всем оргиям мира античного и Востока, древнего и нового.

*1 Здесь подразумевается написанное на мысли Николая Федоровича и помещенное в газете «Дон», 1898 г., в № 84-м стихотворение В. А. Кожевникова:

Призыв

Брат, проснись! зарей багровой
Засиял восток:
К жизни вечной, к жизни новой
Дня зовет пророк
Всех - на подвиг неустанный
Общего труда,
Чтоб настал нам день желанный,
Светлый день, когда
Знаньем движимые силы
И всеобщий труд
Спящим в сумраке могилы
Жизнь воссоздадут,
И, встряхнув оковы тленья
С праха мертвецов,
Возвратит день воскресенья
Сыновьям отцов.

(В. А. К.)

1 Конечно, к сожалению, не вся толпа превратилась в хор (вокальный), да она и не могла бы в настоящее время превратиться в хор. Предположение: соединить толпу в построении обыденного храма Троицы на Ваганьках, где был уже в старину такой храм; затем Духом пения или отпевания, ставшего молебном, привести к мощам Преп. Сергия, а возвратясь оттуда, освятить Ваганьковский храм, это предположение не могло состояться, потому что нынешняя толпа не была старою Русью лесной страны, где все были плотниками. Но если бы дело и состоялось, то это был бы лишь образ человеческого рода, ставшего хором отпевания на земле, как кладбище, на этой движущейся сцене, около очага, центра силы, которую отпевание, ставшее знанием этой силы, и должно превратить в воскрешающую.

Онлайн-лекция «Из ада изведенные: Михаил Врубель, Фридрих Ницше: искусство после «смерти Бога»». — События

Русский музей

AA

ENG

Филиалы:Выберите филиалМихайловский дворецКорпус БенуаСтрогановский дворецМихайловский замокМраморный дворецЛетний садЛетний дворец Петра IДомик Петра IМихайловский садПавильоны Михайловского замка

  • Русский музей
    • О музее
    • Дворцы/Сады
    • Музей Людвига в Русском музее
    • Филиал в городе Малага
    • Филиал в городе Кемерово
    • Справочная информация
    • Билеты
    • Реставрация музейных ценностей
    • Друзья Русского музея
    • Администрация музея
    • Партнеры и спонсоры
    • Пресса о Русском музее
    • Противодействие коррупции
    • Локальные нормативные акты
  • Посетителям
    • Справочная информация
    • Часы работы
    • Лекторий
    • Билеты
    • Правила посещения музея
    • Экскурсии
    • Доступный музей
    • Музей — детям
    • План мероприятий по улучшению качества деятельности музея и оценка условий труда
    • Пушкинская карта
  • Выставки
    • Текущие выставки
    • Будущие выставки
    • Прошедшие выставки
    • Постоянные экспозиции
    • Выездные выставки
    • Михайловский дворец
    • Корпус Бенуа
    • Строгановский дворец
    • Михайловский замок
    • Павильоны Михайловского замка
    • Мраморный дворец
    • Летний дворец Петра I
    • Домик Петра I
  • События
  • Коллекции
  • Издания
    • Каталоги и альбомы
    • Научные каталоги собрания
    • Научные сборники
    • Буклеты
    • Ежегодные отчеты
    • Мультимедиа
  • Проекты
    • Русский музей: виртуальный филиал
    • Культурно-выставочные центры
    • Фестиваль «Императорские сады России»
    • Медиапортал Русского музея
  • Образование
    • Лекторий
    • Российский центр музейной педагогики и детского творчества
    • Студенческий клуб Русского музея
    • Служба консультационно-методического взаимодействия с музеями
    • Аспирантура
    • Онлайн курсы на образовательной платформе «Лифт в будущее»
  • Поддержка
    • Поддержать музей
    • Порядок оплаты
    • Договор пожертвования
  • Пушкинская карта

Билеты

Корпус Бенуа

Михаил Врубель. К 165-летию со дня рождения

3 июня—23 октября 2022

Выставка, посвященная 165-й годовщине со дня рождения Михаила Александровича Врубеля (1856–1910), объединила более 220 произведений из собраний…

Мраморный дворец

Кресло, стул, табурет в русском искусстве XVIII-XX веков

18 августа—10 октября 2022

Выставка познакомит зрителей с малоизвестной широкой публике коллекцией мебели Русского музея, а также позволит под новым углом зрения вз…

Михайловский дворец

«Портрет молодого человека в зеленом кафтане» кисти Ивана Никитина

1 сентября—31 октября 2022

    «Портрет молодого человека в зеленом кафтане» (конец 1720-х – не позднее 8 августа 1732) поступил…

Строгановский дворец

Леонид Колибаба. Скульптура, графика

16 сентября—15 ноября 2022

Выставка знакомит с творчеством Леонида Колибабы – известного современного петербургского скульптора, графика и педагога, участника неформального творческого . ..

Павильоны Михайловского замка

Выставка-лаборатория «Цвет и краска»

17 сентября—13 октября 2022

17 сентября в рамках образовательно-выставочного проекта «Искусство как творческий процесс: Смотреть. Видеть. Знать» в Восточном павильоне Михайловского замк…

Мраморный дворец

Игорь Чолария. Укрощение хаоса

23 сентября—7 ноября 2022

Выставка Игоря Чолария «Укрощение хаоса» представляет около 60 произведений живописи, скульптуры и графики. Художник родился в районе черноморского побережья Абхази…

События

  • 27.10.2022. 10:25  > Русский музей Концерт «Петербурга огни» в Мраморном дворце
  • 13 октября 2022  > Мраморный дворец 13 октября. Музыкально-поэтический спектакль «Медный всадник»
  • 1 октября 2022  > Русский музей С 1 октября Летний дворец Петра I закрывается

Главная / События / Онлайн-лекция «Из ада изведенные: Михаил Врубель, Фридрих Ницше: искусство после «смерти Бога»».

Версия для печати

20 апреля 2022

Алексей Курбановский, главный научный сотрудник Русского музея, искусствовед, доктор философских наук, расскажет о том, как было связано творчество Михаила Врубеля с философскими воззрениями его современника — Фридриха Ницше.

 В характерной для рубежа XIX — XX веков обстановке позитивистской критики христианства, Михаил Врубель воплотил в своем творчестве образ трагического персонажа — Демона, рожденного романтической традицией, но несущего в себе «предельный, рубежный» пафос религиозно-философского релятивизма, вдохновленного ницшеанскими идеями «смерти Бога» и «сверхчеловека».

  • Русский музей
    • О музее
    • Дворцы/Сады
    • Музей Людвига в Русском музее
    • Филиал в городе Малага
    • Филиал в городе Кемерово
    • Справочная информация
    • Билеты
    • Реставрация музейных ценностей
    • Друзья Русского музея
    • Администрация музея
    • Партнеры и спонсоры
    • Пресса о Русском музее
    • Противодействие коррупции
    • Локальные нормативные акты
  • Посетителям
    • Справочная информация
    • Часы работы
    • Лекторий
    • Билеты
    • Правила посещения музея
    • Экскурсии
    • Доступный музей
    • Музей — детям
    • План мероприятий по улучшению качества деятельности музея и оценка условий труда
    • Пушкинская карта
  • Выставки
    • Текущие выставки
    • Будущие выставки
    • Прошедшие выставки
    • Постоянные экспозиции
    • Выездные выставки
    • Михайловский дворец
    • Корпус Бенуа
    • Строгановский дворец
    • Михайловский замок
    • Павильоны Михайловского замка
    • Мраморный дворец
    • Летний дворец Петра I
    • Домик Петра I
  • События
  • Коллекции
  • Издания
    • Каталоги и альбомы
    • Научные каталоги собрания
    • Научные сборники
    • Буклеты
    • Ежегодные отчеты
    • Мультимедиа
  • Проекты
    • Русский музей: виртуальный филиал
    • Культурно-выставочные центры
    • Фестиваль «Императорские сады России»
    • Медиапортал Русского музея
  • Образование
    • Лекторий
    • Российский центр музейной педагогики и детского творчества
    • Студенческий клуб Русского музея
    • Служба консультационно-методического взаимодействия с музеями
    • Аспирантура
    • Онлайн курсы на образовательной платформе «Лифт в будущее»
  • Поддержка
    • Поддержать музей
    • Порядок оплаты
    • Договор пожертвования
  • Пушкинская карта

Фридрих Ницше — отзывы о творчестве автора и мнения читателей

Что выбрать

Библиотека

Подписка

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

    Главная
  1. Библиотека
  2. ⭐️Фридрих Ницше
  3. Отзывы на книги автора

отзывов

Премиум

Так говорил ЗаратустраФридрих Ницше

rootrude

Оценил книгу

10/10
Нет, ребята…
Пожалуй, это одна из немногих (если не единственная) книга, на которую я не в состоянии написать отзыв. Никакой. Только тот факт, что я пообещал сам себе писать хоть пару строк о каждой прочитанной мной после регистрации на сайте книге, и заставляет меня сейчас таким своеобразным образом насиловать себя.
Объяснюсь: я могу говорить об этой книге часами, я могу её цитировать наизусть, но я не могу просто сесть и структурировать свои мысли в небольшом отзыве. Почему? Просто потому что он получится слишком личным (можно даже сказать, интимным), а сделать эдакий холодный наукоподобный разбор «со стороны» мне просто не позволяет совесть. Ну и мозг, да; чтобы уж точно сразу снять все незаданные вопросы.
Я хотел отделаться своей обычной петросянистой отпиской, но и тут совесть оказалась непреклонной, тварь такая.
Именно поэтому вы сейчас читаете эту хренотень вместо отзыва. Прошу прощения.

15 января 2013

LiveLib

Поделиться

Бесплатно

Так говорил ЗаратустраФридрих Ницше

rootrude

Оценил книгу

Нет, ребята…
Пожалуй, это одна из немногих (если не единственная) книга, на которую я не в состоянии написать отзыв. Никакой. Только тот факт, что я пообещал сам себе писать хоть пару строк о каждой прочитанной мной после регистрации на сайте книге, и заставляет меня сейчас таким своеобразным образом насиловать себя.
Объяснюсь: я могу говорить об этой книге часами, я могу её цитировать наизусть, но я не могу просто сесть и структурировать свои мысли в небольшом отзыве. Почему? Просто потому что он получится слишком личным (можно даже сказать, интимным), а сделать эдакий холодный наукоподобный разбор «со стороны» мне просто не позволяет совесть. Ну и мозг, да; чтобы уж точно сразу снять все незаданные вопросы.
Я хотел отделаться своей обычной петросянистой отпиской, но и тут совесть оказалась непреклонной, тварь такая.
Именно поэтому вы сейчас читаете эту хренотень вместо отзыва. Прошу прощения.

15 января 2013

LiveLib

Поделиться

Премиум

Так говорил ЗаратустраФридрих Ницше

rootrude

Оценил книгу

Нет, ребята…
Пожалуй, это одна из немногих (если не единственная) книга, на которую я не в состоянии написать отзыв. Никакой. Только тот факт, что я пообещал сам себе писать хоть пару строк о каждой прочитанной мной после регистрации на сайте книге, и заставляет меня сейчас таким своеобразным образом насиловать себя.
Объяснюсь: я могу говорить об этой книге часами, я могу её цитировать наизусть, но я не могу просто сесть и структурировать свои мысли в небольшом отзыве. Почему? Просто потому что он получится слишком личным (можно даже сказать, интимным), а сделать эдакий холодный наукоподобный разбор «со стороны» мне просто не позволяет совесть. Ну и мозг, да; чтобы уж точно сразу снять все незаданные вопросы.
Я хотел отделаться своей обычной петросянистой отпиской, но и тут совесть оказалась непреклонной, тварь такая.
Именно поэтому вы сейчас читаете эту хренотень вместо отзыва. Прошу прощения.

15 января 2013

LiveLib

Поделиться

Премиум

Also sprach Zarathustra: Ein Buch für Alle und Keinen / Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого. Книга для чтения на немецком языкеФридрих Ницше

rootrude

Оценил книгу

Нет, ребята…
Пожалуй, это одна из немногих (если не единственная) книга, на которую я не в состоянии написать отзыв. Никакой. Только тот факт, что я пообещал сам себе писать хоть пару строк о каждой прочитанной мной после регистрации на сайте книге, и заставляет меня сейчас таким своеобразным образом насиловать себя.
Объяснюсь: я могу говорить об этой книге часами, я могу её цитировать наизусть, но я не могу просто сесть и структурировать свои мысли в небольшом отзыве. Почему? Просто потому что он получится слишком личным (можно даже сказать, интимным), а сделать эдакий холодный наукоподобный разбор «со стороны» мне просто не позволяет совесть. Ну и мозг, да; чтобы уж точно сразу снять все незаданные вопросы.
Я хотел отделаться своей обычной петросянистой отпиской, но и тут совесть оказалась непреклонной, тварь такая.
Именно поэтому вы сейчас читаете эту хренотень вместо отзыва. Прошу прощения.

15 января 2013

LiveLib

Поделиться

Премиум

Так говорил ЗаратустраФридрих Ницше

Anastasia_JennyloveJesus

Оценил книгу

Вот он — настоящий злой гений. Наконец-то я нашла кого-то, способного запросто перевернуть сознание.
Это как если бы ты всю жизнь слушал Диму Билана, и внезапно открыл для себя Nine Inch Nails, нечто мощное, непонятное, но при этом абсолютно захватывающее и гипнотизирующее.
Ницше хорош не только огромным количеством совершенно бредовых и притом удивительно точных идей, но также и тем, что в отличие от множества других писателей и философов, он смог объединить все это в единое целое, с претензией на целую религию. В целом штука опасная. Подчиняет, выворачивает, деформирует все, что было, но в этом и главная ценность. Я просто влюбилась в этого психа. Заратустра стал моей библией.
Возможно, все же тяжело воспринимать — его отношение к Иисусу. Ницше во многом прав, но согласиться с ним в его взглядах на такие понятия, как любовь и сострадание — это непросто. Такие вещи вколачиваются в нас с детства, становятся частью основ всех ценностей. Есть в этом что-то неестественное. И все же и Иисус, и Ницше каким-то образом уживаются вместе в моем сердце, хоть они и такие разные. Они, кстати, прекрасно дополняют друг друга.
Ницше, пожалуй, страдал нехилой манией величия, но это тщеславие ему, безусловно, прощается. Невозможно не проникнуться уважением к человеку, способному так выносить мозг.
Его способность убеждать и подчинять внушает доверие — он не говорит намеками и воды разводит столько, сколько надо для дела, а не целый океан, в котором и не знаешь, как что выловить. Это отсутствие окольных путей очень радует, поднадоели, если честно, все эти метафоры.
Вобщем, Ницше открыл мне мир хорошего зла, о котором вообще маловато говорится, а что говорится — то все не то. Живя по заповедям других философий, призывающих к добру и подавлению всего отрицательного, я в целом была довольна — довольна и сейчас — гармонией в жизни. Но что-то такая гармония отдает немножко спокойствием. Не знаю как это назвать. Мертвяцким.
Все самое важное и ценное зачастую преобретается через «минус». Страдания и боль очищают душу, могут вознести её на новый уровень, здоровая злоба толкает на самые рисковые и важные шаги. Ведь это все так естественно — зачем же сторониться и избегать этого?
Ницше прав. Чем искать радости и наслаждения, лучше поискать страдания и вины. Это явно принесет больше пользы.
Я словно обрела вторую часть себя, которая все это время старательно умервщлялась. Две половинки моей сущности наконец-то соединились — в целую МЕНЯ.
К черту «секрет» с его законом притяжения — конечно, нельзя о нем забывать и пользоваться по мере надобности, но превращать жизнь в вечную погоню за счастьем кажется глупо. Что это за жизнь, когда думаешь только о том, чтоб не отклеилась от губ улыбка, а в голове не мелькнула нерадостная мысль. Страдать тоже надо уметь. Человек должен есть и сладкое, и горькое, и соленое, и кислое. А то попка слипнется.
Вобщем, что и говорить, — браво, маэстро Фридрих! Заратустра — , зови нас в свою пещеру, побредуем вместе.
Я за то, чтобы мозг выносился как можно чаще — и как можно дальше!

2 марта 2011

LiveLib

Поделиться

Премиум

Человеческое, слишком человеческоеФридрих Ницше

DavidBadalyan

Оценил книгу

С Ницше можно спорить, не соглашаться, но он всегда интересен. Во-первых, интересен как мыслитель, повлиявший на культуру и философию XX-го века; во-вторых, просто его книги интересно читать. Книги Ницше легко читаются и не требуют особой философской подготовки (это не Гегель с Хайдеггером). В основном они составлены из коротких, едких афоризмов, а также из эссе, редко превышающих несколько страниц. Не исключение и данная работа, где Ницше впервые пользуется афористическим стилем.
«Человеческое, слишком человеческое» – это поворотная для Ницше книга, открывающая новый период в развитии его философии, в которой ощущается эволюция Ницше в сторону позитивизма. В «Человеческом, слишком человеческом» он берется за критику метафизического способа мышления (сюда включается как религия, философия, так и искусство, главным образом, романтизм Вагнера), отдавая дань мыслителям эпохи Просвещения и ставя в привилегированное положение науку. Однако превознося «человека научного» Ницше здесь во многом остается на прежней романтической почве: его также больше интересует культура, искусство и творчество (ему посвящены главы из книги), чем наука. Поскольку Ницше понимает, что на новой стезе «человека научного», ему будет не слишком интересно, он предлагает промежуточный вариант:

Если, таким образом, наука сама по себе приносит все меньше радости и отнимает все больше радости, внушая сомнения в утешительной метафизике, религии и искусстве, то иссякает тот величайший источник удовольствия, которому человечество обязано почти всей своей человечностью. Поэтому высшая культура должна дать человеку двойной мозг, как бы две мозговые камеры: во-первых, чтобы воспринимать науку и, затем, чтобы воспринимать не-науку

Также он понимает, что религиозный человек (метафизический) вряд ли может сделать резкий скачок и стать «человеком научным». Поэтому он рекомендует все-таки обратиться к искусству:

переход от религии к научному миропониманию есть насильственный опасный скачок, которого нельзя рекомендовать… в качестве перехода следует скорее воспользоваться искусством, чтобы облегчить перегруженную чувствами душу, ибо искусство гораздо менее поддерживает эти представления, чем метафизическая философия. От искусства можно затем легче перейти к действительно освобождающей философской науке

Я бы обратил еще внимание на то, что в одном из разделов данной работы Ницше выражает презрение к национализму и антисемитизму (видимо, выпад в сторону Вагнера), указывая на то, что национализм опасен и в действительности не служит интересам европейских народов. Идеальный мир по Ницше – наднациональный мир. Соответственно, ратует Ницше за слияние народов:

в результате непрерывных скрещиваний, должна возникнуть смешанная раса — раса европейского человека. Этой цели сознательно или бессознательно противодействует теперь обособление наций через возбуждение национальной вражды… этот искусственный национализм, впрочем, столь же опасен, как был опасен искусственный католицизм, ибо он, по существу, есть насильственное чрезвычайное и осадное положение, которое немногие устанавливают над многими, и нуждается в хитрости, лжи и насилии, чтобы сохранить свою репутацию

Важное место в книге занимает вопрос «свободного человека» – человека освободившегося от пут традиций, иллюзий прошлого. В «Человеческое, слишком человеческое» Ницше излагает также свои взгляды на вопросы морали, культуры, государства, семьи, женщины, и т.д.

5 июля 2020

LiveLib

Поделиться

Премиум

Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умовФридрих Ницше

DavidBadalyan

Оценил книгу

С Ницше можно спорить, не соглашаться, но он всегда интересен. Во-первых, интересен как мыслитель, повлиявший на культуру и философию XX-го века; во-вторых, просто его книги интересно читать. Книги Ницше легко читаются и не требуют особой философской подготовки (это не Гегель с Хайдеггером). В основном они составлены из коротких, едких афоризмов, а также из эссе, редко превышающих несколько страниц. Не исключение и данная работа, где Ницше впервые пользуется афористическим стилем.
«Человеческое, слишком человеческое» – это поворотная для Ницше книга, открывающая новый период в развитии его философии, в которой ощущается эволюция Ницше в сторону позитивизма. В «Человеческом, слишком человеческом» он берется за критику метафизического способа мышления (сюда включается как религия, философия, так и искусство, главным образом, романтизм Вагнера), отдавая дань мыслителям эпохи Просвещения и ставя в привилегированное положение науку. Однако превознося «человека научного» Ницше здесь во многом остается на прежней романтической почве: его также больше интересует культура, искусство и творчество (ему посвящены главы из книги), чем наука. Поскольку Ницше понимает, что на новой стезе «человека научного», ему будет не слишком интересно, он предлагает промежуточный вариант:

Если, таким образом, наука сама по себе приносит все меньше радости и отнимает все больше радости, внушая сомнения в утешительной метафизике, религии и искусстве, то иссякает тот величайший источник удовольствия, которому человечество обязано почти всей своей человечностью. Поэтому высшая культура должна дать человеку двойной мозг, как бы две мозговые камеры: во-первых, чтобы воспринимать науку и, затем, чтобы воспринимать не-науку

Также он понимает, что религиозный человек (метафизический) вряд ли может сделать резкий скачок и стать «человеком научным». Поэтому он рекомендует все-таки обратиться к искусству:

переход от религии к научному миропониманию есть насильственный опасный скачок, которого нельзя рекомендовать… в качестве перехода следует скорее воспользоваться искусством, чтобы облегчить перегруженную чувствами душу, ибо искусство гораздо менее поддерживает эти представления, чем метафизическая философия. От искусства можно затем легче перейти к действительно освобождающей философской науке

Я бы обратил еще внимание на то, что в одном из разделов данной работы Ницше выражает презрение к национализму и антисемитизму (видимо, выпад в сторону Вагнера), указывая на то, что национализм опасен и в действительности не служит интересам европейских народов. Идеальный мир по Ницше – наднациональный мир. Соответственно, ратует Ницше за слияние народов:

в результате непрерывных скрещиваний, должна возникнуть смешанная раса — раса европейского человека. Этой цели сознательно или бессознательно противодействует теперь обособление наций через возбуждение национальной вражды… этот искусственный национализм, впрочем, столь же опасен, как был опасен искусственный католицизм, ибо он, по существу, есть насильственное чрезвычайное и осадное положение, которое немногие устанавливают над многими, и нуждается в хитрости, лжи и насилии, чтобы сохранить свою репутацию

Важное место в книге занимает вопрос «свободного человека» – человека освободившегося от пут традиций, иллюзий прошлого. В «Человеческое, слишком человеческое» Ницше излагает также свои взгляды на вопросы морали, культуры, государства, семьи, женщины, и т.д.

5 июля 2020

LiveLib

Поделиться

Бесплатно

Так говорил ЗаратустраФридрих Ницше

Anastasia_JennyloveJesus

Оценил книгу

Вот он — настоящий злой гений. Наконец-то я нашла кого-то, способного запросто перевернуть сознание.
Это как если бы ты всю жизнь слушал Диму Билана, и внезапно открыл для себя Nine Inch Nails, нечто мощное, непонятное, но при этом абсолютно захватывающее и гипнотизирующее.
Ницше хорош не только огромным количеством совершенно бредовых и притом удивительно точных идей, но также и тем, что в отличие от множества других писателей и философов, он смог объединить все это в единое целое, с претензией на целую религию. В целом штука опасная. Подчиняет, выворачивает, деформирует все, что было, но в этом и главная ценность. Я просто влюбилась в этого психа. Заратустра стал моей библией.
Возможно, все же тяжело воспринимать — его отношение к Иисусу. Ницше во многом прав, но согласиться с ним в его взглядах на такие понятия, как любовь и сострадание — это непросто. Такие вещи вколачиваются в нас с детства, становятся частью основ всех ценностей. Есть в этом что-то неестественное. И все же и Иисус, и Ницше каким-то образом уживаются вместе в моем сердце, хоть они и такие разные. Они, кстати, прекрасно дополняют друг друга.
Ницше, пожалуй, страдал нехилой манией величия, но это тщеславие ему, безусловно, прощается. Невозможно не проникнуться уважением к человеку, способному так выносить мозг.
Его способность убеждать и подчинять внушает доверие — он не говорит намеками и воды разводит столько, сколько надо для дела, а не целый океан, в котором и не знаешь, как что выловить. Это отсутствие окольных путей очень радует, поднадоели, если честно, все эти метафоры.
Вобщем, Ницше открыл мне мир хорошего зла, о котором вообще маловато говорится, а что говорится — то все не то. Живя по заповедям других философий, призывающих к добру и подавлению всего отрицательного, я в целом была довольна — довольна и сейчас — гармонией в жизни. Но что-то такая гармония отдает немножко спокойствием. Не знаю как это назвать. Мертвяцким.
Все самое важное и ценное зачастую преобретается через «минус». Страдания и боль очищают душу, могут вознести её на новый уровень, здоровая злоба толкает на самые рисковые и важные шаги. Ведь это все так естественно — зачем же сторониться и избегать этого?
Ницше прав. Чем искать радости и наслаждения, лучше поискать страдания и вины. Это явно принесет больше пользы.
Я словно обрела вторую часть себя, которая все это время старательно умервщлялась. Две половинки моей сущности наконец-то соединились — в целую МЕНЯ.
К черту «секрет» с его законом притяжения — конечно, нельзя о нем забывать и пользоваться по мере надобности, но превращать жизнь в вечную погоню за счастьем кажется глупо. Что это за жизнь, когда думаешь только о том, чтоб не отклеилась от губ улыбка, а в голове не мелькнула нерадостная мысль. Страдать тоже надо уметь. Человек должен есть и сладкое, и горькое, и соленое, и кислое. А то попка слипнется.
Вобщем, что и говорить, — браво, маэстро Фридрих! Заратустра — , зови нас в свою пещеру, побредуем вместе.
Я за то, чтобы мозг выносился как можно чаще — и как можно дальше!

2 марта 2011

LiveLib

Поделиться

Премиум

Так говорил ЗаратустраФридрих Ницше

Anastasia_JennyloveJesus

Оценил книгу

Вот он — настоящий злой гений. Наконец-то я нашла кого-то, способного запросто перевернуть сознание.
Это как если бы ты всю жизнь слушал Диму Билана, и внезапно открыл для себя Nine Inch Nails, нечто мощное, непонятное, но при этом абсолютно захватывающее и гипнотизирующее.
Ницше хорош не только огромным количеством совершенно бредовых и притом удивительно точных идей, но также и тем, что в отличие от множества других писателей и философов, он смог объединить все это в единое целое, с претензией на целую религию. В целом штука опасная. Подчиняет, выворачивает, деформирует все, что было, но в этом и главная ценность. Я просто влюбилась в этого психа. Заратустра стал моей библией.
Возможно, все же тяжело воспринимать — его отношение к Иисусу. Ницше во многом прав, но согласиться с ним в его взглядах на такие понятия, как любовь и сострадание — это непросто. Такие вещи вколачиваются в нас с детства, становятся частью основ всех ценностей. Есть в этом что-то неестественное. И все же и Иисус, и Ницше каким-то образом уживаются вместе в моем сердце, хоть они и такие разные. Они, кстати, прекрасно дополняют друг друга.
Ницше, пожалуй, страдал нехилой манией величия, но это тщеславие ему, безусловно, прощается. Невозможно не проникнуться уважением к человеку, способному так выносить мозг.
Его способность убеждать и подчинять внушает доверие — он не говорит намеками и воды разводит столько, сколько надо для дела, а не целый океан, в котором и не знаешь, как что выловить. Это отсутствие окольных путей очень радует, поднадоели, если честно, все эти метафоры.
Вобщем, Ницше открыл мне мир хорошего зла, о котором вообще маловато говорится, а что говорится — то все не то. Живя по заповедям других философий, призывающих к добру и подавлению всего отрицательного, я в целом была довольна — довольна и сейчас — гармонией в жизни. Но что-то такая гармония отдает немножко спокойствием. Не знаю как это назвать. Мертвяцким.
Все самое важное и ценное зачастую преобретается через «минус». Страдания и боль очищают душу, могут вознести её на новый уровень, здоровая злоба толкает на самые рисковые и важные шаги. Ведь это все так естественно — зачем же сторониться и избегать этого?
Ницше прав. Чем искать радости и наслаждения, лучше поискать страдания и вины. Это явно принесет больше пользы.
Я словно обрела вторую часть себя, которая все это время старательно умервщлялась. Две половинки моей сущности наконец-то соединились — в целую МЕНЯ.
К черту «секрет» с его законом притяжения — конечно, нельзя о нем забывать и пользоваться по мере надобности, но превращать жизнь в вечную погоню за счастьем кажется глупо. Что это за жизнь, когда думаешь только о том, чтоб не отклеилась от губ улыбка, а в голове не мелькнула нерадостная мысль. Страдать тоже надо уметь. Человек должен есть и сладкое, и горькое, и соленое, и кислое. А то попка слипнется.
Вобщем, что и говорить, — браво, маэстро Фридрих! Заратустра — , зови нас в свою пещеру, побредуем вместе.
Я за то, чтобы мозг выносился как можно чаще — и как можно дальше!

2 марта 2011

LiveLib

Поделиться

Премиум

Also sprach Zarathustra: Ein Buch für Alle und Keinen / Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого. Книга для чтения на немецком языкеФридрих Ницше

Anastasia_JennyloveJesus

Оценил книгу

Вот он — настоящий злой гений. Наконец-то я нашла кого-то, способного запросто перевернуть сознание.
Это как если бы ты всю жизнь слушал Диму Билана, и внезапно открыл для себя Nine Inch Nails, нечто мощное, непонятное, но при этом абсолютно захватывающее и гипнотизирующее.
Ницше хорош не только огромным количеством совершенно бредовых и притом удивительно точных идей, но также и тем, что в отличие от множества других писателей и философов, он смог объединить все это в единое целое, с претензией на целую религию. В целом штука опасная. Подчиняет, выворачивает, деформирует все, что было, но в этом и главная ценность. Я просто влюбилась в этого психа. Заратустра стал моей библией.
Возможно, все же тяжело воспринимать — его отношение к Иисусу. Ницше во многом прав, но согласиться с ним в его взглядах на такие понятия, как любовь и сострадание — это непросто. Такие вещи вколачиваются в нас с детства, становятся частью основ всех ценностей. Есть в этом что-то неестественное. И все же и Иисус, и Ницше каким-то образом уживаются вместе в моем сердце, хоть они и такие разные. Они, кстати, прекрасно дополняют друг друга.
Ницше, пожалуй, страдал нехилой манией величия, но это тщеславие ему, безусловно, прощается. Невозможно не проникнуться уважением к человеку, способному так выносить мозг.
Его способность убеждать и подчинять внушает доверие — он не говорит намеками и воды разводит столько, сколько надо для дела, а не целый океан, в котором и не знаешь, как что выловить. Это отсутствие окольных путей очень радует, поднадоели, если честно, все эти метафоры.
Вобщем, Ницше открыл мне мир хорошего зла, о котором вообще маловато говорится, а что говорится — то все не то. Живя по заповедям других философий, призывающих к добру и подавлению всего отрицательного, я в целом была довольна — довольна и сейчас — гармонией в жизни. Но что-то такая гармония отдает немножко спокойствием. Не знаю как это назвать. Мертвяцким.
Все самое важное и ценное зачастую преобретается через «минус». Страдания и боль очищают душу, могут вознести её на новый уровень, здоровая злоба толкает на самые рисковые и важные шаги. Ведь это все так естественно — зачем же сторониться и избегать этого?
Ницше прав. Чем искать радости и наслаждения, лучше поискать страдания и вины. Это явно принесет больше пользы.
Я словно обрела вторую часть себя, которая все это время старательно умервщлялась. Две половинки моей сущности наконец-то соединились — в целую МЕНЯ.
К черту «секрет» с его законом притяжения — конечно, нельзя о нем забывать и пользоваться по мере надобности, но превращать жизнь в вечную погоню за счастьем кажется глупо. Что это за жизнь, когда думаешь только о том, чтоб не отклеилась от губ улыбка, а в голове не мелькнула нерадостная мысль. Страдать тоже надо уметь. Человек должен есть и сладкое, и горькое, и соленое, и кислое. А то попка слипнется.
Вобщем, что и говорить, — браво, маэстро Фридрих! Заратустра — , зови нас в свою пещеру, побредуем вместе.
Я за то, чтобы мозг выносился как можно чаще — и как можно дальше!

2 марта 2011

LiveLib

Поделиться

О проекте

Что такое MyBook

Правовая информация

Правообладателям

Документация

Помощь

О подписке

Купить подписку

Бесплатные книги

Подарить подписку

Как оплатить

Ввести подарочный код

Библиотека для компаний

Настройки

Другие проекты

Издать свою книгу

MyBook: Истории

Фридрих Ницше в словах и картинках.

Канал Ницше
Фридрих Ницше в словах и картинках.
Часть 2. Школьные годы Ницше и военная служба: 1858-68.
Предварительный просмотр.

2012 Канал Ницше.

 

Фридрих Ницше.
Июнь 1868 г.
С ч/б фото: Фр. Андреас Пальцов, Галле, и воспроизведенный Луи Хелдом (1851-1927), Веймар.
Раскрашенное и дополненное изображение Канал Ницше.

Виттекинд, 2 июля 1868 г.: письмо Софи Ричль.

Даже если бы мне не пришлось возвращать одолженную книгу, вы все равно получили бы от меня письмо сегодня. Хотя у меня было слишком много обязательств в прошлое воскресенье, очаровательный и солнечный день, воспоминание о тебе — лучшее, что я привезла из Лейпцига в мой уединенный курорт. 1 Но если вы (не знаю, руководствуясь какой гениальностью) оказывали мне иногда свое выдающееся участие, 2 , то и вы должны терпеливо сносить последствия, первым из которых может быть сегодняшнее письмо. Позавчера, в полдень, я добрался до претенциозного деревенского курорта под названием Виттекинд. Шел сильный дождь, и флаги, поднятые для курортного фестиваля, свисали вялыми и грязными. Хозяин мой, несомненный мошенник в голубых непрозрачных очках, вышел мне навстречу и повел меня в снятую 6 дней назад квартиру, с совсем заплесневелым диваном, запустелую, как тюрьма. Вскоре и мне стало ясно, что у этого же хозяина на два дома, полных посетителей, было всего по одной служанке, т. е., может быть, человек 20-40. Еще до истечения первого часа у меня уже был посетитель, но такой неприятный, что я смог отделаться от него только с помощью самой энергичной любезности. 3 Короче говоря, вся атмосфера места, куда я только что попал, была холодной, сырой и унылой.

Вчера я немного исследовал характер этого места и людей здесь. За обедом мне отчасти посчастливилось сидеть рядом с глухонемой и несколькими женщинами с дивной фигурой. 4 Сельская местность не кажется плохой; но нельзя выйти на улицу, чтобы пойти куда-нибудь или что-нибудь увидеть из-за дождя и сырости. Фолькманн 5 посетил меня и прописал местные бани; во всяком случае, операция назначена на ближайшее время.

Как я благодарен вам за то, что вы дали мне книгу Элерта, которую я прочитал в первый же вечер при плачевном освещении на заплесневелом диване, прочитав с удовольствием и внутренней теплотой. Порочные люди могут сказать, что книга написана плохо и взволнованно. Но книга музыканта — это не совсем книга визуального человека; по сути, это музыка, которая пишется словами, а не нотами. У живописца должно быть самое болезненное ощущение, когда этот нагромождение образов стягивается безо всякого метода. Но, к сожалению, я питаю склонность к парижским фельетонам, к путевым зарисовкам Гейне и т. п. и предпочитаю тушеное мясо ростбифу. Каких усилий стоило мне создать научное лицо, чтобы записывать трезвые ходы мыслей с необходимой осмотрительностью и alla breve. Ваш супруг 6 тоже знает об этом песенку (не на мелодию «Ах, милый Франц, еще» и т.д.), 7 который сам очень удивлялся полному отсутствию «стиля». В конце концов, я был похож на моряка, который чувствует себя в меньшей безопасности на суше, чем на движущемся корабле. Может быть, я найду филологический предмет, который можно трактовать музыкально, и тогда я буду лепетать, как младенец, и нагромождать образы, как варвар, заснувший перед античной головой Венеры, и, несмотря на «цветущую поспешность» изложение быть совершенно правильным. 8

Элерт почти всегда прав. Но для многих мужчин истина неузнаваема в этом арлекиновом жакете. Не нам, тем, кто не относится ни к одной странице этой жизни так серьезно, чтобы не втянуть шутку, как мимолетный арабеск. И какой бог может удивиться, если мы то и дело ведем себя как сатиры и пародируем жизнь, которая всегда выглядит такой серьезной и торжественной и носит на ногах котурны?

Что мне не удалось скрыть от вас моего пристрастия к диссонансу! Разве у вас уже не было ужасного образца? 9 Вот секундочку. Плохо скрываются недостатки 10 Вагнера и Шопенгауэра. Но я поправлюсь. И если вы позволите мне еще раз вам что-нибудь сыграть, то я сформирую свою память о том прекрасном воскресении в тонах, и вы услышите, что вы сегодня читаете, как много значит эта память

для плохого музыканта и т. д.
Фридрих Ницше.

1. Ницше посетил Ричлей в Лейпциге в воскресенье, 28 июня; книга, на которую он ссылается, — это «9» Луи Элерта.0085 Briefe ber Musik an eine Freudin (Письма о музыке к подруге), Берлин: J. Guttentag, 1859. Сейчас он находился в Виттекинде, недалеко от Галле, оправляясь от травм, полученных в результате несчастного случая во время верховой езды в марте.
2. Можно объяснить одно из загадочных замечаний Ницше в его письме Эрвину Роде от 6 августа 1868 года: «Я снова сочиняю: женские влияния».
3. Посетителем был его двоюродный брат Эрнст Олер (1856-1925). См. письмо Ницше от 1 июля 1868 года к Франциске и Элизабет Ницше: «Я только сел, как уже прибыл посетитель, который еще больше разозлил меня. А именно, Эрнст, который снова находится в Галле на несколько дней и будет prouver sa удача [попытать удачу] в Лейпциге потом, конечно, появляясь, как обычно, с воинственной наглостью; некоторое время я обращался с ним как с гостем, так как его требования были не слишком назойливы; в конце концов мне пришлось отказаться от дополнительных визитов ко мне с некоторой энергичной вежливостью».
4. «… und einiger wunderbar geformter Frauengestalten.» В письме, написанном его матери и сестре накануне, Ницше описывает, как он сидел среди глухонемого и двух «grliche weibliche Migeburten» (отвратительных женщин-уродцев).
5. Рихард фон Фолькманн (1830-1889): врач из Галле, нанятый матерью Ницше для лечения раны ее сына.
6. Фридрих Ричль, профессор филологии Ницше в Лейпцигском университете.
7. «Ach lieber Franz, noch», рефрен из старинной немецкой народной песни: «Komm, lieber Franz, noch einen Tanz! Noch ist es Zeit zum Heimegehen» (Давай, дорогой Франц, еще танец! Еще есть время идти домой).
8. «…blhende Eile» (цветущая поспешность), выражение из заключения книги Элерта: «Leben Sie wohl! Ich habe Eile, blhende Eile, denn dieses Lebenes steigert sich nur bis zur Rose». (Прощай! У меня есть спешка, процветающая спешка, ибо в этой жизни она не поднимается выше розы.) Briefe ber Musik an eine Freundin , 166.
9. Ницше играл на фортепиано у Ричлей.
10. Пфердефе: буквально «раздвоенные ноги».

Ницше на других сайтах. – Nochrisis

Википедия

 

Перспективы Ницше

Добро пожаловать в перспективы Ницше, наиболее организованную коллекцию цитат Ницше в Интернете. Цитаты организованы по категориям, что необходимо для полного понимания того, что имел в виду Ницше, и в отличие от некоторых других сайтов, которые упорядочивают их по книгам или вообще без каких-либо критериев».

Круг Ницше

» Создать интеллектуальное и художественное сообщество, в котором люди Духа и видения могут собираться вместе и исследовать философию Ницше, разрабатывая способы, с помощью которых она может взорваться, как танцующая звезда, и преобразиться. Наша цель состоит в том, чтобы призвать и принять понятие gaya scienza, несущее дионисийский дух в современное общество, чтобы произвести необходимые преобразования и любым возможным способом преобразовать культуру ».

Круг Агонист-Ницше.

The Agonist — электронный журнал, посвященный исследованию творчества Ницше и его влиянию на современную культуру в различных областях, таких как искусство, философия, религия и наука, и это лишь некоторые из них. В духе его философских изысканий журнал публикует эссе в рамках ницшеанских исследований и за пределами академических кругов. Журнал также исследует отношение Ницше к фигурам из прошлых эпох, как мы это сделали в одном из наших выпусков, озаглавленном «Ницше в истории». Кроме того, Ницше продолжает вдохновлять многие художественные, культурные и интеллектуальные движения.
Мы исследуем его влияние на такие движения с авторами, работающими в этих областях, как мы это сделали в выпуске о Ницше, транс- и постгуманизме. Помимо эссе и рецензий на книги, мы также публикуем интервью и толкования. Мы публикуем только ранее не публиковавшиеся материалы. «Агонист» — международный журнал, который читают во всем мире. У нас есть читатели от Китая до Чили. Тот факт, что он электронный и бесплатный, делает его доступным для широкого круга читателей. Однако журнал возможен только благодаря поддержке, которую мы получаем от членов и читателей. Если вы верите в миссию этого журнала, мы просим вас поддержать нас через веб-сайт Круга Ницше, на котором размещен журнал.

Источник Ницше

«Источник Ницше — это веб-сайт, посвященный публикации научных материалов о творчестве и жизни Фридриха Ницше под редакционным и научным руководством Паоло Д’Иорио».

Канал Ницше

«Канал Ницше, используемый частными лицами и широким спектром университетов и учебных заведений, начал свою работу в марте 1999 года — в старые добрые времена, когда Google еще был в году.beta , а Facebook еще предстояло заразить мир».

Общество Фридриха Ницше

 Общество Фридриха Ницше (FNS) было основано в 1990 году. Его целью является содействие изучению жизни, творчества и влияния Фридриха Ницше. В настоящее время FNS насчитывает около 200 членов по всему миру и приветствует новых членов, проявляющих интерес к Ницше, будь то профессиональные или частные лица. Деятельность Общества организована вокруг его ежегодной и двухгодичной конференции ».

Нравится:

Нравится Загрузка…

Виджеты

Ищи:
  • День 15:35, протяни руку.

  • День 1526, пустое место.

  • День 1779, исчезающая личность.

  • День 2146, то есть.

  • День 13:40, около.

  • День 16:03, выкройки.

  • День 1511, обстоятельства.

  • День 1763, не нравится.

  • День 15:28, туман.

  • День 1755, ст.

  • Сентябрь 2022 (28)
  • август 2022 (31)
  • июль 2022 (31)
  • июнь 2022 (30)
  • май 2022 (31)
  • апрель 2022 (30)
  • март 2022 г. (31)
  • Февраль 2022 (28)
  • январь 2022 (31)
  • декабрь 2021 (31)
  • ноябрь 2021 (30)
  • Октябрь 2021 (31)
  • сентябрь 2021 (30)
  • август 2021 (31)
  • июль 2021 (31)
  • июнь 2021 (30)
  • май 2021 (31)
  • апрель 2021 (30)
  • март 2021 (31)
  • Февраль 2021 (28)
  • январь 2021 (31)
  • декабрь 2020 (31)
  • ноябрь 2020 (30)
  • Октябрь 2020 (31)
  • Сентябрь 2020 (30)
  • август 2020 (31)
  • июль 2020 (31)
  • июнь 2020 (30)
  • май 2020 (31)
  • апрель 2020 г.  (30)
  • март 2020 г. (31)
  • Февраль 2020 (29)
  • январь 2020 (31)
  • Декабрь 2019 (31)
  • ноябрь 2019 (30)
  • Октябрь 2019 (31)
  • Сентябрь 2019 (30)
  • август 2019 (33)
  • июль 2019 (31)
  • июнь 2019 (30)
  • май 2019 (31)
  • Апрель 2019 (31)
  • март 2019 (35)
  • Февраль 2019 (37)
  • Январь 2019 (48)
  • Декабрь 2018 (31)
  • ноябрь 2018 г. (30)
  • Октябрь 2018 (31)
  • Сентябрь 2018 (30)
  • август 2018 г. (32)
  • июль 2018 (32)
  • июнь 2018 (30)
  • Май 2018 (31)
  • Апрель 2018 г. (31)
  • Март 2018 (31)
  • Февраль 2018 (28)
  • Январь 2018 г. (45)
  • декабрь 2017 г. (64)
  • ноябрь 2017 (70)
  • Октябрь 2017 (18)
афоризм искусство черное и белое депрессия цветок Фридрих Ницше будущее Хайку История Слишком человеческий насекомые жизнь макросъемка разум природа Нидерланды Норвегия Философия фотография фотошоп картина картинки стих Поэзия политика психология сенрю короткое стихотворение Общество зима

Введите свой адрес электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых сообщениях по электронной почте.

Адрес электронной почты:

Присоединяйтесь к 542 другим подписчикам

Фридрих Ницше | Биография, книги и факты

Фридрих Ницше

Смотреть все СМИ

Дата рождения:
15 октября 1844 г. Германия
Умер:
25 августа 1900 г. (55 лет) Веймар Германия
Известные работы:
«За гранью добра и зла» «Эксе гомо» «Человеческий, слишком человеческий» «К генеалогии морали» «Рождение трагедии» «Веселая наука» «Воля к власти» «Так говорил Заратустра» «Несвоевременные размышления»
Известные члены семьи:
сестра Элизабет Фёрстер-Ницше
Предметы изучения:
философия искусства

Просмотреть весь связанный контент →

Самые популярные вопросы

Почему Фридрих Ницше важен?

Фридрих Ницше был немецким философом, который стал одним из самых влиятельных современных мыслителей. Его попытки разоблачить мотивы, лежащие в основе традиционной западной религии, морали и философии, глубоко затронули поколения теологов, философов, психологов, поэтов, романистов и драматургов.

Каким было детство Фридриха Ницше?

Дом Фридриха Ницше был оплотом лютеранского благочестия. Его отец, Карл Людвиг Ницше, был пастором и умер до того, как Ницше исполнилось пять лет. Фридрих провел большую часть своей молодости в семье, состоящей из пяти женщин: его матери Франциски; его младшая сестра Элизабет; его бабушка по материнской линии; и две тетки.

Где учился Фридрих Ницше?

В 1864 году Фридрих Ницше поступил в Боннский университет, чтобы изучать теологию и классическую филологию. В 1865 году он перешел в Лейпцигский университет. За годы, проведенные в Лейпциге, Ницше открыл для себя философию Артура Шопенгауэра, познакомился с великим оперным композитором Рихардом Вагнером и завязал дружбу на всю жизнь с коллегой-классиком Эрвином Роде.

Что писал Фридрих Ницше?

«Так говорил Заратустра » (1883–1885 гг.) была первым подробным изложением зрелой философии Фридриха Ницше и шедевром в его карьере. Ему уделялось мало внимания при его жизни, но после его смерти его влияние было значительным как в искусстве, так и в философии. Другие работы включали Сумерки идолов , Антихрист и Ecce Homo .

Резюме

Прочтите краткий обзор этой темы

Фридрих Ницше (родился 15 октября 1844, Рёкен, Саксония, Пруссия [Германия] — умер 25 августа 1900, Веймар, Тюрингенские земли), немецкий классик, философ и критик культуры, который стал одним из самым влиятельным из всех современных мыслителей. Его попытки разоблачить мотивы, лежащие в основе традиционной западной религии, морали и философии, глубоко затронули поколения теологов, философов, психологов, поэтов, романистов и драматургов. Он продумывал последствия триумфа секуляризма Просвещения, выраженные в его замечании о том, что «Бог мертв», таким образом, что это определило повестку дня для многих самых знаменитых интеллектуалов Европы после его смерти. Хотя он был ярым противником национализма, антисемитизма и силовой политики, позднее его имя использовалось фашистами для продвижения того, что он ненавидел.

Первые годы

Дом Ницше был оплотом лютеранского благочестия. Его дед по отцовской линии опубликовал книги в защиту протестантизма и добился церковного положения суперинтенданта; его дед по материнской линии был сельским священником; его отец, Карл Людвиг Ницше, был назначен пастором в Рёкене по приказу короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV, в честь которого был назван Фридрих Ницше. Его отец умер в 1849 году, до того, как Ницше исполнилось пять лет, и большую часть своей ранней жизни он провел в семье, состоящей из пяти женщин: его матери Франциски, его младшей сестры Элизабет, его бабушки по материнской линии и двух теток.

В 1850 году семья переехала в Наумбург на реке Заале, где Ницше посещал частную подготовительную школу Domgymnasium. В 1858 году он был принят в Schulpforta, ведущую протестантскую школу-интернат Германии. Там он преуспел в учебе и получил выдающееся классическое образование. Окончив его в 1864 году, он отправился в Боннский университет изучать теологию и классическую филологию. Несмотря на попытки принять участие в общественной жизни университета, два семестра в Бонне закончились неудачей, главным образом из-за ожесточенных ссор между двумя его ведущими профессорами-классиками, Отто Яном и Фридрихом Вильгельмом Ритчлем. Ницше искал убежища в музыке, написав ряд произведений под сильным влиянием Роберта Шумана, немецкого композитора-романтика. В 1865 году он перешел в Лейпцигский университет, присоединившись к Ричлю, который принял там назначение.

Ницше процветал под опекой Ричля в Лейпциге. Он стал единственным студентом, когда-либо публиковавшимся в журнале Ритчля, Rheinisches Museum («Рейнский музей»). Он начал военную службу в октябре 1867 года в кавалерийской роте артиллерийского полка, получил серьезную травму груди, садясь на лошадь в марте 1868 года, и возобновил учебу в Лейпциге в октябре 1868 года, находясь в длительном отпуске по болезни в армии. За годы, проведенные в Лейпциге, Ницше открыл для себя философию Артура Шопенгауэра, познакомился с великим оперным композитором Рихардом Вагнером и завязал дружбу на всю жизнь с коллегой-классиком Эрвином Роде (автором Психея ).

Годы Базеля (1869–79)

Когда в 1869 году в Базеле (Швейцария) освободилась должность профессора классической филологии, Ричль с беспримерной похвалой рекомендовал Ницше. Он не защитил ни докторскую диссертацию, ни дополнительную диссертацию, необходимую для получения немецкой степени; тем не менее Ричль заверил Базельский университет, что он никогда не видел никого подобного Ницше за 40 лет преподавания и что его таланты безграничны. В 1869 году Лейпцигский университет присвоил докторскую степень без экзаменов или диссертации на основании опубликованных им сочинений, а Базельский университет назначил его экстраординарным профессором классической филологии. В следующем году Ницше был произведен в ординарные профессора.

Ницше получил разрешение служить санитаром-добровольцем в августе 1870 года, после начала франко-германской войны. В течение месяца, сопровождая транспорт с ранеными, он заболел дизентерией и дифтерией, которые навсегда подорвали его здоровье. Он вернулся в Базель в октябре, чтобы возобновить тяжелую преподавательскую нагрузку, но уже в 1871 году плохое здоровье побудило его искать облегчения от отупляющей работы профессора классической филологии; он подал заявку на вакантную кафедру философии и предложил Роде своим преемником, но безрезультатно.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

В те ранние годы в Базеле созрела амбивалентная дружба Ницше с Вагнером, и он использовал любую возможность, чтобы навестить Рихарда и его жену Козиму. Вагнер ценил Ницше как блестящего апостола-профессора, но все возрастающая эксплуатация Вагнером христианских мотивов, как в « Парсифале » (1882), вкупе с его шовинизмом и антисемитизмом оказались выше сил Ницше. К 1878 году разрыв между двумя мужчинами стал окончательным.

Первая книга Ницше, Die Geburt der Tragödie aus dem Geiste der Musik (1872; Рождение трагедии из духа музыки ), ознаменовала его освобождение от атрибутов классической науки. Это скорее спекулятивная, чем экзегетическая работа, в которой утверждалось, что греческая трагедия возникла в результате слияния того, что он называл аполлоническим и дионисийским элементами — первое представляло меру, сдержанность и гармонию, а второе — необузданную страсть, — и что сократовские рационализм и оптимизм определили смерть греческой трагедии. Заключительные 10 разделов книги — это рапсодия о возрождении трагедии из духа музыки Вагнера. Поначалу встреченный гробовым молчанием, он стал предметом жарких споров со стороны тех, кто принял его за обычный труд классической науки. Несомненно, это была «работа глубокого творческого прозрения, оставившая в тылу ученое поколение трудящихся», как выразился британский классик Ф.М. Корнфорд писал в 1912. Он остается классикой в ​​истории эстетики и по сей день.

Запросив и получив больничный, Ницше в 1877 году обустроил дом с сестрой и своим другом Петером Гастом (Иоганн Генрих Кёзелиц), а в 1878 году свой афористический Menschliches, Allzumenschliches ( Human, All-Too-Human ). появился. Поскольку его здоровье неуклонно ухудшалось, он оставил свою профессорскую кафедру 14 июня 1879 года и получил пенсию в размере 3000 швейцарских франков в год в течение шести лет.

Берлинский коллоквиум Ницше — Хантер-колледж

Берлинский коллоквиум Ницше (BNC) — это открытая академическая дискуссионная группа, посвященная творчеству Фридриха Ницше. Основной мотивацией этого коллоквиума является существенное понимание того, что философию Ницше следует не только читать и исследовать отдельно, но и разделять и обсуждать. Он был основан доктором Хельмутом Хейтом в октябре 2008 года в Техническом университете Берлина. Хейт приехал в Берлин, чтобы работать с Гюнтером Абелем после того, как он получил исследовательскую должность, финансируемую Инициативой передового опыта в гуманитарных науках (так называемое Товарищество Дильтея), чтобы исследовать философию науки Ницше. Из этого взаимодействия с ницшеанским взглядом на науку и исследования выросли научные идеалы BNC. Таким образом, коллоквиум не ограничивается какой-либо конкретной темой или подходом, а охватывает широкий спектр современных международных исследований Ницше.

Собрания и члены

Летом и зимой в Германии (с середины апреля до середины июля и с середины октября до середины февраля) мы регулярно встречаемся каждую среду с 18 до 20 часов. BNC в основном адресован аспирантам и ученым, но открыт для всех, кто заинтересован в лучшем понимании идей Ницше и прикладывает серьезные усилия для внимательного прочтения его работ. Он стал настоящим успехом не только с точки зрения научного качества, но и с точки зрения видимости и посещаемости.

Существенным преимуществом этого коллоквиума, безусловно, является то, что он находится в Берлине. Берлин не только один из самых интересных городов Европы, но и отличные библиотеки и научно-исследовательские институты. Концентрация ницшеанских ученых в берлинских институтах, включая Гюнтера Абеля, Марко Брузотти, Фолькера Герхардта и Ренате Решке, а также Райнера Адольфи, Штеффена Дитча, Гельмута Хейта, Сёрена Ройтера, Удо Тица, Клауса Циттеля, регулярно привлекает большое количество PhD-кандидаты, а также приглашенные ученые из разных стран и с разным опытом. В частности, исследователи из-за рубежа выбирают Берлин для улучшения языковых навыков и общения с немецкими философами. Для этих иностранных гостей BNC оказывается прекрасной возможностью представить свои исследования и принять участие в еженедельном академическом обмене по Ницше. В результате БНК продолжает насчитывать членов буквально со всего мира: от Японии, Кореи и Китая до Сирии, России и Турции, от многих европейских стран до США, Чили, Бразилии и Аргентины. Рабочий язык — немецкий, хотя некоторые переговоры и дискуссии ведутся на английском языке. В то время как наш текущий список рассылки достигает более ста человек, обычно это группа из двадцати ученых, посещающих еженедельные встречи. Лиза Хеллер, сотрудник Хейта и соорганизатор BNC, распространяет информацию и материалы через этот список в рамках подготовки к встречам.

BNC предоставляет место для представления и обсуждения отдельных исследовательских проектов, а также собственных текстов Ницше и вторичной литературы. Большинство наших сессий заполнены презентациями наших постоянных членов. Обычно эти документы рассылаются за пару дней до собрания, чтобы обеспечить лучшую подготовку и более продуктивное обсуждение. Нам нравится исследовательская, но конструктивная дискуссионная атмосфера, которая позволяет презентовать незавершенные работы. За прошедшие годы мы видели много магистерских и докторских или постдок-проектов; некоторые из них с тех пор были опубликованы, например монографии Маркуса Борна, Николаоса Лукиделиса, Маноса Перракиса, Акселя Пихлера и Саймона Спрингмана. Меньшее количество наших занятий посвящено внимательному чтению избранных текстов Ницше. Мы провели особенно продуктивные обсуждения Die Fröhliche Wissenschaft 125, четвертая речь Заратустры и поздняя поэма Ницше «Zwischen Raubvögeln». Если участник коллоквиума желает обсудить соответствующий фрагмент вторичной литературы, мы можем время от времени посвятить ему сессию. Финансирование Volkswagen-Stiftung также позволяет нам каждый семестр приглашать некоторых приглашенных докладчиков в Берлин. На протяжении многих лет мы принимали у себя ряд выдающихся международных исследователей Ницше, которые посетили Берлин и поделились с нами своими взглядами. Среди них в хронологическом порядке были Альдо Вентурелли, Томас Бробьер, Андреас Урс Соммер, Бабетта Бабич, Энтони К. Йенсен, Фолькер Герхардт, Ванесса Лемм, Вернер Штегмайер, Энрико Мюллер, Марко Брузотти, Герман Сименс, Кьяра Пьяццези, Кен Гемес, и Мартин Саар.

Конференции и летние школы

В дополнение к этим еженедельным встречам BNC также является основой для более широкой деятельности. В феврале 2010 года Хейт вместе со своим сотрудником Лизой Хеллер организовал семинар по Nietzsches Philosophie des Wissens im Kontext des 19. Jahrhunder t. Публикация этих и ряда дополнительных статей находится в стадии подготовки и появится под номером Handbuch: Nietzsche und die Wissenschaften. Geistes-, Natur-, und sozialwissenschaftliche Kontexte в 2013 году в издательстве Walter de Gruyter Publishing. В июле 2010 года состоялась большая международная конференция по Nietzsches Wissenschaftsphilosophie / философии науки Ницше, в которой приняли участие несколько членов BNC. Была отредактирована двуязычная антология с выбором 16 основных докладов и 48 докладов, представленных на конференции. в 2012 году Гельмутом Хейтом, Гюнтером Абелем и Марко Брузотти. Последняя конференция, организованная в рамках БНК, была посвящена Ницше о ранней античности . Энтони Йенсен, который посетил Берлин (и BNC) в качестве сотрудника Александра фон Гумбольдта, организовал это мероприятие вместе с Heit в ноябре 2011 года. Публикация этих и некоторых дополнительных документов находится в стадии подготовки.

Еще одной недавней инициативой BNC, в частности Ханны Гроссе Висманн, является Nietzsche-Lektüre-Tage . Эти дни чтения — своего рода летняя школа, посвященная одной, но целой книге Ницше. Раз в году в августе мы проводим неделю в месте, связанном с биографией Ницше, и сосредотачиваемся на одной из его работ. В 2011 году мы читаем Jenseits von Gut und Böse в Центре документации Ницше в Наумбурге, 2012 г., Также проповедует Заратустру в Зильс-Марии. Участие в этих собраниях ограничено процессом отбора после широко распространенного призыва к подаче заявок.

Домашняя страница и контакты

Текущие мероприятия, а также наши предыдущие программы доступны на нашей домашней странице: www.nietzsche-colloquium.de. Эта домашняя страница была создана и поддерживается Лизой Хеллер. В течение зимнего семестра 2012/13 д-р Николаос Лукиделис и профессор д-р Райнер Адольфи отвечали за BNC, так как я находился в Институте перспективных исследований в Принстоне.

helmut.heit@tu-berlin.de
Technische Universität Berlin

Центр документации Ницше в Наумбурге / Заале — Хантер-колледж

Перевод Энтони К. Йенсена

Фридрих Ницше — философ смелости, мыслитель риска , кто пренебрегал всякой сетью и ограничением. С открытием Центра документации Ницше в Наумбурге (октябрь 2010 г.) все наши коллеги — город Наумбург, регион Саксония-Анхальт и ученые из Фонда Фридриха Ницше — также придерживаются традиции риска. . Это свидетельствует о смелости выйти за рамки краткосрочного анализа затрат и выгод и создать не только памятник тем умам, которые ищут что-то новое, но и предоставить им место сбора, даже дом. Наумбург может гордиться тем, что вместе с Центром документации Ницше они взялись за строительство первого общественного здания после падения Берлинской стены, посвященного не правительству или спорту, а разуму. Такое решение требует смелости и готовности рисковать – редкость в Германии. Те, кто осмеливается, те, кто готов рискнуть, вкладывают в Центр документации Ницше не просто экономически, но вкладывают для максимизации интеллектуальной прибыли.

С огромной коллекцией Nietzscheana Ричарда Франка Круммеля Центр станет настоящей сокровищницей культурной истории. Влияние Ницше распространяется на самые разные сферы: не только в социологии, но и в литературе, в изобразительном искусстве и музыке, в философии и в политике, в экономике и в экологии. По этой причине история рецепции Ницше сама по себе является существенной частью истории культуры двадцатого века. Можно без преувеличения сказать, что сам Центр документации Ницше представит в nuce культурная история современности.

Тем не менее Центр должен быть не просто архивом прошлого, а инкубатором, лабораторией будущего. В ней будет заложено новое и иное — она должна открывать свободное пространство для размышлений и продолжать побуждать людей активно преобразовывать это свободное пространство. Фридрих Ницше был философом бытия-другого, мышления-другого. Соответственно, Центр должен быть местом, где будет культивироваться свобода мыслить-другим и быть-другим в противовес нашим современным концептуальным ограничениям. Маленький город Наумбург имеет исторический шанс — возможно, единственный шанс — подарить Германии интеллектуальное сердце. Вместе мы должны помнить о том, чтобы сохранить смелость, которую создатели и администрация Центра документации Ницше проявили против сегодняшнего экономического и интеллектуального давления.

Фонд Фридриха Ницше

Фонд Фридриха Ницше, институциональная часть Центра документации Ницше, является гражданским фондом международного формата. Более восьмидесяти фондов из Дании, Германии, Греции, Великобритании, Италии, Японии, Нидерландов, Австрии, Швеции, Швейцарии и США способствовали созданию Центра благодаря своему вкладу в основной капитал. Среди них можно найти исследователей Ницше и энтузиастов Ницше, философские издательства и ницшеанские общества, предприятия и заинтересованных лиц.

Фонд Фридриха Ницше установит сайты Ницше в Саксонии-Анхальт, а также деятельность Nietzsche Gesellschaft e.V. на прочной и экономически выгодной основе. В частности, его целями являются:

  • Организация и обслуживание Центра документации в Наумбурге, Дома Ницше в Наумбурге и Мемориала Ницше в Рёккене.
  • Разработка полного собрания сочинений Ницше, его прием и инвентаризация Центра путем построения и сохранения инновационной коммуникационной и информационной сети.
  • Организация междисциплинарных научных встреч, конгрессов и конференций, а также присуждение премии Фридриха Ницше под эгидой Саксонии-Анхальт.
  • Вспомогательные публикации.
  • Сотрудничество с научными и культурными учреждениями.
  • Содействие творческому и научному обмену на региональном, национальном и международном уровнях.
Центр документации Ницше

Город Наумбург заложил краеугольный камень Центра документации Ницше, приобретя библиотеку Ричарда Франка Круммеля, самую обширную частную коллекцию исторической рецепции Ницше в мире. Коллекция в основном состоит из печатных документов более чем вековой рецепции Ницше. Задача Центра состоит в том, чтобы сохранить эти документы, архивировать и научно обработать их и сделать доступными для заинтересованной общественности. Центр стремится охватить рецепцию Ницше во всей ее широте, развить ее и тем самым заложить основу для лучшего понимания его творчества и влияния. Таким образом, этот проект — только начало нашего будущего знакомства с мышлением Ницше. В будущем коллекция будет расширена за счет других артефактов, таких как произведения искусства, звуковые клипы, фильмы, цифровые носители и произведения поп-культуры.

Полный электронный каталог содержания этих библиотек, архивов и реставрационных материалов незаменим для Центра. Nietzsche-Gesellschaft является важным партнером в этой столь необходимой научной подготовке и развитии, а также помогает в постоянной концептуализации деятельности Центра. Электронное форматирование библиотеки Krummel позволит построить и поддерживать электронную коммуникационную и информационную сеть.

Центр документации Ницше поддерживает традиционные и электронные публикации о жизни, творчестве и влиянии Ницше и с этой целью работает совместно с различными научными и культурными учреждениями. Это также создает возможности для художественного и научного обмена на региональном, национальном и международном уровнях. Благодаря обширному онлайн-предложению он положит начало стимулирующему международному обмену идеями, который вдохновит посетителей приехать в Наумбург и привлечет поклонников Ницше со всего мира на его родину.

Любые сомнения относительно использования доступных ресурсов должны быть сведены к минимуму. Студентам, выпускникам и даже старшеклассникам будет предложено использовать пространство. Но также важно привлекать ученых, которые будут работать с положениями Центра на научной основе. В качестве среднесрочной цели будет создана программа стипендий для поддержки ученых-резидентов в интеллектуальном, финансовом и материально-техническом отношении.

Помимо этих обязанностей по сбору и развитию, важно представить коллекцию Центра. Это будет происходить как очно, так и онлайн. В Центре будут доступны выставочные и презентационные площади, чтобы часть коллекции была открыта для публики.

Центр документации Ницше также стремится быть важным центром для общественности и оживлять ее культурную жизнь. Работа с общественностью будет тесно связана с документальными задачами Центра посредством культурных выставок, таких как чтения, дискуссионные кружки и презентации. Здесь будут проводиться регулярные встречи, небольшие семинары и т. д., на которых исследуются как мысли Ницше в его собственном контексте, так и его философское наследие. Кроме того, Центр может предлагать образовательные поездки «по следам Ницше» и организовывать семинары при возможном сотрудничестве с «Cultural Trip Enterprises» и другими международными программами из-за рубежа. Юбилейный 2000 год показал, что интерес к такого рода деятельности большой.

В будущем главной целью Центра документации Ницше является дальнейшее сотрудничество с зарубежными ницшеанскими обществами и исследовательскими центрами, в том числе в Великобритании, Франции, Италии, Испании, США и Бразилии.

Центр документации Ницше открыт. Теперь мы должны наполнить его жизнью. Только тогда она может стать настоящим подарком для интеллектуального мира.

http://www.friedrich-nietzsche-stiftung.de/

Журнал исследований Ницше

Журнал исследований Ницше стал незаменимым чтением для всех, кто серьезно относится к Ницше. Он публикует лучшие работы континентальной и англо-американской мысли. По моему опыту, каждый номер содержит более одной статьи, заставляющей пересмотреть суждения, считавшиеся твердыми. — Трейси Стронг, Калифорнийский университет, Сан-Диего,

Журнал исследований Ницше — это рецензируемый англоязычный журнал с международной читательской аудиторией, посвященный публикации лучших философских исследований о творчестве и мыслях Фридриха Ницше. Журнал приветствует материалы, которые исследуют отношение Ницше к современным философским проблемам, а также те, которые используют и вносят свой вклад в новейшие исторические и филологические ресурсы.

Первоначально основанный в 1991 году как журнал Общества Фридриха Ницше (Великобритания), журнал в настоящее время принадлежит издательству Penn State University Press и поддерживается Университетом штата Джорджия, его редакционный дом .

Редактор
Джессика Н. Берри, Университет штата Джорджия, США

Заместители редактора
Кристофер Фаулз, Тринити-колледж, Великобритания
Скотт Дженкинс, Канзасский университет, США

Редактор книжного обозрения
Питер Кейл, Оксфордский университет, США

Редакционная коллегия
Криста Дэвис Акампора, Хантер-колледж и Центр выпускников Городского университета Нью-Йорка, США
Р. Ланьер Андерсон, Стэнфордский университет, США
Кейт Анселл-Пирсон, Уорикский университет, Великобритания
Модмари Кларк, Калифорнийский университет, Риверсайд, США
Дэниел Конвей, Texas A&M, США
Кристиан Эмден, Университет Райса, США
Кен Гемес, Колледж Бирбек, Лондонский университет и Университет Саутгемптона, Великобритания
Лоуренс Хатаб, Университет Олд Доминион, США
Кэтлин Мари Хиггинс, Техасский университет, Остин, США
Кристофер Джанауэй, Саутгемптонский университет, Великобритания
Брайан Лейтер, Чикагский университет, США
Пол С. Леб, Университет Пьюджет-Саунд, США
Александр Нехамас, Принстонский университет, США
Дэвид Оуэн, Саутгемптонский университет, Великобритания
Грэм Паркс, Венский университет, Австрия
Джон Ричардсон, Нью-Йоркский университет, США
Ричард Шахт, Университет Иллинойса в Урбане Шампейн, США
Алан Шрифт, Колледж Гриннелл, США
Гэри Шапиро, Ричмондский университет, США
Вернер Штегмайер, Университет Грайфсвальда, Германия
Пол ван Тонгерен, Университет Радбауд, Неймеген, Нидерланды
Джанни Ваттимо, Университет Турина, Италия

Рукописи, предназначенные для рассмотрения, должны быть обработаны в электронном виде, с двойным интервалом, с концевыми сносками и списком цитируемых работ. Объем рукописей не должен превышать 30 страниц, и они должны быть подготовлены для слепого рецензирования (т. е. в рукописи не должны указываться имя автора и организация). Предпочтение отдается электронному представлению, которое следует загружать на http://www.editorialmanager.com/jns/.

Сокращения и цитаты из произведений Фридриха Ницше

Во всем журнале используется один и тот же формат цитирования. Ссылки на тексты Ницше даются в тексте статей. Ссылки на неопубликованные работы Ницше стандартизированы, когда это возможно, чтобы ссылаться на наиболее доступное издание записных книжек и публикаций Ницше, Kritische Studienausgabe (KSA), составленное под общей редакцией Джорджио Колли и Мадзино Монтинари. Ссылки на издание писем Sämtliche Briefe: Kritische Studienausgabe приводятся как KSB.

Римскими цифрами обозначен номер тома собрания сочинений или стандартного подразделения в пределах одного произведения, а арабскими цифрами – номер соответствующего раздела. В тех случаях, когда цитируются предисловия Ницше, используется буква P, за которой следует номер соответствующего раздела, где это применимо. Если раздел слишком длинный, чтобы его номер был бесполезен, также указывается номер страницы соответствующего перевода. В тех случаях, когда цитируются Kritische Gesamtausgabe (KGW) и KSA, в ссылках указывается номер тома (и часть для KGW), за которым следует номер соответствующего фрагмента и любой соответствующий афоризм (например, KSA 10:12[1].37, п. 1 относится к тому 10, фрагменту 12[1], афоризму 37, стр. 1).

Следующие аббревиатуры используются для цитирования произведений Ницше:

A = Антихрист

AOM = Различные мнения и максимы

BGE = По ту сторону добра и зла

BT = Рождение трагедии CW

5

5

5 Вагнер

D = Рассвет/Заря

DD = Дионисийские дифирамбы

DS = «Давид Штраус, исповедник и писатель»

EH = Ecce Homo (разделы сокращенно «Мудрый», «Умный», «Книги», « Судьба; сокращения названий, обсуждаемых в разделе «Книги», указываются вместо «Книги», где это уместно)

FEI = «О будущем наших образовательных учреждений»

GM = О генеалогии морали/морали

GOA = Nietzsches Werke (Grossoktavausgabe)

GS = Веселая наука

GSt = «Греческое государство»

HC = «Конкурс Гомера»

HCP = «Гомер и классическая филология»

HH = Человеческое, слишком человеческое

HL = «О пользе и вреде истории для жизни»

IM = «Идиллии из Мессины»

КГБ = Briefwechsel: Kritische Gesamtausgabe

KGW = Kritische Gesamtausgabe

KSA = Kritische Studienausgabe

KSB = Sämtliche Briefe: Kritische Studienausgabe

LR = «Lectures on Rhetoric»

MA = Nietzsches Gesammelte Werke (Musarionausgabe)

NCW = Nietzsche Contra Wagner

PN = Портативный Ницше

PPP = Философы доплатоников

PT = Философия и истина

PTAG = Философия в трагическую эпоху греков

RWB = Рихард Вагнер в Байройте

ШЭ = «Шопенгауэр как воспитатель»

ТИ = Сумерки идолов (аббревиатуры разделов «Максимы», «Сократ», «Разум», «Мир», «Мораль», «Заблуждения», «Улучшители», «Немцы» ,» «Схватки», «Древние», «Молот»)

TL = «Об истине и лжи во внеморальном смысле»

UM = Несвоевременные размышления (при упоминании в целом)

WP = Воля к Сила

WPh = «Мы, филологи»

WS = Странник и его тень

Z = Так говорил Заратустра (в ссылках на Z указан номер части и название главы, за которым следует номер соответствующего раздела, если применимо: Z:III «On Старые и новые планшеты» 1)

Институциональная печатная печать и онлайн — $ 234,00

Институциональная печать или онлайн — 168,00 долл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *